СССР | Полководцы (маршалы, генералы, адмиралы). Часть 1

Полководцы Советского Союза периода Второй мировой войны представляли собой социальный срез  общества, сформировавшегося на то время. Среди них было мало революционеров, поскольку все выжившие во внутрипартийной борьбе стали партийными функционерами, где должности были более привлекательными, нежели в армии. Формирование офицерского состава в Красной Армии имело свою специфику. Пока молодому советскому государству угрожала опасность, как внутренняя, так и внешняя, большевики с удовольствием привлекали в армию на командные должности офицеров царской армии. Правда, к ним всегда старались приставить «революционно сознательного» комиссара в качестве надзирателя. После окончания Гражданской войны, большевики, думая, что они уже всему научились, начали нещадно истреблять помогавших им царских офицеров, попутно «прихватывая» и своих пролетарских «братьев», сочувствовавших бывшему дворянству или офицерству. В 1937-1938 годах развязанный «большой террор» добил остававшихся в армии одиноких царских офицеров, а большую часть пролетарских командиров, подготовленных этими офицерами расстрелял или сослал в лагеря ГУЛАГа. Таким образом к началу Второй мировой войны, Красная Армия имела необычайно распропагандированный имидж самой сильной армии в мире, и практически не имела ни полководцев, ни старших, ни младших офицеров. Естественно в таких условиях не откуда было взяться и обученным солдатам, большинство которых было призвано из деревни.

Полководцы периода Гражданской войны, которые возглавляли Красную Армию в начале войны были бескрайне храбрыми людьми, преданными делу революции, в том понимании, насколько они были способны осознавать происходящие события, но дремучи безграмотные в современном военном деле. Они безнадежно отстали от технического прогресса, и по своему интеллекту уже были неспособны учиться. За межвоеный период, они из военных командиров переродились в партийных чиновников, умеющих брать под козырек  и стремглав бежать выполнять приказ, даже не вникая в его суть. Это было нужно правящему режиму, но никак не стране для обороны.

Более 90% командного состава РККА родилось в деревне, получило начальное образование в церковных или воскресных школах и дальше продолжили свое образование на всевозможных краткосрочных армейских курсах, хотя до самой смерти писали с грубыми грамматическими ошибками. Многие из них окончили военные общевойсковые академии, некоторые даже Академию Генерального штаба, но учились-то друг у друга, а не у военных корифеев, которых к тому времени либо выгнали из страны, либо расстреляли. Естественно, что такое образование годилось для «личного дела» генералов, но никак не подходило для ведения войны. Уровень получаемой военной квалификации не превышал знаний младших офицеров. Но если с военной специальностью они были хоть немного ознакомлены, то общий уровень базовых знаний и культуры «застрял» в деревенской глубинке. Особенно тяжело было военным, связанным с техническими специальностями: артиллерией, авиацией, радиолокацией, ракетами, связью и т.д. Здесь их «дремучесть» тормозила развитие вооружения и военной техники, порождая пропасть в их разработке по сравнению с другими промышленно-развитыми странами. Именно «благодаря деревенским» генералам почти до средины 1943 года ни самолеты, ни танки не были оборудованы радиосвязью, а основным оборудованием службы ВНОС ПВО были глаза и уши солдата. Артиллерийская разведка пользовалась дедовскими методами, а подлодки плавали на ощупь. Однако «деревенские» генералы обладали явным преимуществом перед «городскими образованными». Они имели невероятную выживаемость в тоталитарной системе, и при этом успешно «топили интеллигентов». Из последних выжили лишь те, кто подражал и не возражал «деревенщине».

Следует отметить, что среди более-менее успешных полководцев Красной Армии, выделяются именно те, кто застал службу еще в царской армии. И хотя они занимали там должности младших офицеров, полученные при этом знания и практика, существенно преобладали над военным образованием, полученным в советских «академиях». Также отличались и советские высшие офицеры, успевшие во время царизма окончить хотя бы полный курс гимназии.

