Тайна поездки Сталина в Тегеран

Многие видели замечательный фильм «Тегеран-43». В одном из его сюжетов повествуется о том, как участники Тегеранской конференции прибыли в Тегеран. Показывают помпезную встречу Черчилля. Скромное, почти тайное появление Рузвельта. И голос за кадром объявляет: «Как прибыл Сталин в Тегеран, не знал никто».  О тайне этого путешествия и будет наш рассказ.

Постер фильма «Тегеран-43».

Постер фильма «Тегеран-43».

Вопрос о проведении конференции возник в ноябре-декабре 1942 года. Однако стороны долго не могли согласовать повестку встречи, а главное место ее проведения.  Хотя истинной причиной с одной стороны, было нежелание Сталина вступать в переговоры со слабой позицией, а Рузвельт с Черчиллем старались оттянуть время открытия Второго фронта. После разгрома немцев в Сталинграде позиции СССР упрочились, но назревала  решающая битва Второй мировой – сражение на Курской дуге, победа в которой могла бы служить козырем в рукаве Сталина. Уже в августе Черчилль и Рузвельт буквально бомбардировали Сталина письмами о проведении конференции, ибо понимали, что дальнейшее продвижение Красной Армии на Запад, уменьшает их долю добычи в послевоенной Европе. По данным исследователей, прежде, чем согласовать место встречи и повестку стороны обменялись 32 посланиями.

Все страны находились достаточно далеко друг от друга, и, какой вариант они бы ни выбрали, как минимум кому-то одному из лидеров добираться было бы совсем неудобно. Кроме того, в Европе полыхала война, так что маршруты необходимо было составлять с учётом этого. Если вопрос о проведении конференции был согласован достаточно быстро, ещё в начале сентября 1943 года, то выбор места её проведения затянулся на несколько месяцев и был определён буквально в последний момент. Конференцию удобно было бы провести в Лондоне, где в то время базировались правительства в изгнании доброй половины европейских стран. Однако путь туда был небезопасен для Рузвельта и Сталина. Черчилль предлагал Каир, где находилось большое количество британских солдат, но Сталину было неудобно туда добираться. Рузвельт предлагал организовать встречу на Аляске, что было бы самым оптимальным вариантом с точки зрения безопасности. Однако на это не согласился Сталин, поскольку путь туда занял бы долгое время и в случае каких-то непредвиденных изменений на фронтах советский лидер надолго оказался бы оторван от Ставки. Встречу можно было организовать в Москве, но это было не лучшим вариантом с дипломатической точки зрения. Тогда получалось, что Сталин настолько свысока смотрит на своих союзников, что даже не желает покинуть Москву ради встречи с ними. В итоге было решено провести встречу на нейтральной территории, чтобы никому не было обидно. Выбор пал на Иран. Сталину было добираться недалеко, Черчиллю от заморских британских владений — тоже не слишком далеко. А Рузвельту — что Каир, что Тегеран — примерно одинаково, поскольку и туда и туда в любом случае пришлось бы добираться морем.

Главным преимуществом Ирана была его безопасность. Формально это была нейтральная страна. Но на деле ещё в 1941 году советские и британские войска в ходе совместной операции превентивно оккупировали страну на случай попыток немцев прорваться к нефтяным месторождениям. В Иране находились советские и британские армейские части, а также небольшой контингент американцев, занимающихся в основном  вопросами поставок ленд-лиза в СССР. И хотя Тегеран, полностью не устраивал ни одну сторону, он все-таки был компромиссным решением тройки лидеров. Таким образом, решение о проведении конференции в период с 28 ноября по 1 декабря 1943 года было принято лишь 8 ноября.

Стороны к проведению конференции готовились быстро и в условиях полной секретности, которая была вызвана не столько вопросами безопасности, сколько беспокойством не прийти к взаимовыгодным решениям.

