Хиви – безысходность или предательство

Старшее поколение знает, что на стороне немцев во времена Великой Отечественной Войны воевали и советские граждане, в основном были полицаями на оккупированных территориях. Все они считались предателями своей страны, явными врагами. И вопрос, почему они выжили после войны,  до сих пор вызывает недоумение.  Более молодым людям  стал доступен больший ресурс информации и отношение к коллаборантам у них не такое однозначное. Хотя их деятельность они воспринимают лишь через написанные книги и фотографии, а не через жизнь и судьбы своих близких, как это было со стариками.  Так кем они были, эти помощники немцев? Героями, жертвами или предателями? На эти и ряд других вопросов постараемся ответить в этой статье.

Кто такие хиви?

К началу войны с СССР немецкая военная машина неплохо знала социально-экономическую обстановку в стране большевиков, что вселяло надежду генералитету на слабое сопротивление  Красной Армии при соответствующей ее идеологической обработке.  В первые же дни вторжения, геббельсовская пропаганда со всех сил навалилась на территорию жертвы. Работа велась как уже в захваченных городах и селах, так и на территории предстоящих военных действий.  На ее усиления работало и бегство Красной Армии вглубь страны. Только за  первые месяцы войны в плен попало более миллиона красноармейцев, а также почти полмиллиона призывников, еще официально не оформившихся в Красной Армии. Следует учесть и то, что немцами были захвачены территории, которые были присоединены к СССР  в 1939-1940 годах – Прибалтика, Западная Украина, Бессарабия. Население этих регионов, несмотря на частичное «переселение» в Сибирь, не очень симпатизировало большевикам, и принимало немцев, как освободителей.

Концлагерь «Уманская яма». Август 1941 г. Здесь временно содержалось не менее 50 тысяч красноармейцев не желающих воевать.

Концлагерь «Уманская яма». Август 1941 г. Здесь временно содержалось не менее 50 тысяч красноармейцев не желающих воевать.

Пленные красноармейцы на сборном пункте под Севастополем. 1941 г.

Пленные красноармейцы на сборном пункте под Севастополем. 1941 г.

В тоже время, Вермахт и через потери в живой силе, и через расширяющейся фронт, требовал все новых и новых человеческих ресурсов. Таким образом, потребности немецкой армии и наличие советских граждан  желающих служить  Великой Германии совпали.

Добровольные помощники Вермахта появились буквально в первые дни вторжения в СССР. Первоначально они использовались без какого либо официального оформления в качестве переводчиков, проводников, диверсантов, разведчиков, осведомителей гестапо и т.п. В дальнейшем их стали использовать во вспомогательных частях и подразделениях ездовыми, грузчиками, саперами, рабочими на строительстве. Называли их хиви – сокращенно от немецкого Hilfswilliger, желающий помочь, иногда называли восточными добровольными помощниками — Ost-Hilfswillig. Со временем немецкое командование использовало этот термин для обозначения всех жителей оккупированных стран, которые служили в немецких войсках. В хиви набирали как военнопленных, так и местных жителей. Постепенно хиви стали привлекать и к непосредственному участию в боевых действиях на фронте и операциях против партизан, а также к карательным акциям на оккупированных территориях. Таким образом, категория хиви включает в себя и как вооруженные подразделения, так и невооруженные формирования, имеющие отношения к вооруженным силам. Правда многие исследователи истории под хиви понимают, только лиц занятых на хозяйственных или вспомогательных работах, что в корне неправильно и противоречит немецким документам, в которых ключевым значением являлись два критерия – добровольно и  выходцы с востока.

Хиви с патронными ящиками к пулемету. Первый месяц войны.

Хиви с патронными ящиками к пулемету. Первый месяц войны.

Важно подчеркнуть, что к хиви не относились военнопленные, использовавшиеся на принудительных работах в концлагерях, и почти 5 миллионов остарбайтеров — жителей оккупированных территорий, угнанных в Германию на принудительные работы. Не считались хиви и принудительно  рекрутированная рабочая сила из европейских оккупированных стран, ибо ее применяли не в армии, а на производстве. Добровольцы из европейских стран зачислялись в иностранные легионы и тоже к хиви не имели никакого отношения, а считались полноценными воинскими подразделениями.

Несмотря на то, что Гитлер был против привлечения «недочеловеков» к службе в армии, командование вермахта на свой страх и риск начало приём этих людей на службу. Уже к ноябрю 1941 года в группе армий «Центр» боевые потери составили до 20 % личного состава. В этих условиях командование пошло на создание шести вооруженных батальонов «хиви», названных «восточными формированиями». В это же время, командование группы армий «Юг» создаёт у себя из советских военнопленных «казачьи сотни». 10 февраля 1942 года Гитлер снова издаёт приказ о запрете дальнейшей работы в этом направлении, и снова генералитет этот приказ нарушает. Главное командование сухопутных войск вермахта предписывает заменять в тылу «восточными добровольцами» части, отправляющиеся на фронт.

В 1943 году штаб 6-й армии гитлеровцев разработал «Основные направления по обучению добровольных помощников». Документ гласил, что целью обучения и воспитания является подготовка Hilfswilliger как «надежных соратников в борьбе с большевизмом».

Статус и форма хиви

Вначале хиви продолжали носить советскую военную форму, но без советских знаков различия. Постепенно их обмундирование сменилось на немецкую форму, но с особыми «восточными» знаками различия. Иногда о принадлежности хиви к вермахту говорила лишь нарукавная повязка с надписью «Im Dienst der Deutschen Wehrmacht» (На службе Германского Вермахта). Женский вспомогательный персонал вермахта имел повязки с надписью «Deutsche Wehrmacht». Повязка с надписью «На службе войск СС» — «Im Dienst der WaffenSS» —  выдавалась служащим-добровольцам Ваффен SS.

Нарукавная повязка «На службе немецкого Вермахта».

Нарукавная повязка  «На службе немецкого Вермахта».

Нарукавная повязка для членов женского вспомогательного персонала Вермахта.

Нарукавная повязка для членов женского вспомогательного персонала Вермахта.

