12.08.42 – начало второй Московской конференции

30 июля 1942 года премьер-министр Великобритании У. Черчилль получил сообщение от британского посла в СССР Керра письмо о необходимости личной встреча Черчилля со Сталиным. Черчилль охотно согласился с этим и предложил Сталину встречу в Астрахани или в «другом подобном, подходящем для этого месте», до которого Черчилль смог бы добраться через  Каир. Сталин ответил официальным приглашением, встретиться, в котором говорилось, что единственным подходящим местом для встречи является Москва, поскольку как он сам, так и его ближайшие подчиненные не считают возможным покинуть столицу во время «напряженной борьбы».

Несмотря на соответствовавшее его возрасту (65 лет) состояние здоровья, Черчилль, в компании с сотрудником британского МИДа А. Кадоганом, который должен был сопровождать его на запланированную встречу, совершил пробный полет на большой высоте с использованием кислородной маски, после которого было вынесено заключение о его способности совершить длительный высотный перелет.

Бомбардировщик, использовавшийся в качестве личного самолета У. Черчилля.

Бомбардировщик, использовавшийся в качестве личного самолета  У. Черчилля.

Черчилль вылетел на встречу со Сталиным на бомбардировщике «Liberator» (бортовой номер AL504) вскоре после полуночи 1 августа 1942 года. Сделав остановки для отдыха и решения некоторых вопросов в Гибралтаре, Каире и Тегеране, он вылетел из Тегерана в Москву 12 августа, прибыв в столицу СССР в 17:00 после более чем десятичасового перелета.

Черчилль у своего самолета.

Черчилль у своего самолета.

После прибытия, Черчилль и Гарриман — специальный представитель президента США в Великобритании и СССР — встреченные В. Молотовым и  Б. Шапошниковым, осмотрели строй почетного караула и – после короткого выступления Черчилля – отбыли к местам своего размещения (госдача №7 и  посольство США соответственно). Черчилль следующим образом изложил свое впечатление от госдачи: «Все было приготовлено с деспотической расточительностью».

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль впервые посетил СССР, отправляясь на эту конференцию. Помимо Черчилля в состав британской делегации входили Алан Брук, начальник Имперского Генерального штаба, генерал Арчибальд Уэйвелл, Артур Теддер, верховный главнокомандующий Королевскими ВВС Великобритании и Александр Кадоган, постоянный заместитель министра иностранных дел Великобритании. С советской стороны в переговорах также участвовали Вячеслав Молотов, нарком иностранных дел СССР, и маршал Климент Ворошилов.

У. Черчилль, И. Сталин и А. Гарриман. Московская конференция. Август 1942 г.

У. Черчилль, И. Сталин и А. Гарриман. Московская конференция. Август 1942 г.

Первая встреча делегации со Сталиным состоялась вечером первого дня конференции в очень узком кругу, помимо Сталина на ней присутствовали лишь Черчилль, Керр, Гарриман и военный переводчик из английского посольства. Это было вызвано тем, что другой самолет, в котором летела остальная часть делегации, после вылета был вынужден вернуться в Тегеран по техническим причинам. На встрече обсуждался вопрос открытия Второго фронта, срыва  Великобританией  и США поставок в СССР.

Второй день конференции начался для Черчилля встречей в Кремле с Наркомом Иностранных дел В. Молотовым. После прибытия самолета с остальной частью делегации, присоединившейся к Черчиллю, состоялась вторая встреча со Сталиным. Сталин открыл встречу чтением меморандума, в котором жестко критиковался отказ от открытия «второго фронта» в 1942 году. Черчилль выслушал перевод и сказал, что даст письменный ответ, добавив, однако, что Великобритания и США уже приняли решение о курсе своих действий, и что все высказанные упрёки являются напрасными. Английский премьер-министр сообщил о намерении Великобритании и США в октябре 1942 года начать военные действия в Северной Африке. В поддержку этого сообщения выступил и представитель американского президента Гарриман. После этого Сталин нелицеприятно высказался о предпринимаемых Великобританией усилиях в военной сфере: — «Вы, британцы, боитесь воевать. Не следует думать, что немцы – супермены. Рано или поздно вам придётся воевать. Нельзя выиграть войну, не сражаясь». В ответ Черчилль произнес длинную, пламенную речь, без остановок, в связи, чем переводчик не успевал донести до Сталина смысл сказанного. Сталин сказал, что он много не понял из сказанного, но по стилю высказывания примерно догадывается о сути спича.

Фотография в прессе о ходе конференции.

Фотография в прессе о ходе конференции.

Третья встреча со Сталиным состоялась  14 августа в 21:00. Прибывшие в Кремль Черчилль и его спутники оказались на ужине, на котором присутствовало около 100 человек. Вскоре после того, как гости заняли свои места, Молотов поднял тост за здоровье Черчилля. Черчилль ответил тостом за здоровье Сталина, а тот – тостом за здоровье Рузвельта и Гарримана. Во время ужина у Черчилля не было возможности поговорить со Сталиным. Примерно через четыре часа Сталин пригласил Черчилля в соседнюю комнату на кофе и ликер. Там же они были сфотографированы, сначала вместе, а потом – с Гарриманом.

15 августа вечером состоялась четвертая встреча Сталина с Черчиллем. После ее проведения, Сталин пригласил Черчилля в свою кремлевскую квартиру «немного выпить». В квартире к ним присоединились дочь Сталина Светлана и Молотов. Ужин продолжался до поздней ночи с обсуждением различных вопросов и  проекта коммюнике по итогам конференции.

Коммюнике в прессе по итогам конференции.

Коммюнике в прессе по итогам конференции.

16 августа делегаты конференции прибыли в аэропорт в 05:00 в сопровождении В. Молотова. По завершении соответствующих церемоний, включая исполнение «Интернационала», «Боже, храни Короля» и «Звездного знамени», делегаты вылетели из Москвы на четырех бомбардировщиках «Liberator».

Основной целью Союзников на данной конференции было личное информирование Сталина о том, что «второй фронт» в 1942 году открыт не будет, с одновременным получением от него заверений в том, что СССР не будет заключать сепаратный мир с Германией. Одним из положительных последствий переговоров было установление личного контакта между Сталиным и Черчиллем.  На конференции также рассматривался вопрос о возможности встречи глав всей «Большой тройки», но не был окончательно решён.