Пропуск через линию фронта: дорога в плен или в «рай»?

Листовки-пропуска во время Второй мировой войны занимали основное место в печатной продукции при ведении психологической войны, которая проводилась всеми странами-участниками. Практически каждая листовка, адресованная противнику, после изложения своего основного, тематического материала, предлагала сдаваться в плен. В качестве пропуска через линию фронта предлагалось предъявлять клочок бумаги с листовки, где, как правило, на двух языках (противника и предлагающей стороны) было напечатано слово «Пропуск» и декларация, что предъявитель сего сдается в плен. Естественно в листовках все безбожно врали и предлагали военнопленному «рай на земле»: медицинское обслуживание и санаторное питание, содержание в чистоте и тепле, посильную работу и гарантированный досуг, и т.д. и т.п., и в конце концов, возвращение домой после окончания войны.

Несмотря на то, что такие листовки-пропуска печатались разными странами, отличались они только языком, на котором были напечатаны. Смысл же их был практически идентичен. Абсолютное сходство можно видеть между немецкими и советскими листовками. Такое впечатление, что их производила одна и та же команда, поочередно бегая через линию фронта. Но историки говорят, что все было проще, пропагандисты с обеих сторон воровали друг у друга сюжеты. Одинаков был и подход в этих странах к хранению листовок противника – трибунал — расстрел. Известны даже случаи, когда советские бойцы, при тотальном дефиците бумаги на фронте, держали немецкие листовки для изготовления самокруток, поскольку фрицы их печатали на курительной бумаге,  и попадали за это в штрафбаты. Хотя за использование газеты «Правда» в тех же целях, замечаний не было. Такое вот странное время было.

Несмотря на то, что ни в одной воевавшей стране нет официальной статистики, сколько же солдат противника воспользовалось листовкой–пропуском, пропагандисты считают их весьма эффективным оружием психологической войны. Считается, что сдача в плен, это квинтэссенция работы всей пропагандистской машины проведенной ранее. И сам пропуск уже служил ее завершением. Главной же задачей сотен миллионов листовок-пропусков, был не сам факт немедленной сдачи в плен. На такое никто и не рассчитывал. Она предназначалась даже не для наведения душевной смуты в психологическом состоянии противника. Это делали  другие формы пропаганды, в том числе и тематические листовки. Ее задачей было многократное «вдалбливание в мозги», что такое действие, как сдача в плен, возможно, что это может сохранить жизнь, что это шанс выжить. И в этом плане все листовки-пропуска, хоть союзников, хоть немецкие, хоть советские – прекрасно выполнили свою задачу.

Абсолютно бессмысленно связывать количество выпущенных листовок с количеством сдавшихся в плен, ибо сдавались тогда, когда для этого складывались объективные обстоятельства. Точнее, когда ситуация была безвыходной с точки зрения сдающегося. Как правило, сдавались в окружении и «котлах», когда другого выхода сохранить жизнь уже не было. При наступлении сдавались лишь дезертиры. Истории известны случаи, когда в плен сдавались целые полки противника, и листовок там и близко не было. Известны и другие случаи, когда именно с листовками в руках отдельные солдаты или небольшие группы регулярно перебегали на сторону противника.

Для того, чтобы понять, механизм действия листовок на психику солдата рассмотрим несколько примеров таких листовок разных стран.

Немецкие листовки

Образцы немецких листовок.

Образцы немецких листовок.

Образцы немецких листовок.

Образцы немецких листовок.

Образцы немецких листовок.

Образцы немецких листовок.