Каждый лидер страны в Тегеран добирался своим маршрутом. 13 ноября 1943 года линкор «Айова», эскортируемый эсминцами, на борту которого находился президент Рузвельт, вышел в Атлантический океан, взяв курс к берегам Африки.  Утром 20 ноября он пришвартовался в алжирском порту Оран. 22 ноября самолет Рузвельта приземлился на каирском аэродроме английских ВВС.

Американский линкор «Iowa» в качестве музея на якорной стоянке в порту Лос-Анджелеса.

Американский линкор «Iowa» в качестве музея на якорной стоянке в порту Лос-Анджелеса.

Черчилль отправился в путешествие из Плимута на старом линкоре «Renown», который утром 21 ноября бросил якорь в Александрии. А 22 числа премьер-министр был уже в Каире.

Черчилль на борту линкора «Renown».

Черчилль на борту линкора «Renown».

Черчилль настаивал на проведении до начала конференции очередной англо-американской встречи. Необходимость в ней английский премьер обосновывал наличием якобы многих неясных вопросов в запланированной операции «Оверлорд». Главной  целью такой встречи было обоснование оттягивание высадки десанта в северной Франции, что между союзниками называлось открытием Второго фронта.  Рузвельт полагал проводить такую встречу нежелательной за спиной у СССР. Поскольку Черчилль настаивал на своем, Президент решил изменить характер намеченной встречи, местом которой был избран Каир. Он пригласил на нее наркома иностранных дел СССР и главу китайского гоминьдановского правительства Чан Кай-ши. Черчилль негодовал по поводу принятого Рузвельтом решения. С большой обидой писал английский премьер-министр президенту о том, что англичане и американцы имеют право, как казалось ему, встречаться друг с другом наедине для обсуждения операций их собственных вооруженных сил. Хотя сначала советская сторона дала согласие на участие в конференции, однако позже Сталин сообщил Рузвельту, что Молотов не сможет прибыть в Каир. Работа каирской конференции 22-26 ноября была сосредоточена в основном вокруг дальневосточных проблем. Английские представители не скрывали свое недовольство этим обстоятельством. Черчилль вспоминает в своих мемуарах: «Присутствие Чан Кайши, – пишет он, – привело как раз к тому, чего мы опасались. Китайский вопрос, длинный, запутанный и второстепенный, сильно мешал переговорам английских и американских штабов». В результате, союзники прибыли в Тегеран без разрешения существующих противоречий между собой, что существенно усилило позиции Сталина на переговорах. Более того, принятая декларация по результатам Каирской  конференции, дала Сталину возможность настаивать на международном признании западных границ Советского Союза, на что союзники до этого никак не соглашались.

Чан Кайши, Ф.Д. Рузвельт, У. Черчилль. Каир 25 ноября 1943 г.

Чан Кайши, Ф.Д. Рузвельт, У. Черчилль. Каир 25 ноября 1943 г.

27 ноября Рузвельт прибыл на Каирский аэродром. В 7 часов утра президентский самолет поднялся в воздух и после почти семичасового беспосадочного полета приземлился на Тегеранском аэродроме. Американская служба безопасности обеспечила строжайшую секретность — почти никто не встречал Президента в Тегеране, не было выстроено и почетного караула. Без эскорта бронемашин Рузвельт проследовал в миссию США в Иране, став гостем американского посланника Луиса Дрейфуса.

Черчилль направился из Каира в Тегеран также на рассвете 27 ноября, но своим путем. В Тегеране его встретили с большей помпой и меньшей степенью безопасности. Летал Черчилль на переоборудованном в 1942 году в VIP-транспорт бомбардировщике В-24, который получил бортовой номер AL504 и собственное имя «Коммандо».

Самолет Черчилля «Коммандо».

Самолет Черчилля «Коммандо».