Говоря о полководцах, нельзя обойти систему принятия военных решений в армии. Военачальников, имевших опыт принятия решений на уровне фронтов, к началу войны были единицы. Умевших же координировать действия нескольких фронтов, вообще не существовало.  Даже коллективного органа, который  мог бы представить себе единую картину взаимодействия фронта и тыла, не было в помине, хотя такой орган на военном языке назывался генеральный штаб. Поэтому, каким бы талантом и военными возможностями не обладал полководец, без спланированной и организованной операции Генштабом, он был бесполезным. Причиной отсутствия де-факто, а не де-юре Генштаба в Красной армии была вышеупомянутая дремучесть красных маршалов и Сталина, стоящих не только во главе государства, но и во главе армии. Вынеся из опыта Гражданской войны идею, что командир на коне впереди бойцов – залог успеха на войне, другого понимания войны они не приобрели. Отсюда полное игнорирование «царских забав бумажками играться». Да и малограмотность еще как сказывалась. Таким образом, до появления полноценного функционирующего Генштаба РККА, т.е. до конца 1942 года и назначения в Генштаб Василевского и Антонова, ни одна войсковая операция стратегического уровня не была успешно проведена. Не стоит отметать и то, что не обученные в военных училищах и академиях младшие и старшие офицеры прошли свою «школу» в боевой обстановке, хотя и заплатили за это большой кровью. В результате, появление Генштаба и офицерского состава, начиная с 1943 года, наконец-то сформировали Армию, которая начала приносить победы.

Ниже приводятся биографии полководцев уровня командующих фронтами и армиями, а также некоторых генералов и адмиралов, принимавших участие во Второй мировой войне. В некоторых случаях, касающихся одиозных личностей, мы попытались на базе объективных данных изложить свою субъективную оценку их деятельности, естественно не претендуя на исключительность мнения, но имеющей право на жизнь.

Абакумов Виктор Семенович (11.04.1908 – 19.12.1954)

Абакумов Виктор Семенович (11.04.1908 – 19.12.1954)

Заместитель наркома обороны и начальник Главного управления контрразведки СМЕРШ НКО СССР,  Министр государственной безопасности СССР, генерал-полковник, член ВКП(б) с 1930 г. Родился 11 апреля 1908 года в рабочем квартале Москвы, близ Хамовнических казарм в семье рабочих. В 1917 году поступил в городское начальное училище, и после четырех классов обучения в 1921 году бросил его и до 1924 года служил санитаром во 2-й Московской бригаде частей особого назначения (ЧОН). С начала 1925 года работал упаковщиком в Московском союзе промысловой кооперации. В 1927 году Абакумов вступил в комсомол, где ему было указано на «хромающую грамотность». В августе 1927 года Абакумов поступил на службу стрелком 1-го отряда военно-промышленной охраны ВСНХ СССР, откуда уже в апреле 1928 года уволился. И в июле вновь вернулся к профессии упаковщика, но уже на складах Центросоюза. В январе 1930 года Абакумов становится членом ВКП(б) и назначается заместителем заведующего административного отдела торгово-посылочной конторы Наркомторга РСФСР. Вскоре он возглавил комсомольскую организацию той же конторы. С октября 1930 года Абакумова переводят на московский штамповочный завод «Пресс» освобожденным секретарем комсомола. С 1931 года по январь 1932 года он член бюро, и заведующий военным отделом Замоскворецкого райкома МГК ВЛКСМ. В начале 1932 года райком партии направляет Абакумова на «усиление» рядов органов госбезопасности.

Службу в органах Абакумов начал на скромной должности практиканта Экономического отдела полномочного представительства (ЭКО ПП) ОГПУ по Московской области. В 1933 году Абакумов был назначен на должность уполномоченного ЭКУ ОГПУ по Московской области. В данной должности прослужил лишь до 10 июля 1934 года, когда ОГПУ вошло в состав НКВД и экономические управления были ликвидированы. В дальнейшем работал уполномоченным 1-го отделения Экономического отдела (ЭКО) ГУГБ НКВД СССР,  затем был переведен в систему  ГУЛАГ.

В 1935 году Абакумова назначают уполномоченным 3-го отделения отдела охраны  главка, где ему присваивают специальное звание младшего лейтенанта Государственной безопасности. В 1937 году Абакумов возвращается в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР на должность уполномоченного 4-го Секретно-политического отдела (СПО) и получает очередное звание – лейтенанта ГБ. По времени это назначение совпало с проведением массовых репрессий в стране. Отсюда многие исследователи видят причину дальнейшего карьерного роста Абакумова. В марте 1938 года Абакумов уже помощник начальника отделения 4-го отдела 1-го  управления НКВД, а с 29 сентября этого же года – помощник начальника отделения 2 отдела. С 1 ноября – начальник 2-го отделения 2-го отдела ГУГБ НКВД. Отдел назывался оперативным, а его сотрудники занимались обысками, арестами, наружным наблюдением и установкой подслушивающих устройств. Этой должностью Абакумов обязан Кобулову Б.З. – начальнику 2-го отдела. Следует отметить, что в этом же году Абакумов получает первую награду – юбилейный знак «Почетный работник ВЧК—ГПУ (XV)». Этот знак наделял обладателя значительным перечнем льгот и привилегий, но уже к 1940 году из них остались только право на хранение и ношение оружия и право на жилую площадь в ведомственных домах после увольнения из НКВД.

