СССР. Стальной нагрудник

Стальной нагрудник (СН) — индивидуальное защитное средство типа кирасы, простейший бронежилет, применявшийся Красной Армией во время Великой Отечественной войны. Нагрудник относится к редкому, скорее экзотическому снаряжению красноармейцев и хотя и выпускался серийно, изготовленное количество исчислялось всего несколькими десятками тысяч. Примечательно, что история его создания значительно занимательней  самого применения нагрудника в войсках.

Идея защитного нагрудника пришла со времен Первой мировой войны, где он ограничено применялся в армиях Великобритании, Германии и Франции. После войны, в 20-30 годы стальные кирасы находились на вооружении польской полиции. А Императорская армия Японии применила их в ходе боевых действий в Китае. В красной Армии проблеме защиты бойцов от пуль и осколков стали уделять внимание с начала 30-х годов, одновременно с началом разработки отечественного стального шлема, или как говорят в гражданские люди – каски. Задача, поставленная перед учеными, была двойственная: создать сталь, способную сочетать в себе хорошую пулестойкость и пластичность; определить оптимальную форму шлема, который вместе с защитными панцирями и бронещитками, мог бы обеспечить пехотинцу защиту на поле боя. К концу 1935 года был найден необходимый сплав, отработана технология закалки, и в ноябре появились на свет первые образцы стального шлема, получившего обозначение СШ-36. Пока шлем дорабатывался и доводился до ума, в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА стали поступать всевозможные предложения по защите тела бойца.

Наиболее интересным был проект начальника бюро технических условий КБ №2 Ижорского завода инженера И. М. Вейнблата, поступивший в апреле 1937 года. Этот проект примечателен тем, что он привлёк внимание руководства НКО к проблеме индивидуальной защиты бойцов и дал толчок для дальнейших работ в этом направлении. Вейнблат предложил «броневой нагрудник» для защиты от 7,62-мм винтовочной пули, состоявший из двух частей. Собственно нагрудник должен был защищать всю грудь и плечи от пуль, а также штыковых и сабельных ударов. Снизу к нему ремнями должна была крепиться защита живота. Нагрудник предназначался для штурмовых отрядов, моторизованной пехоты и кавалерии.

Эскиз «Броневого нагрудника» инженера И.М. Вейнблата.

Эскиз «Броневого нагрудника» инженера И.М. Вейнблата.

Предлагалось два варианта исполнения нагрудника – с 2-мм и 3-мм толщинами пластин из броневой стали ИЗ-2. Для 2-мм варианта обеспечивалась защита от поражения пулей по нормали на дальности от 850 м, 3-мм пластины выдерживали попадания на дистанции 350–400 метров. Кроме того, нагрудник защищал от штыковых и сабельных ударов.

Уже 13 сентября 1937 года были изготовлены первые образцы для испытания, которые показали неплохие результаты и дали предложения по усовершенствованию изделия. В конце 1937 года заместителю НКО А. Егорову был подготовлен документ для санкционирования заказа опытной партии в 1000 штук нагрудников. Однако Егоров был смещен с должности, а впоследствии расстрелян. Поэтому к нагруднику вернулись лишь в августе 1938 года. Автора проекта вызвали в УОВС, где он представил доработанный вариант нагрудника, но по возвращении на Ижорский завод Вейнблат был арестован НКВД. В это же время на изготовление нагрудников был установлен государственный заказ.

В октябре 1938 года нарком тяжёлой промышленности М. Каганович, не дождавшись от УОВС и НКО документации,  дал указание разработать и произвести на ЛМЗ (Лысьвенский металлургический завод) к 1 января 1939 года опытную партию стальных нагрудников: 250 штук весом 4–5 кг и 250 штук облегчённого типа весом 2–2,5 кг. На заводе, не дожидаясь технических условий и форм нагрудника от УОВС (сформулированных на основе работ Вейнблата), разработали три своих варианта. Все эти нагрудники ЛМЗ получили индекс СН-38, хотя по факту это были разные по конструкции изделия. 9 ноября 1938 года завод получил тактико-технические требования  на нагрудники и порядок приёмки опытной партии. В ТТТ указывалась пулестойкость (расстояние, на котором он гарантированно не должен пробиваться) для каждого типа нагрудника: 350 метров для нагрудника весом 4–5 кг и 700 метров для нагрудника весом 2–2,5 кг.

