СССР. Линия Сталина

Цепь оборонительных сооружений вдоль старой западной границы СССР получила свое название с легкой руки журналистов из латышской русскоязычной газеты «Сегодня» в 1936 году. Позже ее статью перепечатала английская газета «Дэйли Экспресс» и термин «Линия Сталина» прочно вошел в обиход, хотя официально такого названия оборонительные сооружения никогда не имели. Более того, даже оборонительной линией ее с точки зрения науки о фортификациях назвать нельзя, несмотря на то, что укрепления тянулись практически «от моря до моря». Своими флангами они упирались в Карельский перешеек и в Черное море, а общая протяженность укреплений достигла 2067 км. Однако разрывы между укрепленными районами были настолько большими, не имея плотной обороны, что оборонительной линией называть эти сооружения совершенно неправильно.

В тоже время, поскольку термин «Линия Сталина» прочно вошел в историографию, мы не будем нарушать хоть и заблудшие, но все, же устоявшиеся  традиции, но применяя его, под Линией будем понимать совокупность 23 укрепленных районов (УРов), построенных вдоль  границы, которые включали в себя около 4 тысяч различных долговременных огневых точек (ДОТов), рассчитанных на артиллерийско-пулеметное вооружение.

Укрепрайоны на «Линии Сталина».

Укрепрайоны на «Линии Сталина».

Таким образом,  в «Линию Сталина» входили следующие укрепленные районы, располагающиеся с севера на юг: Карельский, Кингисеппский, Псковский, Островский, Себежский, Полоцкий, Минский, Слуцкий, Мозырский, Коростеньский, Новоград-Волынский, Шепетовский, Изъяславский, Староконстантиновский, Киевский,  Летичевский, Проскуровский, Остропольский, Каменец-Подольский, Могилев-Подольский, Рыбницкий, Тираспольский, Одесский.

Строительство укреплений

Стро­итель­ство пер­вых ук­реплен­ных рай­онов вдоль за­пад­ной гра­ницы СССР по решению со­вет­ско­го руководства бы­ло на­чато прак­ти­чес­ки сра­зу же пос­ле оконча­ния Граж­дан­ской вой­ны. Ус­ловно этот про­цесс мож­но раз­де­лить на три эта­па: под­го­тови­тель­ный, пер­вый и вто­рой.

Под­го­тови­тель­ный этап (1921–1928) был ха­рак­те­рен тем, что в пер­вые мир­ные го­ды прак­ти­чес­кие работы по воз­ве­дению ук­репле­ний из-за ог­ра­ничен­ных возможнос­тей стра­ны про­води­лись в очень ограниченных мас­шта­бах. В рам­ках этой прог­раммы пер­вым, с вы­ходом Крас­ной Ар­мии на Кав­каз­ское побережье Чер­но­го мо­ря (март 1921 г.), был об­ра­зован Ба­тум­ский ук­реплен­ный рай­он. Затем пос­ле лик­ви­дации Бе­лофин­ско­го во­ору­жен­но­го кон­флик­та в Ка­релии начали воз­во­дить дол­говре­мен­ные ук­репле­ния на Карельском пе­решей­ке, предназна­чав­ши­еся для прик­ры­тия Пет­рогра­да от аг­рессив­ных дей­ствий с терри­тории Фин­ляндии. В это же вре­мя про­води­лись оп­ре­делен­ные фортификаци­он­ные ра­боты и по со­вер­шенс­тво­ванию при­мор­ских кре­пос­тей и мор­ских по­зиций на Бал­тий­ском (Крон­штадт) и Чер­но­мор­ском (Се­вас­то­поль, Оча­ков, Керчь) те­ат­рах во­ен­ных дей­ствий. Од­новре­мен­но шла под­го­тов­ка к стро­итель­ству ук­репле­ний на гра­ницах совет­ско­го го­сударс­тва: ис­сле­дова­лись сис­те­ма и фор­мы во­ен­но-ин­же­нер­ной под­го­тов­ки раз­личных ТВД, разрабатывались фор­ти­фика­ци­он­ные конс­трук­ции для ук­реплен­ных рай­онов, ти­повые по­левые и долговременные со­ору­жения из же­лезо­бето­на и бро­ни. Проводи­лись по­лигон­ные ис­пы­тания та­ких конс­трук­ций пу­тем обс­тре­ла их артилле­рий­ским ог­нем с су­ши и мо­ря, бом­бо­мета­ния с воз­ду­ха, взры­вами.

Пер­вый этап ак­тивно­го стро­итель­ства ук­реплен­ных рай­онов вдоль за­пад­ной гра­ницы СССР на­чал­ся пос­ле 1927 го­да со стро­итель­ства По­лоц­ко­го укрепленного рай­она. Это бы­ло обус­ловле­но бли­зостью го­рода По­лоц­ка к советско-поль­ской гра­нице (око­ло 20 ки­ломет­ров). Мас­штаб­ное стро­итель­ство ря­да дру­гих укреплен­ных рай­онов развертывается, на­чиная с 1928 го­да. В соответс­твии с раз­ра­ботан­ны­ми те­оре­тичес­ки­ми взгля­дами эти ук­реплен­ные рай­оны стро­ились на на­ибо­лее ве­ро­ят­ных нап­равле­ни­ях нас­тупле­ния противника. Их сис­те­ма бы­ла рас­счи­тана на тес­ное вза­имо­дей­ствие пос­то­ян­ных гар­ни­зонов ук­реплен­ных рай­онов с полевыми вой­ска­ми. По ар­хивным дан­ным, на 20 мар­та 1932 го­да в трех за­пад­ных во­ен­ных ок­ру­гах на границах СССР с Финлянди­ей, Эс­то­ни­ей, Лат­ви­ей, Поль­шей и Ру­мыни­ей в 1928–1937 го­дах бы­ло пос­тро­ено 12 ук­реплен­ных рай­онов: Ка­рель­ский, Кин­ги­сепп­ский, Псков­ский, По­лоц­кий, Мин­ский, Мо­зыр­ский, Коростеньский, Но­вог­рад-Во­лын­ский, Летичев­ский, Мо­гилев-Ям­поль­ский, Рыб­ницкий, Ти­рас­поль­ский. Кро­ме то­го, еще один — Ки­ев­ский УР — был воз­ве­ден в 250 ки­ломет­рах от гра­ницы для прикры­тия сто­лицы Ук­ра­ины. Каж­дый из ук­реплен­ных рай­онов, прик­ры­вая кон­крет­ное опе­раци­он­ное нап­равле­ние, имел про­тяже­нность от 50 до 140 километ­ров и, как пра­вило, обо­ими или од­ним из флан­гов при­мыкал к круп­ным ес­тес­твен­ным преградам.

Ин­тенсив­ное мас­со­вое стро­итель­ство ук­реплен­ных рай­онов пот­ре­бова­ло не толь­ко от во­ен­но­го ведомства, но и от ру­ководс­тва стра­ны при­нятия сроч­ных мер по су­щес­твен­но­му уве­личе­нию чис­ла специальных во­ен­но-стро­итель­ных орга­низа­ций и час­тей. Для стро­итель­ства каж­до­го ук­реплен­но­го рай­она создавалось свое уп­равле­ние на­чаль­ни­ка ра­бот (УНР), ко­торое в сво­ем сос­та­ве, как пра­вило, име­ло 6-12 военно-стро­итель­ных учас­тков (ВСУ), вклю­чав­ших конто­ры про­из­во­дите­лей ра­бот, во­ен­но-стро­итель­ные час­ти и под­разде­ления и воль­но­на­ем­ную ра­бочую си­лу. Граж­дан­ский пер­со­нал при про­веде­нии строитель­ных ра­бот иног­да имел ог­ра­ниче­ния по сво­боде пе­реме­щения и обя­зан был хра­нить го­сударс­твен­ную тай­ну о ха­рак­те­ре и со­дер­жа­нии обо­рони­тель­ных объ­ек­тов. По­мимо это­го, в стро­итель­стве ук­реплен­ных рай­онов ак­тивное участие при­нима­ли ин­же­нер­ные, са­пер­ные, стрел­ко­вые ба­таль­оны из вой­ск приг­ра­нич­ных во­ен­ных ок­ру­гов.

При стро­итель­стве ук­реплен­ных рай­онов боль­шое вни­мание уде­лялось его дорож­но­му обо­рудо­ванию. Каж­дый из них при­мыкал к же­лез­но­дорож­ной се­ти. В не­об­хо­димых слу­ча­ях внут­ри ук­реплен­ных рай­онов строились спе­ци­аль­ные же­лез­но­дорож­ные вет­ки (ком­му­ника­ции и ро­кады, пу­ти для ма­нев­ра бронепоез­дов, перевоз­ки лич­но­го сос­та­ва). Пос­то­ян­но раз­ви­валась сеть автогуже­вых до­рог из ты­ла, вдоль фрон­та укрепленных рай­онов, к скла­дам, круп­ным объ­ек­там. Обыч­но в ук­реплен­ном рай­оне стро­ил­ся а­эрод­ром или посадоч­ная пло­щад­ка. В пре­делах каж­до­го ук­реплен­но­го рай­она соз­да­валось нес­коль­ко уз­лов обо­роны, возводились дол­говре­мен­ные обо­рони­тель­ные сооружения, а так­же жи­лые по­меще­ния для гар­ни­зона и по­левых вой­ск,  дру­гие объ­ек­ты ин­фраструк­ту­ры (клуб, гос­пи­таль, ба­ня-пра­чеч­ная и др.). К се­реди­не 30-х го­дов все ос­новные опе­раци­он­ные нап­равле­ния на за­пад­ной со­вет­ской границе бы­ли прик­ры­ты ук­реплен­ны­ми рай­она­ми. В то же вре­мя эти укрепленные рай­оны не бы­ли ли­шены от­дель­ных су­щес­твен­ных не­дос­татков.

Во-пер­вых, воз­во­див­ши­еся ук­реплен­ные рай­оны бы­ли рас­счи­таны глав­ным обра­зом на от­ра­жение наступле­ния пе­хоты и ка­вале­рии про­тив­ни­ка. Так, ана­лиз фор­ти­фика­ци­он­но­го обо­рудо­вания ук­репрай­онов, пос­тро­ен­ных на за­пад­ной гра­нице в 1928–1937 го­дах, сви­детель­ству­ет о том, что ко­личес­тво ору­дий­ных сооружений, пред­назна­чен­ных для борь­бы с тан­ка­ми про­тив­ни­ка, сос­тавля­ло все­го око­ло 10 % от всех возведен­ных дол­говре­мен­ных со­ору­жений. Так, например, в Ле­тичев­ском ук­реплен­ном рай­оне име­лось 343 ДО­Та, из ко­торых 332 бы­ли пу­лемет­ны­ми и толь­ко 11 ору­дий­ны­ми по­лука­понирами­. В Но­вог­рад-Во­лын­ском ук­реплен­ном рай­оне, прик­ры­вав­шем жи­томир­ско-ки­ев­ское операци­он­ное нап­равле­ние, пред­став­лявшее со­бой от­кры­тую, тан­ко­дос­тупную мес­тность, бы­ло пос­тро­ено 210 бо­евых со­ору­жений, из ко­торых толь­ко 44 име­ли ар­тилле­рий­ское во­ору­жение. Та­ким об­ра­зом, в пос­тро­ен­ных в тот пе­ри­од укреплен­ных рай­онах из 3196 оборони­тель­ных со­ору­жений 409 бы­ли предназна­чены для раз­ме­щения в них ка­понир­ной ар­тилле­рии, способной вес­ти борь­бу с тан­ка­ми про­тив­ни­ка.