Приход Л. Берия к руководству НКВД изменил судьбу многих сотрудников. Однако Абакумов не только избежал чистки, но и в декабре 1938 года был назначен исполняющим обязанности начальника УНКВД Ростовской области, а с апреля 1939 года – начальником. Естественно, что это назначение не обошлось без рекомендации Кобулова Богдана Захаровича, одного из наиболее близких, доверенных лиц Лаврентия Берия. 28 декабря 1938 года Абакумову минуя звание старшего лейтенанта, присваивают звание капитана ГБ.

На новой должности Абакумов действует в свете требований «любимого наркома», как он выразился в своей «иннаугурационной» речи. В период советско-финской войны 1939-1940 годов ростовские чекисты проявили «сверхбдительность» и ликвидировали на территории области «финскую шпионскую организацию», арестовав 16 человек финской или карельской национальности. Однако у начальника УНКВД успех подчиненных вызвал явное недоверие. Под его личным контролем начался пересмотр дел, в результате которого было выявлено нарушение соцзаконности – фальсификация дел. В итоге арестованных освободили, виновных чекистов наказали. В Москве вовремя заметили старания молодого начальника. На очередном совещании нарком поставил Абакумова в пример другим. А весной 1940 года, минуя звание майора, присвоили специальное звание  старшего майора ГБ. А еще  через месяц  — наградили орденом Красного Знамени.

  В феврале 1941 года Абакумов назначен заместителем наркома внутренних дел СССР. В сферу непосредственного его руководства входили: Главное управление милиции, Главное управление пожарной охраны и Особые отделы в армии, на флоте, а также в пограничных и внутренних войсках. На этой должности, Абакумов курировал организацию депортации в Эстонии — репрессировано – 9 156 человек.

Через 3 часа после начала войны Абакумов принимал участие в разработке Плана агентурно-оперативных мероприятий по обеспечению государственной безопасности г. Москвы и Московской области. А с 27 июня Абакумов занимается организацией подконтрольных ему управлений на выполнение следующих задач: проведение агентурно-оперативной работы в частях Красной Армии, в тылах, среди гражданского населения; борьбой с дезертирством; работой на территории противника. Видимо за успехи в проведении этой работы, 9 июля Абакумову присваивают очередное специальное звание – комиссара ГБ 3-го ранга.

В июле 1941 года органы 3-го управления НКО СССР  были преобразованы в Особые отделы НКВД СССР, а Абакумов, как заместитель наркома, одновременно назначается начальником вновь созданного Управления особых отделов (УОО).  Деятельность УОО, под руководством Абакумова в период 1941-1942 годов была обусловлена трагическим периодом войны. Особые отделы, выполняя приказ Ставки №270,  организовывали систему заградительной службы, применяя внесудебный расстрел. Пресекали проявления «незаконных репрессий, рукоприкладства и самосудов», согласно положениям приказа НКО №0391 от 04.10.41 г. Выполняли приказ Наркома обороны №227. Помимо этого, особые отделы занимались и выполнением непосредственных обязанностей – контрразведывательной работой. Справедливости ради, следует отметить, что уже к средине 1942 года, работа особых отделов начала принимать системный характер, разворачивалась контрразведывательная деятельность, хотя и носила специфические черты жестокости. Позитивно оценивая деятельность Абакумова на данном поприще – в феврале 1943 года ему присваивают очередное звание — комиссар ГБ 2-го ранга. Вместе с тем, по целому ряду причин, Сталин принял решение о создании специального органа военной контрразведки – ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР.

