Советские генералы в плену

О советских солдатах воевавших в годы Второй мировой войны известно если не все, то очень многое. О советских генералах, кроме их официальной биографии, информации в открытом доступе почти нет.  Мемуары и воспоминания в расчет брать не будем, поскольку они подвергались как цензуре, так и самоцензуре. А значит, объективность их может вызывать сомнения. В тоже время каждый генерал прошел свой уникальный жизненный путь, имел и славные страницы биографии, и не очень достойные. В годы войны генералы тоже погибали, попадали в плен, проявляли героизм и мужество, становились трусами и предателями. О том, как сложилась судьба советских генералов в плену и будет наш рассказ.

И.Сталин с маршалами и генералами Красной Армии после Победы.

И.Сталин с маршалами и генералами Красной Армии после Победы.

Начнем его со статистики. Согласно докладной записке Сталину от начальника Главного управления кадров НКО СССР генерал-полковника  Ф. Голикова  от 18 мая 1944 года  в Красной Армии числилось  2952  генерала и адмирала. К концу Второй мировой войны в СССР было  уже 5599 генералов и адмиралов, при общей численности вооруженных сил в 12 миллионов человек. С 1940 годов, когда были введены генеральские звание, количество высших офицеров увеличилось в 5,3 раза, хотя численность армии возросла всего в 3,2 раза (в 1940 году она составляла 3,9 млн. человек). Вероятно, боевые действия требовали большее количество генералов, нежели в мирное время. Хотя общее количество, и офицеров, и генералов в Красной Армии далеко «зашкаливало» за разумные рамки организации вооруженных сил. Исследователи объяснят это тем, что в СССР не существовало института унтер-офицеров, и их роль выполняли младшие офицеры – лейтенанты-капитаны. Но если с этим можно еще как-то согласиться, то тогда какую роль играли генералы, раз их было так много? Кого из них можно считать генералом, а кого старшим офицером? Дабы не быть голословным отметим, что на 1944 год в США было 1065 генералов или 10730 солдат на одного генерала, в сухопутных войсках Англии – 517 генералов или 11400  солдат, в Японии – 1209 генералов или 6400 солдат.

Отметим еще и то, что примерно половина советских генералов на фронте за время войны так и не была. От слова совсем. Это были в первую очередь генералы управления в войсках и штабах, тыловики, командиры военных училищ, командующие и аппарат военных округов, резервных дивизий …

В начале 1990-х в «Военно-историческом журнале» был опубликован список, содержащий 416 фамилий погибших во время войны генералов и адмиралов. Затем его дополнили и получили 458 человек. К этому количеству следует добавить 152 человека осужденных и разжалованных в звании за 1941-1945 годы. Таким образом, фактическое количество высших офицеров за весь период войны составляло 6209 человек. Текущее движение генеральских кадров в период войны – разжалование и повторное присвоение звания – в расчет принимать не будем, поскольку такие случаи единичны, и в целом данные статистики они существенно не изменят. В общем, один генерал приходился на 2140 военнослужащих.

Для объективной оценки сравним количество высших офицеров с вооруженными силами Третьего рейха: Вермахт, Кригсмарине и Люфтваффе. Всего в Германии насчитывалось 2198 генералов и адмиралов, при максимальном пике численности войск в 7,8 млн. человек. Или один генерал приходился на 3560 военнослужащих.

Из общего числа советских высших офицеров, в годы войны погибло 7,4%, причем практически все они относились к сухопутным силам. Больше 90% погибших, имели звание генерал-майора и генерал-лейтенанта которые, согласно занимаемой должности (кроме тыловиков) находились, как правило, с войсками на фронте. Среди флотских высших офицеров числится погибшими 8 человек, что объясняется лишь тем, что ВМФ СССР практически не воевал, а больше прятался на базах. Да и крупных военно-морских соединений, во главе которых бы стояли адмиралы, в СССР, в отличие от Союзников не было.

Боевые потери среди генералов и адмиралов по официальной статистике составили 296 человек или 64,6% от общих потерь. Однако, такая классификация сомнительна. К примеру, застудившийся на фронте  генерал, и умерший в госпитале от воспаления легких, к боевым потерям не относился. Наибольшие боевые потери имели место в 1941 году. За шесть месяцев (22 июня – 31 декабря 1941 года) РККА лишилась 74 генералов. А всего за этот год было потеряно 107 генералов. Причем 27 из них было расстреляно Советской властью, когда по приговору суда, а когда и нет. Всего же за годы войны в СССР расстреляли 51 генерала или каждого третьего из арестованных. Уже в 1942-1944 года боевые потери высших офицеров уменьшились вдвое. Теперь умирали в довольно молодом возрасте (средний возраст генералов и адмиралов составлял 45 лет) от болезней.  В 1943 -1945 годах и расстреливать генералов стали меньше.

Если рассматривать погибших в разрезе занимаемых должностей, то на алтарь Отечества сложили свои головы четверо командующих фронтами, двое из них – в 1941 году. Всего в годы войны погибли 22 командующих армиями и восемь их заместителей, 55 командиров корпусов и 21 заместитель командира корпуса, 127 командиров дивизий и 8 командиров бригад.

Немецкие генералы в советском плену.

Немецкие генералы в советском плену.

19 немецких пленных генералов возглавляли московский «парад побеждённых» 17 июля 1944 года.

19 немецких пленных  генералов  возглавляли московский «парад побеждённых» 17 июля 1944 года.

Снова, объективности ради, сравним советские генеральские потери с немецкими. Всего за годы войны погибло немецких 963 генерала и адмирала (64%) , без учета приговоренных к смертной казне после войны. Из них 110 покончили жизнь самоубийством, чтобы избежать плена. Это в 10 раз больше, чем случаев с советскими генералами. В плену умерло  в 8 раз больше высших немецких офицеров, чем советских. Без вести пропало в 3 раза больше, чем советских генералов. Отметим и то, что не только Сталин расстреливал своих генералов. Гитлер также казнил 20 человек, что в процентном соотношении даже больше советского показателя.

Существенные потери понесла Красная Армия и от пленения советских генералов войсками противника. На протяжении всей войны были пленены 79 советских генералов: в 1941 году — 62 человека; в 1942 году — 12 человек; в 1943 году — 4 человека, в 1944 году — 1 человек. С немецкой стороны в плен попало 553 генерала, причем 376 – в советский плен. Возможно данное сравнение и не совсем корректное, поскольку Германия капитулировала, и основная масса генералов была пленена после окончания боевых действий. Но и советские генералы в плен добровольно не все шли. В любом случае картина вырисовывается не в немецкую пользу.