Инженер Вейнблат был осуждён и попал в «шарашку» – Особое Техническое Бюро УНКВД Ленинградской области. Там он пытался возобновить работы по своему нагруднику, написав письмо в УОВС в июне 1939 года, но было поздно – работы велись уже другим заводом и НИИ.

В январе 1939 года была изготовлена опытная партия из четырех видов нагрудников:
1. Тяжёлого типа из трёх деталей – 107 шт.
2. Тяжёлого типа из двух деталей – 115 шт.
3. Облегчённого типа из двух деталей – 260 шт.
4. Лёгкого типа из двух деталей – 9 шт.

Поскольку нагрудники отличались друг от друга не только сталью, но и подтулейным устройством, фактически получилось девять разновидностей СН-38.

СН-38 тяжёлого типа из трёх частей (слева) и тяжёлого типа из двух частей (справа).

СН-38 тяжёлого типа из трёх частей (слева) и тяжёлого типа из двух частей (справа).

Два образца СН-38 облегчённого типа из двух частей.

Два образца СН-38 облегчённого типа из двух частей.

СН-38 тяжёлого типа из трёх частей с подтулейным устройством первого типа.

СН-38 тяжёлого типа из трёх частей с подтулейным устройством первого типа.

Реконструкция одного из видов нагрудника СН-38.

Реконструкция одного из видов нагрудника СН-38.

НКО СССР в феврале 1939 года были организованы полевые испытания нагрудника, отмечены недостатки и предложения по усовершенствованию. Но по неизвестным причинам изделие в производство не было запущено. До августа 1939 года в работах по стальным нагрудникам наступил перерыв. Дальнейшее направление работ предполагало разделение на нагрудники СН-39 и на нагрудники-щитки СНЩ-39, которые должны были переноситься солдатами.

Лицевая и тыльная стороны стального нагрудника СН-39.

Лицевая и тыльная стороны стального нагрудника СН-39.

Лицевая и тыльная стороны стального нагрудника СН-39.

Опытная эксплуатация СН-38 выявила определённые недостатки в конструкции нагрудника, которые необходимо было убрать. Также были окончательно сформулированы тактико-технические требования к изделию.  Так, вес должен быть в пределах 2–2,5 и 4–5 кг для стального нагрудника облегчённого и тяжёлого типа соответственно. Он должен состоять из двух частей – верхней для защиты грудной клетки и нижней – для защиты брюшной полости. Конструкция должна предусматривать неплотное прилегание к телу и возможность пользоваться нагрудником при стрельбе из всех положений (стоя, сидя, с колена, лёжа). Верхняя часть должна иметь навеску для левого плеча, вырез под приклад винтовки справа, позволяющий хорошо владеть винтовкой при стрельбе из всех положений, не мешать пользованию походным снаряжением. Отбуртовка шейной части должна обеспечивать свободный наклон головы и защиту от свинцовых брызг при попадании пуль. Нижняя часть должна обеспечивать свободный доступ к патронным подсумкам и нормальное ношение винтовки на ремне. Система крепления должна быть простой, обеспечивая самостоятельное одевание и снимание нагрудника из всех положений при полном боевом снаряжении. Нагрудник должен выдерживать удар лёгкой пули весом 9,6 грамма в любой точке при попадании по нормали 700 и 350 метров для облегчённого и тяжёлого типа соответственно. От дополнительной нагрудной пластины в области сердца отказались, равно, как и от возможности устанавливать нагрудник в сложенном виде как щиток. Крепление нагрудника на теле бойца теперь осуществлялось двумя тесьмяными ремнями – горизонтальным и вертикальным. Горизонтальный ремень с регулировочной скользящей пряжкой с одной стороны намертво закреплялся за вырез в нагруднике, а с противоположной вырезу стороне к нагруднику было прикреплено специальное полукольцо. Застёгивание ремня осуществлялось карабином, цеплявшимся за полукольцо. Вертикальная лямка была всего одна (на СН-38 – две), верхней стороной она была намертво закреплена за вырез на левом плече нагрудника, а нижняя имела петлю, сквозь которую продевался горизонтальный ремень.