Во-вто­рых, ка­чес­тво воз­ве­ден­ных со­ору­жений уже в то вре­мя не обес­пе­чива­ло их ус­той­чи­вость от ог­ня но­вой ар­тилле­рии. Так, про­водив­шие про­вер­ку укреплен­ных рай­онов Ук­ра­ин­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га по­мощ­ник на­чаль­ни­ка 5-го от­де­ления осо­бого от­де­ла ОГ­ПУ Ива­нов­ский и упол­но­мочен­ный это­го отделения Коз­лов 17 мар­та 1932 го­да в док­ладной на имя на­чаль­ни­ка Шта­ба РККА А.И. Его­рова пи­сали, что при воз­ве­дении оборони­тель­ных со­ору­жений в про­верен­ных ими ук­реплен­ных рай­онах име­ли мес­то слу­чаи, ког­да бо­евые соору­жения ти­па М-3, рас­счи­тан­ные толь­ко на соп­ро­тив­ле­ние от по­пада­ние снаряда 75-мм пуш­ки и 122-мм гауби­цы и пред­назна­чен­ные для прик­ры­тия второс­те­пен­ных учас­тков обо­роны, бы­ли воз­ве­дены непосредственно на границе, «на пе­ред­нем крае обо­рони­тель­ной по­лосы». На этом ос­но­вании делался вы­вод о том, что эти со­ору­жения под воз­дей­стви­ем ин­тенсив­но­го артилле­рий­ско­го ог­ня тя­желых ору­дий про­тив­ни­ка «в ко­рот­кий срок вый­дут из строя и мо­гут при­вес­ти к не­верию крас­но­ар­мей­цев и ком­соста­ва в мощь железобетонных со­ору­жений нор­маль­ной соп­ро­тив­ля­емос­ти».

В-треть­их, как от­ме­чали от­дель­ные во­ен­ные спе­ци­алис­ты, мно­гие ДО­Ты бы­ли нег­ра­мот­но установлены в так­ти­чес­ком от­но­шении, так как не обес­пе­чива­ли вза­им­ную под­дер­жку ог­нем. Кро­ме то­го, они бы­ли рас­счи­таны на от­ра­жение фрон­таль­ных атак про­тив­ни­ка и не го­тови­лись для ве­дения ог­ня в сто­роны флан­гов и ты­ла.

Постепенно были сформированы также и гарнизоны для построенных УРов. В 1937 году укрепленные районы занимали в общей сложности 25 отдельных пульбатов, насчитывающих около 18 тысяч солдат, которые должны были сдерживать противника 15-20 суток.

Поскольку между отельными УРами оставались «дыры» в 300 км, по ре­шению Со­вет­ско­го правительства в 1938-1939 го­дах проходил тре­тий этап стро­итель­ства ук­реплен­ных рай­онов. С целью увеличить их плот­ность на за­пад­ной гра­нице было на­чато стро­итель­ство еще вось­ми ук­реплен­ных рай­онов: Каменец-Подольско­го, Изъяс­лав­ско­го, Ос­тровско­го, Ос­тро­поль­ско­го, Се­беж­ско­го, Слуцкого, Староконстантинов­ско­го и Ше­петов­ско­го.

Од­новре­мен­но про­дол­жа­лось со­вер­шенс­тво­вание ра­нее пос­тро­ен­ных укрепленных районов. В их пределах бы­ло уве­личе­но чис­ло ог­не­вых сооружений раз­лично­го ти­па и уси­лива­лись пре­пятс­твия, преж­де всего за счет соз­да­ния но­вых мин­ных по­лей. Для уси­ления про­тиво­тан­ко­вой обо­роны в ДОТах до­пол­ни­тель­но ус­та­навли­вали ар­тилле­рий­ские ору­дия. По­выша­лись защитные свой­ства дол­говре­мен­ных со­ору­жений. Так, было за­бето­ниро­вано 1028 со­ору­жений, ос­таль­ные по­лучи­ли уси­ление пу­тем на­сып­ки дополнительного слоя зем­ли. Нес­мотря на это, план стро­итель­ства ук­реплен­ных рай­онов не вы­пол­нялся да­же на­поло­вину. В 1938 году он был вы­пол­нен толь­ко на 45,5 %, а в 1939-м — на 59,2 %. Как ока­залось, со­вет­ская про­мыш­ленность не смог­ла обес­пе­чить всем не­об­хо­димым стро­итель­ство ук­реплен­ных рай­онов. В рас­по­ряже­ние стро­ите­лей в 1938 го­ду пос­ту­пило от зап­ла­ниро­ван­но­го 28 % цемен­та и 27 % ле­са. В сле­ду­ющем, 1939 го­ду пос­тавки нес­коль­ко улуч­ши­лись, но все рав­но по от­дель­ным по­каза­телям не дос­тигли и по­лови­ны, нап­ри­мер, леса — 34 %, це­мен­та — 53 % от зап­ла­ниро­ван­но­го на этот год. Ко­мис­сия Глав­но­го во­ен­но-ин­же­нер­но­го уп­равле­ния Крас­ной Ар­мии, про­верив ход ра­бот, от­ме­тила, что за­бето­ниро­ван­ные «со­ору­жения не име­ют бо­ево­го во­ору­жения и внутреннего обо­рудо­вания».

Все­го к 1939 го­ду на за­пад­ной гра­нице СССР бы­ло воз­ве­дено 3279 бетонных  сооружения, в т. ч. 2962 артиллерийских и пулеметных ДОТа и ряд со­ору­жений дру­гого наз­на­чения. Еще 538 ДО­Тов и мно­го сооружений дру­гого наз­на­чения на­ходи­лось в ста­дии стро­итель­ства. Дальнейшее строительство укреплений было прекращено в связи с переносом в 1939-1940 годах границы на запад. Началось строительство новых УРов на новой границе. Практически все укрепления на «Линии Сталина» была законсервированы, оружие, оптика, ценное оборудование и инструменты были сняты и сданы для хранения на склады, остальное оборудование было переведено в режим длительного хранение под охраной. В некоторых случаях оружие было передано на сооружающуюся «Линию Молотова». Однако, таких случаев  было мало, поскольку линия только строилась и готовых сооружений для размещения вооружения было мало.

В пику расхожим мнениям и бесчисленным рассказам «свидетелей», особенно родившихся после войны, сразу отметим, что ни после начала строительства «Линии Молотова», т.е обустройства новой границы, ни непосредственно перед началом войны, никто укрепления «Линии Сталина» не взрывал,  ДОТы местным властям не передавал, склады для колхозной картошки не устраивал. Все укрепления находились в относительно пригодном состоянии для их занятия гарнизонами и ведения войны. Для чего необходимо было получить со складов пульбатов оружие и оборудование. Там же, где его в довоенное время не установили, годилось вооружение пехотных подразделений, пулеметы, пехотные орудия и т.д.

Общие сведения об укреплениях

Ук­реплен­ный рай­он сос­то­ял из группы уз­лов обо­роны — ба­таль­он­ных рай­онов обо­роны (БРО) — каж­дый из которых за­нимал рай­он от 3 до 5 ки­ломет­ров по фрон­ту и от 2 до 3 ки­ломет­ров в глу­бину и дол­жен был занимать­ся от­дель­ным пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ским ба­таль­оном (опаб). Ба­таль­он­ные рай­оны размещали так, что про­межут­ки меж­ду ни­ми бы­ли труд­но­дос­тупны, за­боло­чены или за­няты ре­ками и озе­рами. Каж­дый из них, в свою оче­редь, сос­то­ял из 3–4 рот­ных опор­ных пун­ктов (РОП) по 3–4 пу­лемет­ных дол­говре­мен­ных оборонитель­ных со­ору­жений в каж­дом. Гар­ни­зон каж­до­го ДО­Та при­рав­ни­вал­ся к взво­ду. Та­ким об­ра­зом, все­го в сос­та­ве БРО мог­ло на­ходить­ся 10–15 пулеметных ДОТов и 1–3 ар­тилле­рий­ских по­лука­пони­ров. Промежутки между БРО должны были прикрываться артиллерийским огнем. Нередко промежутки между батальонными районами обороны составляли 2,5-3 км.

Пример ба¬таль¬онного рай¬она обороны в с. Боль¬шие Ку¬зем¬ки (Ки¬ниг¬сепп¬ский УР)

Пример ба­таль­онного рай­она обороны  в с. Боль­шие Ку­зем­ки (Ки­ниг­сепп­ский УР).

Для луч­ше­го по­нима­ния обо­рудо­вания УРов, опишем  спе­цифи­чес­кую терминоло­гию, применяемую в Красной Армии того времени.

ДОТ (дол­говре­мен­ная ог­не­вая точ­ка) — фор­ти­фика­ци­он­ное со­ору­жение из прочных и дол­го­веч­ных матери­алов (же­лезо­бетон, бро­ня), пред­назна­чен­ное для ве­дения ар­тилле­рий­ско­го, ми­номет­но­го и пу­лемет­но­го ог­ня. Сог­ласно во­ен­но-ин­же­нер­ной тер­ми­ноло­гии ДОТы под­разде­лялись на ка­пони­ры, по­лука­пони­ры, коф­ры, блок­га­узы, обо­рони­тель­ные ка­зар­мы и т. д. По осо­бен­ностям конструкции ДО­Ты стро­ились од­но-, двух- и много­ам­бра­зур­ные. По ко­личес­тву яру­сов — од­но- и двух­ярус­ные. ДО­Ты сос­то­яли из по­меще­ний раз­лично­го назначения — ка­зема­тов.

ДЗОТ (де­рево-зем­ля­ная ог­не­вая точ­ка) — фор­ти­фика­ци­он­ное со­ору­жение полево­го ти­па из бре­вен, досок, дер­на и т. д., пред­назна­чен­ное для ве­дения пулемет­но­го ог­ня.

Капонир — фор­ти­фика­ци­он­ное со­ору­жение для ве­дения флан­го­вого ог­ня в двух про­тиво­полож­ных направле­ни­ях.

Полукапонир — фор­ти­фика­ци­он­ное со­ору­жение для ве­дения флан­го­вого ог­ня в од­ном нап­равле­нии.

По ма­тери­алам, ис­поль­зу­емым при стро­итель­стве, ка­пони­ры и по­лука­пони­ры под­разде­лялись на казематирован­ные (же­лезо­бетон, кир­пич), блин­ди­рован­ные (бро­ня, сталь), от­кры­тые (брев­на, зем­ля и т. д.). По ха­рак­те­ру во­ору­жения и способу бо­ево­го при­мене­ния раз­ли­чались:

— ар­тилле­рий­ские или ар­тилле­рий­ско-пу­лемет­ные ка­пони­ры (АПК) и полукапони­ры (АППК), воз­во­димые на на­ибо­лее важ­ных, от­ветс­твен­ных участках обо­роны;

— пу­лемет­ные ка­пони­ры (ПК) и по­лука­пони­ры (ППК), со­ору­жа­емые на вспомога­тель­ных нап­равле­ни­ях.

Каземат — по­меще­ние в зак­ры­тых фор­ти­фика­ци­он­ных со­ору­жени­ях, за­щища­ющее лю­дей и вооружение от воз­дей­ствия ог­не­вых средств про­тив­ни­ка. По сво­ему наз­на­чению вы­деля­ют­ся сле­ду­ющие ти­пы ка­зема­тов:

— Ка­земат ко­ман­ди­ра ДО­Та, ко­торый ос­на­щал­ся наб­лю­датель­ны­ми при­бора­ми (пе­рис­ко­пами, сфе­рос­ко­пами и т. д.). В РККА ча­ще все­го при­меня­лись состоявшие на во­ору­жении пе­рис­ко­пы ПСФ (1,5-крат­ное уве­личе­ние, 30-градусный об­зор), ТУ (4-крат­ное уве­личе­ние, 10-гра­дус­ный об­зор). В АПК, АППК ус­та­нав­ли­вались бо­лее со­вер­шенные пе­рис­ко­пы ти­па ПДН-2 (10-крат­ное уве­личе­ние, 40-гра­дус­ный об­зор). За­щит­ные тру­бы перископов име­ли на верхнем кон­це за­пор­ные крыш­ки, зак­ры­вав­ши­еся из­нутри при по­мощи специаль­ной штан­ги.