Нарукавная повязка добровольцам Ваффен SS.

Нарукавная повязка добровольцам Ваффен SS.

Хиви в форме со стандартной нарукавной повязкой.

Хиви в форме со стандартной  нарукавной повязкой.

Каждый «хиви» получал полный продовольственный паёк немецкого солдата, а после 2 месяцев испытательного срока и зачисления в качестве «добровольца вспомогательной службы» — также денежное содержание и дополнительное довольствие. Денежное содержание хиви выплачивалось по трем разрядам: 30 марок (375 рублей), 36 марок (450 рублей) и  42 марки (525 рублей). Содержание по первому разряду могли получать все добровольцы, по второму — 20 % численности подразделения, по третьему — 10 %. Хиви бесплатно предоставлялось жилье, но отдельно от немецких солдат. Запрещалось выставлять добровольцев на охрану складов с боеприпасами и оружием. Отпуск к родным санкционировался только командиром батальона в населенный пункт, занятый немецкими войсками, и только после проверки. В роты, скомплектованные из хиви, как правило, численностью в 100 человек, из немцев назначали: командира роты, шесть командиров отделения, унтер-офицера по снабжению, счетовода и писаря. В качестве удостоверения личности хиви получали служебную книжку «Kennbuch» близкую по содержанию к солдатской книжке немецкого военнослужащего.

Удостоверение (служебная книжка) хиви.

Удостоверение (служебная книжка) хиви.

Удостоверение (служебная книжка) хиви.

«Kennbuch» хиви-танкиста на украинском и немецком языках.

«Kennbuch»  хиви-танкиста  на украинском и немецком языках.

После прохождения испытательного строка хиви давали клятву на верность фюреру и подписывали специальное обязательство. Единой формы этого документа не существовало, поэтому в разных воинских формированиях существовали свои образцы. Общим для всех обязательств было применение русского языка в его написании, чтобы подписант осознавал свои действия. Немцы же предупреждали хиви, что попадание этого документа в НКВД или СМЕРШ – верная смерть, во что часть коллаборантов слепо верили, а часть не придавала значения. Собственно и бюрократичные немцы относились к этой атрибутике не серьезно, поскольку хиви официально не являлись немецкими военнослужащими, и любой фельдфебель безнаказанно мог пристрелить хиви по поводу или без. Единственным сдерживающим фактором от истребления хиви была обязанность немцев беречь имущество рейха, приносящее пользу,  которым и являлись хиви.

Разновидности письменного обязательства хиви.

Разновидности письменного обязательства хиви.

Разновидности письменного обязательства хиви.

Хиви присягают на верность фюреру.

Хиви присягают на верность фюреру.

Второсортность хиви в сравнении с немцами подчеркивала и система воинских званий во вспомогательных подразделениях, и система наград. Так в июле 1942 года для восточных народов и был учрежден орден «За храбрость». Им награждали личный состав Русской освободительной армии (РОА), казачьих полков, туркестанских батальонов, полицейских батальонов, украинской службы охраны и др. С мая 1943 г. «восточные» награды были распространены и на немецких служащих из состава полицейских и охранных формирований. Орденом награждались лица, принимавшие участие в боевых действиях. Награда приравнивалась по значимости к Железному кресту соответствующего класса. Орден имел два класса: 1-й и 2-й.

Орден «За храбрость» 2-го класса «в бронзе» с мечами.

Орден «За храбрость» 2-го класса «в бронзе» с мечами.

Для хиви, не принимавших участия в боевых действиях, был учрежден орден «За заслуги». Орденом, как правило,  награждались руководители и прочие лица оккупационных администраций. Награда приравнивалась по значимости к Кресту за военные заслуги  соответствующего класса. Орден имел два класса: 1-й и 2-й.

Орден «За заслуги» 2-го класса в «золоте».

Орден «За заслуги» 2-го класса в «золоте».

Для армии Власова существовали специальные разновидности этих орденов, отличающиеся орденской лентой. Кроме официальных наград, воинским добровольческим подразделениям разрешалось выпускать свои памятные полковые знаки. К примеру, во 2-м Сибирском кавалерийском полку был учрежден памятный крест.

Крест 2-го Сибирского кавалерийского полка.

Крест 2-го Сибирского кавалерийского полка.

Численность, состав и деятельность хиви

Для набора хиви немцы имели огромный потенциал – более 5 миллионов военнопленных, в т.ч. 392 тысячи офицеров и 60-80 миллионов населения на оккупированной территории. По оценкам экспертов, Германия имела около 1,2 — 1,5 миллиона помощников выходцев из Советского Союза, включая и эмигрантов из царской России, в т.ч. 750-800 тысяч русских, из них — 70-80 тысяч казаков; 200-250 тысяч украинцев; 47 тысяч белорусов; 88 тысяч латвийцев; 69 тысяч эстонцев; 20 тысяч литовцев. Представители народов Закавказья и Средней Азии составляли почти 180 тыс., Северного Кавказа — 30 тыс., грузин — 20 тыс., армян -18 тыс., азербайджанцев — 35 тыс., поволжских татар — 40 тыс., крымских татар — 20 тыс. и калмыков — 5 тыс. Как видим, армия коллаборантов весьма интернациональна и не определялась каким-то одним-двумя народами, как после нам показывала пропагандистская машина советов. Эта армия сопоставима с суммарным количеством мобилизованных граждан стран-союзников Гитлера (Италия, Испания, Венгрия, Румыния, Финляндия, Хорватия, Словакия) — около 2 млн. человек. В странах противоборствующих Гитлеру, его сторонников оказалось значительно меньше: в Дании — менее 5 тыс., во Франции — менее 10 тыс., в Польше — 20 тыс., в Бельгии — 38 тысяч. Таким образом, 5% от призывной численности Красной Армии за все годы войны, воевало против своей страны.

Сразу отметим, что в общее число хиви мы не включали еще около 400 тысяч советских граждан, приспешников немецкого режима, служивших на оккупированной территории в качестве вахманов, старост, бургомистров, чиновниками администраций, управдомов, журналистов, священников и прочая, прочая.