 Однако вернемся к нашим пленным генералам.  Среди советских пленных было 6 генерал-лейтенантов, 69 генерал-майоров, и 4 генерала со старыми званиями, приравниваемых к генеральским. Подавляющее большинство генералов командовали  корпусами и дивизиями, а  несколько даже армиями. Интересно и то, среди пленных советских генералов 62 были русскими, 4 – украинцами, остальные имели другие национальности.

Такова общая статистика с генералами, которая хоть и скучна, но дает какое-то представление о советском генералитете с количественной стороны. А теперь перейдем к качественным характеристикам, собственно к судьбам этих 79 генералов.

Плен

Почти во всех биографиях пленных генералов указано, что попали они в плен во время боя либо раненные, либо контуженные, либо в бессознательном состоянии. Просто такое оправдание придумали, чтоб не стреляться, чего неофициально сами же генералы требовали  от солдат, а от них официально Сталин. На самом деле большинство попали в плен в добром здравии и с оружием, по крайней мере, личным. Да и вообще, истории о пленении генералов, сочиненные после войны, больше схожи на приключения супергероев в литературной обработке.

Пленение генерал-майора М. Т. Романова.

Пленение генерал-майора М. Т. Романова.

К примеру, в биографии генерала Романова записано, что умер 3 декабря 1941 года от ран, полученных на фронте. Однако на вышеприведенном немецком фото, сделанном 22 сентября 1941 года, генерал не выглядит смертельно раненным, и даже стоит на своих двоих. А гражданская одежда  на нем – вероятно для военной хитрости. Хотя приказ Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия» за №270 от 16 августа 1941 года, запрещал командирам даже знаки различия снимать с себя, а не то, что наряжаться в гражданское платье. Этот же приказ предписывал  расстреливать на месте сдающихся в плен командиров.

Генерал-майор Шепетов И.М. в немецком плену.

Генерал-майор Шепетов И.М. в немецком плену.

В жизнеописании генерала Шепетова И.М. также указано, что попал в плен, получив ранение, однако по немецкой фотографии пленного генерала, этого не скажешь. Ниже приведем еще несколько немецких фотографий с «раненными» в биографиях советскими генералами.

Начальник штаба 6-го стрелкового корпуса генерал-майор Рихтер Б.С. в немецком плену.

Начальник штаба 6-го стрелкового корпуса генерал-майор Рихтер Б.С.  в немецком плену.

Пленный генерал-лейтенант И.Н. Музыченко.

Пленный генерал-лейтенант И.Н.  Музыченко.

Пленение генерал-майора Закутного Д.Е.

Пленение генерал-майора Закутного Д.Е.

Пленение командующего 12-й армией генерал-майора П.Г. Понеделина (в центре) и командира 13-го стрелкового корпуса 12-й армии генерал-майора Н.К. Кириллова. Район Умани, август 1941 года.

Пленение командующего 12-й армией генерал-майора П.Г. Понеделина (в центре) и командира 13-го стрелкового корпуса 12-й армии генерал-майора Н.К. Кириллова. Район Умани, август 1941 года.

Генерал-лейтенант Власов А.А - командующий 2-й ударной армией, попал в плен 11 июля 1942 года при разгроме 2-й ударной армии под Ленинградом. Генерал также был пойман немцами в гражданском платье, да еще вместе с военным врачем-сожительницей.

Генерал-лейтенант Власов А.А —  командующий 2-й ударной армией, попал в плен 11 июля 1942 года при разгроме 2-й ударной армии под Ленинградом. Генерал также был пойман немцами в гражданском платье, да еще вместе с военным врачем-сожительницей.

Генерал-лейтенант Ершаков Ф.А. в офицерском концлагере без видимых следов ранения. Судя по фото, немцы не унижали советских генералов, и генеральские петлицы не срывали с униформы.

Генерал-лейтенант Ершаков Ф.А. в офицерском концлагере без видимых следов ранения. Судя по фото, немцы не унижали советских генералов, и генеральские петлицы не срывали с униформы.

Как видим, советские генералы стреляться, в отличие от немецких не спешили. Всего известно около 10 таких случаев, против 100 немецких. Следует отметить еще один момент, касающийся генералов попавших в плен в 1941 году и некоторых в 1942-м. Катастрофы проигранных сражений войсками, которыми они командовали, скорее всего, привели бы к их расстрелу Сталиным. Однако плен давал хоть какой-то шанс им избежать такой участи. Ну, а попав в плен, старались выжить, тем более, что он оказался не таким уж и страшным, как его рисовала советская пропаганда.

Пленные офицеры Красной Армии в лагере «Oflag 62» в Хаммельбурге.

Пленные офицеры Красной Армии в лагере «Oflag 62» в Хаммельбурге.

Пленные офицеры Красной Армии в лагере «Oflag 62» в Хаммельбурге.

Отметим, что в Германии для военнопленных офицеров существовали отдельные концлагеря с приемлемыми условиями существования. Таких лагерей  было около десятка: «Oflag XI-A» во Владимире-Волынском, «Stalag 367» в Ченстохова, в г. Кальвария, в Циттенхорсте, в Замостье, в Гогельштейне, в Мосбурге, «Oflag-XIII» в Хаммельбурге и другие. О последнем лагере, где было больше всего советских генералов, расскажем подробней.

Лагерь «Oflag-XIII» (в дальнейшем Oflag 62) располагался на территории полигона Хаммельбург в Нижней Франконии к северу от Вюрцбурга, и был одним из самых крупных офицерских лагерей, где содержались военнопленные из разных стран. За время войны в лагере было зарегистрировано только более 18 тысяч советских офицеров, в том числе около 20 генералов. Военнопленные содержались по секторам, разделенным по странам, или по группам стран. Советские военнопленные размещались в секторе XIII-D. Лагерь представлял собой огороженную, охраняемую территорию с трехкомнатными деревянными или кирпичными домиками-бараками. В каждой комнате находились двухъярусные нары на 20-30 человек. Матрасы и подушки соломенные, одеяла байковые. При отсутствии одежды или обуви – выдавали лагерное обмундирование – униформа различных стран — включая белье.

Питание. Завтрак: 100 г хлеба, три вареные картошки, столовая ложка бурачного повидла, кусочек плавленого сыра и 0,5 л суррогата кофе. Обед: литр жилкою супа с картофелем и брюквой и  100 грамм хлеба. Ужин: 100 г хлеба, три вареных картофелины, 20 г маргарина, 20 г искусственного меда и пол-литра «кофе».