Советская делегация в Тегеран добиралась тоже в два этапа. Железной дорогой и самолетом. Железнодорожный маршрут Сталина  проходил через Сталинград в Баку. В связи с неустойчивой погодой на маршруте Москва-Баку, было принято решение преодолеть 2,5 тысячи километров по железной дороге приблизительно за двое суток пути.  25 ноября Сталин покинул Москву на литерном поезде №501 в условиях глубокой тайны. Перед Тегеранской конференцией было изготовлено  несколько специальных вагонов для правительства, в том числе и полубронированный вагон-салон для Сталина. Внешне спецвагон от обычного практически не отличался. Он имел трёхосные тележки, которые придавали ему повышенную устойчивость. Нижняя часть вагона была бронированной и выдерживала тяжелую винтовочную или пулеметную пулю. Внутри вагон состоял из салона для заседаний, купе вождя, персонального санузла, двух купе для охраны и обслуживающего персонала, кухни и котельной.

Салон-вагон Сталина в музее г. Гори.

Салон-вагон Сталина в музее г. Гори.

Купе и рабочий стол Сталина.

Купе и  рабочий стол  Сталина.

Салон для заседаний.

Салон для заседаний.

Состав и движение литерного поезда  выглядели следующим образом. В движении были задействованы три локомотива. Первый локомотив без вагонов — контрольный — отправлялся от станции по пути следования литерного поезда первым. Ровно через десять минут вслед первым локомотивом, отправлялся литерный поезд, ведомый двумя локомотивами. После второго локомотива в составе шли три-четыре обычных вагона (так называемое вагонное прикрытие). За ними — специальный правительственный вагон. При этом, прекращалось движение встречных грузовых поездов, ни один поезд впереди литерного не отправлялся, а движение поездов вслед за литерным открывалось только после преодоления литерным поездом следующей станции. Перед прохождением литерного состава весь личный состав службы охраны, задействованный в мероприятиях, выдвигался к местам несения службы за три часа. Все пути проверялись, причём, не только путевыми рабочими, но и представителями компетентных организаций и служб. Все станции на пути литерного поезда подвергались тщательному осмотру.

Военно-транспортный самолет «Дуглас» С-47.

Военно-транспортный самолет «Дуглас» С-47.

Из Баку в Тегеран советская делегация добиралась двумя американскими военно-транспортными самолетами «Дуглас» С-47, которые были переоборудованы под пассажирский вариант с салоном класса «люкс». Салон дополнительно звукоизолировали, утеплили и разделили перегородками на отсеки. Вмещал такой салон до 12 пассажиров. По воспоминаниям маршала авиации Голованова, а в те годы  — командующего авиацией дальнего действия, и отвечающего за перелет Сталина,  — литерный поезд прибыл в Баку 27 ноября в четыре утра. Вместе со Сталиным приехали Ворошилов, Молотов и Берия. Сталин предложил вылететь в Тегеран на следующий день, однако Голованов, мотивируя хорошей погодой, и отсутствия гарантий такой же на завтра, уговорил лететь немедленно. Делегация переехала на аэродром и около восьми часов утра двумя самолетами вылетела в Тегеран. По ранее разработанному плану самолет, в котором летел Сталин с компанией, к которой еще добавился начальник Генерального штаба Штеменко, пилотировал полковник Грачев – шеф-пилот Берия, ранее летавший под командованием Голованова в дальней авиации. Второй самолет вел сам Голованов. В нем летели чиновники наркомата иностранных дел и охрана Сталина. Транспортные самолеты на всем пути сопровождали две эскадрильи (24 единицы) американских истребителей P-40 «Kittyhawk» 8-го истребительного корпуса ПВО, которые по прибытию в Тегеран оставались там для  воздушного прикрытия до конца конференции. Транспортники шли на крейсерской скорости, и менее чем за три часа прибыли в Тегеран.

Командующий авиацией дальнего действия генерал-полковник А. Е. Голованов.

Командующий авиацией дальнего действия генерал-полковник А. Е. Голованов.