Министерство пропаганды Германии отпечатало к 22 июня 1941 года свыше 30 млн. листовок — красочных пропагандистских брошюр карманного формата на 30 языках народов СССР. В течение первых двух месяцев войны ими было распространено еще около 200 млн. листовок. Практически все они имели пропуска для красноармейцев. Сработали ли эти листовки, или страх перед немецкой военной машиной, или ненависть к большевикам, или все вместе, но концу 1941 года от 2 до  3,3 млн. красноармейцев, по разным данным,  были в плену у немцев. В 1942 году в плен попало 1,6 млн., в 1943 — 565 тыс., в 1944 — 147 тыс., в 1945 — 34 тыс. Как ни странно, но взаимозависимость между содержанием пропагандистских листовок и количеством пленных все-таки просматривается. Если в 1941 году, немцы прямо указывали на врагов народа, в частности комиссаров и коммунистов, это совпадало с мыслями большинства красноармейцев. А вот обещанные  в 1941 году немцами те же блага, что и большевиками во время захвата власти, не находили особого отклика в однажды уже обманутых красноармейцев. В 1942 году, в немецкий плен сдавались лишь те, кто не воевал в 41-м. То есть те, кто своими глазами не видел, что собой представляет немецкий порядок. Теперь уже листовки с неизменным содержанием обмана воздействовали на значительно меньшую часть Красной Армии. В 1943-1945 годах немцы выпускали листовки, скорее по инерции, чем с расчетом на их пользу. Контингента, на который они могли воздействовать уже не было. Наличие советских пленных в эти годы объясняется лишь ходом военных действий, но никак не вражеской пропагандой.

Нельзя не отметить и высокую степень «профессионализма» авторов немецких листовок. Это, как правило, были бывшие российские эмигранты, уже и подзабывшие русский язык, которые воспринимали жизнь в Советском Союзе через призму своих личных обид периода Гражданской войны. Отсюда в листовках ярый антисемитизм, которого в Союзе и близко не было. По крайне мере, призыв «Бей жида» никаких эмоций у красноармейцев не вызывал. Обещание раздать землю, дать возможность быть хозяином, тоже не вызывали особого энтузиазма у бойцов. К 40-м годам у деклассированных крестьян уже основательно вытравили желание трудится на себя, как и вообще работать. Колхозы уравняли всех в бедности и бесправии. А все умеющие и желающие работать, к тому времени активно строили социализм в Сибири и лагерях ГУЛАГа.

Один из вариантов листовки с Яковом Джугашвили.

Один из вариантов листовки с Яковом Джугашвили.

По данным немецких источников, в первые годы войны листовка с Яковом Джугашвили, сыном Сталина, и «пропуском в плен», оказалась наиболее эффективным средством пропаганды плена. В содержание листовок, кроме фотографии Якова Джугашвили, часто в сопровождении немецких офицеров, входил обычный для такого рода агитации и «пропуск в плен» с изображением нацистской символики, а также соответствующее обращение, подкреплённое копией рукописного письма Якова к отцу. Пропагандистское распространение немецких листовок с изображением жизни Якова Джугашвили в плену производилось Вермахтом для психологического воздействия на бойцов Красной Армии, с целью стимулирования их к «спасительному» получению статуса советского военнопленного на личном примере сына Иосифа Сталина.

На начальных этапах войны расчёт немецкого командования частично оправдался, пленение в июле 1941 года сына самого Сталина стало для них настоящей удачей: многие советские солдаты сдавались в плен, узнав именно о пленении сына Сталина, чему способствовала и трудная военная ситуация. Особенное воздействие они оказывали на бойцов, попавших в окружение. Если уж сын самого Сталина сдался и ему ничего плохого не сделали, то разве будут победители сводить счёты с каким-то там рядовым пехотинцем? Правды ради, надо отметить, что столь «откровенная» листовка действовала далеко не на всех. Многие считали ее  фальшивкой. Вопрос правдива ли была листовка или нет, до сих пор остается дискуссионным. Однако никто не удосужился провести элементарных экспертиз, ни фото, ни почерка.