В лагере работал медицинский пункт и еженедельная баня. Были устроены нормальные армейские уборные, прачечная, раз в неделю работали парикмахеры. Общение между пленными, как и свободное перемещение по лагерю не запрещалось, однако без перехода в сектор другой страны. Заключенные не работали, а целыми днями склонялись по лагерю и медленно деградировали от безделья. Самой трудной повинностью было утреннее и вечернее построение на поверку. Самой приятной – выход небольшого числа пленных (20-50 человек) на работы в город. Эти счастливцы возвращались к ужину, посвежевшие, сытые, довольные, приносили с собой еду…

Настроение в лагере было антисоветское, вызванные завистью в отношении жизни пленных союзников, которые размещались через заборы с колючей проволоки. О них заботился Красный Крест, они получали посылки из дому, могли переписываться с родными. У них были спортивные площадки, библиотеки… В отсутствии всего этого «жаба» зависти давила офицеров и они коллективно проклинали и Сталина и Советское государство, отказавшееся подписывать Женевскую конвенцию о военнопленных и вносить взносы в Красный Крест. Ближе к концу войны, военнопленных, имеющих гражданские технические или инженерные специальности, привлекали для работы в немецкой промышленности.

Пленные генералы имели отдельные бараки,  иногда и отдельную комнату в них, отдельное питание, иногда денщика в услужении. В генеральские бараки остальные военнопленные доступа не имели, в то время, когда генералы могли свободно перемещаться по всему лагерю.  В случае нарушения ими правил, генералов в качестве наказания переводили на общий режим содержания, принятый для всех остальных офицеров.

Таким образом, генеральский плен, не одно и тоже, что красноармейский, и даже не офицерский. В тех же случаях, когда генералы скрыли свое звание и прикрылись солдатским или офицерским, им приходилось познать ад плена обычного немецкого лагеря. Дальнейшее продвижение генерала в концлагерь, или в тюрьму напрямую зависело от его поведения. Как правило, оно являлось поэтапным наказанием, вплоть до расстрела.  Условно, всех пленных генералов можно поделить на следующие категории: без вести пропавшие; бежавшие из плена; погибшие в плену; восстановленные  в правах; арестованные и осуждённые. Ниже детально рассмотрим каждую из этих категорий детально.

Без вести пропавшие

Несмотря на многие годы прошедшие после войны, открытые архивы с обеих сторон,  судьба трех человек после пленения не выяснена до сих пор. Так нет данных о: Николаеве С.П.  — дивизионном комиссаре, коменданте 41-го укрепрайона. О  Рихтере Б.С.  – генерал-майоре, начальнике штаба 6-го стрелкового корпуса. Известно что 28 июня 1941 года, попав в плен сотрудничал с немцами.  Работал начальником разведывательно-диверсионной школы Абвера в Варшаве под фамилией Рудаева. 21 июня 1943 года  Военная коллегия Верховного Суда СССР заочно приговорила Рихтера к высшей мере наказания. Точных сведений о дальнейшей судьбе нет. О Салихове М.В – генерал-майоре, командире  60-й горнострелковой дивизии известно лишь то, что 29 июля 1941 года  военным трибуналом Южного фронта заочно осужден на 10 лет тюремного заключения «с отбытием наказания по окончании войны, снижением воинского звания до полковника и понижением в должности до командира полка». Однако в августе 1941 года при выходе из окружения он был захвачен в плен, помещен в лагерь Замостье в Польше, затем в Хаммельбург в Германии. Приказом Главного управления кадров Наркомата обороны СССР №370 от 11 января 1942 года он исключен из списков Красной Армии как погибший в бою. Точных сведений о дальнейшей судьбе нет.

Бежавшие из плена

Если о пропавших без вести больше сказать нечего, то генералы, бежавшие с плана однозначно достойны всяческого уважения и почитания, а истории их побега можно описывать в романах. Ибо удачно бежавших даже красноармейцев не так много, а уж генералов на пальцах можно посчитать.

Генерал-майор Алексеев И. И.

Генерал-майор Алексеев И. И.

Алексеев И. И.  — генерал-майор, командир 6-стрелкового корпуса  попал в плен в бою  10 сентября 1941 года при выходе из окружения. Содержался в комендатуре по охране тыла, а затем в лагере военнопленных в Полтаве. Во время отправления советских военнопленных из Полтавы в Кременчуг бежал и в конце октября 1941 года в районе Харькова перешёл линию фронта. По состоянию здоровья отправлен на лечение из штаба Юго-Западного фронта в госпиталь Куйбышева. 15 декабря 1941 года после выписки из госпиталя Алексеев был арестован и доставлен в Москву, где находился под следствием. 29 января 1944 года Алексеев был уволен из рядов РККА. Вместе с рядом генералов Алексеев был освобождён из заключения  лишь 8 февраля 1946 года, где содержался без суда, и восстановлен в рядах РККА. В 1953 года генерал-майор Алексеев был уволен в отставку по болезни.

Генерал-майор Бондовский А.В.

Генерал-майор Бондовский А.В.

Бондовский А.В. – генерал-майор, командир 85-1 стрелковой дивизии 21 июля 1941 года попал в плен при попытке выйти из окружения. 26 июля 1941 года бежал из колонны пленных у деревни Дубинка. После двухмесячного перехода по немецким тылам вышел к своим 16 сентября в одиночку.  21 октября 1941 года попал в плен второй раз у деревни Коломыя, в ту же ночь бежал, вышел к своим 24 декабря 1941. 4 месяца проходил спецпроверку, затем преподавал на курсах «Выстрел», командовал 324-й стрелковой дивизией, служил заместителем командира 121-го стрелкового корпуса. Во время рекогносцировки позиций Бондовский попал под артиллерийский обстрел. Был тяжело ранен, потерял правую ногу. Длительное время находился на излечении в госпитале, став инвалидом снова вернулся на военную службу, преподавателем курсов «Выстрел». С 1946 года — в отставке.

Генерал-майор Гольцев Н.Д.

Генерал-майор Гольцев Н.Д.