— Ка­зема­ты для пу­шек и пу­леме­тов. В этих ка­зема­тах бы­ли ус­тро­ены ам­бра­зуры для ве­дения ог­ня. Раз­мер амбра­зур по на­руж­ной по­вер­хнос­ти стен — от 1,2 до 2,2 мет­ра при вы­соте 0,8 мет­ра. Гра­ни ам­бра­зуры — ли­бо глад­кие, ли­бо сту­пен­ча­тые. Пос­ледние ча­ще встре­ча­ют­ся во фрон­таль­ных сте­нах. Внут­ри ам­бра­зуры устанавли­валась сталь­ная ра­ма с пря­мо­уголь­ным от­вер­сти­ем для пу­леме­та или квад­ратным — для пуш­ки. Некото­рые ра­мы в ниж­ней час­ти об­ра­зу­ют сталь­ной стол для пе­реме­щения ору­дия (ус­та­нов­ки). В сво­де над сто­лом бы­ла предусмотре­на ме­тал­ли­чес­кая ско­ба, ис­поль­зо­вав­ша­яся при об­слу­жива­нии орудия. Из­нутри амбра­зуры зак­ры­вались сталь­ны­ми по­лус­фе­ричес­ки­ми заслонками. В не­кото­рых со­ору­жени­ях ус­тра­ива­лись косые шах­ты гильзоотводов для выб­ра­сыва­ния гильз на­ружу, ча­ще обо­рудо­вались специальные пог­ре­ба с люками для этих же це­лей.  В не­кото­рых слу­ча­ях ДО­Ты во­об­ще не име­ли прис­по­соб­ле­ний для уда­ления гильз.

— Ка­земат для раз­ме­щения гар­ни­зона встре­ча­ет­ся ча­ще в боль­ших — двухъярусных АПК и АППК. Он был приспо­соб­лен для от­ды­ха лич­но­го сос­та­ва, при­нятия пи­щи и ока­зания ме­дицин­ской по­мощи. По­меще­ние оборудо­валось де­ревян­ны­ми или ме­тал­ли­чес­ки­ми на­рами, в ря­де слу­ча­ев за­меня­емых прос­той со­ломой. Здесь же, при от­сутс­твии дру­гих по­меще­ний, хра­нились бо­еп­ри­пасы, лич­ные ве­щи, умы­валь­ные при­над­лежнос­ти, обмунди­рова­ние и т. д.

— Ка­зема­ты для филь­тро­вен­ти­ляци­он­ных ус­та­новок раз­ме­щались на ниж­нем яру­се, а в од­но­ярус­ных сооружениях — бли­же к тыль­ной сте­не. Ди­зель­ные установ­ки пред­назна­чались для вы­работ­ки элек­тро­энер­гии и пи­тания сис­тем жиз­не­обес­пе­чения, в том чис­ле вен­ти­ляции и очис­тки воз­ду­ха. Здесь же, находится и за­пас топлива.

Кро­ме то­го, име­лись ка­зема­ты для раз­ме­щения гар­ни­зона, ка­зема­ты для фильтро­вен­ти­ляци­он­ных и дизель­ных ус­та­новок, ка­зема­ты-скла­ды, ка­зема­ты-сан­бло­ки. Все они со­об­ща­лись меж­ду со­бой пос­редс­твом люков, га­лерей, металли­чес­ких и ре­шет­ча­тых две­рей, а так­же шлю­зов с га­зонеп­ро­ница­емы­ми две­рями.

Вход в ка­понир или по­лука­понир за­пирал­ся сталь­ной дверью, за­щищен­ной от по­пада­ния сна­рядов и воз­дей­ствия удар­ной вол­ны ко­лен­ча­тым сквоз­ни­ком (П-об­разным ко­ридо­ром). В не­кото­рых ДО­Тах предусматри­валось по­меще­ние склада-ар­се­нала для хра­нения бо­еп­ри­пасов, во­ору­жения, раз­личных зи­пов, обмунди­рова­ния, сна­ряже­ния, про­доволь­ствия, ме­дика­мен­тов, стро­итель­ных ма­тери­алов.

Про­ек­том пре­дус­матри­валось ос­настить ка­зема­ты сис­те­мами ос­ве­щения, свя­зи (те­лефо­нами, радиостанци­ями и пе­рего­вор­ны­ми тру­бами), во­дос­набже­ния (колодцы и сква­жины), ка­нали­зации, ре­же — коллектив­ной сис­те­мой противохими­чес­кой за­щиты  с га­зонеп­ро­ница­емы­ми шлю­зами. Для это­го внутренние сте­ны име­ли мно­гочис­ленные ни­ши, от­вер­стия, про­емы, тру­бы различных раз­ме­ров и се­чений.

В ук­реплен­ных рай­онах, воз­ве­ден­ных на за­пад­ных гра­ницах СССР до осе­ни 1939 го­да, боль­шинс­тво пу­лемет­ных ДОТов яв­ля­лись блок­га­уза­ми, то есть сооружени­ями, ко­торые мог­ли вес­ти огонь в ши­роком секторе. Ору­дий­ные полука­пони­ры мог­ли вес­ти огонь в срав­ни­тель­но уз­ком сек­то­ре, преимуществен­но фланговый или ко­соп­ри­цель­ный. Ин­терва­лы меж­ду районами прос­тре­лива­лись ар­тилле­рий­ским ог­нем и мог­ли дос­тигать 5 километров. Пулеметные ДОТы строились на расстоянии 500-600 метров друг от друга.

На­ибо­лее рас­простра­нен­ны­ми со­ору­жени­ями бы­ли пу­лемет­ные до­ты-блокгаузы, ко­торые в свою очередь под­разде­лялись на два ти­па — боль­шие и малые.

Боль­шие ДО­Ты обыч­но бы­ли дву­хэтаж­ны­ми и име­ли раз­ме­ры при­мер­но 12 на 12 мет­ров. Тол­щи­на их стен ко­леба­лась от 1,4 до 1,9 мет­ра, а пе­рек­ры­тия — от 0,9 до 1,35 мет­ра. В вер­хнем эта­же этих ДО­Тов бы­ло обо­рудо­вано от 3 до 6 ам­бра­зур.

На­ибо­лее рас­простра­нен­ный ва­ри­ант ДО­Та ма­лого ти­па имел 2 или 3 амбразуры. Они бы­ли одноэтажны­ми, раз­ме­ром 8–9 на 6 мет­ров, с тол­щи­ной стен от 1 до 1,5 м., пе­рек­ры­тия 0,8–0,9 мет­ра. По­доб­ные ДО­Ты раз­ме­щались позади со­ору­жений боль­шо­го ти­па, меж­ду ни­ми или прик­ры­вали их с ты­ла. Кро­ме то­го, они ус­та­нав­ли­вались в про­межут­ках меж­ду БРО.

Дан­ные обо­рони­тель­ные со­ору­жения с по­луто­рамет­ро­выми сте­нами мог­ли выдер­жи­вать мно­гок­ратные по­пада­ния 203-мм бе­тоно­бой­ных сна­рядов и единичные — сна­рядов ка­либ­ра 280–305 мм. ДО­Ты с бо­лее тонкими сте­нами выдер­жи­вали мно­гок­ратные по­пада­ния 152-мм и еди­нич­ные — 203-мм сна­рядов. Из­нутри сте­ны и по­тол­ки име­ли обыч­но про­тиво­от­коль­ное пок­ры­тие из ста­ли тол­щи­ной 5–7 мм, что ис­клю­чало поражение гар­ни­зона ос­колка­ми бе­тона. Иног­да вмес­то него, во внут­ренний слой бе­тона ук­ла­дыва­лась мелкояче­ис­тая проволоч­ная сет­ка в два-три слоя.

Пу­лемет­ные ам­бра­зуры име­ли ко­нусо­об­разную фор­му, су­жа­ющу­юся во внутрь. Их на­руж­ное отверстие име­ло ши­рину 1,5–3 мет­ра и вы­соту око­ло 0,4 мет­ра, а внут­реннее — 0,12 мет­ра в ши­рину и 0,18 метра в вы­соту. По­пасть в та­кую амбразуру, тем бо­лее рас­по­ложен­ную у са­мой зем­ли, да­же из про­тиво­тан­ко­вого орудия бы­ло поч­ти не­воз­можно. Кро­ме то­го, оно пе­рек­ры­валось бронезаслонкой тол­щи­ной 20–40 мм, ко­торая мог­ла при­нимать три фиксирован­ных положения по вы­соте, так что раз­ме­ры от­вер­стия мож­но бы­ло регулировать с по­мощью спе­ци­аль­но­го ры­чага в за­виси­мос­ти от по­ложе­ния ство­ла пу­леме­та.

В ДО­Тах пу­леме­ты Мак­си­ма об­разца 1910 г. ус­та­нав­ли­вались на спе­ци­аль­ном ме­тал­ли­чес­ком или деревян­ном стан­ке. Ес­ли ис­поль­зо­вал­ся пер­вый, то наводчик си­дел вер­хом на ве­лоси­пед­ном си­денье и мог повора­чивать пу­лемет, упи­ра­ясь но­гами в пол. Вер­ти­каль­ную на­вод­ку во вре­мя стрель­бы осу­щест­влял вто­рой но­мер с по­мощью осо­бого подъ­ем­но­го вин­та (как это бы­ло предусмотрено и для пу­леме­та на по­левом стан­ке). Ес­ли же ста­нок был деревянным, то пер­вый но­мер осу­щест­влял го­ризон­таль­ную на­вод­ку, передвигая пу­лемет ру­ками. На каж­дый стан­ко­вый пу­лемет по­лага­лось иметь по 20 тыс. пат­ро­нов, а на руч­ной — по 10 тыс. При этом на стан­ко­вый пу­лемет приходи­лось по во­сем­надцать лент, ко­торые дол­жны бы­ли хра­нить­ся на­биты­ми, что сос­тавля­ло 4,5 тыс. пат­ро­нов на ствол, а ос­тавши­еся 15,5 тыс. со­дер­жа­лись в цин­ках в хра­нили­ще в ниж­нем эта­же ДО­Та или в ка­земат-убе­жище.

Ору­дий­ные по­лука­пони­ры (орпк) бы­ли рас­счи­таны на ве­дение, как пра­вило, флан­ки­ру­юще­го ог­ня. В боль­шинс­тве сво­ем они бы­ли дву­хэтаж­ны­ми и располага­лись так, что­бы сво­им ог­нем флан­ки­ровать противотан­ко­вые рвы, прос­тре­ливать про­межут­ки меж­ду ба­таль­он­ны­ми рай­она­ми обо­роны. Под­сту­пы к ним обыч­но прик­ры­вали пу­лемет­ные ДО­Ты.

Каж­дый орпк был во­ору­жен од­ним или дву­мя ору­ди­ями и мог иметь, кро­ме того, еще один-два пулемета. Тол­щи­на их стен и пок­ры­тия бы­ла та­кой же, как и пу­лемет­ных ДО­Тов боль­шо­го ти­па, но оборонитель­ные ка­чес­тва этих сооружений еще бо­лее уси­лива­лись зем­ля­ной об­сыпкой.