Нагрудник-щиток СНЩ-39 с тыльной стороны. Прозвище – «стальное сердце».

Нагрудник-щиток СНЩ-39 с тыльной стороны. Прозвище – «стальное сердце».

Причины, побудившие создать нагрудник-щиток СНЩ-39, в документах не отражены, но видно стремление УОВС объединить в одном изделии преимущества стрелкового щитка и нагрудника. Во всяком случае,  к нему выдвигались следующие тактико-технические требования. Щиток должен обеспечивать защиту бойца от винтовочного и пулемётного огня: от прямых попаданий – на дистанции 200–225 м и от попаданий под углом 25°–30° – на дистанции 120–150 м. Вес щитка не должен превышать 4 кг, Поверхность щитка должна прикрывать бойца при стрельбе лёжа и иметь приблизительные размеры 300×400 мм. Щиток должен иметь:

а) прорезь для стрельбы из винтовки, закрываемую задвижкой;
б) приспособление для установки в боевом положении под углом 25°–30°;
в) ручку для пользования щитком при переползаниях;
г) прикрытие в виде чехла, обеспечивающее гашение свинцовых брызг;
д) приспособление для носки на лямках и за ремнём в качестве защиты брюшной полости бойца в боевом положении.

21 сентября 1939 года оба изделия были запущены опытное производство партией в 256 шт. К декабрю 1939 года полевые испытания были завершены и нагрудники были отправлены на советско-финскую войну, в 7-ю Армию на Карельский перешеек. Так как испытания в боевой обстановке проходили без представителей НИИ №13 и УОВС, а также из-за того, что к ним отнеслись без должного внимания (в войска не поступило инструкций и рекомендаций), были получены противоречивые результаты. Поэтому на отчёте о боевом применении нагрудников появилась резолюция: «Испытания нагрудников скомканы, делать какие-либо выводы нельзя». В связи с неоднозначностью боевых испытаний решение о производстве дополнительной партии было приостановлено, а работы над совершенствованием нагрудников и нагрудников-щитков были продолжены.

Новый образец получил обозначение СН-40. При его создании опирались на тактико-технические требования УОВС от 5 августа 1939 года, но несколько отошли от них в плане размеров: по наибольшему из измерений длина щитка нового типа составляла 420 мм — вместо 400 мм, озвученных в требованиях. Нагрудник представлял собой щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы. К нему были приклёпаны шарниры для складного упора и петля, позволявшая переносить его. На одной стороне петли был крюк, нужный для подвешивания щитка к специальной тесьмяной лямке, которую носил на себе боец, а с другой стороны петли – специальный зацеп за поясной ремень, уменьшавший амплитуду раскачиваний щитка при движении, когда он был надет на солдата. Петля могла служить также для переноса СН-40, надетого на левую руку наподобие рыцарского щита. При использовании щитка в положении лёжа щиток устанавливался наклонно под углом 60° к горизонтали на откидной упор, винтовка вкладывалась в бойницу и сверху прикрывалась задвижкой амбразуры для дополнительной защиты головы. При перебежках на короткие дистанции боец надевал петлю на левую руку (как щит), вынув винтовку из бойницы, а при переходе на длинные дистанции и при использовании щитка как нагрудника он подвешивался на лямку на грудь, бойница при этом закрывалась задвижкой. Опытные образцы в количестве семи штук были изготовлены  и подвергнуты испытаниям обстрелом по нормали патроном с приведённым зарядом в тире завода. Пять экземпляров СН-40, оставшиеся целыми после обстрела, 15 марта 1940 года вместе с пояснительной запиской были отправлены в виде образцов в УОВС РККА для дальнейшего изучения.