Первоначально листовки изготавливались централизованно в Германии, однако по мере продвижения германских войск в глубь советской территории, их производство было налажено непосредственно в войсках, а также на трофейных советских типографиях. В отличие от пропагандистских плакатов, адресованных населению оккупированных территорий, «окопные» листовки, предназначенные для распространения в зоне боевых действий советских войск, отличались небольшим форматом — размером с почтовую открытку. Такие листовки было удобнее разбрасывать с самолетов над позициями противника, а диверсантам — переносить на себе за линию фронта для распространения в тылу Красной Армии. Наконец, такую листовку любому красноармейцу было проще поднять с земли и незаметно от глаз комиссаров положить в карман. Информации о количестве изготовленных немецких листовок-пропусков нет, однако по данным разовых тиражей можно утверждать, что счет идет на сотни миллионов штук. А всего, по данным немецкого исследователя Клауса Кирхнера, с 1939 по 1945 год германские пропагандисты изготовили и распространили на фронтах около 5 млрд. листовок.

Стоит отметь, что листовок-пропусков в плен ни для армий европейских стран в начале войны, ни для союзников в конце войны немцы не печатали. Первые сдавались скорее, чем могли быть напечатаны листовки, а вторым, немцам уже нечего было предложить.

Советские листовки

Листовки-пропуска.

Листовки-пропуска.

Листовки-пропуска.

Листовки-пропуска.

Листовки-пропуска.

Листовки-пропуска.

Листовки-пропуска.

Советские органы пропаганды первый неутешительный опыт распространения листовок-пропусков получили еще в 1938-39 годах — во время боевых действий с японцами в районе озера Хасан и у реки Халхин-Гол. Разбрасывая сотни тысяч листовок над японскими позициями, комиссары не могли и мысли допустить, что Японская армия кроме командного состава в основной массе безграмотная.

Во время Зимней войны, армейские политработники, забыв японский опыт, забрасывали и финнов листовками с призывом сдаваться. Какой смысл был призывать финнов сдаваться, когда Красную Армию лупили и в хвост и в гриву?  Но когда комиссары смысл искали? Для них главное действие, процесс.

Листовки-пропуска для немцев печатали с первых дней войны. С чего «мудрые» головы в Кремле взяли, что немцы, наступая, будут сдаваться в плен тяжело понять. Скорее тупо копировали противника. Тем более в листовках пытались «втирать» немцам коммунистические идеи: капиталисты упыри, рабочий человек гегемон, коммунизм победит во всем мире… Естественно, что эффективность листовок была чрезвычайно мала. По состоянии на 1 января 1942 года число немецких военнопленных в СССР составляло чуть более 9 тысяч человек. Была ли в этом заслуга листовок или русского мороза – неизвестно. Листовки, призывающие немецких солдат сдаваться, по мнению отечественных историков «заработали» после битвы под Сталинградом, когда в плен попало 89 тысяч человек. Однако, здесь скорее сработали обстоятельства боевых действий, нежели листовки. Во всяком случае, ни одной фотографии немца с листовкой в руках, даже постановочной, неизвестно. Поэтому можно утверждать, что эффективность советских листовок в 1941-1943 годах была аналогична немецким в 1943-1945 годах. Это подтверждают и данные о количестве пленных на 1 мая 1943 года  — 293 тысячи. К концу года их стало на 150 тысяч больше. Таким образом, основная масса немцев и их союзников оказалась в плену в 1944-1945 годах и достигла 4,1 млн. человек. При этом около 1,5 млн. солдат попало в плен после капитуляции Германии. Говоря о количестве сдавшихся в плен Красной Армии, следует отметить и то, что начиная со средины 1944 года, в число военнопленных попадали и гражданские лица любой национальности из стран, освобождаемых Красной Армией, которые де-факто были интернированы, а де-юре признавались военнопленными. В результате  число фактических военнопленных было существенно завышено, а значит, под воздействие советских листовок–пропусков могло попасть 1,5-1,7 млн. военнослужащих.  В итоге можно считать, что эффективность советской пропаганды оказалась минимум в два раза ниже немецкой.