Ар­тилле­рий­ские ДОТы во­ору­жались 45-мм и 76-мм пуш­ка­ми. 45-мм пуш­ки могли вес­ти огонь по горизон­ту в сек­то­ре 60 гра­дусов, при уг­лах воз­вы­шения и скло­нения по 10–15 гра­дусов. Даль­ность стрель­бы до 2 ки­ломет­ров, а по тан­кам — до од­но­го ки­ломет­ра. Так­же они ос­на­щались 76-мм пуш­кой об­разца 1902 г. состволом в 30 ка­либ­ров на ка­земат­ном ла­фете Пу­тилов­ско­го за­вода 1932 г. Иног­да вмес­то клас­си­чес­кой «трехдюй­мов­ки» ус­та­нав­ли­вали ее «противоштурмо­вой» ва­ри­ант об­разца 1903 г. со ство­лом, уко­рочен­ным до 20 ка­либ­ров. Даль­ность стрель­бы ка­земат­ной «трех­дюй­мов­ки» дос­ти­гала 5500 метров, угол воз­вы­шения — 12 гра­дусов, сни­жения — 7 гра­дусов, го­ризон­таль­ной на­вод­ки — 40 гра­дусов.

Со сто­роны фрон­та ство­лы ору­дий до­пол­ни­тель­но за­щища­лись от­бой­ны­ми стенками, ка­зема­ты двухору­дий­ных ДО­Тов рас­по­лага­лись ус­ту­пом. Да­же те сооружения, ко­торые не име­ли ниж­не­го эта­жа, оборудо­вались по­меще­ни­ем для стре­ляных гильз под бо­евым ка­зема­том или ди­аман­товы­ми ро­вика­ми, ку­да выводи­лась тру­ба для выб­ра­сыва­ния стре­ляных гильз. Хра­нили­ща поз­во­ляли иметь за­пас в нес­коль­ко сот снарядов на ору­дие.

Кро­ме то­го, име­ли мес­то слу­чаи стро­итель­ства свер­хмощ­ных обо­рони­тель­ных со­ору­жений для размещения ба­тареи 152-мм га­убиц-пу­шек МЛ-20. В час­тнос­ти, та­кие со­ору­жения в кон­це 30-х го­дов бы­ли возве­дены в по­лосе Ка­рель­ско­го укреплен­но­го рай­она. Это бы­ли че­тыре ори­гиналь­ных ар­тилле­рий­ских полукапони­ра на го­ре Кал­ле­лово. Их ору­дия мог­ли обс­тре­ливать учас­ток Выборг­ско­го шос­се на тер­ри­тории Фин­ляндии от р. Сес­тра до пос. Ки­вен­на­па на глу­бину до 15 ки­ломет­ров.

Осо­бое вни­мание об­ра­щалось на про­тиво­тан­ко­вую обо­рону всех БРО. С этой целью ши­роко применялись про­тиво­тан­ко­вые рвы, но во­ен­ные ин­же­неры ча­ще все­го стре­мились ис­поль­зо­вать рель­еф местнос­ти, эс­карпи­руя ес­тес­твен­ные откосы, прик­ры­вая со­ору­жения ре­ками, за­боло­чен­ны­ми ручь­ями и озерами. До вой­ны на­дол­бы ис­поль­зо­вались край­не ред­ко, их де­лали из гра­нита и на­зыва­ли «зу­бы дра­кона». Во вре­мя вой­ны в ка­чес­тве на­дол­бов ис­поль­зо­вались железобетон­ные пи­рами­ды.

Все со­ору­жения ук­реплен­но­го рай­она бы­ли свя­заны меж­ду со­бой те­лефон­ной связью, а на­ибо­лее крупные, кро­ме то­го, ос­на­щались ра­ди­ос­танци­ей 6ПК с дальностью пе­реда­чи те­лефо­ном 3 ки­ломет­ра, а телегра­фом — 6 ки­ломет­ров. Для внут­ренней свя­зи слу­жили пе­рего­вор­ные тру­бы. Ко­мен­данты ДО­Тов наблюдали за по­лем боя с по­мощью пе­рис­ко­па с по­лутор­ным уве­личе­ни­ем, зак­лю­чен­но­го в бро­ниро­ван­ную тру­бу. При не­об­хо­димос­ти от­вер­стие пе­рис­ко­па зак­ры­валось сдвиж­ной бро­ниро­ван­ной крыш­кой тол­щи­ной 20 мм, уп­равляв­шей­ся из­нутри. Кор­ректи­рова­ние ог­ня ар­тилле­рии ве­лось со спе­ци­аль­ных наб­лю­датель­ных вышек, ко­торые обо­рудо­вались на вы­сот­ных зда­ни­ях (нап­ри­мер, ко­локоль­нях) или в кро­нах де­ревь­ев. В исключитель­ных слу­ча­ях ус­тра­ива­лись ста­ци­онар­ные выш­ки, ко­торые мас­ки­рова­лись под мес­тные пред­ме­ты.

Вен­ти­ляци­он­ная сис­те­ма каж­до­го ДО­Та снаб­жа­лась ды­мовы­ми и га­зовы­ми филь­тра­ми. В ма­лых сооружени­ях она дей­ство­вала от руч­но­го вен­ти­лято­ра произ­во­дитель­ностью до 500 куб. м в час в при­точ­ном ва­ри­ан­те и до 75 куб. м в час в вы­тяж­ном. В боль­ших пу­лемет­ных и ар­тилле­рий­ских ДО­Тах вен­ти­лято­ры действо­вали от ме­хани­чес­ко­го при­вода к бен­зо­элек­тро­аг­ре­гату.

Элек­три­чес­ким ос­ве­щени­ем бы­ли обо­рудо­ваны все ДО­Ты. В ма­лые ДОТы ток по­давал­ся из боль­ших по под­земным ка­белям. Кро­ме то­го, в боль­ших сооружени­ях бы­ли пе­чи для отоп­ле­ния и при­готов­ле­ния пи­щи, а не­кото­рые артиллерий­ские ос­на­щались так­же и сис­те­мой цен­траль­но­го отоп­ле­ния. Канали­зация в подавляющем боль­шинс­тве со­ору­жений от­сутс­тво­вала: во вре­мя боя пред­по­лага­лось ис­поль­зо­вать вы­нос­ные вед­ра с гер­ме­тич­ны­ми крыш­ка­ми.

Вход в ДО­Ты зак­ры­вал­ся бро­ниро­ван­ной кле­паной дверью. Спе­ци­аль­ные амбразуры поз­во­ляли обс­тре­ливать из руч­но­го пу­леме­та про­тив­ни­ка, приближав­ше­гося ко вхо­ду.

Все ар­тилле­рий­ские и пу­лемет­ные ДО­Ты боль­шо­го ти­па обо­рудо­вались запасным вы­ходом-ла­зом шириной и вы­сотой око­ло 0,7 мет­ра. Ес­ли со­ору­жение бы­ло дву­хэтаж­ным, то лаз ус­тра­ивал­ся в ниж­нем эта­же, обыч­но с тыль­ной стороны до­та. От­вер­стие ла­за пе­рек­ры­вала тон­кая бе­тон­ная стен­ка без арматуры, ко­торую при не­об­хо­димос­ти сле­дова­ло раз­бить ло­мом. Пос­ле че­го лич­ный сос­тав мог вы­бирать­ся на­ружу, рас­ка­пывая зем­лю. Для то­го что­бы эта стен­ка не бы­ла про­бита близ­ким раз­ры­вом тя­жело­го сна­ряда, лаз дополнительно перек­ры­вал­ся раз­борной пе­ремыч­кой из от­резков металлических швел­ле­ров, а прос­транс­тво меж­ду швеллерами и бе­тоном засыпалось пес­ком. В ред­ких слу­ча­ях к ла­зу сна­ружи вел бе­тони­рован­ный колодец. Сзади к со­ору­жению под­хо­дила тран­шея, час­то пе­рек­ры­тая. Та­кая же тран­шея мог­ла ок­ру­жать ДОТ, что затрудня­ло под­ход к не­му штур­мо­вых групп про­тив­ни­ка.

 Для детального ознакомления с системой укреплений «Линии Сталина» кратко ознакомимся с имеющиеся материалы по каждому укрепленному району, начиная с севера линии.

Карельский укрепленный район

Схема батальонных районов обороны Карельского УРа.

Схема батальонных районов обороны Карельского УРа.

Поскольку го­сударс­твен­ная гра­ница СССР с Финляндией про­ходи­ла все­го в 32 ки­ломет­рах от Ленингра­да, для ее прикрытия в кон­це 1927 го­да Со­вет­ское правитель­ство при­нима­ет ре­шение о стро­итель­стве Ка­рель­ско­го укреплен­но­го рай­она. Ка­рель­ский ук­реплен­ный рай­он имел про­тяжен­ность 80 километ­ров по фрон­ту. Он сос­то­ял из двух обо­рони­тель­ных по­лос и пред­полья. Глав­ная и тыловая оборонитель­ные по­лосы сос­то­яли из це­пи ба­таль­он­ных рай­онов обороны (БРО), каж­дый из ко­торых за­нимал, в за­виси­мос­ти от ха­рак­те­ра местности, рай­он от 3 до 5 ки­ломет­ров по фрон­ту и от 2 до 3 ки­ломет­ров в глубину и дол­жен был за­нимать­ся от­дель­ным пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ским батальоном. Все­го в пре­делах глав­ной оборонитель­ной по­лосы бы­ло оборудовано 11 ба­таль­он­ных рай­онов обо­роны, ко­торые бы­ли рас­тя­нуты в цепь от Сес­тро­рец­ка, рас­по­ложен­но­го на бе­регу Фин­ско­го за­лива, до Ни­куляс­ска, находив­ше­гося на бе­регу Ла­доги. Об­щее ко­личес­тво ДОТов дос­ти­гало 196, т. е. бо­лее двух ДО­Тов на каж­дый ки­лометр фрон­та обо­роны укреплен­но­го рай­она. При­мер­но каж­дый вось­мой ДОТ имел ар­тилле­рий­ское во­ору­жение.

По Пла­ну прик­ры­тия го­сударс­твен­ной гра­ницы 20-я стрел­ко­вая ди­визия должна бы­ла обо­ронять­ся в по­лосе от Лем­бо­лово до Сес­тро­рец­ка, а 90-я стрелковая ди­визия — от Ниж­них Ни­куляс до Лем­бо­лово. В это же вре­мя в полосе 90-й стрел­ко­вой ди­визии бы­ла про­веде­на боль­шая ра­бота по строительству обо­рони­тель­ных соору­жений. В час­тнос­ти, бы­ло пос­тро­ено несколько ДО­Тов на­ибо­лее со­вер­шенно­го ти­па, ко­торые вооружались од­ной-тре­мя 45-мм пуш­ка­ми и нес­коль­ки­ми пу­леме­тами. Пе­ред глав­ной оборонительной по­лосой, по бе­регам рек Сес­тра и Вь­юн, бы­ло со­ору­жено несколько ору­дий­ных по­лука­пони­ров, ко­торые при необходимос­ти так­же мог­ли вес­ти огонь и по соп­ре­дель­ной тер­ри­тории. Ар­тилле­рий­ские ДО­Ты во­ору­жались 45-мм и 76-мм пуш­ка­ми. Осо­бую груп­пу пос­тро­ек то­го вре­мени пред­став­ля­ют со­бой че­тыре ори­гиналь­ных артилле­рий­ских по­лука­пони­ра, со­ору­жен­ных на горе Кал­ле­лово. Они бы­ли пред­назна­чены для раз­ме­щения 152-мм га­убиц-пушек МЛ-20, ко­торые мог­ли обс­тре­ливать учас­ток Вы­борг­ско­го шос­се на территории Финляндии от ре­ки Сес­тра до по­сел­ка Ки­вен­на­па.

Артиллерийский полукапонир в Сестрорецке.

Артиллерийский полукапонир в Сестрорецке.

Орудие ЗИФ-26 артиллерийского полукапонира.

Орудие ЗИФ-26 артиллерийского полукапонира.

Пулемет Максима на станке НПС-3 в артиллерийском полукапонире.

Пулемет Максима на станке НПС-3 в артиллерийском полукапонире.