Гольцев Н.Д.  — генерал-майор, командующий автобронетанковыми войсками 18-й армии 15 августа 1941 года в бою попал в немецкий плен. 30 августа ему удалось бежать. 14 октября 1941 года был арестован органами НКВД по обвинению в добровольной сдаче в плен. На следствии, согласно материалам дела, Гольцев сознался в этом. Имя Гольцева было внесено в «Список лиц, подлежащих суду по 1-й категории» (с применением расстрела ), который 29 января 1942 года лично утвердил Сталин. 13 февраля 1942 года Гольцев в числе ещё 46 человек был приговорён ОСО при НКВД СССР к высшей мере наказания. Приговор был приведён в исполнение 23 февраля 1942 года. 17 сентября 1955 года определением ВКВС Гольцев был посмертно реабилитирован.

Генерал-майор Огурцов С.Я.

Генерал-майор Огурцов С.Я.

Огурцов С.Я. – генерал-майор, командир 10-й танковой дивизии попал в плен в бою в окружении в начале августа 1941 года, будучи контуженным. Первоначально содержался в лагере для военнопленных в польском городе Замосць. В апреле 1942 года Огурцов в эшелоне  был отправлен в Германию, но сумел выпрыгнуть из вагона, не доезжая до Люблина. Более чем месяц он пробирался через польские леса на восток, пересёк государственную границу СССР, и встретил партизанский отряд под командованием Василия Манжевадзе. В результате объединения двух партизанских отрядов советских военнопленных, бежавших из мест заключения, на территории «генерал-губернаторства» был создан партизанский отряд имени Г. Котовского, в котором Огурцов организовал и возглавил конную группу. Генерал участвовал в разведывательных и боевых действиях против немецких тылов. 28 октября 1942 года в районе Томашува принял участие в атаке на группу немцев и погиб в бою. Был похоронен с почестями в лесу у села Зелёнэ Томашувского района.

Генерал-майор Сысоев П.В.

Генерал-майор Сысоев П.В.

Сысоев П.В. – генерал-майор, командир 36-го стрелкового корпуса 11 июля 1941 года при попытке прорваться из окружения был контужен, временно потерял зрение и попал в плен под Житомиром. Выдал себя за рядового красноармейца («Петр Павлович Скирда, колхозник, образование низшее»). Вскоре Сысоеву удалось бежать из плена и достать документы рядового. Через некоторое время он был пойман и помещён в лагерь для военнопленных в Житомире, затем под этим именем прошёл через лагеря в Ровно, Дрогобыче, Львове. В августе 1943 года из лагеря в Грубешове сумел бежать с группой из четырёх пленных, взорвав при этом лагерный склад с оружием. Через Польшу они дошли до Белоруссии и сумели переправиться через реку Буг, но были задержаны и мобилизованы украинскими националистами. В октябре 1943 года убедил 12 боевиков перейти вместе с ним к советским партизанам, после чего они сдались с оружием разведгруппе Черниговско-Волынского партизанского соединения генерал-майора Федорова. Стал третьим помощником начальника штаба партизанского, участвовал в разработке тактических планов соединения, а весной 1944 года лично провёл боевую операцию. В апреле 1944 года Сысоев был вызван в Москву, где был арестован. 8 января 1946 года его дело было прекращено за отсутствием состава преступления, а сам он освобождён из тюрьмы. В 1953 году Сысоев был уволен в отставку по болезни.

Генерал-майор Цирульников П.Г.

Генерал-майор Цирульников  П.Г.

Цирульников  П.Г. – генерал-майор, командир 51-й стрелковой дивизии в октябре 1941 года попал в плен, но вскоре бежал из лагеря в Днепропетровской области. 11 ноября  вышел в расположение советских войск. 18 февраля 1942 года он был арестован по обвинению в преступном руководстве войсками и потере управления. На допросах генерал признал свою вину не только в том, в чём обвинялся, но и в том, что, находясь в плену, сотрудничал с противником, выдавая ему служебную информацию. Однако то, что он был завербован германской разведкой, Цирульников категорически отрицал. 29 января 1944 года он был уволен из рядов Красной Армии. В течение десяти лет Цирульников без суда и следствия находился в заключении, после чего  был осуждён к 12 годам лишения свободы по статье 193-17 п. «б». В  1953 году Цирульников был  реабилитирован и восстановлен в звании и в рядах вооружённых сил. В 1957 году вышел в отставку по болезни.

Погибшие  в плену

Генералы, погибшие в плену,  наиболее многочисленная категория высших офицеров, которые ценой своей жизни не стали на путь предательства и измены Родине. Таких было 26 человек. Имена их известны, но об их жизни в плену почти нет никакой информации. Мы перечислим их имена, а о самой необычной судьбе пленников расскажем детальней.

Генерал-майор Алавердов Х. Н.

Генерал-майор Алавердов Х. Н.

Алавердов Х. Н.  – генерал-майор, командир 113-й стрелковой дивизии, 1 июля 1941 года при попытке выйти из окружения с группой подчинённых попал в плен. На допросах не сообщил никаких военных секретов, и был направлен в лагерь военнопленных №307 в Бяла Подляска под Брестом. В августе был переправлен в концлагерь Хаммельбург, где руководил подпольной организацией сопротивления. Отказался подписать обращение к германскому командованию о создании отрядов из числа советских военнопленных для борьбы против Красной Армии. За антифашистскую агитацию в январе 1942 года был переведён в тюрьму города Нюрнберга и 4 апреля 1942 года был расстрелян. Между тем на Родине по лживым сведениям об якобы имевшем место сотрудничестве с гитлеровцами 23 октября 1942 года Военной коллегией Верховного суда СССР заочно был признан виновным в измене Родине, осуждён по ст. 58-1, п. «б», и приговорён к высшей мере наказания — расстрелу. И хотя ещё в 1945 году вернувшиеся из немецкого плена военнослужащие подтвердили лживость этого обвинения, приговор был отменен только 22 декабря 1956 года, а генерал-майор Алавердов -реабилитирован «за отсутствием состава преступления».

Генерал-майор Данилов. С.Е.

Генерал-майор Данилов. С.Е.

Данилов С. Е. – генерал-майор, командир 208-й стрелковой дивизии в сентябре 1941 года, командуя 280-й стрелковой дивизией 3-й армии, при выходе из окружения, получил тяжёлое ранение в ноги, остался в тылу у немцев и был выдан. Содержался в заключении в Бобруйске, в лагере в Молодечно. За отказ сотрудничать с немцами переведен в тюрьму Нюрнберга. Затем содержался во Флоссенбюргском лагере. В конце февраля 1944 года заподозрен в связях с подпольем и по приказу Гиммлера был казнен с особой жестокостью. Данилова до смерти забили палками, и он скончался, не приходя в сознание 1 марта 1944 года. Похоронен в концлагере Флоссенбюрг.