Номенклатура советских листовок насчитывает не менее 800 штук, если судить по собраниям коллекционеров. Данные о их реальном количестве и тиражах либо отсутствуют вовсе, либо засекречены до сих пор. Однако некоторые цифры все же просочились в открытую печать. Так, «доблестные» политорганы рапортовали, что только в 1941 году на немцев было сброшено 668 млн. листовок. Большую глупость, нежели  бомбардировки тысячами тонн листовок немцев в 1941 году, трудно представить даже сегодня. Политруки Западного фронта докладывали, что на группу армий «Центр» сброшено по 40-45 листовок на каждого солдата. И за эту дурость  получали ордена! Украинский партизанский штаб докладывал, что с  июня 1941-го по ноябрь 1942-го на захваченных украинских землях было распространено более 25 млн. экземпляров газет и листовок, отпечатанных на «большой земле». Учитывая потуги советских пропагандистов в 1941 году и предполагая, что советский ответ нацистам был адекватным, мы можем говорить о 4-6 миллиардах листовок всех видов, выпущенных в годы войны.

Невероятная «одаренность» политорганов прослеживается и в самих текстах листовок. К примеру, чтобы понять, что немцы сдаются в плен, им предлагали громко кричать следующие слова «Прощай Москва, долой Гитлера!». Мало того, что в немецкой транскрипции это не выговариваемо, но эту бессмыслицу и запомнить тяжело. Примечательно, что непосредственным автором «гениальных» слов был главный комиссар Красной Армии, генерал-полковник Лев Мехлис. Однако не подумайте, что до этого он додумался сам. Умных из Красной Армии «откомандировывали» в ГУЛАГ. Просто немцы в своих листовках тоже, наверное, от большого ума, требовали от перебежчиков орать пароль, который звучал как «Сталин, капут!».

Первоначально листовки-пропуска печатали на всю листовку. Затем, для удобства скрытого хранения ее начали делать небольшим отрывным талоном. Со временем менялся и дизайн пропуска. Сначала его украшали звездой вверху, после, наверное, для придания солидности, начали размещать герб СССР. Придало ли это весу пропуску неизвестно, но московское начальство  было довольно усовершенствованным дизайном.

Листовки союзников

Разновидности листовок-пропусков.

Разновидности листовок-пропусков.

Разновидности листовок-пропусков.

Разновидности листовок-пропусков.

Разновидности листовок-пропусков.

Разновидности листовок-пропусков.

Разновидности листовок-пропусков.

Листовки–пропуска для немцев выпускались совместным специальным британско-американским отделом психологической войны. Был разработан специальный их образец, который, по мнению, союзников, пользовался успехом на фронте. Поэтому в 1944 году специальным приказом было запрещено печатать листовку другого образца. Союзники считали данный образец листовки самым удачным среди всех выпускаемых. Они решили, что привычные к порядку немцы, будут с большим доверием относится к «солидному» официальному документу с печатями Великобритании и США и подписями высшего командования, отпечатанному в цвете на качественной бумаге, нежели к обычному листку бумаги. Поэтому их «passierschein» (безопасный проезд) выпускался централизованно и за все время войны имел только шесть разновидностей. Всего за годы войны было напечатано 170 млн. пропусков, из которых успели сбросить немцам 140 млн. штук.

Союзники настолько интенсивно засыпали немцев своими пропусками, что те в ответ решили изготовить пропуск-пародию для союзников в Западной Европе. Листовку начали выпускать с декабря 1944 года, и она по своему внешнему виду напоминала прокламацию союзников. С одной стороны был напечатан традиционный пропуск, а с другой различные сатирические сюжеты о союзниках. Известно по крайне мере 13 выпусков такой листовки. Имели ли они какой-либо практический смысл неизвестно. Скорее всего, были утешением для самих же немцев, нежели несли какое нибудь беспокойство для противника.

Одна из немецких листовок пропуск-пародия, изготовленная для союзников.