Работы по модернизации СН-40 на ЛМЗ продолжили даже после отправки опытных образцов. 4 мая 1940 года главный инженер завода Филиппов послал в УОВС пояснительную записку, содержащую описание модернизированного СН-40 конструкции А. Филина. Не дождавшись ответа, Филиппов через месяц написал повторное письмо. 6 июля 1940 года генерал-лейтенант А.В. Хрулёв. Своей резолюцией поставил жирный крест на СН-40: «…Считаю, что вводить на вооружение стальные нагрудники нецелесообразно по следующим основным причинам:

  1. Стальные нагрудники типа СН-40 при весе 4,5 кг при прямом ударе пули на коротких дистанциях (ниже 350 метров) пробиваются.
  2. Введение стальных нагрудников потребует дополнительной транспортировки.
  3. Стальные нагрудники резко понизят подвижность бойца.

Исходя из этого, докладываю, что это – ненужная для Красной Армии затея, которая никакой пользы не принесет».

Один из отзывов о применении нагрудников.

Один из отзывов о применении нагрудников.

Однако работы велись не только в Лысьве на ЛМЗ – параллельно продолжал исследовательские работы и НИИ №13 в Ленинграде. В соответствии с отзывами из 7-й Армии, в которой во время советско-финской войны испытывались СН-39 и СНЩ-39, НИИ №13 вёл работы, направленные на повышение пулестойкости нагрудников, чтобы обеспечить надёжную защиту на дистанциях близкого боя. Решено было пойти по простому пути – увеличить толщину нагрудника, не изменяя конструкцию. Новый нагрудник НИИ №13 получил индекс СН-40А. Таким образом, он являлся дальнейшим развитием СН-39 с некоторыми изменениями: была увеличена толщина металла и незначительно изменена форма нагрудника, смещена вниз прорезь для поясной лямки. Также для предотвращения поворота вокруг оси и связанного с этим затруднения в застегивании поясной лямки металлическая петля слева, держащая полукольцо для защёлкивания карабинчика лямки, стала приклёпываться одной стороной снаружи грудной секции, а второй изнутри (огибая край нагрудника).

Чертёж нагрудника СН-40А.

Чертёж нагрудника СН-40А.

Было принято решение о производстве серийной партии СН-40А в двух вариантах, из листа толщиной 4,2 и 5,2 мм, которые обеспечивали  защиту от винтовочного и пулемётного обстрела по нормали с дистанции: «тяжёлый» – 150 метров, «лёгкий» – 300 м; под углом 30°: «тяжёлый» – любая дистанция, «лёгкий» – 175 м. Кроме того, нагрудники  выпускались трёх разных ростовок. Всего было произведено 123 «тяжёлых» и 104 «лёгких» нагрудника. Заводские испытания были завершены 26 июля 1941 года.

В августе 1941 года 200 штук СН-40А «лёгкого» и «тяжёлого» типов были отправлены на Западный фронт, где с ними ознакомился С. К. Тимошенко. Ему не понравился значительный вес нагрудников (от 5,5 до 9,3 кг). 23 августа от имени Тимошенко начальник артиллерийского снабжения Западного фронта генерал-майор интендантской службы А. Волков написал письмо со следующей резолюцией: «…Стальные нагрудники не могут быть использованы бойцом, и без того перегруженным. Маршал считает целесообразным сделать вместо нагрудника походную амбразуру, из-за которой боец мог бы вести огонь». Судя по всему, маршал Тимошенко не был в курсе работ предыдущих нескольких лет…Опытную амбразуру сделали на московском заводе имени Сталина и показали её Тимошенко, после чего он лично внёс коррективы в конструкцию щитка. 6 сентября 1941 года маршал потребовал срочно изготовить партию из 20 штук и направить её для испытания в адрес военного совета Западного фронта. Неизвестно, получили ли какой-нибудь индекс эти изделия, но на заводах ЗИС и «Серп и Молот» были изготовлены две партии «амбразур конструкции Тимошенко» общим количеством 25 штук. Обе серии не выдержали заводских испытаний обстрелом и были благополучно забыты.

