Атомная бомба Третьего Рейха

Уже более 70-ти лет бытует мнение, запущенное советской пропагандой, что ученые Третьего Рейха стояли на пороге применения атомной бомбы, и только окончание войны не дало возможность Гитлеру ее использовать. Также утверждается, что немецкие разработки «позаимствовали» американцы, и оперативно доработав их, сбросили атомные бомбы в политических целях на Японию. Поскольку тема была секретная, с этим мнением никто и не спорил. И лишь в 1992 году, когда американцы опубликовали результаты операции «Эпсилон» — материалы прослушивания немецких ученых-ядерщиков, появились первые исследования на тему – «Была ли у Гитлера атомная бомба?». С тех пор, написано немало статей, книг и даже сняты художественные и документальные фильмы, которые напустили такого «туману», что отличить правду от вымыслов уже тяжело и самим ученым. Тем не менее, если отбросить «актуальность» темы и рассматривать только факты, можно прийти к однозначным выводам.  О том, могла ли быть у Гитлера атомная бомба и рассказывает эта статья.

Немецкая ядерная программа

В декабре 1938 года немецкие физики Отто Ган и Фриц Штрассман впервые в мире осуществили искусственное расщепление ядра атома урана. 24 апреля 1939 года в высшие военные инстанции Германии поступило письмо за подписью профессора Гамбургского университета Пауля Хартека и его сотрудника доктора В. Грота, в котором указывалось на принципиальную возможность создания нового вида высокоэффективного взрывчатого вещества. В нём говорилось, что «та страна, которая первой сумеет практически овладеть достижениями ядерной физики, приобретёт абсолютное превосходство над другими».

Отто Ган.

Отто Ган.

Фриц Штрассман.

Фриц Штрассман.

Письмо  было передано физику Курту Дибнеру из научного отдела Управления вооружений. По его просьбе Управление вооружений, не дожидаясь принятия официального решения высших военных властей, освободило Дибнера от выполнения всех побочных работ и поручило ему заниматься только вопросами ядерной физики, создав для этого специальное отделение. В июне 1939 года Дибнер организовал сооружение первой в Германии реакторной сборки на полигоне Куммерсдорф под Берлином. В 1939 году рабочая группа профессора А. Эзау по проблеме ядерной энергии при рейхсминистерстве образования инициировала принятие закона о запрете вывоза урана из Германии. У бельгийской фирмы «Union Miniere», являющейся крупным добытчиком урановой руды  в Бельгийском Конго, было срочно закуплено большое количество уранового сырья.

26 сентября 1939 года Управление армейских вооружений для рассмотрения вопроса о способах создания ядерного оружия собрало совещание специалистов в области ядерной физики, на которое были также приглашены ведущие немецкие ученые-физики: Пауль Хартек, Ханс Вильгельм Гейгер, Вальтер Боте, Курт Дибнер, Карл-Фридрих фон Вайцзеккер и Вернер Гейзенберг. На нём было принято решение засекретить все работы, имеющие прямое или косвенное отношение к урановой проблеме и осуществлению программы, получившей название «Урановый проект» (Uranprojekt Kernwaffenprojekt). Участники совещания посчитали возможным создание ядерного оружия за 9-12 месяцев. К исследованиям подключили  22 научные организации Германии. Разработками ведал имперский министр вооружений Альберт Шпеер, административным руководителем группы стал физик Эрих Шуман.

Концерн «ИГ Фарбениндустри» начал изготовление шестифтористого урана, пригодного для получения урана-235, а также сооружение полупромышленной установки по разделению изотопов. Тогда же Вернер Гейзенберг начал теоретические работы по конструированию ядерного реактора. В январе 1940 года работы были окончены, но за год экспериментов, установка для разделения изотопов, смонтированная в Леверкузене, так и не смогла заработать. В результате немецкие учёные потратили на бесплодные эксперименты около года.

Немецкие физики разработали не менее пяти способов обогащения урана. Закономерно то, что среди них наиболее перспективным считался «инерционный способ» — то есть разделение изотопов с помощью специальной центрифуги. Считается, что проект центрифугирования не был реализован, потому что у доктора Грота, занимавшегося строительством центрифуги, не хватило терпения и денег, чтобы довести работу до конца. Также есть мнения, что близок к успеху был и барон М. фон Арденне, в лаборатории которого был построен «электромагнитный сепаратор», по своим характеристикам не уступавший аналогичному американскому устройству. В конце 1940 года Гейзенберг проводил эксперимент по созданию реакторной сборки на основе выполненных им ранее расчётов, но цепную реакцию вызвать не удалось, и Гейзенбергу и его сотрудникам стало ясно, что теоретические расчёты, положенные в основу эксперимента, неверны.

