12.02.42 — прорыв немецких кораблей из Бреста

Прорыв немецких кораблей из Бреста или операция «Цербер» представляла собой передислокацию трех крупных надводных кораблей Кригсмарине из Франции в Германию. Зимой 1941-1942 годов в Бресте базировались линкоры  «Шарнхорст», «Гнейзенау» и крейсер «Принц Ойген», где они были удалены от театра боевых действий. 12 января 1942 года в ставке фюрера было принято решение о передислокации кораблей в порты Германии, приблизительно на расстояние в 850 миль.

Линкор «Шарнхорст».

Линкор «Шарнхорст».

Линкор «Гнейзенау».

Линкор «Гнейзенау».

Тяжелый крейсер «Принц Ойген».

Тяжелый крейсер «Принц Ойген».

Для проведения операции были привлечены 6 эсминцев, 14 миноносцев и  28 торпедных катеров. Со стороны Люфтваффе в операции принимали участие 252 истребителя Bf.109 и Fw-190, а также около 30 ночных истребителей Bf.110. Для радиоэлектронной борьбы применялись передатчики помех для ослепления индикаторов вражеских РЛС. Был продуман ряд мероприятий по дезинформации противника. На корабли загружались ящики с пробковыми шлемами и бочки с маслом, с надписями на таре: «Для использования в тропиках».

Маршрут прохождения кораблей.

Маршрут прохождения кораблей.

Ночью 11 февраля соединение кораблей покинуло Брест и к утру 12 февраля получило истребительное прикрытие. Кроме того, два самолета, оборудованных передатчиками радиопомех, начали излучение с целью помешать обнаружению большой группы самолетов, сопровождающей корабли. Когда корабли достигли зоны работы британских береговых РЛС были задействованы и немецкие береговые станции помех. Их действие было настолько эффективно, что часть британских РЛС пришлось выключить, а функционирующие станции начали изменять рабочие частоты, чтобы уйти от помех. Британцы ещё долго считали, что имеют дело с каким-то неизвестным атмосферным явлением.

Одна из британских РЛС перешла на такую высокую частоту, что немцы не смогли создать ей помеху. С неё и поступило сообщение о немецких самолетах, летающих над проливом на малой высоте.  Когда корабли миновали устье Соммы, над ними пролетала пара «Спитфайров», которая обнаружив крупные корабли немцев,  сохранила радиомолчание и в штабе британских ВМС о немецких кораблях узнали только через 30 минут после посадки.

К полудню корабли втянулись в самую узкую часть Ла-Манша, они были атакованы 6-ю самолетами-торпедоносцами в сопровождении 10 истребителей. Германские истребители вступили в бой и потеряли 3 машины. В тоже время, более 80 зенитных орудий на германских кораблях развернулись на левый борт и буквально «срезали» всех торпедоносцев. Через пару часов конвой обстреляли береговые батареи, которые успели сделать 33 выстрела орудиями 234 калибра. Однако немецкие эсминцы поставили дымовую завесу, и артиллеристы потеряли цель. Она же скрыла от наблюдателей магнитную мину, которая частично повредила «Шарнхорст». С линкором осталось 4 эсминца, а конвой  пошел дальше. «Шарнхорст» дважды безрезультатно атаковала британская авиация. Тем временем экипаж смог частично восстановить турбины и смог дать ход в 27 узлов.

После того, как крупные немецкие корабли были обнаружены радаром «Кэмпбелла», для перехвата конвоя англичане направили две флотилии эсминцев. Около 16 часов эсминцы установили визуальный контакт с конвоем, а торпедоносцы атаковали его. Огнем с «Гнейзенау» и «Принца Ойгена» эсминец «Вустер» был поврежден и экипаж вынужден был его покинуть. Остальные эсминцы были отогнаны огнем орудий крупного калибра. К вечеру конвой подошел к побережью Голландии. Вечером  на мине подорвался «Гнейзенау», а ночью  у борта «Шарнхорста» снова взорвалась магнитная мина. После исправления повреждений  к утру 13 февраля все корабли пришли в Вильгельмсхафен.

В целом в атаках на немецкий конвой участвовало 242 британских самолета, из которых на цель смогли выйти всего 39, но не добились ни единого попадания. А вдобавок часть бомб была сброшена на возвращающиеся британские эсминцы. Кроме того, один эсминец был потоплен, а один сильно поврежден. 42 британских самолета были потеряны или повреждены. Потери немцев выразились в повреждении 6 эсминцев, и потери 22 самолетов.

14 февраля, консервативная лондонская «Таймс» выразила удивление и разочарование всей Британии, написав: «Ничто более оскорбительное для гордости морской державы не происходило в наших отечественных водах с XVII века».