Согласно постановлению ГКО СССР №2160сс от 08.08.1942 года было изготовлено 15 тысяч СН-40А. На Ленинградский фронт поступило 1000 штук, на Донской — 5000 штук, на Юго-Западный — 5000 штук, на  Волховский — 1000 штук и на Сталинградский фронт — 3000 штук. Выпуск нагрудников предназначался для широкого опробования их в войсках в боевой обстановке.

Иммитация орудийного расчёта при испытании нагрудника СН-42 миномётным обстрелом.

Имитация орудийного расчёта при испытании нагрудника СН-42 миномётным обстрелом.

Войсковые испытания СН-42 расчётами истребительно-противотанковой артиллерии.

Войсковые испытания СН-42 расчётами истребительно-противотанковой артиллерии.

С февраля 1942 года все наработки по щиткам и нагрудникам были официально переданы НИИ №13 Наркомата вооружения. А уже в марте на испытание были представлены новые изделия. Нагрудники получили индекс СН-42, а щитки — СЩН-42. Технические условия на их изготовления были утверждены 7 августа 1942. года.  Тогда же, по личному распоряжению Сталина, изделия были направлены на испытания на фронт. Лишь в ноябре 1942 года был окончательно утвержден образец нагрудника и утвержден заказ на его изготовление в количестве 100 тысяч штук. Была разработана памятка по их использованию. В неё был сведён весь предыдущий опыт, накопленный с 1937 года, и указано, как и кем должен применяться стальной нагрудник:

— разведчиками, совершающими поиск;

— сапёрами во время разведки, проделывания проходов в проволоке, при разминировании заграждений под огнём противника;

— пехотными группами, производящими силовую разведку (разведку боем);

— автоматчиками, просачивающимися в боевые порядки противника, находящимися в танковых десантах, и группами автоматчиков в засаде;

— штурмовыми группами, осуществляющими захват ДЗОТов;

— связистами, проверяющими или исправляющими кабель под огнём противника;

— по решению командира всегда, когда обстановка позволяет рассчитывать на успешное использование нагрудников.

Лицевая сторона стального нагрудника СН-42 с верхней петлей.

Лицевая сторона стального нагрудника СН-42 с верхней петлей.

Тыльная сторона нагрудника со второй наплечной лямкой.

Тыльная сторона нагрудника со второй наплечной лямкой.

Было предусмотрено три варианта использования: нагрудник ремнями прикреплён к телу и закрывает в движении грудь и полость живота; при переползании нагрудник используется как амбразура; нагрудник используется как панцирь, прикрывая отдельные части тела (правый бок, левый бок, голову).

Реконструктор в стальном нагруднике СН-42.

Реконструктор в стальном нагруднике СН-42.

СН-42 был выполнен из 2-мм стали 36СГН, в допусках 1,8 -2,2 мм, масса нагрудника 3,3 — 3,5 кг. Площадь защиты 0,2 кв. м. По современным стандартам примерно соответствует бронежилету 2 класса — как по массе, так и по защитным качествам. Нагрудник защищал от пули, выпущенной с пистолет-пулемета или пистолета с расстояния свыше 50 м. Винтовочные легкие пули  были безопасны с расстояния превышающего 600 м.  Пулеметные пули и тяжелые винтовочные – пробивали нагрудник практические с любого расстояния боевого полета пули. Этот «панцирь» солдаты обычно надевали на ватник с оторванными рукавами, который служил дополнительным амортизатором, несмотря на то, что у нагрудника с внутренней стороны имелась специальная подкладка. Наличие одежды под бронежилетом уменьшало не только послеконтузионную травму от попадания пули, но и воздействия ударной волны при взрыве снарядов или мин. Нагрудник имел вторую вертикальную наплечную лямку, которая обеспечивала более легкое ношение на «марше» и возможность использования его в сложенном виде в качестве бронезащита из двух листов.

Использование СН-42 для стрельбы лёжа.

Использование  СН-42 для стрельбы лёжа.

Нагрудник СН-42, захваченный у бойцов 171-й стрелковой дивизии. Демянский котел. 1942 г.