Существует мнение, что немецкие учёные не смогли осуществить самоподдерживающуюся ядерную реакцию в связи с тем, что в Германии не было достаточного количества тяжёлой воды как материала замедлителя нейтронов, тогда как более доступный графит в качестве замедлителя нейтронов немцы не использовали, не имея его достаточной чистоты. А озаботится  его очисткой — не додумались. Именно этот момент отказа от графита и стал тем камнем преткновения, на котором немцы ушли с верного пути.

К февралю 1942 года немцам все же удалось построить опытный реактор в Лейпцигском институте, который назвали «урановая машина». Масса реактора, размещённого внутри резервуара с водой, приближалась к тонне. Внутри сферы с урановой начинкой был помещен нейтронный инициатор в виде обычного радий-бериллиевого первичного источника нейтронов. Однако, после первых опытов «урановая машина» взорвалась. Существуют предположения, что реактор вышел на критическую точку, и его взрыв последовал именно из-за начавшегося роста температуры внутри реактора и последующего разрушения оболочки активной зоны, приведшей к химической реакции урана с тяжёлой водой, пожару и остановке реактора.

4 июня 1942 года имперским министром вооружения и боеприпасов А. Шпеером было созвано совещание военного руководства и учёных по ядерной проблеме. На нём Гейзенберг сказал, что решение производственно-технических проблем должно занять не менее двух лет, и то при условии, если каждое требование учёных будет выполняться. В результате для проекта были выделены денежные средства, фонды на дефицитные материалы, были утверждены минимальные сроки строительства бункера для атомного реактора в Берлине, изготовления металлического урана и поставки оборудования для разделения изотопов.

В феврале 1943 года британским диверсантам, удалось уничтожить завод по производству тяжелой воды в Норвегии. Отсутствие подвижек в «Урановом проекте», и как следствие отрицательно отношение руководства страны к ядерным исследованиям, привело к тому, что в марте 1943 года Управление вооружений отказалось от работ по проекту, и он был передан в ведение имперского исследовательского совета, т.е. гражданской организации. Программа была разделена между девятью основными институтами, где директора доминировали в исследованиях и ставили свои собственные цели. Впоследствии число ученых, работающих над прикладным делением ядер, стало уменьшаться, и многие из них применяли свои таланты к более насущным требованиям военного времени. Тем не менее, под эгидой имперского исследовательского совета, группа доктора Дибнера разработала схему ядерного взрывного устройства в виде шара из взрывчатого вещества, внутри которого находился шар из делящегося материала. Доктор Тринкс разрабатывал даже не ядерную, а водородную бомбу. В январе 1944 года Гейзенберг получил литые урановые пластины для большой реакторной сборки в Берлине, для которой сооружался специальный бункер. Последний эксперимент по получению цепной реакции был намечен на январь 1945 года, но 31 января все оборудование спешно демонтировали и отправили на юг Германии.

Копия ядерного реактора «B VIII» в музее Хайгерлох.

Копия ядерного реактора «B VIII» в музее Хайгерлох.

Копия ядерного реактора «B VIII» в музее Хайгерлох.

В конце февраля 1945 года реактор «B VIII» прибыл из Берлина в деревню Хайгерлох недалеко от швейцарской границы. Реактор состоял из активной зоны, состоящей из 664 кубиков урана общим весом 1525 кг, окружённой графитовым замедлителем-отражателем нейтронов весом 10 тонн. В марте 1945 года в активную зону дополнительно влили ещё 1,5 тонны тяжёлой воды. 23 марта 1945 года профессор Герлах позвонил в Берлин и доложил, что реактор работает. Но радость была преждевременна — реактор не сумел достичь критической точки. После перерасчётов оказалось, что количество урана необходимо увеличить ещё на 750 кг, а кроме того следовало увеличить и количество тяжёлой воды, запасов которой уже не оставалось. Конец Третьего Рейха неумолимо приближался, и 23 апреля в Хайгерлох вошли американские войска. Реактор был вывезен в США.

Демонтаж американцами ядерного реактора в Хайгерлохе. Апрель 1945 г.

Демонтаж  американцами   ядерного реактора в Хайгерлохе. Апрель 1945 г.