С апреля 1943 года Абакумов, как начальник ГУКР «СМЕРШ», стал  подчиняться непосредственно Сталину. В мае 1943 года руководящим работникам «СМЕРШ» были присвоены генеральские звания. Но Абакумов, единственный армейский «смершевец», сохранял за собой вплоть до конца войны спецзвание госбезопасности. Известно, что в период войны Абакумов часто выезжал на фронты, инспектировал свои подразделения. Важные операции, особенно радиоигры в обязательном порядке согласовывались с ним. А стратегические разработки – санкционировались Сталиным. По воспоминаниям современников Абакумова, он отличался довольно жесткой хваткой в работе, не упускал возможности выгодно доложить о проведенной работе, а иногда и «присвоить» чужие результаты. Остались положительные отзывы генерала Ивашутина, полковников Чернова и Тарасова, ряда фронтовых офицеров «СМЕРШ». Необходимо отметить, что сотрудников «СМЕРШ» наказывал и миловал только Абакумов, либо это происходило с его ведома. Случаев вмешательства в деятельность «СМЕРШ», в кадровую политику  не известно.

По завершению войны, с сентября 1945 года Абакумова включили в состав Комиссии по руководству подготовкой обвинительных материалов и работой советских представителей в Международном военном  трибунале по делу главных немецких военных преступников.

Созданная к концу войны система военной контрразведки успешно конкурировала с органами НКВД и НКГБ. Абакумов был вхож к Сталину наряду с Берия и Меркуловым. Отличался исполнительностью и служебным рвением. Исповедовал принцип – лучше перестараться, чем недоработать. В результате, недостаточная компетентность и квалификация сотрудников в низовых звеньях, подменялась массовостью организованных мероприятий, излишней подозрительностью, игнорированием невиновности. Широкая сеть осведомительского аппарата позволяла вылавливать вражеских агентов, диверсантов, шпионов и террористов, пособников гитлеровцев, особо не заботясь судьбой непричастных лиц. В данном случае деятельность Абакумова совпадала с доктриной Сталина о ничтожности человеческой жизни.

Естественно, что работа главы «СМЕРШ» была оценена по-достоинству: в 1944 году он был награжден орденами  Суворова 1-й и 2-й  степеней, в 1945 году – орденами Красного Знамени и Красной Звезды, орденом Кутузова 1-й степени. 9 июля 1945 года Абакумову присвоено звание генерал-полковник.

Весной 1946 года Сталин проводил реформу органов управления, упразднялись наркоматы, создавались министерства. Учитывая, что «СМЕРШ» создавался для военного времени, и, по сути, исчерпал свое назначение, военная контрразведка передавалась в состав вновь организованного Министерства государственной безопасности СССР, которое возглавил Абакумов, по сути, с военной должности, перешел в роль «палача».

За период руководства «СМЕРШ» Абакумов успел поднакопить и «грехов», которые, скорее всего, были известны Сталину, но не имели решающего значения. Так, в период мародёрства армии и спецслужб на оккупированных территориях Европы и Маньчжурии многие подчиненные Абакумова дарили ему дорогие подарки. Известны факты подношения подарков Белкиным М.И., Брезгиным А.И., Вадисом А.А., Зелениным П.В., Карпенко Н.М., Ковальчуком Н.К. и другими. Бытовое обеспечение, приобретение одежды, продуктов питания за государственный счет, использование денежных средств, выделяемых на оперативные нужды — считалось обыденным явлением. Все эти факты были вскрыты уже после ареста Абакумова, подкреплены свидетельскими показаниями.

 Выяснилось также, что при эвакуации Смоленска забыли партийный архив, который в целости и сохранности достался немцам. Самое неприятное было в том, что Абакумов, руководивший эвакуацией, к тому времени уже доложил об успешном выполнении задания. Сталин задал ему только один вопрос: «Что вы чувствуете, когда ваши подчиненные вам врут?» Похоже ответ на этот вопрос мучил Абакумова до последних дней.

После назначения Абакумова министром, началось перетекание функций МВД в ведение МГБ. В 1947-1951 годах из МВД в МГБ переданы внутренние войска, милиция, пограничные войска, правительственная связь, охрана правительственных объектов и другие подразделения. На транспорте создавались специальные подразделения МГБ. При министерстве образовалось свое ведомственное особое совещание. По сути дела, Абакумов воссоздавал структуру ОГПУ 30-х годов, создавал предпосылки для силового удержания власти, посредством МГБ. К положительным результатам работы МГБ этого времени следует отнести организацию ликвидации националистических банд в Белоруссии, в Украине и в Прибалтийских республиках. Хотя вопрос о законности, методах борьбы и бессмысленных жертвах мирного населения остается открытым.

Массовые репрессии не прекратились в конце 30-х годов. Уже после окончания войны одно за другим фабрикуются дела на большие группы партийных, советских работников, представителей интеллигенции. Получая указания Сталина, органы МГБ, возглавляемые Абакумовым, начинают новую волну репрессий против военных, партийных и хозяйственных руководителей, евреев и т.д.

