03.09.39 — Великобритания и Франция объявляют Германии войну.

Рано утром 1 сентября в Лондоне и Париже узнали о нападении Германии на Польшу, о бомбардировке Варшавы, Вильно, Гродно, Брест-Литовска и Кракова. Министр иностранных дел Польши Бек, вызвавший по телефону английского посла в Варшаве Кеннарда, сообщил ему о начале войны между Германией и Польшей. В сложившейся ситуации Польша ожидала, что Англия и Франция окажут ей немедленно помощь. Известную тревогу испытывали Гитлер и его генералы. Однако английское и французское правительства не спешили выполнить свои обязательства перед Польшей.

Правда, вечером 1 сентября, через 16 часов после начала военных действий, в германском МИДе появился английский посол Гендерсон. Он сообщил Риббентропу: «Если германское правительство не даст правительству его Величества удовлетворительных заверений в том, что оно прекратит всякие агрессивные действия против Польши и не готово незамедлительно отвести войска с польской территории, то правительство его Величества в Соединенном королевстве без колебаний выполнит свои обязательства по отношению к Польше». Через полчаса нота такого же содержания были вручена Риббентропу французским послом в Берлине Кулондром. Оба посланника поспешили заверить фюрера, что эти ноты носят предупредительный характер и не являются ультиматумами. Чемберлен и Даладье все еще рассчитывали на сделку с Гитлером.

Парижане читают Декрет о всеобщей мобилизации. 2 сентября 1939 г.

Парижане читают Декрет о всеобщей мобилизации. 2 сентября  1939 г.

Тем не менее, утром 1 сентября английский парламент объявил о всеобщей мобилизации армии, флота и авиации.  А 2 сентября  был подписан декрет о всеобщей мобилизации во Франции. В Берлине расценили эти мероприятия как блеф: Гитлер был уверен, что, даже если Британская империя и Франция объявят войну Германии, они не начнут серьезных военных действий. Так же как и в период Мюнхена, Чемберлен и Даладье обратились к Муссолини с просьбой о посредничестве, строили надежды на договоренность с агрессором на конференции с участием Англии, Франции, Германии и Италии.

2 сентября английское правительство поручило своему послу в Берлине Гендерсону ультимативно потребовать от Германии прекращения военных действий в Польше и вывода германских войск до 11 часов 3 сентября. Выполняя эти инструкции, Гендерсон вручил 3 сентября ультиматум Германии. Французский ультиматум был предъявлен Германии также 3 сентября. Его срок истекал в 17 часов. В тот же день, 3 сентября, Гендерсон и французский посол Кулондр пришли за ответом к Риббентропу. Однако фашистский министр высокомерно заявил: «Германия отвергает ультиматумы Англии и Франции, возложив на их правительства ответственность за развязывание войны».

Чемберлен по радио объявляет войну Германии.

Чемберлен по радио объявляет войну Германии.

Премьер-министр Франции Даладье выступает по радио с объявлением войны Германии.

Премьер-министр Франции Даладье выступает по радио с объявлением войны Германии.

Французские газеты о начале войны.

Французские газеты о начале войны.

Выступая в палате общин 3 сентября, Чемберлен заявил, что Великобритания находится в состоянии войны с Германией. «Сегодня, — сокрушался он, — печальный день для всех нас, и особенно для меня. Все, для чего я трудился, все, на что я так надеялся, все, во что я верил в течение всей моей политической жизни, превратилось в руины». На сей раз, Чемберлен был прав. Действительно, все его планы спровоцировать нападение Германии на Советский Союз потерпели крах. Германия, напав на союзницу Англии и Франции Польшу, вступила в первую очередь в войну с Англией и Францией. После объявления войны метрополией в войну с Германией вступили британские доминионы. Германия оказалась в состоянии войны с коалицией стран Британской империи, Францией и Польшей. Однако фактически военные действия происходили только на территории Польши.

Британские газеты о начале войны.

Британские газеты о начале войны.

Британские газеты о начале войны.

Гитлер не ошибся, заявив своим приближенным о политике Англии и Франции: «Хотя они и объявили нам войну… это не значит, что они будут воевать в действительности». Дальше формального объявления войны дело не пошло. Правительства Англии и Франции объявили войну Германии не для того, чтобы помочь Польше, не во имя борьбы с фашизмом. Они намеренно избегали каких-либо военных действий или шагов, которые могли бы помешать Гитлеру двигаться на Восток. На германо-французском фронте не прозвучало ни одного выстрела. Поэтому расчеты гитлеровцев на изоляцию Польши, брошенной на произвол судьбы союзниками и собственными правителями, полностью оправдались.