По прилету Сталин отправился в резиденцию посольства СССР, которое было превращено в настоящую крепость. По разным оценкам само посольство и прилегающие кварталы охраняло от 200 до 500 автоматчиков, не считая сотрудников НКВД, работающих под прикрытием и в гражданской одежде. Согласно оценкам американцев, в охранных мероприятиях в Тегеране принимало участие около 3 тысяч советских военнослужащих.

Предварительная договоренность предусматривала, что переговоры будут проходить поочередно в каждой из резиденций стран-участниц конференции. Позже, Черчилль со Сталиным, принимая во внимание  состояние здоровья Рузвельта, решили проводить их в посольстве США. Следует отметить, что резиденции Великобритании и СССР находились в центре Тегерана, напротив друг друга, а посольство США в семи километрах от них, на окраине города. Это вызывало обеспокоенность охраны, как советской, так и британской, которым надлежало обеспечивать безопасность делегаций при ежедневных поездках туда и обратно.

27 ноября 1943 года, кода все делегации расселились у себя в резиденциях, ближе к ночи Вячеслав Молотов в экстренном порядке пригласил к себе послов Великобритании и США в Советском Союзе, и предупредил их о готовящемся покушении на лидеров конференции. Молотов сообщил, что несколько задержанных советскими спецслужбами немецких диверсантов сообщили о наличии и других диверсионных групп. Выразив обеспокоенность за безопасность Рузвельта, Молотов посоветовал Президенту переехать в более безопасное  британское  или советское посольство. Рузвельт выбрал советское.

Сталин, Рузвельт и Черчилль на Тегеранской конференции.

Сталин, Рузвельт и Черчилль на Тегеранской конференции.

Конференция проходила в напряженной обстановке, где Черчилль зачастую оставался в оппозиции к союзникам и проигрывал по многим позициям. В результате конференция поставила жирную точку в существовании Британской империи, а Сталин с Рузвельтом поделили мир на двоих.

Советская делегация покинула Тегеран во второй половине дня 2 декабря 1943 года. Первыми с тегеранского аэродрома,  в воздух поднялись два двухмоторных самолета. В одном из них был И.В. Сталин, во втором — группа экспертов Генерального штаба. Через некоторое время в Тегеран по военной радиосвязи поступило сообщение о том, что самолеты приземлились в Баку. На аэродроме в Баку, Сталин, дав указание представить к награждению участников, обеспечивающих работу конференции, а также летчиков-истребителей, сопровождавших самолеты туда и обратно,  на поезде убыл в Москву.

Список награжденных «за выполнение специального задания правительства» был опубликован в газете «Ведомости Верховного Совета СССР» уже 24 декабря 1943 года. Он был подготовлен А. Головановым и согласован со Сталиным. В списке 80 человек, в целом наземный и летный персонал представлены были почти поровну. Были там и представители ГВФ, ВВС, дальней авиации, из 8 ИАК ПВО — командир корпуса, командиры 481 и 952 авиаполков, два командира эскадрилий 962 ИАП и 14 авиатехников. Рядовые летчики-истребители в список не попали. Не был награжден и Голованов.

Без приключений вернулись домой Рузвельт и Черчилль. В письме Рузвельту 6 декабря 1943 года Сталин, отмечая успех Тегеранской конференции и особое значение ее решений, писал: «Надеюсь, что общий враг наших народов — гитлеровская Германия — скоро это почувствует». 7 декабря 1943 года в советской печати было опубликовано сообщение о встрече руководителей СССР, США и Великобритании в Тегеране, напечатаны тексты Декларации и других документов, принятых в ходе конференции. В этот день в СССР впервые стало известно о том, что Сталин выезжал из Москвы и в течение четырех дней участвовал в переговорах в Тегеране с руководителями США и Великобритании.