Вышеприведенные цифры не есть точными или окончательными, поскольку таковыми они не могут быть априори. Официальные советские источники по мере изучения темы общую численность коллаборантов вообще начинали со 120-150 тысяч. Как раньше, так сегодня «позорную статистику» стараются занижать.  Сейчас официально признается уже 1,2 млн. человек. Однако и эта цифра не является конечной. Как показывают дальнейшие исследования, она существенно выше. Но пока новые данные рождены лишь в дискуссиях, примем за истину имеющиеся.

Основным источником формирования хиви были советские военнопленные. Считается, что около 950 тысяч из них пошли на службу к немцам или каждый пятый-шестой их попавших в плен. Было бы ошибочно считать, что в услужение фашистам пошла «серая солдатская масса» или идеологические противники, до этого времени маскировавшиеся на командирских должностях в Красной Армии. Из 78 генералов Красной армии попавших в плен, 22 сотрудничали с немцами. Только в РОА служили 3 генерал-лейтенанта Красной Армии, 1 дивизионный комиссар, 6 генерал-майоров и 3 комбрига. Из общего числа советских коллаборантов около 70 — 80 тысяч были офицерами Красной Армии, каждый 10-12-й —  был младшим командиром.

Пропагандист РОА читает воззвание генерала Власова советским военнопленным. Май 1943 г.

Пропагандист РОА читает воззвание  генерала Власова советским военнопленным. Май 1943 г.

Генерал-майор береговой службы Благовещенский И.А., в последствии – генерал-майор РОА.

Генерал-майор береговой службы Благовещенский И.А., в последствии  – генерал-майор РОА.

Генерал-майор Будыхо А.Е., впоследствии начальник контрразведки «Политического центра борьбы с большевизмом», сотрудничал с РОА.

Генерал-майор  Будыхо  А.Е., впоследствии начальник контрразведки «Политического центра борьбы с большевизмом», сотрудничал с РОА.

Генерал-лейтенант Власов А.А., впоследствии командующий РОА.

Генерал-лейтенант Власов А.А., впоследствии командующий РОА.

Генерал-майор Закутный Д.Е., впоследствии руководитель отдела пропаганды в Комитете освобождения народов России.

Генерал-майор  Закутный Д.Е., впоследствии руководитель отдела пропаганды в Комитете освобождения народов России.

Генерал-майор Малышкин В.Ф., впоследствии руководил разведкой и контрразведкой РОА.

Генерал-майор  Малышкин В.Ф., впоследствии руководил разведкой и контрразведкой РОА.

Уже к середине войны немецкие вооруженные силы были на 15-20% наполнены хиви. Так, 11– я армия фельдмаршала Манштейна летом 1942 года имела в своем составе 47 тысяч добровольных помощников. В составе 6-й армии Паулюса зимой 1941-1943 гг. находилось 51 780 человек русского вспомогательного персонала и зенитно-артиллерийский дивизион, укомплектованный украинцами. К концу 1942 года каждый пехотный полк Вермахта имел в своем составе одну саперную роту, составленную из военнопленных, в структуру которой входило 10 немецких инструкторов. А установленные с 2 октября 1943 года штаты пехотной дивизии предусматривали наличие 2005 добровольцев на 10 708 человек немецкого личного состава, что составляло около 19 % общей численности дивизии.

В тыловых районах формированием русских подразделений занимались все без исключения немецкие армейские, полицейские, разведывательные части, штабы дивизий, полков и корпусов, а также военно-строительная организация ТОДТа и административные органы оккупантов. Их имели даже такие невоенные «конторы» как управление по сбору металлолома, а Министерство пропаганды имело в своем ведении команды по охране типографий.

Представление о типологии коллаборационистских частей и подразделений дают специальные реестры, составлением и ведением которых занималось военное ведомство Рейха и штаб командующего всеми восточными войсками. Так, в реестре от 22 ноября 1943 года упоминаются следующие виды восточных (русских, украинских, белорусских и смешанного состава) частей и подразделений:

— восточные роты (ост-компани);

— восточные вахт-роты и взводы;

— восточные роты и колонны снабжения (тяжелые и легкие);

— роты и батальоны выздоравливающих добровольцев;

— строительные и инженерные роты, взводы;

— саперные, понтонные, мостостроительные роты и взводы;

— антипартизанские роты, взводы, ягд-команды, в т. ч. егерские;

— охранные взводы и роты;

— пехотные (стрелковые) единицы;

— танковые взводы и роты;

— взводы и роты связи;

— конные и кавалерийские эскадроны и подразделения;

— восточные пропагандистские роты и взводы (моторизованные и пешие);

— восточные полковые штабы особого назначения ЦБФ;

— восточные подразделения и штабы переводчиков;

— бронепоезда, санитарные и ремонтно-восстановительные поезда;

— школы (роты и батальоны) подготовки унтер-офицеров;

— восточные запасные, учебные роты и батальоны;

— подразделения ремонта танков и другой техники;

— разведывательные взводы, роты, эскадроны.

На протяжении войны, кроме многочисленных вспомогательных подразделений, хиви служили в чисто боевых армейских батальонов и других военных структурах. Например, в частях СС около 10 дивизий были укомплектованы «восточными добровольцами», в которых служило до 150 тысяч бывших советских граждан, из них 50 тыс. русских (в т.ч. почти 35 тыс. казаков), 40 тыс. латышей, 30 тыс. украинцев, 20 тыс. эстонцев, 8 тыс. белорусов, 8 тыс. представителей тюркских и кавказских народов. К окончанию войны в составе Люфтваффе находилось 120 тыс. бывших военнопленных и 22,5 тыс. добровольцев. В Кригсмарине служило 15 тысяч хиви.

Собственными подразделениями, сформированными из коллаборационистов, располагали группы Абвера, отделы 1Ц (разведка) немецких частей и соединений. Так, отдел 1Ц штаба 18-й армии располагал к октябрю 1941 года русским добровольческим отрядом под командованием бывшего старшего лейтенанта, кавалера ордена Красного Знамени Полетаева и героя финской кампании лейтенанта Сушко. К  Рождеству 1941 года отряд был укрупнен до роты, численностью в 200 человек. Зимой 1942 года эта рота участвовала в обороне города Тихвина.