Кроме общеизвестных дел, по инициативе Абакумова в 1948 году начались массовые операции в отношении так называемых «повторников». Органам МГБ было предписано арестовать и направить в ссылку на поселение в отдаленные районы Сибири и Дальнего Востока бывших шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, «правых», меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций, освобожденных по отбытии наказания из лагерей и тюрем после окончания Великой Отечественной войны. По данным МВД СССР, обратно в лагеря было направлено треть «повторников» (12 тысяч) от общего числа освобожденных. В период 1948-1949 годов, МГБ были проведены массовые выселения семей националистов и кулаков из прибалтийских республик, Западной Украины и Белоруссии. В это же время МГБ проводит «очистку» Грузии, Армении, Азербайджана и всего Черноморского побережья СССР от нежелательных элементов,  решение о выселении на вечное поселение в отдаленных районах страны, под надзор органов МВД бывших членов партии дашнаков, граждан турецкой и греческой национальности вместе с членами их семей. Аналогичное решение выносится в отношении проживавших на территории Молдавии кулаков, бывших помещиков, крупных торговцев, лиц, сотрудничавших с немецкими и румынскими властями, а также участников профашистских партий и организаций, нелегальных религиозных сект, бывших белогвардейцев.

Видя усиление роли Абакумова у трона вождя, и отсутствие возможности влияния на него, партийное окружение вместе с Берией, быстро находят возможность «подставить» министра. Враги и конкуренты Абакумова систематически доносили на него Сталину. Кроме того, вождь уже задумал и руками МГБ начал осуществлять очередную чистку. Находясь в отпуске на юге страны, не раз высказывался о необходимости реформирования и самой службы государственной безопасности.

Абакумов, еще не будучи арестованным, уже в июле 1951 года побывал на допросе у исполняющего обязанности Генерального прокурора и написал объяснительную записку по выдвинутым против него обвинениям. А Политбюро ЦК ВКП(б) приняло специальное решение об увольнении Абакумова с должности.  12 июля 1951 года Абакумов В.С. был арестован, а вскоре и ряд его сослуживцев из ближнего круга. Абакумова били, сажали в камеру-холодильник, но он так, ни в чем и не признался. За считанные месяцы он превратился в полного инвалида. Предъявляемые ему обвинения менялись вместе с политической ситуацией в стране: его обвиняли то в фальсификации дела врачей, то в чрезмерной жестокости при его расследовании, то в организации еврейского заговора в МГБ. Обвинения разваливались, менялись следователи, а Абакумов продолжал сидеть и после смерти Сталина, и после ареста Берии. В тюрьме даже во вред себе он продолжал вести себя по-прежнему — грубо и прямолинейно. Оставлять живым Абакумова правящей верхушке было невыгодным. Он знал слишком много. Суд над Абакумовым и его бывшими подчиненными открылся 14 декабря 1954 года в Доме офицеров в Ленинграде. Виновным он себя не признал, настаивая на том, что все решения принимались ЦК, он же был всего лишь исполнителем: — «Сталин давал указания, я их исполнял».

19 декабря 1954 года выездная сессия Военной коллегии Верховного Суда СССР признала Абакумова виновным по статьям за стандартный набор антисоветских преступлений. Огласили приговор – расстрел. Расстреляли его всего через 1 час 15 минут после вынесения приговора.

Несколько слов о судьбе семьи. На следующий день, после заключения под стражу Абакумова, арестовали жену Абакумова (по всей видимости – гражданскую) — Антонину Николаевну Смирнову, тридцати одного года, иждивенку, ранее работавшую в центральном аппарате МГБ СССР, — и с двухмесячным сыном на руках заключили в Сретенскую тюрьму МВД. Она была освобождена в марте 1954 года, проведя с ребенком в тюрьме без малого три года. И хотя состава преступления в ее действиях следователи не обнаружат, и дело прекратят, Смирнову на несколько лет вышлют с сыном из Москвы. Сын Абакумова и Антонины Николаевны – Игорь Викторович Смирнов — врач, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, основоположник компьютерных психотехнологий. Умер в 2004 году. В Москве действует НИИ психотехнологий им. И.В. Смирнова.