И под конец о мифах, которыми обросло это путешествие Сталина. Переезд в Тегеран был секретной операцией, о ее подготовке и проведении знало ограниченное количество людей. Однако, спустя десятки лет после войны, нашлось немало «участников и очевидцев» ее осуществления. Их фантазии разнесли падкие на сенсации журналисты, и теперь правда утонула в потоках измышлений. Первым освятил появление дезинформации Н. Хрущев, борясь с культом личности Сталина и вредительством Берия. Учитывая его мнение, в послевоенных генеральских мемуарах появились искажения и неточности даже в воспоминаниях участников конференции, которые всячески уменьшали или дискредитировали роль Сталина и его окружения. Так генерал Штеменко в своих мемуарах приврал о времени отлета советской делегации в Тегеран, об отказе Сталина лететь на самолете Голованова из-за того, что двигатель чихнул, об участии в операции маршала авиации Новикова, о координации действий по ходу подготовки к перелету, показывая ее не спланированной по минутам, а как стихийный выезд на пикник.  Личный переводчик Сталина В. Бережков вообще пишет о том, что Сталин не ехал поездом, а летел на перекладных санитарных самолетах, а по Ирану на автомобиле путешествовал. Сын Лаврентия Берия, Серго также придумал свою версию перелета, при этом ссылаясь на Штеменко. Некий, якобы свидетель событий Юрий Тихонов, утверждает, что вождю предоставили один из шести «Дугласов» С-47. А пилотировал самолет испанец, учившийся в Липецком авиацентре. Другой, «участник событий» Василий Свиридов вспоминает, что Сталин прибыл в Тегеран на день раньше на обыкновенном самолете — «кукурузнике» вместе с генералом Штеменко. Поскольку на описанные «неточности» обращают внимание только историки, их можно, и проигнорировать, ибо само историческое событие они особо не исказили.

А вот следующий миф, о подготовке немцами покушении на тройку лидеров, опровергнуть значительно сложнее, ибо он был запущен самими участниками конференции – Рузвельтом и Сталиным. Суть его заключалась в том, что главный диверсант Третьего рейха Отто Скорцени силами двух групп парашютистов собирался то ли похитить лидеров, то ли убить их. Даже придумали название операции «Unternehmen Weitsprung» (длинный прыжок). А узнали о ней якобы от работавшего на оккупированной Украине советского разведчика-диверсанта Николая Кузнецова. Правда, версию с Кузнецовым придумали уже во времена Андропова. До этого считалось, что советская разведка просто узнала о немецких планах, типа подслушала Гитлера. Силами контрразведок Британии и СССР мнимые диверсанты были обезврежены. Но чтобы избежать опасности для американского президента, посольство которого находилось на отшибе, Сталин предложил Рузвельту поселиться в резиденции СССР, которая была рядом с Британской. О том, как это все происходило написано много «документальных» книг, снято десяток фильмов «по реальным событиям», в т.ч. и вышеупомянутый «Тегеран-43». Самым весомым аргументом, подтверждающим существовавший угрозы, считают воспоминания Скорцени, изданные в 1975 году, где он вскользь говорит о поручении спланировать такую акцию. Важным доказательством считают и рассказ советского диверсанта №1 Павла Судоплатова, который в книге, опубликованной в 1996 году, детально расписывает историю с подготовкой «покушения».

На самом деле, все происходило значительно прозаичней. Рузвельт и Сталин давно искали повод для встречи с глазу на глаз. Двум зарождающимся «полюсам мира» необходимо было разделить сферы влияния в послевоенном мире. Черчилль, как представитель рухнувшей империи на этой встрече был лишним. Договоренность о том, что Рузвельт будет жить в советском посольстве, была достигнута задолго до того, как президент США появился в Тегеране.  В мемуарах посла США в СССР Аверелла Гарримана, одного из самых доверенных людей Рузвельта, говорится: «Рузвельт с самого начала предполагал остановиться в советском посольстве». Все дальнейшее, история насчет покушения – это пропагандистский камуфляж, придуманный для Черчилля и американской прессы. И если премьер-министр Британии вынужден был «проглотить» ложь, поскольку прекрасно знал, об отсутствии у немцев какой-либо возможности провести диверсионную или террористическую операцию, то пресса США уже 17 декабря, после возвращения Рузвельта из этого вояжа, на первой же пресс-конференции, подняла Президента на смех за обнародованную версию ожидаемого покушения немцев.