Украинский диверсионно-разведывательный батальон Абвера «Нахтигаль». 1941 г.

Украинский диверсионно-разведывательный батальон  Абвера «Нахтигаль». 1941 г.

Восточные батальоны, эскадроны, батареи, эскадрильи в большинстве своем формировались в составе каждой немецкой дивизии на базе восточных рот различного назначения. Впоследствии они получили нумерацию своих дивизий. С весны 1943 года все антипартизанские роты были сведены в ост-батальоны. Командирами в них, как правило, назначались немецкие офицеры, хотя были и исключения. К июлю 1943 года существовало 78 ост-батальонов. Многие подразделения параллельно носили имена своих командиров: «ягд-команда восточных охотников Бишлера», «команда Фризнера», «ост-батальон Хансена» и пр. Это делалось с целью их маскировки от внимания особо рьяных военных чиновников, усматривавших в существовании восточных частей прямое нарушение приказа фюрера о недопустимости вооружения «славянских недочеловеков».

Сотрудничество с врагом осуществлялось не только на земле, но и в воздухе. 1-я Восточная эскадрилья Люфтваффе была создана в декабре 1943 года в Морицфельде. Для предварительной подготовки был создан специальный лагерь в Сувалках, где проходили проверку на пригодность бывшие военнопленные из числа летчиков, штурманов, радистов. После окончания проверки их восстанавливали в прежних званиях, принималась присяга, и людей включали в состав эскадрильи. Русские летчики летали на ПО-2 и устаревших немецких самолетах. Эскадрилья принимала участие в боях в Прибалтике в составе группы ночных бомбардировщиков «Остланд». В эту группу входили также 3 эстонских и 2 латышских эскадрильи. Впоследствии на базе русской эскадрильи Холтерса были созданы Военно-Воздушные Силы КОНР.

Награждение эстонского пилота Люфтваффе в звании гауптмана Железным крестом 2-го класса. 1943 г.

Награждение эстонского пилота Люфтваффе в звании гауптмана Железным крестом 2-го класса. 1943 г.

Помимо этого с весны 1944 года создаются подразделения «хиви» для Люфтваффе, именовавшиеся «помощниками Люфтваффе» – «лювтваффенхильферами». А на охране «Атлантического Вала» были размещены несколько батарей 88-мм зенитных орудий, персонал которых частично состоял из юных русских добровольцев «флакхильферов» и бывших военнослужащих казачьих подразделений фон Рентельна.

При различных немецких танковых, моторизованных и пехотных частях также насчитывалось множество «туземных» формирований, именуемых «кавалерийские» или «конные». Русский 567-го разведэскадрон 56-й немецкой танковой дивизии действовал на Севере России. Его сформировал Г.Н. Чавчавадзе, выпускник немецкого военного училища, впоследствии получивший должность при отделе 1Ц штаба дивизии и корпуса. Уже в августе 1941 года он воевал с советскими частями у озера Ильмень, когда был окружен штаб 56-го танкового корпуса. Принимал участие в тяжелых боях на передовой под Ржевом, Волоколамском, Клином. Позднее эскадрон влился в состав 1-й дивизии ВС КОНР, а затем его остатки вместе с командиром вели партизанскую борьбу в Словакии и в Галиции.

Немецкое командование озаботилось созданием специальных школ для подготовки командного состава русских добровольческих частей. В Мариамполе (Литва) существовала 1-я Офицерская школа РОА для подготовки офицерских и унтер-офицерских кадров и переводчиков под руководством бывшего полковника Красной Армии В.Г. Ассберга. Аналогичные курсы действовали в Бобруйске, Витебске, Пскове, Сольцах, Пожаревицах. Для тех же целей существовали запасные ост-батальоны и роты. Обучение велось по немецким уставам и на немецком командном языке.

Генерал Власов в офицерской школе Дабендорф. 1944 г.

Генерал Власов в офицерской школе  Дабендорф. 1944 г.

Многие ост-батальоны имели смешанный национальный состав. Например, 674-й батальон, действовавший на территории Ленинградской области, был сформирован в июле 1942 года в Волосове из числа бывших военнопленных из лагерей Гатчины, Чудова, Рождествена, Волосова и пр. Первая рота батальона была русской, 2-я —  украинской, 3-я и 4-я из народов Закавказья и Средней Азии, татар. Батальон патрулировал местность, охранял линию железной дороги Гатчина. Кингисепп. Нарва и проводил антипартизанские акции на территории Волосовского района. Роты батальона были размещены в ряде населенных пунктов района. На карательные акции выезжали в соседние районы. К декабрю 1943 года батальон насчитывал уже 12 рот.

Помимо подразделений хиви в составе немецких войск существовало около 800 самостоятельных коллаборационистских формирований. В качестве иллюстрации перечислим наиболее одиозные из них:

— Русская Освободительная Народная Армия Вермахта (РОА). В РОА входили 12 охранных корпусов, 13 дивизий, 30 бригад;

— Русская Освободительная Народная Армия Вермахта (РОА). В РОА входили 12 охранных корпусов, 13 дивизий, 30 бригад;

— РОНА (Русская Освободительная Народная Армия) — 5 полков, 18 батальонов;

— 1-я Русская национальная армия (РННА) — 3 полка, 12 батальонов;

— Русская Национальная Армия — 2 полка, 12 батальонов;

— Дивизия «Руссланд»;

— Дивизия СС «Галиция» — 9 полков и 5 батальонов;

—  Русская Освободительная Армия Конгресса освобождения Народов России  — 3 дивизии, 2 бригады;

— Военно-Воздушные Силы КОНР (Авиационный корпус КОНР) — 87 самолетов, 1 авиагруппа, 1 полк;

— 15-й Казачий русский корпус войск СС — 3 дивизии,16 полков;

—  30-я гренадерская дивизия СС (Вторая Русская);

— бригада генерала А.В.Туркула;

—  1-я русская национальная бригада СС «Дружина» (1-й Русский национальный отряд СС);

—  Полк «Варяг» полковника М.А.Семенова;

—  Высшая немецкая школа для русских офицеров;

—  Русский отряд 9-й армии вермахта;

— Добровольческий полк СС «Варяг»;

—  Добровольческий полк СС «Десна»;

—  1-й Восточный добровольческий полк в составе двух батальонов — «Березина» и «Днепр»;

—  восточный батальон «Припять»;

—  отдельный полк полковника Кржижановского;

— 5 штурмовая бригада войск СС «Валлония» при танковой дивизии СС «Викинг»;

—  русский личный состав дивизии СС «Шарлемань»;

—  русский личный состав дивизии СС «Дирлевангер».