Нагрудник СН-42, захваченный у бойцов 171-й стрелковой дивизии. Демянский котел. 1942 г.

В блокадном Ленинграде, в силу ограниченности в людских и медицинских ресурсах, задача защиты бойцов от пуль и осколков была более актуальной, нежели на «большой земле». Но снабжение города осуществлялось в первую очередь вооружением, боеприпасами, горючим и продовольствием, остальное снаряжение поступало по остаточному принципу. Об обеспечении Ленфронта нагрудниками СН-42 красноречиво говорит донесение И.В. Сталину от 7 мая 1943 года, согласно которому из 85 тысяч произведённых к тому моменту на Лысьвенском металлургическом заводе нагрудников в Ленинград было отправлено всего 1000 штук. А поскольку на территории Ленинграда функционировал НИИ №13 – разработчик  стальных шлемов и СН-42, местное руководство поставило задачу создать собственный вариант защиты солдат. Так появился на свет панцирь защитный ПЗ-ЗИФ-20, который стали выпускать на заводе им Фрунзе (отсюда аббревиатура ЗИФ). Проблемным местом оказался выбор броневой стали для изготовления нагрудника: в блокадном городе её было неоткуда взять. Поэтому местным металлургам пришлось немало потрудиться, прежде чем они добились необходимого состава стали и технологии ее закалки.

Ленинградский панцирь защитный ПЗ-ЗИФ-20.

Ленинградский панцирь защитный ПЗ-ЗИФ-20.

Ленинградский панцирь защитный ПЗ-ЗИФ-20.

 По своим характеристикам он был лучше СН-42, однако даже сегодня в литературе бытует обратное мнение из-за неточного отчета направленного в Москву. Так ленинградский панцирь защищал от автоматной пули, выпущенной с расстояния 10 м, в то время, как СН-42 – лишь с 50 м. Панцирь выпускали в 1943 году несколькими партиями трех ростовок. Толщина бронированных пластин находилась в пределах 2,5-2,6 мм, масса достигала – 4,8-5 кг. В августе 1943 года в Ленинград поставили 5 тысяч нагрудников СН-42, что несколько улучшило обеспечение пехотинцев. Однако выпуск панцирей продолжался до конца блокады.  Всего было произведено порядка 10 тысяч изделий.

Нагрудник представлял собой пять стальных пластин, соединённых кожаными или тесьмяными ремешками, приклёпанными к тканевой куртке-безрукавке. Предназначался он для защиты груди и брюшной полости бойцов пехотных частей. Иногда ПЗ-ЗИФ-20 за внешнюю схожесть путают с СН-38 или СН-39, однако они имеют мало общего.

Кроме панциря ПЗ-ЗИФ-20, в Ленинграде была разработана панцирная защита для моряков, или «морская панцирная защита завода имени Фрунзе», под обозначением МПЗ-ЗИФ-22. Создана она была для защиты грудной клетки и брюшной полости номеров орудийных расчётов корабельных и береговых артиллерийских установок ВМФ от осколочных и пулевых ранений, могла применяться рядовым и офицерским составом, находящимся во время боя на верхних палубах кораблей. Главное отличие от остальных  нагрудников заключалось в наличии защиты спины.

Состояла защита из трёх броневых щитков толщиной 2,2–2,6 мм: нагрудника, подвесного щитка и спинки. Соединялась конструкция воедино ремнями, накидываемыми на кобурные кнопки. Такое устройство обеспечивало практически мгновенное сбрасывание панциря (требование моряков, не желавших плавать в панцире при попадании за борт) при обеспечении необходимой свободы движений при работе с вооружением и механизмами. Весил комплект в сборе 9 кг, по пулестойкости был идентичен ПЗ-ЗИФ-20. Широкого распространения конструкция не получила, однако об использовании такого панциря экипажами торпедных катеров есть упоминания в литературе.

Бойцы в нагрудниках СН-42.

Бойцы в нагрудниках СН-42.