Награды: 3 ордена Красного Знамени, орден Суворова I степени, орден Кутузова I степени, орден Суворова II степени, орден Красной Звезды, медаль «За оборону Москвы», медаль «За оборону Сталинграда», медаль «За оборону Кавказа», медаль «В память 800-летия Москвы», медаль «30 лет Советской Армии и Флота», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», нагрудный знак «Почётный работник ВЧК-ОГПУ (XV)». В соответствии с приговором суда от 19 декабря 1954 года, Указом Президиума  Верховного Совета СССР от 14 ноября 1955 года лишён всех наград и воинского звания.

См. также публикацию «СМЕРШ. Взлет и падение Абакумова»

Антонов Алексей Иннокентьевич (15.09.1896—18.06.1962)

Антонов Алексей Иннокентьевич (15.09.1896—18.06.1962)

Член Ставки ВГК, начальник Генерального штаба в 1945-1946 годах, генерал армии. Родился в городе Гродно 15 сентября 1896 года в семье военнослужащего. В 1904 году семья Антоновых переехала в город Острог, куда перевели на службу отца. Здесь Алексей поступил в гимназию. В 1914 году с началом Первой мировой войны Антоновы переезжают в Петербург где Алексей поступает в 8-й класс гимназии, после окончания которой поступает в университет на физико-математический факультет, где так и не начинает учиться: из-за нехватки средств вместе с двумя товарищами идёт работать браковщиком на завод Полякова в деревне Славянка под Петербургом. В 1916 году призван в действующую армию, где после окончания курсов в звании прапорщика направлен в лейб-гвардии егерский полк. Воевал на Юго-Западном фронте, был ранен. После Октябрьской Революции на столичных предприятиях занимался формированием отрядов Красной Армии. В Гражданскую войну служил на Южном фронте  на должность помощника начальника штаба дивизии, затем начальником  штаба бригады.  В 1928 году Антонов поступил в Академию Фрунзе и в партию. После окончания учебы в 1931 году назначен начальником штаба дивизии. А уже в 1932 году снова оказывается курсантом Академии на оперативном факультете. Дальше продолжает службу в должности  начальника штаба Могилёв-Ямпольского укрепрайона, начальника оперативного отдела штаба Харьковского военного округа. В 1936 году направлен на учебу в только что созданную Академию Генерального штаба Красной армии, откуда после первого курса был переведен на должность начальника штаба Московского военного округа. С конца 1938 года Антонов на преподавательской работе в Академии Фрунзе, где получает звание генерал-майора.

В марте 1941 года Антонов направлен в Киевский военный округ на должность заместителя начальника штаба округа, на которой и встретил начало войны. С июня 1941 года он начальник штаба Киевского военного округа, с августа – начальник штаба Южного фронта. С июля 1942 года был назначен начальником штаба  Северо-Кавказского фронта, а в ноябре возглавил штаб Закавказского фронта. По окончании «Битвы за Кавказ»  начальник Генерального штаба Василевский предложил Антонову должность своего заместителя-начальника Оперативного управления ГШ, добавив, что его кандидатуру одобрил Сталин.  С начала войны  на этой должности сменилось 7 генералов. В декабре 1942 года  Антонов прибыл в Москву.

Первые два месяца Антонов работал на Брянском фронте, пока не был отмечен Сталиным и допущен к работе в Ставке. Реорганизовав работу управления, Антонов должен был ежедневно докладывать оперативную обстановку на всех фронтах. Однако основной его задачей было стратегическое планирование. С мая 1943 года Антонов вступил в должность первого заместителя начальника Генерального штаба, и получил звание генерал-полковника. Начиная с весенне-летней кампании 1943 года, он принимал участие в разработке всех важных кампаний и стратегических операций Вооружённых сил. Первой из них стала Курская операция. С этого времени, практически все операции, отработанные Генштабом стали приносить успех. После окончания операции по освобождению Харькова, Антонову было присвоено звание генерала армии.

 С сентября 1944 года на Антонова дополнительно были возложены вопросы координации боевых действий с союзниками, открывшими Второй фронт. Помимо этого, Антонов привлекался к работе в качестве военного представителя на Ялтинской конференции, поскольку мог оперативно просчитывать стратегию войсковых операций, чем страховал Сталина от принятия ошибочных решений. Например, по его расчетам были определены силы и сроки вступления СССР в войну с Японией.

В феврале 1945 года Антонов был назначен начальников Генерального штаба. По подсчетам экспертов за время войны только в кремлевском кабинете Сталина Антонов был 238 раз, что больше чем все командующие фронтами вместе взятые. Он оказался единственным генералом, а не маршалом, награжденным орденом «Победа». И немногим из тех, кто его был достоин.