На этом работы Третьего Рейха на «Урановым проектом» и закончились. Ученым так и не удалось запустить реактор, и по окончанию войны это стало известно всем заинтересованным сторонам: Союзникам и СССР. Однако,  результаты по созданию ядерного оружия были до конца не выяснены. В связи с этим, специальная команда США, под кодовым названием «Миссия Алсос» (Alsos Mission), которая с 1943 года занималась поиском научных разработок и их разработчиков, в первую очередь в сфере вооружения на территории Италии, Франции и Германии, сумела обнаружить и демонтировать реактор  «B VIII». 15 апреля 1945 года американцы вывезли урановое сырья из Штасфурта с относящейся к нему документацией. Также коммандос из «Алсос» полностью вывезли оборудование из шахты в Саксонии, где велась добыча урана.  Действуя в тылу Германии, сотрудникам «Alsos» удалось найти и захватить значительную часть сохранившихся записей и оборудования немецкой ядерных лабораторий. Они также похитили и взяли под стражу большинство крупных немецких ученых-ядерщиков, таких как: Эрих Багге, Курт Дибнер, Вальтер Герлах, Отто Ган, Пауль Хартек, Вернер Гейзенберг, Хорст Коршинг, Макс фон Лауэ, Карл Фридрих фон Вайцзеккер и Карл Вирц. В мае 1945 года «Алсос» разработала операцию «Эпсилон». Суть ее заключалась в поселении немецких ученых в отдельном здании на длительный карантин с тотальным прослушиванием всех помещений импровизированной «тюрьмы». Союзники наивно надеялись, что ученые в общении между собой раскроют секреты своей работы над ядерной программой. Захваченные ученые были перевезены в Фарм-Холл, начинённое прослушивающими устройствами здание, в Годманчестере (близ Кембриджа, Англия). Содержались они там с 3 июля 1945 года по 3 января 1946 года с целью определения, насколько близки были немцы к созданию атомной бомбы.

Ферма Холл, Годманчестер.

Ферма Холл, Годманчестер.

Операция оказалась абсолютно бесполезной. Уже 6 июля 1945 года один из микрофонов зафиксировал разговор между Вернером Гейзенбергом и Куртом Дибнером, которые высмеяли применяемые методы союзников с прослушиванием, и выразили надежду, что союзники не знакомы с методами гестапо. Кроме того, после применения американцами атомной бомбы в Японии, немецкие ученые выразили своё мнение, что они счастливы, что не смогли создать атомную бомбу для нацистской Германии.

После окончания операции, стенограммы прослушивания были обобщены на 250 страницах и направлены в «Манхэттенский проект» (организация занимавшаяся созданием атомной бомбы) в США, где они хранились до 1992 года, а затем были рассекречены и опубликованы. Таким образом, публикации прослушивания немецких ученых, показали, что их исследования находились лишь в самой  начальной стадии создания атомного оружия. Неудача же немцев в ядерном проекте объясняется банальной нехваткой времени и квалифицированных ученых, которые или сбежали от нацистов или были отстранены ими же от науки.

Гонки в ядерном проекте

О разработках немецких физиков-ядерщиков знали не только Союзники, но и Советский Союз. Поэтому охоту за их научными разработками тогдашние союзники, а в будущем противники, вели довольно жесткую и безпринципную, не учитывая достигнутые ранее договоренности. Союзники зачастую врывались на территории, подконтрольные Красной Армии, если там находились следы немецких научных ядерных разработок. СССР в свою очередь захватывал технологии и образцы  реактивных и ракетных двигателей, не допуская к ним Союзников. К сожалению Советского Союза, большая часть научных ядерных площадок оказалась во Французской зоне оккупации, куда советские специалисты не допускались, а американские, чувствовали себя как дома. Таким образом, американцам удалось вывезти в США все германские запасы тяжелой воды. В тоже время, Советам достался Берлинский институт, занимавшийся проблемами обогащения урана. Гонка за ядерными знаниями дошла до того, что США и СССР, старались  не только захватить немецкие разработки, но и сделать все, чтобы они не достались противнику. Так, например, в городе Ораниенбурге находилось немецкое производство высокочистого оксида урана и тория, а сам город отходил в зону Советской оккупации. Американский генерал Лесли Гровс, командующий  «Манхэттенским проектом», рекомендовал генералу Джорджу Маршаллу разрушить завод воздушной бомбардировкой, чтобы оборудование по производству урана не досталось Советам. Поэтому 15 марта 1945 года 612 бомбардировщиков  B-17 сбросили 1506 тонн фугасных и 178 тонн зажигательных бомб на завод.