В завершение, остановимся на сохранившихся примерах использования стального нагрудник в боевых условиях. Наиболее часто он применялся в инженерно-штурмовых бригадах, которые появились уже во время боев с Сталинграде. Позже их официально назвали штурмовыми инженерно-сапёрными бригадами резерва (ШИСБр). Они широко использовались в городских боях в Европе и на Дальнем Востоке.  Бойцов таких бригад называли «панцерной пехотой».

Советский солдат в стальном нагруднике СН-42 во время уличных боёв.

Советский солдат в стальном нагруднике СН-42 во время уличных боёв.

Три четверти сапёров бригады имели стальные нагрудники. Обычно нагрудники носили поверх ватников или телогреек. Бойцы охотно использовали их в боях за города, но старались не надевать в полевых операциях, где большая часть работы и перемещения выполнялись лёжа. Нагрудник спасали бойцов во время ближнего и рукопашного боя, зачастую защищали и от осколков мелких мин и ручных гранат противника.

Штурм здания бойцами 1-й ШИСБр. Центральный фронт, сентябрь 1943 г.

Штурм здания бойцами 1-й ШИСБр. Центральный фронт, сентябрь 1943 г.

Оценивая эффективность использования стальных нагрудников в годы войны, следует отметить некоторые важные моменты.

Во-первых. Разработка, испытания и производство изделий осуществлялась преступно долго. Чрезвычайная бюрократия и согласование бумаг съедали колоссальное количество времени. Непонимания командованием значения индивидуальной защиты солдат явилось результатом волокиты с внедрением нагрудников. Жуковское выражение не жалеть солдат – бабы еще нарожают, явно является первопричиной такого отношения высшего командования к защите. Ни одно вооружение, ни одно оборудование в СССР не разрабатывалось так долго, как стальной нагрудник. За задержку в выполнении оборонного заказа на несколько дней  — расстреливали за несколько минут. А здесь… Во-вторых. Изначально перед разработчиками нагрудников была поставлена ошибочная задача – защита от пули пистолет-пулемета. «Умные» тыловые начальники считали его основным оружием Вермахта. В то время, когда таковым являлась винтовка, а пистолет-пулемет использовался в качестве оружия самозащиты в отдельных родах войск, но никак не пехотой. Отсюда и высокая пробиваемость винтовочной пулей. В-третьих. Отсутствие заинтересованности высшего командования в производстве нагрудников, привело к тому, что разработкой состава брони занимались скорее энтузиасты, а не специальные институты под жестким контролем. В  качестве брони использовались составы стали по рецепту «чего Бог послал», а вопросы замены стали другими материалами вообще не рассматривались. В результате броня получилась тяжелой, а противопульная защита весьма слабой. В-четвертых, однобокий подход к средству защиты – все видели ее только в форме нагрудника – на корню зарубил перспективные  разработки бронежилетов. В-пятых. Идея индивидуальной защиты на поле боя в СССР на 30-40 лет опередила  время актуального спроса на них. Хотя уже в то время полиция США широко использовала бронежилеты, защищающие от пистолетных и револьверных пуль, а также от холодного оружия. И лишь во время войны в Афганистане бронежилет стал повседневным снаряжение пехотинца.

Учитывая, что количество выпущенных стальных нагрудников в годы войны было мизерным, какой-либо статистики об эффективности их применения не существует. Оставшиеся фронтовые воспоминания неоднозначные. Однако уже то, что бойцы их носили, говорит о многом – была польза. В тоже время, отсутствие защиты спины, не говоря о боках, делало нагрудники во многих случаях бесполезным куском железа. Отсюда, нагрудник следует рассматривать не как универсальное средство защиты, типа сегодняшнего бронежилета, а исключительно в том назначении, о котором говорила памятка по его применению. В этих рамкам, нагрудники если и не спасали от пуль и осколков, то, по крайней мере, существенно уменьшали количество смертей.  А это уже и есть эффективность защиты.

По материалам сайтов: https://ru.wikipedia.org; http://smolbattle.ru; http://warbook.info; https://warspot.ru; http://www.russianarms.ru; https://www.drive2.ru; http://cold.refepic.ru; http://warfor.me; https://web.archive.org.