Генерал-лейтенант Карбышев Д.М.

Генерал-лейтенант Карбышев Д.М.

Карбышев Д.М. – генерал-лейтенант, профессор Военной академии Генерального штаба находился в командировке в  Западном Особом военном округе, где инспектировал ход строительства фортификационных сооружений. 8 августа 1941 года при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою у реки Днепр возле деревни Добрейка Могилёвской области. В бессознательном состоянии был захвачен в плен. Карбышев содержался в лагере для военнопленных Шталаг-324, в тюрьме гестапо в Берлине, в лагере на пересыльном пункте  РОА в Бреслау, в немецких концентрационных лагерях: Замосць, Хаммельбург, Флоссенбюрг, Майданек, Освенцим, Заксенхаузен, Маутхаузен. Неоднократно от администрации лагерей получал предложения сотрудничать, после отказов в 1943 году был направлен в концлагерь Флоссенбург на каторжные работы. Несмотря на свой возраст (61 год), был одним из активных руководителей лагерного движения сопротивления. Он призывал не только советских, но всех военнопленных антигитлеровской коалиции помнить о своём Отечестве и не идти на сотрудничество с врагом. В концлагере  Маутхаузен в ночь на 18 февраля 1945 года в числе около пятисот других заключённых, Карбышев был после зверских пыток облит водой на морозе (температура воздуха около −12 °C) и убит. Тело генерала было сожжено в печах Маутхаузена.

Генерал-майор Никитин И.С.

Генерал-майор Никитин И.С.

Никитин И.С. – генерал-майор, командир 6-го кавалерийского корпуса. При попытке прорваться из окружения, 6 июля 1941 года, тяжело раненым был захвачен в плен. Содержался во Владимир-Волынском лагере военнопленных, затем в концлагере в города Хаммельсбург. Являлся одним из организаторов подпольной борьбы. В январе 1942 года переведён в Нюрнбергскую тюрьму, где в апреле 1942 года был расстрелян за отказ сотрудничать с врагом. 23 октября 1942 года по пункту 1«б» статьи 58 УК РСФСР заочно осуждён Военной коллегией Верховного Суда СССР к расстрелу. В июне 1954 года дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Генерал-майор Прохоров В.И.

Генерал-майор Прохоров В.И.

Прохоров В.И. – генерал-майор, командир 80-й стрелковой дивизии. 15 августа 1941 года в боях под Уманью был ранен и попал в плен. Был отправлен в Германию в офицерский лагерь для военнопленных «Хаммельбург». Осенью 1942 года переведен в лагерь «Флоссенбург». В концлагере «Флоссенбург» стал одним из руководителей Сопротивления. На сотрудничество с противником не шёл. 10 февраля 1943 года, вместе с группой руководителей подполья концлагеря «Хаммельбург» был арестован и отправлен Нюрнбергскую тюрьму гестапо. Там ему было предъявлено обвинение в организации подполья, саботаже и большевистской пропаганде. 25 февраля 1943 года был переведен в каторжный лагерь смерти Флоссенбург. Умер в октябре 1943 года от побоев и голода.

Генерал-майор Ткаченко С.А.

Генерал-майор Ткаченко С.А.

Ткаченко С.А. – генерал-майор командир 44-й горнострелковой дивизии. 7 августа 1941 года в ходе боя при прорыве из окружения в районе с. Подвысокое Кировоградской области был ранен в голову и правую руку, выходил из кольца в составе группы офицеров управления дивизии. Был захвачен в плен в районе Голованевска. Находясь в лагере военнопленных г. Гайсин скрыл, что является генералом, и как украинец был отпущен домой. Пробираясь к линии фронта 30 августа 1941 года был задержан местными полицейскими и передан в полевую фельджандармерию. В октябре 1941 года был доставлен в лагерь Хаммельбург, являлся активным участником группы сопротивления. За участие в подпольной организации и подготовку побега летом  1942 года арестован и посажен в Нюрнбергскую тюрьму гестапо. Зимой 1942 года переведен в штрафной концлагерь Флессенбург. Летом 1943 года был направлен в составе рабочей команды на работы, откуда пытался совершить побег. Зимой 1945 года переведен в концентрационный лагерь Заксенхаузен, где также участвовал в работе подпольной организации. Когда гестапо стало известно о готовящемся восстании, в ночь с 2 на 3 февраля более 200 подпольщиков-военнопленных были отобраны для уничтожения. По дороге в крематорий советские военнопленные по команде генерала Ткаченко набросились на конвой и в неравной схватке все погибли.

Генерал-майор - Шепетов И.М.

Генерал-майор — Шепетов И.М.

Шепетов И.М. – генерал-майор, командир 14-й гвардейской стрелковой дивизии. Получил ранение и 25 мая 1942 года попал в плен. Первоначально содержался в немецком госпитале в крепости Летцен, затем с июля 1942 года — в концентрационном лагере Хаммельбург. За антинацистскую агитацию в декабре 1942 года Шепетова перевели в Нюрнбергскую тюрьму, а впоследствии в лагерь Флоссенбюрг. В мае 1943  года попытался бежать из лагеря, но неудачно. 21 мая 1943 года за это был расстрелян.

Помимо вышеперечисленных высших офицеров, в плену погибли:

— Баранов С.В. – генерал-майор, командир 212-й моторизованной дивизии, попавший в плен 29 июля 1941 года. Умер от тифа в феврале 1942 года;

— Ершаков Ф.А. – генерал-лейтенант, командующий 20-й армией. Попал в плен в Вяземском «котле» 10 октября 1941 года.  Умер в плену в 11 июля 1942 года.

— Зусманович Г.М. – генерал-майор, заместитель командующего 6-й армии по тылу. Попал в плен в ходе Харьковского сражения в мае 1942 года. Умер в концлагере  в июле 1944 года.

— Кулешов А.Д. – генерал-майор, командир 175-й стрелковой дивизии, Попал в плен в ходе боёв под Харьковом 13 июля 1942 года. Умер в плену в июне 1944 года.

— Куликов К.Е. – генерал-майор, командир 196-й стрелковой дивизии. Попал в плен в бою 15 сентября 1941 года. Умер в плену в 1942 году.

— Новиков П.Г. – генерал-майор, командир 109-й стрелковой дивизии. Попал в плен при эвакуации из Севастополя 2 июля 1942 года. Погиб  в концлагере в феврале 1944 года.

— Новиков Т.Я. — генерал-майор, командир 181-й стрелковой дивизии. Попал в плен в ходе боёв подо Ржевом 15 августа 1942 года. Погиб в плену в декабре 1944 года.