Фильтрационно-вентиляционная установка артиллерийского полукапонира.

Фильтрационно-вентиляционная установка артиллерийского полукапонира.

В ДОТах су­щес­тво­вала зам­кну­тая сис­те­ма сме­ны во­ды в пу­лемет­ных ко­жухах. С этой целью к верхнему и ниж­не­му от­вер­сти­ям ко­жуха ство­ла при­со­еди­нялись ре­зино­вые от­водные труб­ки. При этом вер­хнее (залив­ное) от­вер­стие соединялось с ба­ком для во­ды, а ниж­нее (слив­ное) с дру­гим ба­ком, из ко­торо­го ее, пос­ле ох­лажде­ния, мож­но бы­ло пе­река­чивать в вер­хний ли­бо руч­ной помпой, ли­бо же прос­то пе­релить вед­ром.

Для кор­ректи­ров­ки ар­тилле­рий­ско­го ог­ня в 1931 го­ду на Ка­рель­ском пе­решей­ке бы­ли со­ору­жены две наб­лю­датель­ные выш­ки. Од­на из них на­ходи­лась у по­лот­на же­лез­ной до­роги, меж­ду стан­ци­ями Бе­ло­ос­тров и Ди­буны, дру­гая — на вы­соте у озе­ра Вы­нуть­яр­ви к вос­то­ку от озе­ра Раз­лив. Еще два наблю­датель­ных пун­кта рас­по­лага­лись не­пос­редс­твен­но в Сес­тро­рец­ке: один — на зда­нии ми­лиции, второй — на ко­локоль­не лю­теранской кир­хи. Ко­ман­ди­ры гар­ни­зонов (коменданты) ДО­Тов наблюдали за по­лем боя с по­мощью пе­рис­ко­па с полуторным увеличе­ни­ем.

Все­го к осе­ни 1939 го­да в Ка­рель­ском ук­реплен­ном рай­оне дополнительно бы­ло со­ору­жено бо­лее 100 пулеметных и око­ло 20 ар­тилле­рий­ских ДО­Тов. Кро­ме того, в пред­полье, в час­тнос­ти в рай­оне Орехово, в качес­тве до­пол­ни­тель­ных огневых то­чек ис­поль­зо­вались за­копан­ные в зем­лю тан­ки МС-1 (Т-18).

Бо­евое кре­щение Ка­рель­ско­го ук­реплен­но­го рай­она бы­ло свя­зано с со­быти­ями советско-финлянд­ской войны, на­чав­шей­ся 30 но­яб­ря 1939 го­да. Тог­да подразделения ук­реплен­но­го рай­она вмес­те с пог­ра­нич­ни­ками при­няли учас­тие в зах­ва­те фин­ских кор­до­нов на гра­нице. По не­кото­рым све­дени­ям, в тот день 73-я и 74-я отдель­ные элет­ро­тех­ни­чес­кие ро­ты, вхо­див­шие в сос­тав Ка­рель­ско­го УРа, на­нес­ли «элек­тро­удар» по телефонным и те­лег­рафным ли­ни­ям фин­нов, под­клю­чив их к сво­ей се­ти вы­соко­го нап­ря­жения. В ре­зуль­та­те это­го уда­ра бы­ла вы­веде­на из строя фин­ская граж­дан­ская сеть свя­зи на всем Ка­рель­ском перешейке. Кроме того, из войск Карельского УР (15 отдельных пулемётно-артиллерийских батальонов) был сформирован отдельный отряд Карельского УР, который в составе 19-го стрелкового корпуса 7-й армии принял активное участие в боевых действиях на Карельском перешейке.

Пос­ле из­ме­нения ли­нии гра­ницы с Фин­лянди­ей по мир­но­му до­гово­ру от 11 марта 1940 го­да Карельский ук­реплен­ный рай­он час­тично по­терял свое значение. Од­на­ко он ос­та­вал­ся дос­та­точ­но силь­ной воин­ской частью. Так, известно, что по сос­то­янию на 14 ав­густа 1940 го­да в его сос­тав входили два от­дель­ных пулемет­но-ар­тилле­рий­ских ба­таль­она, са­пер­ный ба­таль­он, ро­та свя­зи, две отдель­ные элек­тро­тех­ни­чес­кие ро­ты и че­тыре кон­ных взво­да, пред­назна­чен­ных для пат­ру­лиро­вания его тер­ри­тории. К кон­цу 1940 го­да ДО­Ты Карель­ско­го укреплен­но­го рай­она бы­ли за­кон­серви­рова­ны, от­дель­ные пу­лемет­но-артиллерий­ские ба­таль­оны свер­ну­ты в пу­лемет­ные ро­ты, а ору­дия и пу­леме­ты использованы для во­ору­жения но­вого, Вы­борг­ско­го, укреплен­но­го рай­она. Тогда же в свя­зи с переходом на но­вую струк­ту­ру Ка­рель­ский укреплен­ный район был пе­ре­име­нован в 22-й укрепленный рай­он.

Со вступ­ле­ни­ем Фин­ляндии во Вто­рую ми­ровую вой­ну на сто­роне фа­шист­ской Гер­ма­нии вновь возникла уг­ро­за Ле­нин­гра­ду с се­веро-за­пада. В свя­зи с этим в Ка­рель­ском ук­реплен­ном рай­оне начались работы по ус­та­нов­ке во­ору­жения и пос­трой­ке до­пол­ни­тель­ных со­ору­жений. Эти дополнитель­ные со­ору­жения строились из рас­че­та ус­та­нов­ки в них пу­леме­та или 45-мм пуш­ки. Они представля­ли со­бой од­но­ам­бра­зур­ные ДО­Ты без вся­кого обо­рудо­вания. Качество бе­тон­ных ра­бот было очень низ­ким. Так­же на тер­ри­тории укрепленного рай­она на­чали со­ору­жать­ся комбинированные ог­не­вые точ­ки, передняя стен­ка ко­торых бы­ла из бе­тона тол­щи­ной до по­луто­ра мет­ров, а боковые стен­ки и пе­рек­ры­тие — де­рево-зем­ля­ными. Все­го бы­ло построено око­ло трех десятков до­пол­ни­тель­ных ог­не­вых то­чек. Кро­ме то­го, для ук­ры­тия лич­но­го сос­та­ва отрывались траншеи, обо­рудо­вались блин­да­жи и пе­рек­ры­тые ще­ли.

К на­чалу ав­густа 1941 го­да не все укрепления были укомплектованные по штату. Так, Лемболовский и Ели­заве­тин­ский ба­таль­он­ные рай­оны обо­роны не име­ли и по­лови­ны по­ложен­ных по шта­ту пу­леме­тов, а расположен­ный на вто­рой по­лосе обо­роны Ага­латов­ский ба­таль­он­ный рай­он не имел во­ору­жения вов­се. В связи с нех­ваткой во­ору­жения в че­тыре­хам­бра­зур­ных ДО­Тах пер­вой линии обо­роны вмес­то че­тырех стан­ко­вых пу­леме­тов име­лось по од­но­му стан­ко­вому и по одному ручно­му пу­леме­ту.

31 и­юля 1941 го­да вой­ска фин­ской Юго-За­пад­ной ар­мии на­нес­ли удар в стык 115-й и 43-й стрелко­вых ди­визий 23-й ар­мии, за­тем обош­ли не­дос­тро­ен­ный 27-й Вы­борг­ский ук­реплен­ный рай­он и на­чали нас­тупле­ние в глубь Ка­рель­ско­го перешейка. Од­на часть вой­ск 23-й ар­мии бы­ла ок­ру­жена в Вы­бор­ге, дру­гая — в Кексгольме, и лишь не­кото­рым час­тям уда­лось отой­ти к ста­рой гра­нице в расположе­ние Ка­рель­ско­го укрепленно­го рай­она. В пос­ледние дни ав­густа 1941 го­да фин­ны, за­вер­шив раз­гром ок­ру­жен­ных час­тей 23-й ар­мии, подош­ли к старой гра­нице СССР. От­сту­пав­шие раз­рознен­ные час­ти этой ар­мии не смог­ли организовать обо­рону по рубежу рек Сес­тра и Вь­юн, в ре­зуль­та­те че­го пе­редо­вые ДО­Ты Ка­рель­ско­го ук­реплен­но­го рай­она бы­ли захвачены противни­ком практичес­ки без соп­ро­тив­ле­ния.

В на­чале сен­тября нап­ря­жен­ные бои раз­верну­лись под Бе­ло­ос­тро­вом, где на фрон­те до 10 километ­ров с опо­рой на Бе­ло­ос­тровский и Мер­туть­ский батальонные рай­оны обо­роны обо­роня­лась 291-я стрел­ко­вая дивизия. Командующий Ленин­градским фрон­том ге­нерал ар­мии Г.К. Жу­ков на усиления УРа выделил 107-й от­дель­ный тан­ко­вый ба­таль­он для рас­ста­нов­ки тан­ков в засадах. 11 сентября фин­ны за­няли Бе­ло­ос­тров. Но прод­ви­нуть­ся даль­ше они не смог­ли, так как пе­ред ни­ми лежало от­кры­тое за­боло­чен­ное прос­транс­тво шириной от 500 до 2000 мет­ров, прос­тре­ливав­ше­еся сплош­ным пу­лемет­ным огнем из ДОТов пер­вой ли­нии Белоостровско­го баталь­он­но­го рай­она обороны, все оборонитель­ные со­ору­жения ко­торо­го бы­ли прик­ры­ты про­тиво­тан­ко­вым рвом.

На дру­гом учас­тке обо­роны 23-й ар­мии, в рай­оне Сес­тро­рец­ка, нас­ту­пали час­ти 12-й пе­хот­ной ди­визии фин­нов. 1 сен­тября на ру­беже ручья Ржа­вая Ка­нава их нас­тупле­ние бы­ло ос­та­нов­ле­но обороной опол­ченцев, опиравшихся на опор­ные пун­кты 106-го от­дель­но­го пу­лемет­но-артиллерийско­го ба­таль­она (5 ДО­Тов) Карельско­го ук­реплен­но­го рай­она. Так­же ус­пешно дер­жа­ли обо­рону час­ти 123-й стрел­ко­вой ди­визии, ко­торые опи­рались на Ели­заве­тин­ский и Лем­бо­лов­ский баталь­он­ные рай­оны обо­роны, за­нимав­ши­еся под­разде­лени­ями 154-го отдельно­го пу­лемет­но-артилле­рий­ско­го ба­таль­она.

В свя­зи с низ­кой ак­тивностью фин­нов и нех­ваткой вой­ск в на­чале но­яб­ря 1941 го­да командование Ленинградско­го фрон­та ре­шило ис­поль­зо­вать де­вушек в гарнизонах ДО­Тов, расположен­ных в глу­бине батальон­ных рай­онов. Так появились жен­ские гар­ни­зоны от­дель­ных ДО­Тов, ко­торые сос­то­яли из 8-12 девушек. Из­вес­тно, что в 4-й ро­те 154-го от­дель­но­го пу­лемет­но-артилле­рий­ско­го ба­таль­она гар­ни­зон трехамбразурно­го ДО­Та «Во­ля» сос­то­ял из 11 де­вушек, а двухам­бра­зур­но­го ДО­Та «Бал­хаш» — из 8.

В это же вре­мя для уси­ления ба­таль­он­ных рай­онов обо­роны Ка­рель­ско­го укреплен­но­го рай­она в транше­ях были ус­та­нов­ле­ны вра­ща­ющи­еся баш­ни с двумя спа­рен­ны­ми пу­леме­тами, ко­торые ли­бо спе­ци­аль­но сваривались на ленинградских за­водах из 10-мм бро­ни, ли­бо бы­ли баш­ня­ми от тан­ка МС-1 (Т-18) или бронемашины БА-10. В от­дель­ных слу­ча­ях та­кие баш­ни да­же оснащались 45-мм пуш­кой и спа­рен­ным с ней пулеме­том. Общее количество таких башен достигало 50 штук.