Советские поисковые группы в конце войны активно «просеивали» Австрию, Германию и Чехословакию в поисках оборудования, материалов, интеллектуальной собственности и персонала, полезного для советского проекта атомной бомбы. Общее руководство ими  осуществлял заместитель Берии, генерал-лейтенант  НКВД Завенягин А.П.  В этих командах числилось 40 научных сотрудников, одетых в форму офицеров НКВД, что давало им доступ к любым объектам в зоне Советской оккупации. Кроме того, в их распоряжении нахохлились оперативные сотрудники СМЕРШа – военной контрразведки, что позволяло, осуществлять поиск ученых в лагерях и сборных пунктах военнопленных. И действительно, часть немецких ученых-ядерщиков была найдена в лагерях для военнопленных. А всего было выявлено 1600 человек, имевших отношение к ядерным исследованиям, среди них 111 докторов физико-математических наук. Из обнаруженных немецких физиков-ядерщиков для вывоза в СССР было отобрано 370 специалистов. Среди вывезенных для работы над советской атомной бомбой специалистов были такие корифеи мировой науки как, Г.Герц,  М.Фольмер,  P.Дёпель, Х.Позе, М. фон Арденне, П.Тиссен,  М.Штеенбек,  Н.Риль, В.Чулиус,  В.Херрманн, Э.Рексер, К.Циммер  Г.Виртс  и многие др. Впоследствии, американская разведка отмечала, что союзникам попали ученые чистые арийцы, которые хотя и работали над «Урановым проектом», но мало достигли в науке. Советы  же собрали евреев, которые хоть и не принимали участия в немецком «Урановом проекте», но обладали фундаментальными знаниями в ядерной физике.

Большая часть немецких ученых была привезена в Сухуми и тайно размещена в бывших имениях великого князя Александра Михайловича и миллионера Смецкого (санатории «Синоп» и «Агудзеры»). В СССР было вывезено оборудование из немецкого Института химии и металлургии, Физического института кайзера Вильгельма, электротехнических лабораторий Siemens, Физического института министерства почты Германии. Три из четырёх немецких циклотронов, мощные магниты, электронные микроскопы, осциллографы, трансформаторы высокого напряжения, сверхточные приборы были привезены в СССР из Германии. В ноябре 1945 года в составе НКВД СССР было создано Управление специальных институтов (9-е управление НКВД СССР) для руководства работой по использованию немецких специалистов. Немецкие ученые возглавляли целый ряд научных направлений. Так, Николаус Риль и Макс Фольмер построили первую в СССР установку по производству тяжёлой воды;  Петер Тиссен сконструировал никелевые фильтры для газодиффузионного разделения изотопов урана;  Макс Штеенбек и Гернот Циппе разработали центрифужный метод разделения. Некоторые немецкие ученые за работу над ядерным проектом были удостоены правительственных наград СССР, в том числе, Сталинской премии. В  1954-1959 годах многие из немецких специалистов переехали в ГДР.

Немецкие ученые, репатриированные из Сухуми. Февраль 1958 г.

Немецкие ученые, репатриированные из Сухуми. Февраль 1958 г.

Немаловажное значение в разработке советской атомной бомбы имела и работа внешней разведки в США, и действия некоторых американских ученых, которые добровольно делились информацией с ней, понимая опасность нахождения ядерного оружия на одном полюсе силы. Таким образом, результаты работы и советских, и немецких, и американских ученых, вылились в то, что уже в 1949 году в СССР появилась атомная бомба.

Один из руководителей советского проекта атомной бомбы Юлий Харитон у первой советской атомной бомбы РДС-1.

Один из руководителей советского проекта атомной бомбы Юлий Харитон у первой советской атомной бомбы РДС-1.

Сравнение  «Уранового проекта» и «Манхэттенского»

Для объектного рассмотрения влияния немецких разработок на американские, сравним основные этапы обоих ядерных проектов. «Манхэттенский проект» финансировался США, Великобританией и Канадой, что позволяло направить довольно крупные финансовые потоки в научные разработки. Его успех определили следующие составляющие:

— уверенный старт небольшой группы ученых при запуске проекта;

— государственная поддержка проекта на политическом уровне;

— неограниченные трудовые и производственные ресурсы, выделяемые на проект;

— концентрация блестящих ученых, участвующих в проекте.

Испытание первой атомной бомбы «Тринити» на полигоне Аламогордо. 16 июля 1945 года.

Испытание первой атомной бомбы «Тринити» на полигоне Аламогордо. 16 июля 1945 года.

Установка K-25 в Ок-Ридже по обогащению урана, которая потребляла 10% всей вырабатываемой в США электроэнергии.

Установка K-25 в Ок-Ридже по обогащению урана, которая потребляла 10% всей вырабатываемой в США электроэнергии.

