10.05.33 – сжигание книг в Германии

Вскоре, после прихода к власти в Германии национал-социалистов, началось организованное преследование евреев, марксистов и пацифистов. Одной из демонстративных акций в этом русле было сожжение книг не соответствующих идеологии национал-социализма. Экспертом в определении «неправильных книг» был  определен 29-летний берлинский библиотекарь, член НСДАП Вольфганг Херман. Литература в «черный список» отбиралась по следующим признакам:

— научные работы в области марксизма и коммунизма;

— чуждые народному духу произведения литераторов из крупных городов;

— книги, смешивающие фронтовиков с грязью;

— книги, подрывающие моральные и религиозные устои нации;

— книги, прославляющие Веймарскую республику;

— книги, не отражающие национальные интересы.

Собственно под эти критерии могла попасть любая книга любого автора. Уже 26 марта в газете  «Berliner Nachtaufgabe» появился список произведений художественной литературы, в который вошли произведения 71 автора — через некоторое время дополненный (127 авторов и 4 сборника). Затем последовательно вышли списки по истории (51 автор и 4 сборника), искусству (8 авторов и 5 монографий), политике и общественно-политическим наукам (121 автор и 5 безымянных книг).

9 мая вышел циркуляр отдела прессы и пропаганды Национал-социалистического союза студентов Германии, в котором указывалось, что данные списки вполне могут быть неполными, в связи, с чем ответственным за уничтожение книг предоставляется в этом плане свобода действий. В этом циркуляре приводился список 15 авторов, чьи книги должны быть сожжены в обязательном порядке: Карл Маркс, Карл Каутский, Генрих Манн, Эрнст Глезер, Эрих Кестнер, Фридрих Вильгельм Фёрстер, Зигмунд Фрейд, Эмиль Людвиг, Вернер Хегеман, Теодор Вольф, Георг Бернгард, Эрих Мария Ремарк, Альфред Керр, Курт Тухольский и Карл фон Осецкий.

Из русской и советской литературы в списки попали: Николай Богданов, Николай Бухарин, Фёдор Гладков, Максим Горький, Валентин Катаев, Владимир Ленин, Александра Коллонтай, Анатолий Луначарсий, Александр Серафимович, Иосиф Сталин, Лев Троцкий, Илья Эренбург и еще десятка два писателей, чьи имена не были известны ни тогда, ни сегодня. Видимо «эксперт» включал в списки все, что попадалось под руки.

Таким образом, в общей сложности официально были приговорены книги 313 авторов, остальные книги отдавались на откуп участникам «инквизиции».

Студенты перед разгромом библиотеки Института исследования сексуальности в Берлине. 6 мая 1933 г.

Студенты перед  разгромом библиотеки Института исследования сексуальности в Берлине.  6 мая 1933 г.

Студенты за процессом конфискации книг в Институте исследования сексуальности. 6 мая 1933 г.

Студенты за процессом конфискации книг в Институте исследования сексуальности. 6 мая 1933 г.

В рамках подготовки к сожжению книг каждый студент должен был, прежде всего, очистить собственную библиотеку и библиотеки знакомых и членов семьи от «вредных» книг, затем обыскивались библиотеки университетов и институтов. Публичные библиотеки и книжные магазины также подвергались зачистке от запрещённой литературы. Члены Гитлерюгенда и Национал-социалистического студенческого союза распространяли от имени Комитета борьбы против негерманского духа требования к студентам изымать отмеченные в прилагавшемся «чёрном списке» книги, а затем передать их представителям комитета для последующего публичного сожжения. В процессе экспроприации книг, «инквизиторы» разгромили почти все библиотеки Германии, а «просвещенная» нация начала проваливаться во времена дремучего средневековья. Примечательно, что после грабежей библиотек, антикварные книги из Германии массово появились на черных рынках всего мира, обвалив цены на редкий товар.

Студенты сжигают «негерманские» книги на берлинской площади Опернплац. 10 мая 1933 г.

Студенты сжигают «негерманские» книги на берлинской площади Опернплац. 10 мая 1933 г.

Студенты сжигают «негерманские» книги на берлинской площади Опернплац. 10 мая 1933 г.

С марта по октябрь 1933 года книги сжигали в 70 городах Германии. Организатором и исполнителем сожжений, как отмечалось, был Немецкий студенческий союз  вместе с Гитлерюгендом. Кульминацией акции был символический акт устрашения – публичное сожжение книг 10 мая 1933 года. Ночью в большинстве университетских городов, включая Берлин, Бонн и Мюнхен, националистически настроенные студенты приняли участие в факельных шествиях «против негерманского духа». Подготовленный сценарий акций включал выступления высокопоставленных функционеров нацистской партии, ректоров и профессоров университетов, студенческих лидеров. В местах проведения акции, студенты бросали изъятые и нежелательные книги в костры в ходе торжественной и радостной церемонии, под музыку оркестров, пение, «клятвы на огне» и речовки. В Берлине на площади Опернплац собралось около 40 тысяч человек, где сожгли почти 25 тысяч «негерманских» книг. Подобные акции одновременно прошли в 21 городе Германии, положив начало эпохи государственной цензуры и контроля над культурой. «Арийцы» начали превращаться в варваров.

Сегодня в Берлине на площади, на которой нацисты провели сожжение книг, — сооружен оригинальный памятник: через стеклянный квадрат брусчатки на середине площади под землей видна комната с белыми пустыми книжными полками. Рядом с этим окном в никуда — металлическая плита и на ней — пророчество Генриха Гейне: «Это было только прологом. Там, где сжигают книги, в конце концов, сожгут и людей». Трагедия «Альманзор», 1820 год».

Памятник пустой библиотеке

Памятник пустой библиотеке.

Мемориальная доска, напоминающая о сожжении нацистами книг 10 мая 1933 г.

Мемориальная доска, напоминающая о сожжении нацистами книг 10 мая 1933 г.