Кроме того, в 12-й Резервный корпус Вермахта в различные периоды входили крупные формирования восточных войск, такие как: Казачий (русский) охранный корпус из 15 полков;  162-я Учебная дивизия Остлегионов из 6 полков; 740-я казачья (русская) запасная бригада из 6 батальонов;  Казачья (русская) Группа Походного атамана из 4 полков; Казачья группировка полковника фон Панвица из 6 полков;  Сводно-Казачья (русская) дивизия полевой полиции «Фон Шуленбург».

Кратко о «боевом пути» некоторых из этих формирований.

Русская Освободительная Армия (РОА) начала свое формирование в конце 1942 года, главным образом, из советских военнопленных, и по разным данным насчитывала от 125 до 140 тысяч человек.  В 1943 году все формирования восточных рот формально находились в подчинении  РОА и обязаны были носить знаки отличия РОА. Максимальная численность такой армии определялась в 600-800 тысяч хиви. Боевые действия в статусе армии РОА начала в феврале 1945 года в оборонительных боях на р. Одер. Затем воевала в составе группы армий «Центр». В мае 1945 года части РОА совместно с чешскими партизанами приняла участие в Пражском восстании против Германии, фактически освободив Прагу ещё до подхода Красной армии. После этого большинство воинских частей пробилось на Запад, и сдались в плен англо-американских войскам, которым это отребья, даже с идеями борьбы против большевизма, было ни к чему. Согласно решениям Ялтинской конференции, 2/3 власовцев передали правоохранительным органам СССР.

Особым зверством среди формирований коллаборантов отличалась 29-я ваффен-гренадерская дивизия СС, сформированная из частей «РОНА» под командованием бригаденфюрера СС Бронислава Каминского. Вволю навоевавшись с женщинами и стариками на родине, части дивизии участвовали в подавлении  Варшавского и Словацкого восстания, а также в борьбе с партизанами за пределами Союза. В Варшаве, солдаты дивизии более двух недель занимались  массовыми грабежами, пьянством, изнасилованием женщин, расстрелами местных жителей. По данным польских исследователей, жертвами русских стало от 15 до 30 тысяч поляков и даже немцев. От зверств, устроенных  хиви, в ужас пришел даже Генштаб сухопутных войск, начальник которого,  Хайнц Гудериан  обратился с Гитлеру с просьбой  убрать  дивизию с фронта. В результате по личному приказу Гитлера дивизия была расформирована, а Каминского расстреляли, инсценировав нападения партизан.

Бронислав Каминский, 21 марта 1944 года.

Бронислав Каминский, 21 марта 1944 года.

Формирования «Казачьего Стана», созданного в Кировограде в ноябре 1943 года под руководством «походного атамана» С.В. Павлова, пополнялись казаками почти со всего Юга России. Среди тех, кто присягнул на верность Гитлеру, были астраханские, кубанские, терские, уральские, сибирские казаки. Но подавляющее большинство коллаборационистов среди казаков все, же составляли жители донских земель.
Только через казачьи части на стороне Германии в период с октября 1941 по апрель 1945 гг. прошло 70-80 тысяч человек. Уже к январю 1943 года было сформировано 30 казачьих отрядов общей численностью около 20 тысяч человек. На оккупированных немцами территориях создавались казачьи полицейские батальоны, главной задачей которых была борьба с партизанами. Так, в сентябре 1942 года возле хутора Пшеничного Станично-Луганского района казаки-полицаи вместе с карательными отрядами гестапо преуспели в разгроме партизанского отряда под командованием Ивана Яковенко. Нередко казаки выступали в роли надзирателей военнопленных красноармейцев. При немецких комендатурах также были казацкие сотни, которые выполняли полицейские задачи. К примеру, две такие сотни донских казаков размещались в станице Луганской и еще две — в Краснодоне. Казаки принимали активное участие в подавлении Варшавского восстания в августе 1944 года, когда за проявленное усердие нацистское командование наградило многих офицеров Железными Крестами, что было весьма редким явлением.

Приблизительно так воевали казачки. Казак-полицай на потеху венгерским оккупантам рубит шашкой пленных советских партизан. Украина, ноябрь 1941 г.

Приблизительно так воевали казачки. Казак-полицай на потеху венгерским оккупантам рубит шашкой пленных советских партизан. Украина, ноябрь 1941 г.

Приблизительно так воевали казачки. Казак-полицай на потеху венгерским оккупантам рубит шашкой пленных советских партизан.  Украина, ноябрь 1941 г.

Таким образом, казаки, как и при царе-батюшке, так и при Гитлере, усердствовали не на поле боя, а больше в качестве полицаев-карателей. При отступлении немцев казаки прикрывали отход и участвовали в уничтожении около тысячи сел и поселений. После окончания войны союзными войсками было задержано и передано в советскую зону оккупации в общей сложности 50 тысяч казаков вместе с их семьями. Большинство из них получили длительные сроки в ГУЛаге, а казачью верхушку банально повесили.

Основатель «Казачьего стана», генерал-майор Вермахта – Павлов.

Основатель «Казачьего стана», генерал-майор Вермахта – Павлов.

Не долго гарцевал на донских рысаках и основатель «Казачьего стана». Его убили в июне 1944 года в Белоруссии. По одной версии, белорусские полицаи «по ошибке» приняли за партизана, по другой  — застрелил адъютант, оказавшейся «засланным казачком» от НКВД. Посмертно немецкое командование присвоило Павлову звание генерал-майора Вермахта.