После окончания войны Антонов оставался на посту начальника Генштаба до весны 1946 года,  занимался демобилизацией армии. Затем снова перешел на должность первого заместителя. В 1950-1954 годах командовал Закавказским военным округом. Затем был назначен первым заместителем начальника Генштаба, возглавлял штаб Объединённых вооружённых сил стран Варшавского договора. Скончался 18 июня 1962 года в Москве в возрасте 66 лет. Урна с прахом генерала замурована в Кремлёвской стене на Красной площади.

Был дважды жена. Первым браком — на Марии Дмитриевне Антоновой (скончалась в 1955 году). В 1956 году женился второй раз — на народной артистке СССР, известной балерине  Ольге Лепешинской. Детей не имел.

Награды: орден «Победа», три ордена Ленина, четыре ордена Красного Знамени, два ордена Суворова 1-й степени, орден Кутузова 1-й степени, орден Отечественной войны 1-й степени, медаль «За оборону Кавказа», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медаль «За победу над Японией», медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии», медаль «30 лет Советской Армии и Флота», медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР», медаль «В память 800-летия Москвы»,  крест «Virtuti militari» (ПНР), крест ордена Почётного легиона (Франция), Военный крест 1939 года (Франция), крест ордена Белого льва I степени (ЧССР), Военный крест 1939 года (ЧССР), Орден Партизанской звезды I остепени (Югославия), Золотая звезда ордена «За заслуги перед народом» (Югославия), орден «Легион почёта» степени командора (США), орден Красного Знамени (Монголия),  крест ордена «Святой Александр» с мечами (Болгария), медаль «За Победу над Японией» (Монголия), медаль «50 лет Монгольской Народной Революции», медаль «За освобождение Кореи» (КНДР), Дукельская памятная медаль (ЧССР).

Апанасенко Иосиф Родионович (01.04. 1890 – 05.08.1943)

Апанасенко Иосиф Родионович (01.04. 1890 – 05.08.1943)

Командующий Дальневосточным фронтом, генерал армии, член  РКП(б) с 1918 года, кандидат в члены ЦК ВКП(б). Родился 3 апреля 1890 года в селе Митрофановское  Ставропольской губернии в семье крестьянина. Окончил трёхклассную церковно-приходскую школу. Подростком батрачил, работал пастухом. Был призван в Русскую армию в 1911 году, участвовал в Первой мировой войне. Служил в 208-м Лорийском пехотном полку 3-го Кавказского корпуса, за отличия в боях награждён тремя Георгиевскими крестами и двумя Георгиевскими медалями. За боевые заслуги был произведён в прапорщики, в конце Первой мировой войны был командиром пулеметной роты.

В 1918 года  организовал партизанский отряд, который вёл боевые действия на Ставрополье против войск белой армии. Затем стал командиром бригады 2-й Ставропольской пехотной дивизии, после — 1-й кавалерийской дивизии, которая вошла в Первую Конную Армию Буденного. В годы Гражданской войны Будённый дважды снимал его с должности за склонность к «махновщине». С начала 1921 года служил начальником гарнизона Ставрополя и начальником Ставропольской губернской милиции. В 1923 году  Апанасенко окончил Военно-академические курсы высшего комсостава РККА, а затем  Курсы усовершенствования высшего комсостава при Военной академии имени М. В. Фрунзе и завершил обучение в Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе. В 1925 году участвовал в «зачистке» территории Чечни от бандформирований и изъятию оружия у местного населения. С сентября 1935 по 1938 год был заместителем командующего войсками Белорусского военного округа по кавалерии и одновременно  — инспектором кавалерии этого округа. В 1937 году Апанасенко допрашивали как соучастник «военного заговора  Тухачевского», но он покаялся и был прощён Сталиным. С февраля 1938 года – командующий войсками  Среднеазиатского военного округа. В 1940 году Апанасенко было присвоено воинское звание генерал-полковника.