Отто Скорцени – главный диверсант Третьего рейха.

Отто Скорцени – главный диверсант Третьего рейха.

Самое интересное, что у немцев и планов таких не было, ибо уже к началу 1943 года Иран был стерильно чистым от немецкой агентуры. Не найден ни один документ, не то что о подготовке подобной операции, но даже о ее планировании. Советская и британская контрразведки зачистку Ирана от немецкой разведсети начали еще в августе-сентябре 1941 года, когда южная часть страны была оккупирована  британскими войсками, а северная часть – советскими. С начала поставок ленд-лиза через Иран, подключились и американские спецслужбы. Что можно говорить о немецкой агентуре, если была 100-процентно взята под контроль и вычищена иранская армия, иранская полиция, весь госаппарат. А шахиншах Ирана отрекся от своего отца шаха, выслав его за границу, сидел в своем дворце под охраной советских и британских солдат.

Смутное упоминание о Тегеранской операции в мемуарах Отто Скорцени, которые вышли уже после его смерти, ничем как приукрашением своей значимости назвать нельзя. Легенда о готовящемся покушении к тому времени уже давно жила своей жизнью. Почему было и не приобщится к ней и Скорцени? Историки отмечают, что немцы не могли знать о месте готовящейся встречи заранее, ибо окончательное решение о ее проведении было принято лишь 8 ноября 1943 года, т.е. за 20 дней до ее начала. Максимально, что могли узнать немецкие разведчики, что союзники ведут переговоры о встрече лидеров. Со временем было выявлено немецкого агента под именем «Цицерон», который работал камердинером британского посла в Турции. Однако донесений с такой информацией в немецких архивах не выявлено.

Павел Судоплатов – главный советский диверсант.

Павел Судоплатов – главный советский диверсант.

Утверждение Павла Судоплатова о том, что информация о подготовке покушении в Тегеране пришла от Николая Кузнецова с Украины, вообще бредовое. Скорцени был скромнее в своей лжи. Изучавшие биографию Кузнецова хорошо знают, что большинство его «подвигов» сборная «солянка» из разряда мифологии политработников. Только в данном случае мифы вышли из стен «конторы», т.е. КГБ также создавало себе героев, ретушировало свой портрет. Кузнецов никогда не был разведчиком, и даже кадрах госбезопасности числился эпизодически. Исследователи придерживаются мнения, что официальная биография Кузнецова, компиляция из жизни нескольких людей. Проще говоря – выдумка чекистов. До 1941 года Кузнецов числился внештатным агентом, работавшим осведомителем с обслуживающим персоналом посольств Германии, Венгрии и Румынии. Т.е. разведчик с необычайными способностями, как его характеризовали в госбезопасности, был обычным стукачем. С началом войны посольства закрыли, а Кузнецова в 1942 году забросили в отряд НКВД под командованием Дмитрия Медведева, который специализировался на проведении диверсионно-террористических актов на оккупированной территории. За невыполнение приказа, свое же командование в Москве, приговорило Кузнецова к расстрелу. Но Медведев посадил «легенду-разведчика» на полгода под замок, надеясь, что начальство смягчит приговор. Вот в это самое время, по версии Судоплатова, под замком и «добыл» Кузнецов информации о подготовке покушения. Отметим, что отряд Медведева находился в непосредственном подчинении Судоплатова, который и занимался организацией и проведением диверсионно-террористических актов за линией фронта. Еще раз подчеркнем, Судоплатов курировал вопросы террора, и никогда разведкой не занимался. Естественно и Кузнецов был ликвидатором, а не разведчиком. И в кругах, где мог почерпнуть какую-либо информацию, не вращался. Самое интересное, что и всезнающий Судоплатов, также не имел доступа к развединфомации, поступающей в советские разведорганы. А в своих воспоминаниях воспользовался пропагандистским мифом, осыпав и себя лаврами мнимой славы «конторы».