К январю 1943 года количество личного состава укрепрайона составляло 11 364 человека, на вооружении которых находилось 264 орудия разных калибров, 120 миномётов,  140 противотанковых ружей, 1054 пулемёта, в т.ч. 700 станковых. В ок­тябре 1942 го­да из сос­та­ва 22-го ук­реплен­но­го рай­она был вы­делен но­вый укреплен­ный район, который по­лучил но­мер 17. В его под­чи­нение пе­реш­ли баталь­он­ные рай­оны обо­роны, расположен­ные от Лембо­лов­ско­го озе­ра до Ладоги.

К началу 1944 года в укрепрайоне было построено 845 пулемётных и артиллерийских сооружений, был создан 2-й рубеж обороны, на котором было построено 219 сооружений, отрыто 52 км противотанковых рвов, установлено 2 км надолбов, 122 км проволочных заграждений, 60 км электропрепятствий, 48 км минных полей. Отрыто и оборудовано 106 км траншей и ходов сообщений. Построено несколько плотин на случай затопления.

9 и 10 и­юня 1944 го­да ар­тилле­рия ук­реплен­ных рай­онов при­няла учас­тие в артилле­рий­ской подго­тов­ке наступле­ния со­вет­ских вой­ск. 10 и­юня пе­решел в наступле­ние и пра­воф­ланго­вый 112-й отдель­ный пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ский батальон 17-го ук­реплен­но­го рай­она, за­нимав­ший Никулясский ба­таль­он­ный рай­он обо­роны. Этот ба­таль­он вы­шел на бе­рег ре­ки Тай­па­ленй­оки (ре­ка Бур­ная) и дер­жал там обо­рону до под­пи­сания перемирия с Фин­лянди­ей в сен­тябре 1944 го­да. С этого времени укрепрайон в боях не участвовал, совершенствуя оборону и модернизируя укрепления. Ниже представлены некоторые ДОТы Карельского УРа, сохранившиеся до наших дней. Более полный каталог изображений ДОТов приведен в разделе Памятники и мемориалы | Санкт-Петербург. Часть 5. ДОТы.

ДОТ «Миллионер» Санкт-Петербург, Белоостров, Тупиковая улица, западнее дома 15.

ДОТ «Миллионер» Санкт-Петербург, Белоостров, Тупиковая улица, западнее дома 15.

ДОТ №18, санаторий «Детские Дюны» в г. Сестрорецке.

ДОТ №18, санаторий «Детские Дюны» в г. Сестрорецке.

ДОТ №18, санаторий «Детские Дюны» в г. Сестрорецке.

ДОТ № 36. д. Ненимяки.

ДОТ № 36. д. Ненимяки.

Остатки ДОТа №49. Ленинградская область, Всеволожский район, Медный Завод, 82 квартал Меднозаводского лесничества.

Остатки ДОТа №49. Ленинградская область, Всеволожский район, Медный Завод, 82 квартал Меднозаводского лесничества.

Трехамбразурный ДОТ №122. Сестрорецк, парк «Дубки».

Трехамбразурный  ДОТ №122. Сестрорецк, парк «Дубки».

ДОТ №124. Сестрорецк, Приморское шоссе, 37-й км, воинское мемориальное кладбище.

ДОТ №124. Сестрорецк, Приморское шоссе, 37-й км, воинское мемориальное кладбище.

ДОТ №132 Сестрорецк, Тарховка, на окончании Тарховской косы.

ДОТ №132 Сестрорецк, Тарховка, на окончании Тарховской косы.

ДОТ № 630. Ленинградская область, Всеволожский район, юго-западнее озера Лемболовское.

ДОТ № 630. Ленинградская область, Всеволожский район, юго-западнее озера Лемболовское.

В 2009 году в Сестрорецке был открыт Выставочный комплекс МПК «Сестрорецкий Рубеж». Ниже представлены экспонаты  музея, которые в годы войны были размещены на позициях  Карельского Ура.

Железобетонная наблюдательная башня.

Железобетонная наблюдательная башня.

Бронированная наблюдательная башня.

Бронированная наблюдательная башня.

Бронированные огневые точки. Производилась на Ижорском и Сестрорецком оружейных заводах в 1942 году.

Бронированные огневые точки. Производилась на Ижорском и Сестрорецком оружейных заводах в 1942 году.

Бронированные огневые точки. Производилась на Ижорском и Сестрорецком оружейных заводах в 1942 году.

Броневая установка кривоствольная.

Броневая установка кривоствольная.

Железобетонная огневая точка.

Железобетонная огневая точка.

Железобетонная сборная огневая точка.

Железобетонная сборная огневая точка.

Огневая точка на базе танка «Т-28».

Огневая точка на базе танка «Т-28».

Башня танка «КВ-1».

Башня танка «КВ-1».

Кингисеппский укрепленный район

Кин­ги­сепп­ский ук­реплен­ный рай­он стро­ил­ся в 1928–1932 го­дах, с целью прикрытия нарв­ско-кин­ги­сепп­ско­го нап­равле­ния на со­вет­ско-эс­тон­ской государс­твен­ной гра­нице. Его пер­вые ог­не­вые точ­ки, прик­ры­вав­шие до­рогу из Иван­го­рода и мос­ты в Кин­ги­сеп­пе, бы­ли пос­тро­ены еще в 1928–1929 го­дах, но ос­новная часть долговременных со­ору­жений стро­илась в 1931–1935 го­дах. Поскольку пе­ред этим ук­реплен­ным рай­оном ставилась за­дача сдер­жи­вания агрессии от­но­ситель­но нем­но­гочис­ленных вой­ск бур­жу­аз­ной Эс­то­нии, а так­же вы­садив­шихся на Кур­галь­ском по­лу­ос­тро­ве де­сан­тов Поль­ши или Фин­ляндии, то его ук­репле­ния бы­ли зна­читель­но сла­бее, чем те, ко­торые в то же вре­мя строились на Ка­рель­ском пе­решей­ке.

Схема Кин¬ги¬сепп¬ского ук¬репленн¬ого рай¬она.

Схема Кин­ги­сепп­ского ук­репленн­ого рай­она.

Пер­во­началь­но Кин­ги­сепп­ский ук­реплен­ный рай­он пред­став­лял со­бой две независимые ук­реплен­ные по­зиции — Кин­ги­сепп­скую и Усть-Луж­скую. Первая по­зиция име­ла дли­ну в 47 ки­ломет­ров и прос­ти­ралась от де­рев­ни Орлы, расположен­ной на пра­вом бе­регу Лу­ги се­вер­нее Кин­ги­сеп­па, до мас­си­ва бо­лот Пят­ницкий Мох. Пра­вым флан­гом она опи­ралась на Усть-Луж­скую укрепленную по­зицию, ле­вым — на неп­ро­ходи­мую по­лосу бо­лот, находив­шу­юся в низ­меннос­ти меж­ду ре­ками Нар­ва, Плюс­са и Чуд­ским озе­ром с од­ной сто­роны и ре­кой Лу­га — с дру­гой. Вод­ная прег­ра­да Чуд­ско­го и Псков­ско­го озер счи­талась неп­ре­одо­лимой и име­ла по вос­точно­му берегу про­тиво­десан­тную обо­рону, а к югу от Псков­ско­го озе­ра на ста­рой гра­нице СССР на­ходил­ся Псков­ский укреплен­ный рай­он. Кин­ги­сепп­ская ук­реплен­ная по­зиция сос­то­яла из трех узлов обо­роны — Дуб­ро­вин­ский (левобе­реж­ный), Кош­кин­ский (пра­вобе­реж­ный) и ты­ловой (Крик­коско­го).

Дуб­ро­вин­ский узел пе­рек­ры­вал прос­транс­тво от ле­вобе­режья Лу­ги до Пят­ницко­го Мха тре­мя ли­ни­ями ук­репле­ний. Пер­вая, от приб­режной де­рев­ни Са­ла до де­рев­ни Ан­нен­ская, сос­то­яла из ле­вобе­реж­ной час­ти Саль­ско­го и все­го Дубров­ско­го ба­таль­он­ных рай­онов обо­роны. Вто­рая ли­ния ук­репле­ний протянулась от дерев­ни Кал­мотка по бе­регу Лу­ги до де­рев­ни Ар­темь­ев­ка и состояла из Алек­сан­дро­гор­ско­го и По­сел­ко­вого баталь­он­ных рай­онов обо­роны. Третья по­луколь­цом ох­ва­тыва­ла под­сту­пы к ав­то­мобиль­но­му и железнодорожно­му мос­там че­рез ре­ку Лу­гу не­пос­редс­твен­но в Кин­ги­сеп­пе и сос­тавля­ла от­дель­ный рай­он обороны. Об­щая глу­бина это­го уз­ла дос­ти­гала 12 ки­ломет­ров, не счи­тая 2 ки­ломет­ров пред­полья. Ог­не­вые точки пер­вых двух из этих по­лос выс­тра­ива­лись параллельно при­мер­но в две ли­нии — пе­редо­вую и тыловую. Кош­кин­ский узел на­чинал­ся се­вер­нее де­рев­ни Ор­лы, шел по бе­регу ре­ки до де­рев­ни Кош­ки­но, расположен­ной на пра­вом бе­регу ре­ки Лу­га. Он состоял из Итов­ско­го взвод­но­го рай­она обо­роны и правобережной час­ти Сальско­го ба­таль­он­но­го рай­она обо­роны. Об­щая глу­бина обо­роны Кош­кин­ско­го уз­ла не пре­выша­ла 2 километров. Крик­ков­ский рот­ный рай­он обо­роны находится в ты­лу по от­но­шению к двум первым, в ле­су, в 8 километ­рах восточнее де­рев­ни Ор­лы, в рай­оне пе­рек­рес­тка до­рог у де­рев­ни Крик­ко­во.

Усть-Луж­ская ук­реплен­ная по­зиция име­ла про­тиво­десан­тное пред­назна­чение. До 1939 го­да она входила в сос­тав Ижор­ско­го ук­реплен­но­го сек­то­ра бе­рего­вой обо­роны Крон­штадт­ской во­ен­но-мор­ской ба­зы Крас­нозна­мен­но­го Бал­тий­ско­го фло­та. Ос­новная часть ее дол­говре­мен­ных обо­рони­тель­ных со­ору­жений, за исклю­чени­ем Ку­ровиц­кого взвод­но­го рай­она обо­роны, рас­по­ложен­но­го на правом бе­регу ре­ки Лу­га, находилась на ле­вобе­режье от де­рев­ни Кирь­ямо до излучины ре­ки Мер­тви­ца. Ос­новные обо­рони­тель­ные соору­жения выстраивались в ли­нию вдоль бе­рего­вой тер­ра­сы Фин­ско­го за­лива, соз­да­вая Кирь­ямов­ский и Струпов­ский взвод­ные рай­оны обо­роны и Боль­шой Куземкинский ба­таль­он­ный рай­он обо­роны. По фрон­ту эта по­зиция за­нима­ла око­ло 25 ки­ломет­ров и име­ла глу­бину 3,5 ки­ломет­ра. Се­вер­нее де­рев­ни Кирь­ямо на Кургальском по­лу­ос­тро­ве име­лись и дру­гие обо­рони­тель­ные со­ору­жения береговой обо­роны. В час­тнос­ти, 130-мм че­тыре­хору­дий­ная бе­рего­вая ба­тарея у де­рев­ни Кур­го­лово, а так­же по­зиции, пред­назна­чен­ные для 356, 305 и 180-мм же­лез­но­дорож­ных ар­тилле­рий­ских ус­та­новок. Та­ким об­ра­зом, счи­талось, что Кин­ги­сепп­ский укреплен­ный рай­он име­ет на­деж­но прик­ры­тые флан­ги.