— Пресняков И.А. — генерал-майор, командир 5-й стрелковой дивизии народного ополчения. Попал в плен в Вяземском «котле» 16 октября 1941 года. Расстрелян в концлагере в 1943 году.

— Прошкин Н.И. – генерал-майор, командир 58-й горнострелковой дивизии.Попал в плен в Уманском «котле» 6 августа 1941 года. Умер от тифа в плену в январе 1942 года.

— Романов М.Т.  — генерал-майор, командир 172-й стрелковой дивизии. Попал в плен при попытке выйти из окружения под Могилёвом 22 сентября 1941 года. Погиб в плену 3 декабря 1941 года.

— Рубцов Ф.Д. — генерал-майор, командир 66-го стрелкового корпуса. Попал в плен в боях под Пирятиным за Киевом 19 сентября 1941 года. В этот же день был расстрелян.

— Рыков Е.П. — дивизионный комиссар, член Военного Совета Юго-Западного фронта. Попал в плен при попытке выйти из окружения под Киевом 21 сентября 1941 года. Умер в плену в ноябре 1941 года.

— Семеновский Ф.А. — корпусной комиссар, член военного совета 20-й армии. Попал в плен в Вяземском «котле» 24 октября 1941 года. Расстрелян как комиссар в тот же день.

— Соколов А.Д.  — комдив, командир 16-го механизированного корпуса. Попал раненым в плен в ходе боёв на Юго-Западном фронте 1 июля 1941 года. Умер в плену от ран  17 августа 1941 года.

— Сотенский  В.Н. – генерал-майор, командующий артиллерией 5-й армии. Попал в плен в Киевском «котле» 20 сентября 1941 года. Убит в плену 22 апреля 1945 года.

— Старостин Н.М. – генерал-майор, командующий артиллерии 11-го механизированного корпуса. Попал в плен при выходе из окружения после Белостокско-Минского сражения в августе 1941 года. Расстрелян в ноябре 1941 года.

— Тхор Г.И. — генерал-майор, заместитель командира 62-й авиационной дивизии. Попал в плен в Киевском «котле» 23 сентября 1941 года Расстрелян в Нюрнберге в январе 1943 года.

— Шестопалов Н.М. – генерал-майор, командир 12-го механизированного корпуса. Раненым попал в плен в ходе приграничных боёв в Прибалтике 27 июня 1941 года.  Умер от ран в плену в Шауляе 6 августа 1941 года.

Восстановленные  в правах

После окончания войны и освобождения генералов из плена, 22 военачальника прошли через специальные проверки органов НКВД и СМЕРШ. Поскольку сведений об из сотрудничестве с врагом не было установлено, они были восстановлены в рядах Красной Армии  и продолжили дальнейшую службу. Правды ради, надо отметить, что служить им разрешили недолго, и к 1959 году все генералы были отправлены в отставку, как правило, по состоянию здоровья. Каких либо притеснений со стороны власти эти генералы  не претерпели, но и награды их в будущем тоже обходили. Так были восстановлены следующие генералы:

Генерал-майор – Антюфеев И.М.

Генерал-майор – Антюфеев И.М.

Антюфеев И.М. – генерал-майор, командир 24-й гвардейской стрелковой дивизии. Попал в плен в ходе боёв под Ленинградом 5 июля 1942 года. Первоначально содержался в лагере для военнопленных в районе города Выру в оккупированной Эстонии, затем был перемещён в лагерь в районе Каунаса. Неудачно пытался бежать из плена, за что в марте 1943 года  был переправлен в Германию, в концентрационный лагерь Фаленбосталь. За вскрывшуюся подготовку побега из лагеря вместе с четырьмя пленными полковниками РККА был переведён в крепость Вайсенбург. Весной 1945 года был перемещен в концлагерь Моссбург, где его и освободили американские войска 29 апреля 1945 года. Через советскую военную миссию по репатриации в Париже вернулся в СССР и был восстановлен в рядах Красной Армии. В 1955 году вышел в отставку.

Генерал-лейтенант Лукин М.Ф.

Генерал-лейтенант Лукин М.Ф.

Лукин М.Ф. – генерал-лейтенант, командующий 19-й армии. Попал в плен в Вяземском «котле», якобы раненным, 14 октября 1941 года. В журнале боевых действий германской 258-й пехотной дивизии, которая взяла Лукина в плен, ранение описано следующим образом. Пленённые советские командиры и их немецкий конвой попали под огонь группы красноармейцев, вырывавшихся из окружения, и Лукин был ранен советской винтовочной пулей. В плену ему ампутировали ногу. Находился в плену в ряде лагерей военнопленных в городах Вустрау, Бриц, Лихтенфельд, Вюдебург, Мосбург. Вёл себя достойно, хотя и подвергался постоянно обработке с предложениями перейти на сторону немцев. Для воздействия на Лукина немцами к нему направлялся даже А. Власов, но все его усилия оказались тщетными. В конце апреля 1945 года был освобождён из плена американскими войсками. Восстановлен в рядах Красной Армии и уволен в запас в 1946 году. Указом Президента Российской Федерации от 1 октября 1993 года № 1553 «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов», генерал-лейтенанту Лукину присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно). Мотивы такого решения неизвестны.

Помимо вышеперечисленных высших офицеров также были восстановлены на службе:

— Абрамидзе П.И. —  генерал-майор, командир 72-й горнострелковой дивизии. Попал в плен в Уманском «котле» 8 августа 1941 года. Освобождён в 1945 году. После войны вернулся в СССР, где был восстановлен в рядах Красной Армии в 1946 году, в 1956 году вышел в отставку.

— Бикжанов И.П. – генерал-майор, командир 29-й моторизованной дивизии. Попал в плен в ходе Белостокско-Минского сражения 25 июля 1941 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки восстановлен в армии, с 1950 года — в отставке.

— Борисов М.Д. — генерал-майор, командир 8-го кавалерийского корпуса. Попал в плен в бою 23 февраля 1943 года. Владея французским языком, попытался организовать группу сопротивления среди французов, но был выдан предателем. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки восстановлен в армии, с 1958 года — в отставке.

— Вишневский С.В. — генерал-майор, командующий 32-й армией. Попал в плен в Вяземском «котле»  22 октября 1941 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки восстановлен в армии, с 1949 года — в отставке.

— Добросердов К.Л. — генерал-майор, начальник штаба 37-й армии. Попал в плен в Киевском «котле» 14 октября 1941 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки восстановлен в армии, умер в 1949 году.