Дивизия «Руссланд» (1-я Русская национальная армия, позже — Зеленая армия особого назначения) — военное формирование, действовавшее в составе Вермахта под руководством офицера абвер Б. Смысловского. Она состояла из бывших эмигрантов, военнопленных и перебежчиков из Красной армии. В ее состав входило 12 разведывательных школ по шпионско-диверсионной деятельности в тылу Красной армии и по борьбе с партизанами. Общая численность дивизии составляла около 10 тысяч человек. В конце войны остатки дивизии оказались на территории Лихтенштейна, откуда большинство русских эмигрировало в Аргентину.

Священник благословляет казачков дивизии «Руссланд». 1942 г.

Священник благословляет казачков дивизии «Руссланд». 1942 г.

14-я пехотная (ваффен-гренадерская) дивизия СС «Галиция» — военное формирование, набранное из украинских добровольцев, в 1943 году насчитывало около 80 тысяч человек. Подразделения дивизии с осени 1943 года использовались в операциях против партизан на территории Европы. В середине июля 1944 года дивизия первого набора была разгромлена Красной Армией в боях под Бродами. В конце сентября 1944 года боеготовые полки дивизии были переброшены на подавление Словацкого восстания. В начале 1945 года дивизия была на Балканах, где участвовала в операциях против югославских партизан. В апреле 1945 года дивизия формально была преобразована в 1-ю Украинскую дивизию Украинской национальной армии. В мае 1945 года части дивизии сдались американским и британским войскам. Из-за вмешательства Ватикана, который рассматривал солдат дивизии как «хороших католиков и преданных антикоммунистов», их статус был изменён англичанами с «военнопленных» на «сдавшийся вражеский персонал», и они не были выданы Советскому Союзу, в отличие от большинства коллаборационистов других национальностей.

Вояки дивизии СС «Галиция». 1943 г.

Вояки дивизии СС «Галиция». 1943 г.

30-я ваффен-гренадерская дивизия СС (1-я белорусская)  формировалась в конце войны из белорусских полицейских подразделений. «Отличилась» жестокими антипартизанскими операциями на территории Польши. После войны часть хиви,  выходцев с СССР, была выдана НКВД, а часть, прежде всего те, кто был родом с территорий, вошедших в СССР в 1939-1940 годах – осталась в Европе.

Русский корпус был организован генерал-майором М.Ф. Скородумовым в 1941 году и действовал, в основном, против партизан в Сербии и Югославии. За годы войны через корпус прошло более 17 тысяч человек, из них 11 тысяч были белоэмигранты. В 1944-1945 годах корпус принимал участие в боях на Восточном фронте, где был почти полностью разбит. После окончания войны, служившие в корпусе, эмигрировали в США, Канаду, Бразилию, Аргентину и другие страны.

Немного о полиции, вербуемой немцами из советских коллаборационистов. Принято считать, что полицаев немцы вербовали из «идейных» противников советского режима, то есть «мстителей», но это существенное упрощение реальной картины. В полицаи охотно шли русские антисемиты, уголовники и всякое отребья, то есть любители пограбить, еще — бывшие стукачи НКВД, военнопленные, желавшие вырваться из концлагерей и мобилизованные в полицию насильно под страхом попасть в концлагерь или быть отправленными на работы в Германию. Имелась небольшая прослойка из интеллигенции. Иными словами, это была весьма разношерстная публика. Для многих «полицаев» служба в оккупационных органах власти являлась средством выживания и личного обогащения. Кроме спецпайков, полицаи освобождались от налогов и получали дополнительные вознаграждения за особые «заслуги», как-то — выявление и расстрел евреев, партизан и подпольщиков. За это полагались особые награды «для восточных народов». Впрочем, плата полицаям за «службу» была весьма умеренной — от 30 до 50 рейхсмарок.

Полиция, созданная из коллаборационистов, делилась на гражданскую и военную, соответственно в зоне ответственности гражданских властей и военного командования. Последние имели разные названия — «боевые отряды местных жителей» (Einwohnerkampfabteilungen, ЕКА), «служба порядка» (Ordnungsdienst, Odi), «вспомогательные охранные команды» (Hilfswachemannschaften, Hiwa), батальоны «Schuma» («Schutzmannschaft-Bataillone»). В их обязанности входило прочесывание лесных массивов с целью поиска окруженцев и партизан, а также охрана важных объектов. Многочисленные охранные и антипартизанские формирования, создаваемые усилиями местных командных инстанций Вермахта, как правило, не имели ни четкой организационной структуры, ни строгой системы подчинения и контроля со стороны немецкой администрации. Их функции заключались в охране железнодорожных станций, мостов, автомагистралей, лагерей военнопленных и других объектов, где они были призваны заменить немецкие войска, необходимые на фронте. По состоянию на февраль 1943 года численность этих формирований определялась в 60-70 тыс. человек.

Полицаи ведут задержанного окруженца. Украина, лето 1941 г.

Полицаи ведут задержанного окруженца. Украина, лето 1941 г.

Охранная полиция из хиви. Украина, зима 1942 г.

Охранная полиция из хиви. Украина, зима 1942 г.

Типичные славянские полицаи. 1942 г.

Типичные славянские полицаи. 1942 г.

Полицаи Буковинского шуцманшафтбатальона. 1942 г.

Полицаи Буковинского шуцманшафтбатальона. 1942 г.

По свидетельствам очевидцев, часто славянские полицаи даже превосходили немцев по жестокости. Наиболее одиозной считалась служба русских в «тайной полевой полиции» (Гехайм фельдполицай). Эти отряды были моторизованы и имели много пулеметов для проведения расстрелов. Сотрудники службы  арестовывали лиц по спискам контрразведки, ловили красноармейцев, диверсантов и «саботажников». Кроме того, «тайная полиция» гонялась за беглецами, не желавшими угона на работы в Рейх. Каратели также сжигали деревни вместе с жителями, помогавшими партизанам.