Пос­коль­ку Кин­ги­сепп­ский ук­реплен­ный рай­он пред­назна­чал­ся для от­ра­жения нас­тупле­ния эс­тон­ских вой­ск, на во­ору­жении ко­торых не бы­ло зна­читель­но­го ко­личес­тва тя­желой ар­тилле­рии, то его кос­тяк сос­то­ял из дол­говре­мен­ных огневых то­чек «ма­лого» ти­па — ка­тего­рий Ml, М2 и М3 в клас­си­фика­ции 1931 года. «Боль­ших» то­чек ка­тего­рии «Б од­но­этаж­ный» бы­ло все­го две. Од­на из них на­ходи­лась в Боль­шом Ку­зем­кин­ском батальонном рай­оне обо­роны, а вто­рая — в Алек­сан­дро­гор­ском.

Все­го в пре­делах Ки­ниг­сепп­ско­го ук­реплен­но­го рай­она бы­ло со­ору­жено 49 ДОТов, из ко­торых 18 находи­лись на Усть-Луж­ской ук­реплен­ной по­зиции. Все ДО­Ты бы­ли одно­этаж­ны­ми, двух- или трехамбразурны­ми, не име­ли ка­зарм и убе­жищ для лич­но­го сос­та­ва. Они предназна­чались для от­ра­жения ата­ки против­ни­ка с фрон­та и не пре­дус­матри­вали ве­дение не толь­ко кру­говой обороны, но и флан­ки­ру­юще­го ог­ня.

ЛОТы - ложные огневые точки. Снаружи и внутри.

ЛОТы - ложные огневые точки. Снаружи и внутри.

ЛОТы - ложные огневые точки. Снаружи и внутри.

ЛОТы — ложные огневые точки. Снаружи и внутри.

В КинУРе воз­ле бо­евых ДО­Тов было построено 10 ложных огневых точек, которые представляли собой тонкостенное бетонное одноказематное сооружение (150-200 мм) имитирующее по размерам и внешнему виду настоящий ДОТ. Кроме стен дву­х или тре­х боль­ши­х про­емов, ими­тиру­ющи­х амбразуры сооружение ничего не имело внутри, даже дверей. Пред­по­лага­лось, что при приб­ли­жении про­тив­ни­ка бой­цы от­кро­ют огонь из ручного пу­леме­та, а по­том быс­тро по­кинут это со­ору­жение, под­став­ляя его под расс­трел ар­тилле­ри­и для отвлечения ее ог­ня от бо­евых ДО­Тов.

 Связь меж­ду ДО­Тами обес­пе­чива­лась пре­иму­щес­твен­но воз­душно-про­вод­ны­ми те­лефон­ны­ми линиями. Од­на­ко в и­юле — ав­густе 1941 го­да те­лефон­ный ка­бель на глу­бину шты­ка ло­паты (вмес­то по­ложен­ных по нор­ма­тивам 3–4 мет­ров) был за­рыт в зем­лю. Кро­ме то­го, в ко­ман­дир­ских ДО­Тах име­лись ра­ди­ос­танции РБ и РБМ (все­го 25 шт. на УР), а для цен­траль­ной свя­зи — ра­ди­ос­танция 5АК, смонтирован­ная на дву­кол­ке. Од­на­ко в 1941 го­ду, из-за ра­ди­обо­яз­ни, по при­казу ко­мен­данта ук­реплен­но­го рай­она все ра­ди­ос­танции бы­ли опечатаны. Вентиляция бо­евых ка­зема­тов осу­щест­вля­лась филь­тра­ми-пог­ло­тите­лями ФП-150 (ФПУ-100) с вентилято­рами КП-4А. Элек­тро­пита­ние в ДО­Тах обеспечива­лось бен­зо­элек­три­чес­ки­ми аг­ре­гата­ми AЛ-6, работав­ши­ми на автомобиль­ном бен­зи­не. Во­да для ба­ков сис­те­мы ох­лажде­ния пу­леме­тов, а по нор­ма­тивам ее тре­бова­лось око­ло 240 лит­ров на день боя, бра­лась из вы­рытых ря­дом с ДО­Тами ко­лод­цев. Не­пос­редс­твен­но в ДО­Тах име­лись запасы пить­евой во­ды и про­визии. Са­нуз­лы от­сутс­тво­вали — в бо­евой об­ста­нов­ке их за­меня­ли выносные вед­ра с крыш­ка­ми, а в мир­ное вре­мя гар­ни­зон жил в пос­тро­ен­ном воз­ле ДО­Та блин­да­же и по нуж­де хо­дил в специально имев­ше­еся в сто­роне троение. Для гид­ро­изо­ляции ДО­Ты пок­ры­вались би­тумом, по­верх ко­торо­го могла  на­носить­ся мас­ки­ру­ющая окраска. Мас­ки­рова­лись ог­не­вые точ­ки в большинс­тве сво­ем под рель­еф местнос­ти зем­ля­ной об­сыпкой. Те же из них, которые сто­яли воз­ле де­ревень, мас­ки­рова­лись под до­ма или сараи.

Для уси­ления ог­не­вой мо­щи ук­реплен­ных рай­онов в 1934–1937 го­дах Ленинградский во­ен­ный ок­руг пе­редал им 160 спи­сан­ных тан­ков Т-18 (МС-1), во­ору­жен­ных ли­бо дву­мя пу­леме­тами, ли­бо 37-мм пуш­кой систе­мы Гоч­ки­са. В час­тнос­ти, под Кин­ги­сеп­пом до 1939 го­да бы­ло ус­та­нов­ле­но не ме­нее 33 брониро­ван­ных ог­не­вых то­чек (ТОТ), ко­торые под­разде­лялись на тан­ко­вые и тан­ко­башен­ные. Сек­тор обс­тре­ла этих то­чек был кру­говым. Тан­ко­вая ог­не­вая точ­ка пред­став­ля­ла со­бой танк Т-18 со сня­тыми дви­гате­лем, хо­довой частью и кормо­выми лис­та­ми бро­ни, вму­рован­ный в мощ­ное бе­тон­ное ос­но­вание та­ким об­ра­зом, что над по­вер­хностью зем­ли воз­вы­шалась толь­ко его баш­ня. Вход в точ­ку осу­щест­влял­ся че­рез кор­му тан­ка, для че­го в зад­ней час­ти бе­тон­но­го основания ус­тра­ива­лась шах­та. Бо­евой рас­чет сос­то­ял их двух че­ловек, жив­ших в блин­да­же неподалеку. Тан­ко­башен­ные ог­не­вые точ­ки от­ли­чались от тан­ко­вых тем, что на бе­тон­ное ос­но­вание устанавливал­ся толь­ко под­ба­шен­ный по­гон, на ко­торый ста­вилась баш­ня тан­ка. По­меще­ние для гар­ни­зона в этом слу­чае бы­ло це­ликом бе­тон­ным и пол­ностью под­земным с шах­тным вхо­дом.

С мо­мен­та при­со­еди­нения Эс­то­нии к СССР ле­том 1940 го­да со­вер­шенс­тво­вание ук­реплен­но­го рай­она бы­ло прек­ра­щено, а сам он за­кон­серви­рован. При этом часть во­ору­жения бы­ла сня­та. Од­на­ко в 1941 го­ду строитель­ство обо­рони­тель­ных ру­бежей бы­ло не толь­ко во­зоб­новле­но, но и уве­личе­но. В 1941 го­ду протяженность Кин­ги­сепп­ско­го ук­реплен­но­го рай­она воз­росла до 71 ки­ломет­ра. Он на­чинал­ся от Фин­ско­го залива и прос­ти­рал­ся на юг, вдоль ле­вого бе­рега Луги. Глу­бина обо­рони­тель­ных со­ору­жений не пре­выша­ла 2 ки­ломет­ров. Полоса рай­она бы­ла обо­рудо­вана про­тиво­тан­ко­выми рва­ми, ка­мен­ны­ми и железо­бетон­ны­ми надол­ба­ми, про­волоч­ны­ми заг­ражде­ни­ями, эс­карпа­ми по берегам рек. Все­го в рай­оне на­ходи­лось 89 боеготовых долговременных оборони­тель­ных со­ору­жений.

К августу 1941 года Кин­ги­сепп­ский ук­реплен­ный рай­он получил новое обозначение — №21 и  был за­нят войсками все­го двух от­дель­ных пу­лемет­но-артилле­рий­ских ба­таль­онов (152-м и 263-м) вмес­то по­ложен­ных шес­ти, при­чем один ба­таль­он сос­то­ял из опол­ченцев. Об­щее чис­ло лич­но­го сос­та­ва его гарнизона не превышало 2200 человек. Тем не ме­нее, к началу боевых действий эти ба­таль­оны вмес­те с при­дан­ным гражданским на­селе­ни­ем от­ры­ли де­сят­ки ки­ломет­ров про­тиво­тан­ко­вых рвов, око­пов, хо­дов со­об­ще­ний, установ­или различные противотанковые заг­ражде­ния, ко­лючую про­воло­ку, со­ору­дили множество деревоземляных и железобетон­ных ог­не­вых то­чек, блин­да­жей, землянок, рас­чи­стили от за­рос­лей сек­то­ра обстре­ла.

Пос­ле за­нятия Пско­ва и на­чала нас­тупле­ния на Ле­нин­град, со­вет­ское командование, стре­мясь задержать наступле­ние про­тив­ни­ка, при­няло ре­шение о соз­да­нии Луж­ско­го обо­рони­тель­но­го ру­бежа, ко­торый полукольцом в 280 километров дол­жен был прик­рыть го­род с за­пада и юго-за­пада по ре­ке Лу­ге и от ее верховий че­рез бо­лота и по ре­кам Мша­га и Ше­лонь — к озе­ру Иль­мень. Для решения этой за­дачи 5 и­юля 1941 го­да из час­тей, за­нимав­ших там обо­рону, бы­ла сфор­ми­рова­на Луж­ская опе­ратив­ная груп­па вой­ск, ко­торая бы­ла раз­де­лена на Кин­ги­сепп­ский (пра­воф­ланго­вый), Луж­ский (цен­траль­ный) и Вос­точный (левоф­ланго­вый) участки обо­роны.

Кин­ги­сепп­ский учас­ток обо­роны (КУО) за­нимал оборону в 150-ки­ломет­ро­вой по­лосе от Нарв­ско­го залива до же­лез­но­дорож­ной стан­ции Тол­ма­чево. Уси­ли­ями этих вой­ск к 19 и­юля фронт юж­нее Кин­ги­сеп­па на не­кото­рое вре­мя стабилизиро­вал­ся на уда­лении 15–20 ки­ломет­ров от Кин­ги­сепп­ско­го укрепленно­го рай­она и го­рода Кин­ги­сепп. Бои за Кин­ги­сепп на­чались 14–15 августа на его юж­ных под­сту­пах. Сроч­но пе­реб­ро­шен­ные ту­да 2-я и 3-я ро­та 266-го от­дель­но­го пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ско­го ба­таль­она ус­пе­ли ве­чером 15 ав­густа за­нять обо­рону по за­пад­но­му бе­регу ре­ки Кас­ко­лов­ки на Тал­лин­ском шос­се. В те­чение 16 ав­густа эти ро­ты вмес­те с ле­нин­градски­ми опол­ченца­ми и эс­тон­ским Нарв­ским ра­бочим пол­ком  от­ра­жали на­тиск час­тей 1-й пе­хот­ной ди­визии против­ни­ка, однако Кин­ги­сеп­п удержать не смогли. В пе­ри­од с 16 по 19 ав­густа на­чались бои за шос­се Нар­ва — Кин­ги­сепп. При этом вой­ска пос­те­пен­но отходили на се­вер и пе­реп­равля­лись на пра­вый бе­рег Лу­ги, откры­вали тыл и флан­ги Ки­ниг­сепп­ско­го ук­реплен­но­го рай­она.