С января 1941 года он стал командовать войсками Дальневосточного фронта, где за пять месяцев силами строительных подразделений фронта построил автомобильную дорогу вдоль Транссибирской железной дороги, протяженностью более 1000 км, что для функционирования Дальнего востока и фронта имело стратегическое значение. В феврале 1941 года Апанасенко было присвоено воинское звание генерала армии. В июне 1943 года Апанасенко после многочисленных просьб о направлении в действующую армию был назначен заместителем командующего войсками Воронежского фронта. Выезжал в части и на передовую, руководил частями во время боевых действий. Во время боёв под Белгородом  5 августа 1943 года он был убит при вражеском авианалёте. Был похоронен в Белгороде на площади Революции. Позднее его прах согласно его завещанию был перезахоронен в присутствии его родных и близких в Ставрополе. Награды: орден Ленина, три ордена Красного Знамени, медаль «XX лет РККА»

Астахов Фёдор Алексеевич (08.02.1892 – 09.10.1960)

Астахов Фёдор Алексеевич (08.02.1892 – 09.10.1960)

Командующий ВВС Юго-Западного фронта, начальник ГВФ СССР, Маршал авиации, член  ВКП(б) с 1931 года. Родился 8 февраля 1892 года в деревне Ледовские Выселки Тульской губернии в крестьянской семье.  В 1910 году окончил реальное училище в Кашире и работал на предприятиях Москвы. В 1913 году был  призван в Российскую армию, служил рядовым в воздухоплавательной роте. Участвовал в Первой мировой войне. Окончил 3-ю Московскую школу прапорщиков в 1915 году, Севастопольскую военную авиационную школу в 1916 году. Астахов был оставлен в этой же школе инструктором и служил в ней до 1918 года. В Красной Армии с 1918 года. Всю Гражданскую войну провёл на Восточном фронте. С 1919 года командовал авиаотрядом 1-й Сибирской авиационной группы фронта. С 1920 года — помощник начальника авиации Сибири, помощник начальника авиации и воздухоплавания 5-й армии.

Окончил Военно-академические курсы высшего комсостава РККА в 1923 году и был назначен начальником ВВС Кавказской Краснознамённой армии. С 1924 года был начальником авиашкол в Серпухове и с 1928 года — в Оренбурге. С 1930 года командовал 5-й авиационной бригадой. С декабря 1933 года — помощник командующего ВВС Приволжского военного округа. С мая 1935 года — помощник начальника Управления Военно-воздушных сил РККА по материально-техническому снабжению, а затем командир 10-го тяжелобомбардировочного авиационного корпуса. С сентября 1937 года — командующий Военно-воздушных сил Киевского военного округа. С июля 1940 года — начальник управления вооружения и снабжения — третий заместитель начальника Главного управления Военно-Воздушных сил РККА. В этом же году ему было присвоено звание генерал-лейтенанта авиации.

В июле 1941 года назначен командующим ВВС Юго-Западного фронта. Принимал участие в тяжёлых сражениях первого года войны: Киевская оборонительная операция, Елецкая и Барвенковско-Лозовская наступательные операции, Харьковская операция. После последней операции отозван с фронта и назначен начальником Главного управления Гражданского Воздушного Флота — заместителем командующего Военно-воздушных сил РККА. На период войны Гражданский Воздушный Флот в полном составе был включён в ВВС РККА, активно привлекался к выполнению боевых задач, прежде всего в плане обеспечения потребностей действующей армии (доставка грузов, перевозки личного состава, эвакуация раненых в тыл). Лично выезжал в зону боевых действий в ходе Сталинградской битвы и Курской битвы, организуя более эффективное выполнение Гражданским Воздушным Флотом заданий командования. В августе 1943 года Гражданский Воздушный Флот был переподчинён авиации дальнего действия СССР, и должность Астахова стала именоваться: начальник Главного управления Гражданского Воздушного Флота — заместитель командующего авиации дальнего действия. В апреле 1943 года получил очередное звание — генерал-полковник авиации. В декабре 1944 года ГВФ был выведен из подчинения АДД и стал, как и до войны, самостоятельной структурой. Звание маршал авиации  Астахову присвоено 19 августа 1944 года. До 19 декабря 1947 года Астахов возглавлял Главное управление гражданского воздушного флота, а затем в 1950 году по болезни был отправлен в  отставку. Умер Маршал в Москве 9 октября 1966 года возрасте  74 лет.

Награды: два ордена Ленина, три ордена Красного Знамени, орден Кутузова 1-й степени, орден Суворова 2-й степени, орден Красной Звезды, медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии», медаль «За оборону Сталинграда», медаль «За оборону Киева», медаль «За оборону Кавказа», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медаль «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медаль «30 лет Советской Армии и Флота», медаль «В память 800-летия Москвы»,   «Крест Грюнвальда» 1-й степени (ПНР).