Причины  коллаборационизма

До смерти Сталина о коллаборационизме не принято было говорить.  Да собственно и термин этот в то время еще не вошел в обиход. Больше применялись понятные русские слова: предатель, пособник врага, перебежчик. То есть народ знал, что коллаборанты  были, что их было немало, что большинство населения, бывшего на оккупированной территории, реально пострадало от своих предателей, но официально их не было. Как официально не признавалось и наличие военнопленных с остарбайтерами.  И лишь в 80-х годах, когда по стране прокотилась волна судов над замаскировавшимися прислужниками немцев, начался вялый процесс исследования этого явления. После распада Союза и открытия некоторых архивов, на свет белый появились весьма неприглядные данные о масштабности коллаборационизма и численности коллаборантов. Стали лихорадочно искать причины, выявлять закономерности появления предательства, и даже подводить идеологическую основу под оправдание его существования. Ниже приведем несколько наиболее распространенных теорий появления коллаборационизма.

Но прежде чем анализировать причины порождения коллаборационизма, постараемся классифицировать коллаборантов на основные составляющие группы. На первое место исследователи ставят национал-сепаратистки настроенное население, которое стремилось к созданию своего национального государства, или по крайней мере, привилегированной провинции Рейха. Сюда относятся прибалты, азиатские легионеры и галичане. Второе место занимают идейные и упорные противник режима. Их было не так много, но своим фанатизмом они заражали массы. К ним относились как граждане СССР, так и российские эмигранты.

На третьем месте были граждане обиженные советской властью. Эта категория была довольно многочисленной и разношерстной: от униженных дворян до казаков, от бывших нэпманов – до разжалованных партийных чиновников, от куркулей и крестьян, загнанных в колхозы — до российской интеллигенции. Далее следует многочисленная и многонациональная категория оппортунистов, делавших ставку на победителей. В 1941 году  в полицаи, в 1944 – в партизаны. Все эти четыре категории осознанно и без давления, исключительно для собственной выгоды шли на службу к врагу.

Следующие две категории — военнопленные и граждане, находящиеся под оккупацией — в мотивах перехода на сторону врага имели внешнюю причину давления. Военнопленные стояли перед дилеммой выживания – концлагерь и почти неизбежная смерть, или предательство и жизнь. Здесь необходимо отметить, что многие военнопленные переход на службу к врагу, считали шансом вырваться из лап врага и продолжить борьбу с ним любым возможным способом: в Красной Армии, в партизанах или подполье. Немало было и таких, кто просто потом отсиживался до окончания войны. Относительно гражданского населения, находящегося в оккупации, такого категоричного выбора жизнь или смерть не существовало, однако между комфортной, сытой жизнью и полуголодным существованием, они выбирали первое.

Для каждого из этих шести категорий коллаборантов были свои причины, или их совокупность, повлиявших на принятие решения. Однако общей и главной причиной для всех было отсутствие государства, существующего в интересах народа. Государство представляло интересы власти, которая хоть и вышла с народа, была к нему антагонистичной. Остальные причины являются исходными из них.

Приблизительно определившись с категориями коллабрантов, перейдем к причинам, побудивших их стать на путь предательства. И так, считается, что навязанная большевиками идеология, вера в Сталина, в коммунизм во всем мире была противоестественной и практически бесполезной. Многолетнее зомбирование и оболванивание населения расходилось с его образом жизни, насаживаемой властью. Не помогала и православная вера. Она скорее разрывала естественный шаблон мышления — то церкви сносят, то молебны заказывают. Более того, число священнослужителей на службе немцев, было ничуть не меньше обычных граждан. Таким образом, население не было идеологически мотивированным воевать за чуждое ему государство, и лишь вопрос выживания страны стал общей идеологией, в конце и приведшей к победе.

Следующей причиной называют социально-политические условия в СССР. Тотальная нищета в сравнении с дореволюционной жизнью, массовые репрессии, тоталитарный режим с его примитивными слугами, извращение морали, нещадная эксплуатация и прочая, прочая — до предела сжали пружину народного терпения.  Она выпрямилась не через протесты, а через переход на сторону врага.

Безжалостное отношение военного командования к солдатам в совокупности с бездарным командованием,  приводило к бесконечным поражениям и  стало основным поставщиком военнопленных для немцев. Ведь наибольшее количество сдавшихся в плен было не в 1941 году, а в 1942 году, когда уже и Москву отстояли, и воевать немного научились.

Признание в СССР своих военнопленных потенциальными предателями, сыграло не последнюю роль в нежелании их возвращаться в Красную Армию, и побуждали к сотрудничеству с противником. 30% военнопленных вернувшихся на Родину были обвинены в пособничестве врагу и отбывали наказание в системе ГУЛАГа. Даже по официальным данным военными трибуналами по статье 58 «измена родине» в 1941-54 гг. было осуждено 484 тысяч предателей и дезертиров, из коих расстреляно более 150 тысяч военослужащих. Для сравнения количество подобных приговоров в вермахте составило около 8 тысяч, а во Франции, петеновская часть которой прямо пошла в услужение Гитлеру, — около 10 тысяч. Статистика осужденных предателей в других европейских странах такова: Дания — 15 тысяч, Норвегия — 18 тысяч, Венгрия — 18 тысяч, Чехословакия — 25 тысяч, Англия — 2 изменника.

Значительная часть выходцев из Западной Украины, Прибалтики и Бессарабии, присоединенных к СССР в 1939 -1940 годах «огнем и мечом» гипотетически не могла быть сторонниками большевиков и ожидать от них другого решения было бы глупым.

Немалым резервом для коллаборантов служил и уголовный элемент, оставшийся на оккупированной территории. Вместо эвакуации на Восток, во время немецкого наступления, уголовников просто выпускали с тюрем, в то время, как «политических» расстреливали прямо в тюрьмах.

Следует также признать, что определенная доля коллаборантов являлась просто отбросами общества, от чего, как следует и вышеизложенного, не застрахована ни одна страна, ни одно государство.

Впрочем, для военного коллаборационизма существовали и более глубокие исторические предпосылки, тянущиеся еще со времен Ивана Грозного. Но это уже тема другого исследования.