Гар­ни­зон КинУРа был вы­нуж­ден при­нять бой с пе­ревер­ну­тым на вос­ток фронтом, не имея с этой стороны, ни од­но­го бо­ево­го со­ору­жения. В хо­де жестокого боя в ночь на 18 ав­густа нем­цы ов­ла­дели Артемьевкой, унич­то­жив поч­ти всю 3-ю ро­ту 263-го от­дель­но­го пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ско­го ба­таль­она. Ра­но ут­ром 19 ав­густа про­тив­ни­ку уда­лось за­нять де­рев­ню Дуб­ровку, являвшуюся пос­ледним уз­лом соп­ро­тив­ле­ния на шос­се Нар­ва — Кин­ги­сепп. В резуль­та­те это­го к 19 ав­густа ле­вобе­реж­ная часть Кин­ги­сепп­ско­го укрепленно­го рай­она ос­та­лась без пе­хот­ной под­дер­жки. В тот же день 93-я пе­хот­ная ди­визия нем­цев прорвалась на шос­се со сто­роны Иван­го­рода. Ата­кован­ные с за­пада и вос­то­ка тан­ка­ми, пе­хотой и ар­тилле­ри­ей, гар­ни­зоны пя­ти ДО­Тов пер­вой по­лосы обо­роны не мог­ли дол­го удер­жи­вать про­тив­ни­ка. В не­кото­рых ДО­Тах часть амбразур бы­ла закли­нена вра­жес­кой ар­тилле­ри­ей. Не­кото­рое вре­мя уда­валось дер­жать про­тив­ни­ка на рас­сто­янии с по­мощью гра­нат. Ког­да они кон­ча­лись, про­тив­ник под­хо­дил к ДО­Там вплот­ную и сжи­гал ли­бо раз­ру­шал их, ис­поль­зуя ог­не­меты и под­рывные за­ряды. Не­кото­рые гар­ни­зоны про­рыва­лись в направлении дерев­ни Са­ла. Так, в те­чение дня 19 ав­густа бы­ли ос­тавле­ны ДО­Ты № 12, 13, 14, 15 и 16. Для то­го что­бы помешать про­тив­ни­ку ра­зор­вать обо­рону баталь­он­но­го рай­она на две час­ти — в рай­оне ДО­Тов № 12 и № 13, комен­дант УРа лич­но воз­гла­вил атаку нес­коль­ких под­разде­лений 559-го стрел­ко­вого пол­ка. Эта кон­тра­така помог­ла бой­цам 152-го от­дель­но­го пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ско­го батальона к 22 ча­сам ор­га­низо­ван­но от­сту­пить в де­рев­ню Са­ла.

Один­надцать ДО­Тов, на­ходив­шихся на вто­рой по­зиции, сра­жались до ве­чера 21 ав­густа при под­дер­жке ро­ты 546-го стрел­ко­вого пол­ка. Про­тив­ник последователь­но унич­то­жал эти ог­не­вые точ­ки, дей­ствуя в направле­нии с юга на се­вер. Днем 21 ав­густа ко­ман­дир 263-го от­дель­но­го пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ско­го батальона при­казал ос­та­вить пос­ледние ДО­Ты, удер­жи­вая толь­ко са­мый северный из них — ДОТ № 17. Но со сда­чей про­тив­ни­ку де­рев­ни Кал­мотка вечером 21 ав­густа связь с за­щит­ни­ками бло­киро­ван­ных ДО­Тов прекратилась.

Обо­рона пе­реп­рав у де­рев­ни Са­ла, про­дол­жалась с 20 по 24 ав­густа 1941 го­да. Здесь на­ходи­лся артилле­рий­ский по­лука­понир, ДО­Ты № 10 и № 11 воз­ле деревни Са­ла и нес­коль­ко ДЗОТов и БО­Тов. Фланговые ог­не­вые точ­ки пе­рес­та­ли су­щес­тво­вать к 21 ав­густа. В час­тнос­ти, по­лука­понир был по­дор­ван подошедшими вплотную нем­ца­ми вместе с его гарнизоном. Гарнизон ДО­Та №10, находив­ше­гося у мос­та, защищал плац­дарм до тех пор, по­ка час­ти 93-й пехотной ди­визии про­тив­ни­ка, ворвавши­еся в Са­ла 24 ав­густа, не бло­киро­вали ДОТ. Пос­ле это­го ве­чером то­го же дня гар­ни­зон по­дор­вал сам се­бя вмес­те со своей ог­не­вой точ­кой.

Пос­ледняя, пя­тая, фа­за бо­ев за Кин­ги­сепп­ский ук­реплен­ный рай­он продолжалась с 23 по 26 ав­густа на пра­вом бе­регу Лу­ги. Она свя­зана с не­удач­ной по­пыт­кой ос­во­бодить го­род, ко­торую пред­при­няло со­вет­ское коман­до­вание еще 18 ав­густа. Кон­тра­така не дос­тигла пос­тавлен­ных це­лей, в час­тнос­ти, по­тому, что нем­цам уда­лось ор­га­низо­вать свою обо­рону с опо­рой на имев­ши­еся там уцелевшие ДО­Ты ук­реплен­но­го рай­она. Безуспешные по­пыт­ки ов­ла­деть Кингисеп­пом про­дол­жа­лись до кон­ца дня 21 ав­густа, но ус­пе­хом не увенчались. 22 ав­густа нем­цы си­лами 93-й и 58-й пе­хот­ных ди­визий са­ми пе­реш­ли в наступле­ние, прор­ва­ли обо­рону 191-й стрел­ко­вой ди­визии у де­рев­ни Жа­бино и на­чали нас­ту­пать на Кош­ки­но и Крик­ко­во с юга. В связи с этим часть гар­ни­зонов пра­вобе­реж­ных ДО­Тов бы­ла вы­веде­на в око­пы на ру­беже ре­ки Сол­ка, где они поч­ти все по­гиб­ли в бо­ях 23 ав­густа.

24 ав­густа бои шли уже на под­сту­пах к де­рев­не Кош­ки­но, обо­роняв­шей­ся 152-м от­дель­ным пу­лемет­но-ар­тилле­рий­ским ба­таль­оном и 2-м Ла­тыш­ским ра­бочим пол­ком. Все ко­ман­до­вание 152-го от­дель­но­го пулеметно-ар­тилле­рий­ско­го батальона на­ходи­лось в ДО­Те №8, рас­по­ложен­ном се­вер­нее де­рев­ни, ко­торый прик­ры­вал от­ступ­ле­ние час­тей из-под Кош­ки­но. В тот же день этот ДОТ был бло­киро­ван нем­ца­ми и до 27 августа про­дол­жал сра­жать­ся в ок­ру­жении. Нем­цы су­мели им ов­ла­деть, толь­ко по­дой­дя вплот­ную, по­дор­вав ам­бра­зуры и уничтожив за­щит­ни­ков с по­мощью ог­не­мета.

Ос­тавши­еся час­ти Кин­ги­сепп­ско­го ук­реплен­но­го рай­она от­сту­пали на се­вер по до­роге вдоль пра­вого бе­рега Лу­ги, где на­ходи­лись ос­татки 125-й стрел­ко­вой дивизии. Прик­ры­вав­ший их от­ход гар­ни­зон ДО­Та, распо­ложен­но­го в де­рев­не Се­режи­но, пос­ле от­ча­ян­но­го соп­ро­тив­ле­ния 26 ав­густа так­же по­дор­вал свою огневую точ­ку. 26 ав­густа ДОТ №121, рас­по­ложен­ный в де­рев­не Ку­рови­цы, с отходом час­тей 219-го стрелкового пол­ка 11-й стрел­ко­вой ди­визии был обой­ден про­тив­ни­ком с ты­ла, бло­киро­ван и унич­то­жен им.

Та­ким об­ра­зом, соп­ро­тив­ле­ние бой­цов Кин­ги­сепп­ско­го УРа не бы­ло нап­расным. Вмес­те с ди­визи­ями 8-й ар­мии и час­тя­ми Кин­ги­сепп­ско­го учас­тка обо­роны они в те­чение двух не­дель, с 14 по 28 августа, от­вле­кали на се­бя си­лы че­тырех вражеских пе­хот­ных ди­визий. По­яв­ле­ние этих ди­визий под Красногвар­дей­ском в середине ав­густа 1941 го­да мог­ло бы кон­чить­ся ка­тас­тро­фой для за­щит­ни­ков юж­ных подсту­пов Ле­нин­гра­да. Пос­ле­ду­ющее соп­ро­тив­ле­ние под­разде­лений укреплен­но­го рай­она, 191-й стрел­ко­вой ди­визии, 2-й ди­визии народ­но­го ополчения и 2-й бри­гады мор­ской пе­хоты поз­во­лило из­бе­жать ок­ру­жения и вывести в тыл из­рядно пот­ре­пан­ные в пре­дыду­щих бо­ях ди­визии 8-й ар­мии.

При­чины не­удач­ной обо­роны Кин­ги­сепп­ско­го ук­реплен­но­го рай­она бы­ли сформу­лиро­ваны его комендантом май­ором В.А. Ко­тиком. В ка­чес­тве глав­ных он ука­зал три: во-пер­вых, то, что «УР вел бои, не имея над­ле­жаще­го пе­хот­но­го за­пол­не­ния, ни да­же пла­на вы­деле­ния вой­ск для за­пол­не­ния УРа»; во-вто­рых, что «из-за сда­чи Кин­ги­сеп­па ук­репрай­он всту­пил в бой с оп­ро­кину­тым на вос­ток фрон­том, не имея прик­ры­тым тыл и южный фланг»; в-треть­их, бы­ло ука­зано на «бе­зот­ветс­твен­ность от­де­лов снаб­же­ния, ко­торые сво­ев­ре­мен­но не организовали в ин­те­ресах ук­реплен­но­го рай­она ни свя­зи, ни во­ору­жения, ни тран­спор­та, ни сна­ряже­ния». Образцы некоторых оборонительных сооружений, размещенных на рубежах Кин­ги­сепп­ско­го укрепленно­го рай­она приведены ниже.

ДОТы возле деревни Кошкино.

ДОТы возле деревни Кошкино.

ДОТы возле деревни Кошкино.

ДОТы возле деревни Кошкино.

ДОТы возле деревни Кошкино.

ДОТ в Бол. Кузёмкинском БРО.

ДОТ в Бол. Кузёмкинском БРО.

ДОТ в Александрогорском БРО.

ДОТ в  Александрогорском БРО.

ДОТы на Александровской горке.

ДОТы на Александровской горке.

ДОТы на Александровской горке.

ЖБОТ, установленный летом 1941 года, в порядке строительства Лужского оборонительного рубежа. Представлял собой простой 2-секционный железобетонный колпак с толщиной стенок 13 мм и диаметром 1680 мм.

ЖБОТ, установленный летом 1941 года, в порядке строительства Лужского оборонительного рубежа. Представлял собой простой 2-секционный железобетонный колпак с толщиной стенок 13 мм и диаметром 1680 мм.

ЖБОТ, который устанавливался на деревянных срубах поверх траншеи, а через их амбразуру можно было вести огонь из «Максима» на станке Соколова. Такие огневые точки могли иметь одну, две или три амбразуры для пулемета на вращающемся столе, и характерные для второй полосы Лужского рубежа.

ЖБОТ, который устанавливался на деревянных срубах поверх траншеи, а через их амбразуру можно было вести огонь из «Максима» на станке Соколова. Такие огневые точки могли иметь  одну, две или три амбразуры для пулемета на вращающемся столе, и  характерные для второй полосы Лужского рубежа.

Блочносборный ЖБОТ с амбразурой в передней стенке.

Блочносборный ЖБОТ с амбразурой в передней стенке.