Одна из немецких  листовок пропуск-пародия, изготовленная для союзников.

Конечно, прямо оценить эффективность листовок-пропусков невозможно, да никто и не ставил в годы войны перед собой такой цели. Однако, союзники отмечали, что проведенный опрос пленных немцев в октябре 1944 года показал, что 77% военнопленных прочитали хотя бы одну из листовок, распространяемых союзниками. Позже, по окончанию войны, у 80% пленных в личных вещах были обнаружены листовки-пропуска. А пленных у союзников было ничуть не меньше чем в СССР. На конец мая 1945 года военная полиция экспедиционных сил союзников насчитывала 2,8 млн. пленных и 1,2 млн. разоруженных врагов. Под разоруженными силами неприятеля понимались такие же военнопленные, но только для экономии средств, без содержание в лагерях.

Выпускали союзники листовки-пропуска и на Тихоокеанском театре военных действий. Однако они там не прижились, поскольку фанатично настроенные отдельные японские солдаты или целые подразделения, под видом сдачи в плен открыто подходили к позициям американцев, а затем забрасывали их гранатами. Наученные горьким опытом,  американцы предпочитали до самой капитуляции Японии, пленных не брать.

Финские листовки

Финские листовки.

Финские листовки.

Финские листовки.

Финские листовки.

Финские листовки.

Финские листовки.

Образцы финских листовок.

Не отличались оригинальностью и финские листовки во время Зимней войны. Поскольку их авторами выступали эмигранты-белофинны, они своей глупостью были похожи на немецкие. Тот же стандартный набор: «бей жидов и политруков» с призывом к новой революции, продай оружие, убей командира, сдавайся в плен. Часть листовок была посвящена уговорам красноармейцев не воевать с финнами, как будто они что-то решали сами. Многие содержали большевистские призывы еще с времен 1917 года – «Штык в землю, кончай воевать!», «Требуйте мира!», «Расходитесь по домам» …Авторы листовок не представляли с кем они имеют дело, какой строй действует в СССР.  Листовки с описанием жизни в плену явно были с таким перебором благ, что в их фантастичность красноармейцы не могли поверить. Чего стоит только призыв сдаваться в плен — «Хлеба и ветчины достаточно у Финляндии». Сначала бы объяснили, что такое «ветчина», ибо в СССР ее не каждый генерал видел, а что уже говорить о солдатах.

Единственное чего достигли финны, это ежедневного выпуска новой листовки. Складывалось такое впечатление, что они хотели вместо бомб засыпать Красную Армию листовками. По большому счету выпуск этих листовок, тяжело отнести и к пропагандисткой работе, так как их содержание было далеко от проблем волновавших красноармейцев. Выпуск листовок был больше похож на отработку повинности, нежели на идеологическое оружие. Результат, как говорится на лицо. За сто дней войны в плен было захвачено около 6 тысяч красноармейцев, хотя в войне принимало участие полмиллиона солдат, а ежедневно погибало более 1000 человек.

И в заключение ответим на вопрос, поставленный в начале статьи. Чем был пропуск через линию фронта? Как оказалось, ничем он не был. Абсолютно ничем, простой бумажкой, пропагандой, обманом. Судьба пленного не зависела от наличия в него этого клочка бумаги. Нигде, ни в одной воевавшей стране. Условия плена для всех были одинаковы, хоть с пропуском, хоть без него. А о самом факте сдачи в плен с пропуском нигде и никто не упоминал. Разве, что ушлые социологи из отдела психологической войны союзников эпизодически опросы проводили.

По материалам сайтов: https://discours.io; https://rg.ru; https://mihalchuk-1974.livejournal.com; https://topwar.ru; http://www.psywarrior.com; http://propagandahistory.ru; http://argumentua.com; https://little-histories.org.

См. также «Документы» листовки:

Великобритания

Германия

СССР

США

Финлядия

Франция

Япония