Иван Агаянц – резидент советской разведки в Тегеране.

Иван Агаянц – резидент советской разведки в Тегеране.

Но даже «подвиги» Кузнецова с Судоплатовым меркнут перед героическими усилиями «группы профессиональных разведчиков под руководством резидента в Тегеране И. И. Агаянца по обезвреживанию немецких диверсантов». Оказывается, для этого были мобилизованы все силы советской разведки в Иране. В результате было арестовано более  400 немецких агентов, захвачено где-то за 70 километров от Тегерана группу из шести немецких радистов-парашютистов. Правда, до сих пор неизвестно, как именно  радисты собирались ликвидировать лидеров союзников, но то, что они заработали под контролем на советскую разведку, известно точно. Особо отличилась группа молодых армян во главе 19-летним Геворком Вартаняном. Так писали чекисты о своей «работе». Со временем выяснилось, что армяне были обыкновенными уличными бандитами, и к разведке имели такое же отношение, как пингвины к глобальному потеплению. Но поскольку они за деньги выполняли «грязные» поручения советских разведчиков, за которые они сами не брались (поджечь кому-то дом, набить физиономию, устроить провокацию…), чекисты все равно считали их борцами с фашизмом. В отличие от Кузнецова, который посмертно получил звание Героя Советского Союза за ликвидацию немцев, на чекистов дождь наград не пролился, ибо завравшиеся «конторщики» не могли подделать документы о награждении, которое должно было пройти много лет назад. Подвиги чекистов до сих пор «украшают» страницы российских СМИ. Назойливым журналистам, пытающимся добраться к архивам по Кузнецову, Агаянцу, Вартаняну и немецким диверсантам в Тегеране, в «конторе» отвечают, что материалам присвоен странный гриф секретности, типа «Хранить вечно», т.е. не подлежат рассекречиванию никогда.

О боязни Сталина летать не писал только ленивый. Поэтому и это его путешествие полно домыслов на эту тему. Мол, поехал поездом, а полетел лишь в первый раз. Хотя о его полетах в Гражданскую войну предпочитают не вспоминать. И лишь, отдельные исследователи стыдливо упоминают, что существовал запрет Политбюро использовать самолеты для государственных деятелей, занимающих должности от начальника управления наркомата до членов ЦК. И было вызвано это не боязнью руководства летать, а частыми авариями советских летательных аппаратов. Ибо самолетами они стали становиться гораздо позже окончания войны. Кстати, и в Тегеран Сталин не рискнул лететь на советском изделии, и истребители сопровождали американские.  Однако, хотя запрет и резко уменьшил использование самолетов руководством СССР, летали они много и часто. К примеру, чего стоят только челночные перелеты Молотова на бомбардировщике в Британию и США. Ну а маршалы наши во время войны, уж точно не на «эмках» по фронтам разъезжали.

В заключение хотелось бы отметить одно наблюдение, свойственное историческим исследованиям. Если в деле присутствуют спецслужбы – ждите сенсационных мифов от журналистов, ибо тайна с ложью – гремучая смесь, и выделить из нее правду буде очень нелегко.

По материалам сайтов: https://regnum.ru; https://mercator100.livejournal.com; http://diletant.media.

Литература:  Голованов А.Е. Дальняя бомбардировочная… — М.: ООО «Дельта НБ», 2004.

См. также Публикации «Подземные бункеры Сталина», «Дачи Сталина», «Двойники Сталина. Миф или реальность?»,  «Женщины Сталина».