Таким образом, никакого феномена в массовом предательстве гражданами с территории СССР не было. Это были лишь последствия проводимой внутренней политики, притом прогнозируемые немцами задолго до начала войны. Коллаборационизм в СССР не имел выраженного национального признака. В процентном отношении к численности населения, приблизительно одинаковое количество всех народов и национальностей стало предателями. Отсюда обвинения Сталина и его сторонников в предательстве отдельных народов или национальностей абсолютно безосновательны.

Последствия  коллаборационизма  в СССР

Сразу отметим, что, несмотря на внушительную массу предателей, их деятельность существенного влияния на ход войны не оказала. Значительно пагубней она сказалась на судьбе тех, кто столкнулся с коллаборантами. Сотни тысяч загубленных жизней, десятки тысяч выданных немцам евреев, тысячи сожженных сел, миллионы угнанных в рабство – это все плоды их «труда». Причем, многих по собственной инициативе, а не по принуждению. Естественно, что отношение к ним, что в народе, что в Красной Армии было крайне негативным. Если в 1941-1942 годах к хиви красноармейцы относились без особой ненависти, то уже в 1943 году, когда началось освобождение оккупированной территории и бойцы увидели собственными глазами «деяния» предателей,  власовцев в плен не брали. Их убивали на месте боя без суда и следствия, чему собственно, ни политическое, ни военное командование Красной Армии не противилось. Во многом также поступало и освобожденное население от немцев. Только спрятавшиеся полицаи могли рассчитывать на милость красноармейцев. Незавидная судьба ожидала и всех гражданских лиц, сотрудничавших с немцами, немногие из них попали в руки СМЕРШа или НКВД – народная месть не заставляла долго ждать.

Красноречивым примером отношения к власовцам служит случай в Праге с раненными хиви, которые освобождали город от немцев, и были оставлены частями РОА при отступлении на Запад. Около 600 человек были расстреляны прямо в госпитале без суда, следствия и отражения события в документах. Об этом факте знают все пражане, даже памятник погибшим поставили, однако количество погибших не указали.

По воспоминаниям одного из  ветеранов, при освобождении Пиллау в плен попало подразделение власовцев численностью порядка 500 человек. Командиру батальона пришлось решать, что с ними делать. Наши наступали, и возиться с таким количеством пленных, превышающим численность самого батальона, означало бы срыв операции. Комбат оставил в своем распоряжении взвод, а батальону приказал двигаться дальше. Отделив около 20 власовцев, взвод расстрелял всех остальных. Выжившая двадцатка под дулами автоматов потом стаскивала трупы в море.

Уже в годы войны советское руководство осознавало масштаб коллаборационизма в стране и с началом освобождения территории от оккупантов начало искать «виновных», на которых можно было бы свалить результаты своего бездарного царствования. Виновными были назначены отдельные народы и национальности, которых целиком объявили предателями и подвергли депортации, точнее принудительному переселению в отдаленные районы СССР. Так, в 1943-1944 годах тотальной депортации были подвергнуты: калмыки, ингуши, чеченцы, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, ногайцы, турки-месхетинцы, понтийские греки, болгары, крымские цыгане и курды. Поскольку и само переселение, и поселение проходило в «скотских условиях», многие, особенно старики и дети, его не вынесли. И хотя коллабоарнтов было в три раза больше, чем переселенных народов,  в вопросе предательства, еще задолго до конца войны, была поставлена точка.

Депортация карачаевцев. 1944 г.

Депортация карачаевцев. 1944 г.

Депортированные в Казахстане. 1944 г.

Депортированные в Казахстане. 1944 г.

После войны судьба выживших хиви сложилась по-разному. Точных количественных данных об этом не существует, но считается, что около 50-60% их погибло, поскольку, ни немцы, ни советы их не щадили. Около 350-500 тысяч осталось на Западе или разъехалось по миру. 238 тысячи попали под расследования НКВД, из которых 148 тысяч были осуждены к разным строкам, в т.ч. и к спецпоселениям. Верхушка РОА, во главе с Власовым была повешена. Часть  предателей  рассредоточилась  по необъятной территории СССР и сумела ловко спрятаться. И хотя в 1955 году Хрущев объявил амнистию для хиви, ловили  их до конца 1980-х годов, и лишь потом расформировали специальные подразделения по расследованию нацистских преступлений. Однако несмотря и на отбытое наказание, и на амнистию, народ так и не простил предательство хиви. И доживали они свои дни в атмосфере всеобщей ненависти и презрения. Досталось этой «славы» и их детям — учебные заведения, включая десятилетку, работа на государственных предприятиях, членство в комсомоле и партии, выезд за границу и прочая, прочая,  для них были закрыты навсегда.

Первая казнь коллаборантов в Краснодаре. 14 июля 1943 г.

Первая казнь коллаборантов в Краснодаре. 14 июля 1943 г.

Генерал Власов (третий справа) со своим штабом. Август 1946 г.

Генерал Власов (третий справа) со своим штабом. Август 1946 г.

И в завершение. Так судьба хиви – безысходность или все-таки предательство? Казалось бы сложный вопрос. Но это только в теории. На практике проще пареной репы. Вся совокупность причин побудивших добровольно перейти на сторону врага и прямо или косвенно быть причастным к уничтожению своего народа, своей страны есть ничто иное,  как предательство, какими бы иностранными терминами его не прикрывали, какую бы идеологию не подводили. Его не простили предшествующие поколения, не имеют права прощать и будущие.

По материалам сайтов: http://www.istorya.ru; https://mil-history; http://russian7.ru; https://news.rambler.ru; http://argumentua.com; https://aryanssblog.wordpress.com; https://ganelon-3951.livejournal.com; http://www.bibliotekar.ru.

Литература: Александров К. Русские солдаты Вермахта. Герои или предатели. —  М.: Яуза, Эксмо, 2005;  Ковалев Б. Н. Коллаборационизм в России в 1941–1945 гг. — Великий Новгород: НовГУ имени Ярослава Мудрого, 2009; Дробязко С.И. Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС. —  АСТ, 2000.

См. также фотогалерею —  Германия. Хиви.