В «Урановом проекте» немецким ученым не удалось добиться доверия правящей верхушки, и передача проекта в руки гражданских научных учреждений лишила его приоритетности. Третий Рейх, борясь за чистоту расы, потерял значительный интеллектуальный потенциал среди ученых, в т.ч. и физиков-ядерщиков, направление деятельности которых считалось бесперспективным. Надзор гестапо за работой ученых и боязнь последних неудачных экспериментов, существенно сократило опыты немецких физиков.

В тоже время, широкая эспериментаторская работа ученых  «Манхэттенского проекта» позволила уже к концу 1942 году иметь рабочий ядерный реактор. С этого времени немцы начали безнадежно отставать, решив проблему с реактором только теоретически к последним дням войны, но, не сумев опробовать ее на практике. К этому моменту американцы уже были готовы к проведению испытаний атомной бомбы.

В условиях ограниченного финансирования, немецкие ученые конкурировали в борьбе за ресурсы, поэтому обмен научной информацией между разными учреждениями  был  явно недостаточным. Американцы же сумели создать хоть и огромную, но единую команду, работавшую на результат, с широким, даже излишним  обменом информацией, что в прочем и привело к утечке секретной информации в Советский Союз.

Что касается финансовых и людских ресурсов, то разница в них колоссальная. «Манхэттенский проект» израсходовал около 2 млрд. долларов США из государственных средств, и на его пике работало около 120 тысяч человек, в основном в секторах строительства и эксплуатации. Всего в «Манхэттенском проекте» было задействовано около 500 тысяч человек, то есть почти 1% всей гражданской рабочей силы США.  Для сравнения, на  «Урановый проект» было заложено в бюджете всего 8 миллионов рейхсмарок, что эквивалентно примерно 2 миллионам долларов США, или  в 1000 раз меньше.

Рейхсминистр вооружений и военной промышленности Альберт Шпеер осенью 1942 года отказался от масштабных работ над атомной бомбой, узнав, что она может появиться не раньше, чем через 3-4 года. По его словам, «даже если бы состояние фундаментальных исследований… и оправдывало бы вложение в изготовление атомной бомбы не нескольких миллионов, а многих миллиардов марок, то и тогда, учитывая перенапряжение военной экономики, мы были бы не в состоянии выделить достаточное количество… материальных средств и квалифицированной рабочей силы».

Таким образом, Третий Рейх в период войне не располагал ни интеллектуальными, ни материальными ресурсами для изготовления атомной бомбы.

Заключение

Мы не будем приводить десятки околонаучных источников, в которых утверждается, что Третий рейх не только имел атомную бомбу, но и провел несколько ее испытаний. Были даже выжившие очевидцы взрывов, которое посчитали ядерными. Ни один из них не годится даже для поверхностного анализа, как научной фантастики. Миру хватило злодеяний Гитлера и без ядерного оружия, а Гитлер с атомной бомбой вообще не поддается осмыслению даже в бредовой фантастике. Главный же вывод в том, что Третий Рейх начав разработку ядерного оружия раньше США и СССР, к концу 1942 года уже утратил первенство даже в теоретических исследованиях. Следовательно, к 1945 году, когда американцы были готовы к испытанию атомной бомбы, немцы еще не могли запустить контролируемую ядерную цепную реакцию. То есть, к тому времени, ничего интересного американцы не могли позаимствовать у немцев.

Британский исследователь Дэвид Ирвинг отмечал, что в поисках пропавших немецких документов по «Урановому проекту» он добрался до Соединенных Штатов, где после долгих бесплодных поисков удалось обнаружить их в архиве американского Комитета по атомной энергетике в городе Оук-Ридж, штат Теннесси. Бумаги хранились без всякого применения и в полном забвении.

Главной же задачей американцев было препятствие Советскому Союзу получить какие-нибудь технологии или документацию ядерного проекта. Американцы понимали, что таких расходов на ядерных проект, как понесли они, СССР позволить себе не может, а значит отставание гарантировано на несколько десятков лет. Однако просчитались, но не в деньгах, где им равных нет, а в человеческой психологии. Появление мифов в СССР о немецком следе в американском ядерном проекте, вероятно, объясняется желанием советских идеологов как-то принизить заслуги США, и тем самым спрятать свои концы в воду. Ведь атомная бомба в Советском Союзе появилась не без помощи, как немцев, так и американцев.

По материалам сайтов: http://www.secret-r.net; https://strana.ua; https://ru.wikipedia.org; https://en.wikipedia.org; http://germanhistorydocs.ghi-dc.org; https://diletant.media; https://www.historyextra.com; https://www.spiegel.de. Литература: Ирвинг Д. Атомная бомба Адольфа Гитлера. — М: Яуза, Эксмо, 2004; Макси К. Упущенные возможности Гитлера. — М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2001.

Все публикации

Поделиться в: