13.12.37 — начало Нанкинской резни

Японские войска, начав 7 июля 1937 года  полномасштабную войну с Китаем, с боями продвигались вглубь страны. Уже в августе японская армия вступила в Шанхай, где встретила ожесточённое сопротивление и понесла большие потери. Генеральный штаб в Токио решил не расширять военные действия из-за больших потерь и низкого уровня боевого духа войск. Тем не менее, 1 декабря он же приказал двум армиям — Армии Центрального Китая и 10-й  — захватить Нанкин, бывший в тот момент столицей Китайской республики. Командовать войсками было поручено принцу Японии  —  Ясухико Асаке. Для ускорения продвижения  войск к Накину, Принц приказал войскам «не ограничивать свободу военных на захваченных территориях», тем самым разрешив безнаказанно грабить и убивать население. За неделю до штурма Нанкина, император Японии Хирохито рекомендовал прекратить использование термина «военнопленный», и соответственно соблюдение норм международного права, связанно с этим. То есть, японцы могли обращаться с захваченными китайскими солдатами на свое усмотрение, без ограничений – отпустить, убить, замучить … Таким образом, путь японских армий из Шанхая в Нанкин был обозначен выжженной землей — после них оставались лишь трупы и пожарища.

Принц Ясухико Асака.

Принц Ясухико Асака.

Главнокомандующий китайских войск Чан Кайши понимал, что после поражения в Шанхае падение Нанкина является вопросом времени. Он не мог позволить себе рисковать лучшими войсками в политически важном, но безнадежном оборонительном сражении за столицу. Чтобы сохранить армию для будущих битв, большая её часть была выведена из города. Для обороны города было оставлено около 100 тысяч солдат, не имевших достаточной подготовки и боевого опыта, а также остатки частей, потерпевших поражение в Шанхае. К началу битвы, в городе и его пригородах находилось около 500-600 тысяч мирных жителей, которым армия не позволила эвакуироваться.

При приближении японских войск, городские власти покинули Нанкин, за ними сбежали недобитые остатки воинских частей под Шанхаем. Властные полномочия в городе взяли на себя 27 иностранцев, проживавших в Нанкине, во главе с немецким бизнесменом, членом германской НСДАП, — Йон Рабе. Они сформировали, так называемый, Международный комитет Нанкинской зоны безопасности. Комитету удалось собрать остатки населения (150-200 тысяч человек) в западной части города. Японское командование заранее согласилось не атаковать те части города, в которых не будут находиться китайские военные, а члены Комитета смогли убедить китайских военных убрать войска из этой зоны.

Дорога из Шанхая до Нанкина у японских армий заняла чуть больше недели и уже 9 декабря 1937 года они оказались у стен города. На следующий день начался штурм города и 13 декабря первые японские подразделения вошли в город. Началось преследование китайских военных частей и зачистка города. Японская армия проводила зачистки и внутри Нанкинской зоны безопасности, поскольку считала, что многие китайские солдаты сменили  форму на гражданскую одежду.

Поскольку за время пути к Нанкину, японские солдаты уже привыкли к полной вседозволенности, в городе началась безудержная вакханалия, не контролируемая военным командованием. Японские военнослужащие, как солдаты,  так и офицеры  совершали массовые убийства пленных солдат и гражданского населения, мародерствовали и грабили, насиловали женщин и детей, совершали акты надругательств над священнослужителями и стариками и младенцами.

Японские военнослужащие казнят китайцев.

Японские военнослужащие казнят китайцев.

Японские военнослужащие казнят китайцев.

Головы казненных китайцев.

Головы казненных китайцев.

Японцы заживо хоронят китайцев.

Японцы заживо хоронят китайцев.

Тела убитых китайцев.

Тела убитых китайцев.

Китайцев расстреливали из пулеметов и пистолетов, подрывали пехотными минами, кололи штыками, обезглавливали мечами и саблями, живьем закапывали в землю и сжигали … Военнопленных, чтобы не хоронить, тысячами загоняли в реку и расстреливали из пулеметов, а течение уносило трупы. Раненных, пытавшихся выбраться на берег, добивали штыками, в результате вдоль берегов реки образовывались целые кучи трупов. Двое офицеров даже устроили соревнование, кто первым зарубит мечем 100 человек, но сбившись со счета, увеличили «ставку» до 150 человек. Это «соревнование» без всякого стеснения освещала японская пресса. После капитуляции Японии оба офицера были арестованы, осуждены, названы «врагами цивилизованных людей» и расстреляны в Нанкине.

Тела изнасилованных и убитых женщин.

Тела изнасилованных и убитых женщин.

Тела изнасилованных и убитых женщин.

Женщин всех возрастов, от старух до 5-7-летнего возраста насиловали, как в одиночку, так и группами, как однократно, так и много дней подряд. Затем, практически всех убивали с надругательствами: вспарывали животы, отрезали груди, вставляли в половые органы штыки, палки, бутылки … Особенно преследовали беременных женщин с большими строками беременности. Издевательства над ними были особо жестокими, но всегда заканчивались вспоротым животом и убитым зародышем.

Зверства над младенцами.

Зверства над младенцами.

Зверства над младенцами.

С младенцами устраивались особые «забавы». Их подбрасывали в воздух и либо расстреливали, либо ловили на штыки. Затем «складировали» в кучи и сжигали тела. Для большего «удовольствия» это все делалось на глазах матерей, которых потом убивали. Существуют также свидетельства того, что японцы заставляли семьи совершать инцест. Сыновей принуждали насиловать матерей, а отцов — дочерей. Монахов, принявших  целибат, также заставляли насиловать женщин. Известны и случаи каннибальства, когда у убитых людей японцы вырезали сердце и печень, а затем из них готовили пищу.

Тела убитых китайцев у реки.

Тела убитых китайцев у реки.

Казненные японскими солдатами китайцы в пруду в окрестностях города.

Казненные японскими солдатами китайцы в пруду в окрестностях города.

Эксгумация останков убитых китайцев после войны следственной комиссией.

Эксгумация останков убитых китайцев  после войны следственной комиссией.

Трупы убитых китайцев  пытались сжечь, а останки их сбрасывали в озера, пруды и реки, зарывали в огромные траншеи. Уже после войны было выявлено одно из таких массовых захоронений, где насчитали боле 12 тысяч погибших.

Мародерство и грабежи, устраиваемые японским военнослужащими,  были бы «самым малым злом», если бы они не сопровождались насилием и убийствами. Японцы ходили по городу группами по 10-20 человек и грабили магазины, гостиницы, офисы, церкви, храмы, дома горожан и просто прохожих и убивали, убивали, убивали … А потом все сжигали. За два месяца японцы, скрывая следы своих преступлений, сожгли большую часть полумилионного города, который сдался практически без боя.

Улицы разрушенного и сожженного Нанкина.

Улицы разрушенного и сожженного Нанкина.

Улицы разрушенного и сожженного Нанкина.

Созданная Международным комитетом Нанкинская зона безопасности также не избежала судьбы остальной части города, но здесь не было такой массовости, как в Нанкине и его пригородах. Кроме того, беженцам из зоны удавалось спасать хоть какую-то часть раненных китайцев, брошенных японцами недобитыми.

Массовое сумасбродство в Нанкине происходило 6-7 дней, после чего командование начало приводить войска в «чувство». Для этого ему понадобилось почти шесть недель, в которые происходило все тоже, но в меньшем масштабе. Для «отрезвления» войск, японцы даже вынуждены были применять расстрелы своих солдат и офицеров. Поскольку творимое японцами, было официально разрешено и воспринималось как обыденная жизнь, все фотографировалось самими японцами для подтверждения самурайской «доблести и смелости». Многие из этих фотографий дошли и до наших дней, причем считаемые японцами  и сегодня свидетельством героизма самураев, а не позора. Иностранцам из Комитета зоны безопасности также удалось сфотографировать многие злодеяния японцев, и даже отснять небольшую кинопленку, пока военное командование не «сообразило», что натворили их войска.

Точное число погибших не удалось установить до сих пор, поскольку неизвестные захоронения находят и сегодня. Существуют разные оценки погибших – от 40 до 500 тысяч человек. Международный военный трибунал для Дальнего Востока в 1948 году высказал оценку, согласно которой более 200 тысяч китайцев были убиты. Официальная позиция КНР говорит о более, чем 300 тысячах и базируется на оценке Нанкинского трибунала по военным преступлениям 1947 года. Американцы, в ранее засекреченной информации, полученной из архивов Третьего рейха, признавали число погибших в 500 тысяч. Позиция Япония, как всегда, была в отрицании самого факта резни. Затем официально было признано несколько сот или тысяч погибших, но не гражданского населения, а комбатантов. А насилие, мародерство и прочие изощренные издевательства, Япония не признает до сих пор, считая их «китайской пропагандой».

Всего несколько главных виновников этих преступлений (два генерала и пять офицеров) были осуждены Международным военным трибуналом для Дальнего Востока и Нанкинским трибуналом по военным преступлениям и казнены. Однако предполагаемый ключевой виновник, Принц Асака, являвшийся членом японской императорской семьи, избежал суда, так как она ранее получила от американцев  иммунитет от преследования.

Казнь японских военных преступников.

Казнь японских военных преступников.

Казнь японских военных преступников.

Следует отметить, что зверства японской армии в Нанкине не были разовым случаем или исключением. Подобное происходило на всех территориях всех стран оккупированных японцами. Причем в больших масштабах с большим количеством жертв. Просто в Нанкине оказались иностранцы, которые выжили. В других местах их не было. А Китай лишь 13 декабря 2014 года впервые провел День памяти о Нанкинской резне.

См. также: Фото | Китай. Резня в Нанкине.