— Зайцев Г.М.  — генерал-майор, командир 62-й гвардейской стрелковой дивизии. Попал в плен в ходе боёв под Харьковом 16 марта 1943 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки восстановлен в армии, с 1955 года — в отставке.

— Зотов А.С. — генерал-майор, командир 128-й стрелковой дивизии. Попал в плен при выходе из окружения 28 июля 1941 года. Освобождён из концлагеря Заксенхаузен, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии.

— Корнилов И.А. — генерал-майор, командир 49-го стрелкового корпуса. Попал в плен тяжелораненым в Уманском «котле» 7 августа 1941 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки восстановлен в армии.

— Любовцев И.М. – генерал-майор, командир 51-го стрелкового корпуса. Попал в плен в ходе Ясско-Кишинёвской операции 25 августа 1944 года. Лишился в бою руки и ноги. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1946 году восстановлен в армии.

— Мазанов Л.А. – генерал-лейтенант, командующий артиллерией 10-й гвардейской армии. Попал в плен  13 июля 1943 года по собственной глупости при осмотре места боя, произошедшего за день до этого на Орловском направлении. После войны вернулся в СССР, где был восстановлен в рядах Красной Армии в 1946 году.

— Мельников И.И.  — генерал-майор, командир 246-й стрелковой дивизии. Попал в плен в ходе боёв у Ржева 1 марта 1942 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии.

— Михайлов Н.Ф. — генерал-майор, командир 5-й гвардейской танковой бригады. Попал в плен в ходе Харьковского сражения 27 мая 1942 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1946 году восстановлен в армии, с 1947 года — в отставке.

— Музыченко И.Н. — генерал-майор, командующий 6-й армии. Попал в плен якобы тяжелораненым в Уманском «котле»  6 августа 1941 года. Освобождён  29 апреля 1945 года американскими войсками. После войны вернулся в СССР, где был восстановлен в рядах Красной Армии в 1946 году, в 1947 году вышел в отставку.

— Носков А.А. — генерал-майор, командир 6-го кавалерийского корпуса. Попал в плен в ходе Харьковского сражения 28 мая 1942 год. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1946 году восстановлен в армии, с 1954 года — в отставке.

— Павлов П.П. – генерал-майор, командир 25-го танкового корпуса. Попал в плен в ходе боёв под Запорожьем 3 марта 1943 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии, с 1950 года — в отставке.

— Потапов  М.И. — генерал-майор, командующий 5-й армией. Попал в плен в Киевском «котле» 10 сентября 1941 года.  Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии.

— Прохоров И.П. — генерал-майор, командующий артиллерией 20-й армии. Попал в плен в Вяземском «котле» 12 октября 1941 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии, с 1953 года — в отставке.

 —  Скугарев И.М. — генерал-майор, командир 219-й стрелковой дивизии. Попал в плен в Киевском «котле» 5 сентября 1941 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии, с 1947 года — в отставке.

— Снегов М.Г. — генерал-майор, командир 8-го стрелкового корпуса. Попал в плен в Уманском «котле» 7 августа 1941 год. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии, с 1959 года — в отставке

— Тонконогов Я.И. — генерал-майор, командир 141-й стрелковой дивизии. Попал в плен в Уманском «котле» 9 августа 1941 года. Освобождён из плена, вернулся в СССР, после проверки в 1946 году восстановлен в армии, с 1949 года — в отставке.

Арестованные и осуждённые

Как мы видели выше, часть генералов предпочитала немецкий плен, нежели отвечать за свои действия перед Сталиным. По окончанию войны 44 генералов, находившихся в плену, были возвращены Советскому Союзу, в основном Союзниками по репатриации. Ровно половину из них на Родине посчитали невиновными, простили и восстановили в правах и званиях. Вторую половину осудили. 5 из них были повешены по делу «власовцев», 13 были расстреляны на основании приказа Ставки № 270 от 16 августа 1941 года, 2 — умерли в заключении, 2  — были осуждены, но после отбывания наказании, восстановлены в правах. Детально о каждом из них ниже.

— Артеменко П.Д. – генерал-майор, заместитель командующего 37-й армией. Попал в плен в Киевском «котле» 27 сентября 1941 года. Освобождён в 1945 году. Арестован  29 декабря 1945 года,  расстрелян 26 августа 1950 года. Реабилитирован в 2004 году.

— Белешев М.А. — генерал-майор, командующий ВВС 2-й ударной армии. Попал в плен  в ходе боёв под Ленинградом в июле 1942 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 29 декабря 1945 года, расстрелян 26 августа 1950 года. Реабилитирован в 1957 году.

— Благовещенский И.А. – генерал-майор, начальник Военного училища ПВО ВМФ в Лиепае. Попал в плен при попытке выйти из окружения 7 июля 1941 год. Вступил в «Русский комитет», был в нём начальником военного отдела, одним из руководителей Русской освободительной армии. По приговору Военной коллегии Верховного Суда повешен 1 августа 1946 года.

— Богданов П.В.  — генерал-майор, командир 48-й стрелковой дивизии. Сдался в плен в ходе приграничного сражения в Прибалтике 17 июля 1941 года. Дал согласие на сотрудничество с немцами. Писал от своего имени обращения к русскому народу и к генералам Красной Армии. Вербовал военнопленных в «Боевой союз русских националистов» и выдавал бывших политработников РККА. Арестован 16 августа 1945 года, расстрелян  24 апреля 1950 года.

— Будыхо А.Е. — генерал-майор, командир 171-й стрелковой дивизии. Попал в плен в Киевском «котле» 22 сентября 1941 года. Вступил в «Политический центр борьбы с большевизмом» (ПЦБ). С февраля до конца апреля 1943 года исполнял обязанности начальника контрразведки и выявлял лиц, настроенных просовестки. В мае 1943 года перешёл в РОА. 19 октября 1943 года сдался представителям 4-й Ленинградской партизанской бригады. 7 ноября доставлен самолетом в Москву и взят под стражу. Расстрелян 19 апреля 1950 года.

Казнь Власова и его пособников.

Казнь Власова и его пособников.

— Власов. А.А. – генерал-лейтенант, командующий 2-й ударной армией. Попал в плен при разгроме 2-й ударной армии под Ленинградом 11 июля 1942 года. Согласился на сотрудничество с немцами, руководил Комитетом освобождения народов России и Русской освободительной армией. По приговору Военной коллегии Верховного Суда повешен 1 августа 1946 года.

— Герамимов И.М. — генерал-майор, командир 146-й стрелковой дивизии. Попал в плен в Киевском «котле» 12 сентября 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. 29 декабря 1945 года арестован по обвинению в антисоветской агитации, затем лишён воинского звания. Освобождён  1 августа 1953 года. Реабилитирован 2 ноября 1956 года. В 1957 году восстановлен в звании.

— Закутный Д.Е.  — генерал-майор, командир 21-го стрелкового корпуса. Попал в плен в ходе боёв под Гомелем 26 июля 1941 года. Согласился на сотрудничество с немцами, работал в отделе пропаганды, принимал участие в Комитете освобождения народов России. По приговору Военной коллегии Верховного Суда повешен 1 августа 1946 года.

— Зыбин Е.С. — генерал-майор, командир 36-й кавалерийской дивизии. Попал в плен в ходе Белостокско-Минского сражения 18 июля 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 29 декабря 1945 года, расстрелян 25 августа 1946 года.

— Кириллов Н.К.  — генерал-майор, командир 13-го стрелкового корпуса. Попал в плен Уманском «котле» 10 августа 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 30 декабря 1945 года, расстрелян  25 августа 1950 года. Реабилитирован  29 декабря 1956 года.

— Кирпичников В.В. — генерал-майор, командир 43-й стрелковой дивизии. Попал в плен в ходе боёв с финскими войсками 1 сентября 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 21 октября 1944 года, расстрелян 28 августа 1950 года. Реабилитирован в июне 1957 года.

— Крупенников И.П. – генерал-майор, начальник штаба 3-й гвардейской армии. Попал в плен в ходе наступательного этапа Сталинградской битвы 21 декабря 1942 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 29 декабря 1945 года, расстрелян 28 августа 1950 года. Реабилитирован в ноябре 1957 года.

— Малышкин В.Ф.  – генерал-майор, начальник штаба 19-й армии. Попал в плен в Вяземском «котле» 24 октября 1941 года. Согласился на сотрудничество с немцами, руководил организационными вопросами в Русской освободительной армии, а также разведкой и контрразведкой. По приговору Военной коллегии Верховного Суда повешен 1 августа 1946 года.

— Наумов А.З  — генерал-майор, командир 13-й стрелковой дивизии. Попал в плен в сражении под Смоленском 19 сентября 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 24 июля 1945 года, расстрелян 19 апреля 1950 года.

— Понеделин П.Г. — генерал-майор, командующий 12-й армией. Попал в плен Уманском «котле» 7 августа 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 30 декабря 1945 года, расстрелян 25 августа 1950 года. Реабилитирован 13 марта 1956 года.

— Потатурчев А.Г. — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии. Попал в плен в ходе Белостокско-Минского сражения июль 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован в ноябре 1945 года, умер в тюрьме в июле 1947 года.  Реабилитирован в 1953 году.

— Привалов П.Ф. — генерал-майор, командир 15-го стрелкового корпуса. Попал в плен в Киевском «котле» сентябрь 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 25 декабря 1945 года, расстрелян 31 декабря 1951 года. Реабилитирован 18 марта 1968 года.

— Ротберг Т.Ю. — генерал-майор, начальник снабжения 29-го стрелкового корпуса. Попал в плен при выходе из окружения июль 1941 года. В июле 1942 года освобождён немцами под подписку о неучастии в борьбе против германской власти, проживал в Таллине. После занятия Таллина советскими войсками  20 ноября 1944 года арестован. Умер в лагере 24 июля 1953 года.

— Самохин А.Г. — генерал-майор, командующий 48-й армией. По прибытии на фронт 21 апреля 1942 года попал в расположение немецких войск и был пленён. После войны проходил спецпроверку МГБ, был арестован, осуждён к  25 годам лишения свободы. Реабилитирован 5 августа 1953 года.

— Сиваев М.Н. — генерал-майор, начальник военных сообщений 24-й армии. Попал в плен Вяземском «котле» 2 ноября 1941 года. После войны проходил спецпроверку МГБ. Арестован 29 декабря 1945 года, расстрелян 28 августа 1950 года. Реабилитирован 1 марта 1957 года.

-Трухин Ф.И. — генерал-майор, заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта. Попал в плен в первые дни войны 27 июня 1941 года. Согласился сотрудничать с немцами, возглавил военную организацию Русской освободительной армии, являлся начальником штаба РОА. По приговору Военной коллегии Верховного Суда повешен 1 августа 1946 года.

В заключение

Хоть большевики и убеждали народ, что с коммунистов можно делать «гвозди», а генералы были коммунистами все без исключения, на деле получилось несколько иначе. Оказалось, что и генералы и коммунисты, все сотворены Богом, и ничем не отличались от обычных красноармейцев, ни телом, ни духом – ничем. Как и среди красноармейцев были предатели, так и среди генералов. Как и среди рядовых были идейные враги фашизма, так и среди генералов. Как среди пленных солдат, так и среди генеральского контингента были несломленные духом, лидеры сопротивления. Отсюда, один вывод, который на примере пленных генералов-коммунистов показывает, что идеологические догмы на войне фарс, что войну нужно рассматривать исключительно исходя из фактов, а не навязанных пропагандистских ширм.

Касательно пленных генералов, необходимо отметить, что они были ничем не хуже других советских военнопленных, и навязанные догмы повального предательства, применяемые к военнопленным генералам, не что иное, как клеймо большевистской пропаганды с целью завуалировать просчеты высшего руководства страны. Но в тоже время и героев среди пленных генералов было не густо. В общем, генеральская среда ничем не отличалась от солдатской, что впрочем, и неудивительно, ведь Красная Армия была народной.

Наказания и помилование генералов, побывавших в плену, если не учитывать явное предательство, оказалось весьма субъективным явлением, не совсем справедливым. Одних без вины наказали, других незаслуженно простили, списав все на войну.

В общем, хоть генеральская среда и находится в закрытом информационном поле, как показывает наше исследование, ничего необычного она не хранит. Может, потому ее и держат закрытой, чтобы подпитывать легенду в народе о «гвоздях», которых не было на самом деле.

По материалам сайтов: https://ru.wikipedia.org; https://ganelon-3951.livejournal.com; http://wordweb.ru; https://arbaletfire.livejournal.com; https://ru.wikipedia.org/wiki; https://novayagazeta.ru; http://www.ng.ru.

Литература: Смыслов О. С. Сталинские генералы в плену. – М.: Вече, 2015. – 382 с.

Все публикации

Поделиться в: