Собаки во Второй мировой

Собака является древнейшим домашним животным, наиболее распространённым, наряду с кошкой, животным-компаньоном человека.  Собака – единственное животное, удостоенное звания «друг человека». И, как настоящие друзья, собаки не просто шли бок о бок с людьми, а разделяли с ними все горести и трудности, в т.ч. и во время войны.

История применения собак на войне уходит в далёкие века. Согласно историческим документам в военном деле собак стали использовать свыше шести тысяч лет назад. В Древнем Риме собак специально обучали для службы в армии. Легковооружённые воины выходили первыми на поле боя вместе с обученными собаками, в их задачу входило остановить контратаку пехоты или конницы противника и удерживать позиции до прихода тяжёловооружённых легионеров. При завоевании Египта в 525 году до нашей эры персидским царём Камбизом использовалась мощь тяжёловесных мастиффов. На поле брани боевых собак использовал и Александр Македонский. В Ассирии, свыше 2500 лет назад, в качестве боевых собак применялись доги. Для них изготавливались доспехи, защищавшие голову, грудь и спину от стрел, дротиков, копий, ударов мечей и палиц. А в Древней Месопотамии, лиц, занимавшихся выращиванием боевых догов, освобождали от уплаты налогов в казну. Викингов во многих походах сопровождали сильные, злобные грудастые борзые. Рядом с Петром I всегда находился его верный пёс, булленбейсер по кличке Тиран, который передавал депеши приближённым императора во время походов. В период русско-турецкой войны главное предназначение собак в русской армии заключалось в своевременном обнаружении противника и оповещении об этом собственных войск. Питомники военно-полевых собак в России появились в 1912 году в Измайловском лейб-гвардии полку, а затем в Гусарском лейб-гвардии полку, укомплектованные в основном эрдельтерьерами. В апреле 1915 года в России была создана школа военных сторожевых и санитарных собак. Во время Первой мировой войны собаки воевали во всех армиях почти наравне с солдатами, выполняя зачастую такие функции, которые не под силу были человеку.

Изображение из гробницы Тутанхамона. Рядом с колесницей собаки атакуют сирийцев.

Изображение из гробницы Тутанхамона. Рядом с колесницей собаки атакуют сирийцев.

Испанские боевые собачьи доспехи ХVI века.

Испанские боевые собачьи доспехи ХVI века.

Вторая мировая война, хотя и была войной моторов, также не обошлась без животных. Больше всего в эту кровавую «мясорубку» люди втянули своих наиболее верных помощников  – лошадей и собак. Однако, если лошади использовались по своему прямому назначению, как транспортное средство, то собакам пришлось чуть ли не повсеместно заменять человека. Собаки-санитары, собаки-ездовые, собаки-связные, собаки-разведчики, собаки-диверсанты, собаки-минеры, собаки-следопыты, собаки-связисты, собаки-охранники, собаки-конвоиры и даже собаки-подрывники и парашютисты. И это далеко не полный перечень военных специальностей, где использовались четвероногие помощники. Военные собаки были действительно настоящими боевыми товарищами. Даже если собака не выполняла на фронте никаких специальных задач, она всегда была талисманом для солдат, помогающим преодолевать все тяготы и лишения войны. Собаки были и в окопах, и в авиации, и на кораблях …

Наиболее массово использовали собак на войне Германия и СССР, в значительно меньших масштабах Великобритания и США. Так, немцы для различных служб и ведомств, привлекли около миллиона собак, из которых 400 тысяч использовалось Вермахтом. В Красную Армию было мобилизовано через военкоматы более 60 тысяч собак, а число собак, привлеченных самими воинскими подразделениями, не поддается учету. Примерно 40 тысяч собак служило в армии США. В остальных воевавших странах, число привлеченных собак на военную службу, несущественно превышало их применение в мирное время.

Практически во всех армиях собаки выполняли одинаковые функции, однако в некоторых удивляли своим использованием. Об этих особенностях мы расскажем ниже в разрезе стран.

Германия

Незадолго до прихода Гитлера к власти, в 1930 году  немецкое военное командование, в тайне начало восстанавливать школы военного собаководства, имеющих огромный опыт, полученный еще в годы Первой мировой войны. Центральная школа подготовки была создана в Грюнхайде, недалеко от Берлина, другая во Франкфурте, обе могли готовить 2 тысячи собак одновременно.

Чтобы не нарушать Версальский договор, который ограничивал численность немецкой армии до 100 тысяч человек, школы работали под прикрытием обучения собак для гражданских и железнодорожных полицейских. Также у национал-социалистов были сформированы собственные тренировочные лагеря, для обучения служебных собак под видом участия в общественных отрядах. Уже к началу Второй мировой войны только в Вермахте находилось более 200 тысяч служебных собак. Кроме того, была развернута кампания, призывавшая граждан сдавать своих собак для нужд фронта. Это добавило армии еще 16 тысяч собак различных пород (овчарки, доберманы, эрдельтерьеры, боксеры). Собаки были обучены, как часовые, разведчики, охранники, посыльные, подносчики патронов, связные, розыскные и санитары. Связники и подносчики обучались носить противогаз и бежать в нем на расстояние до 5 км. Нагрузка на подносчика патронов — немецкую овчарку достигала 12 кг.

В разведении собак принимало участие все население Германии. В результате к 1942 году Гитлер получил для различных служб и ведомств почти миллион четвероногих помощников. Около 400 тысяч из них находилось в армии, немногим меньше использовалось при охране различных лагерей – военнопленных, концентрационных, перемещенных лиц и т.п. Большую часть контингента собак составляли знаменитые универсальные немецкие овчарки, но не мало было и других серьезных в служебном, боевом отношении пород: ризеншнауцеры, доберманы, немецкие доги.

Собаки на фронте применялись для самых разных целей. Прежде всего, они несли службу, как в сторожевом, так и в боевом охранении. Часто собаки использовались в засадах и секретах. Были и специальные собаки, обученные разыскивать укрытия вражеских снайперов. Санитарная собака немецкой дрессировки несла обвеску с медикаментами, перевязочным материалом и фляжкой коньяку. Интересно, что найдя раненого, она анонсировала особым образом: брала в зубы привязанную к ошейнику красную палочку и бежала к санитарам. Палочка во рту означала, что она вернулась не просто так, а с сообщением.

Отдельной минно-розыскной службы в немецкой армии, как таковой не было, розыскные собаки заодно «ходили по минам». Оказалось, что розыскники легко нарабатывали комплексную реакцию на взрывчатку. Таким образом, использование собак было более рациональным, нежели содержание отдельных минно-поисковых собак. В тоже время в каждом полку Вермахта было штатное  отделение посыльных собак из 12-20 голов. И как ни странно, отделение комплектовалось и полусотней почтовых голубей, которых в специальных боксах переносили связные собаки.

Связная собака с боксом для почтового голубя.

Связная собака с боксом для почтового голубя.

Также высокую эффективность применения служебных собак в Вермахте показала борьба против партизан и диверсантов. Недаром во всех наставлениях советских диверсантов указано: первым делом при прочесе или преследовании следует выбивать собак и их проводников. Противодействуя той же «рельсовой войне», немцы «мобилизовали»  уцелевших дворняжек и привязывали их вдоль железнодорожного полотна.

С начала блицкрига в 1939 году, служебные собаки сопровождали войска на всем его пути, как в Люфтваффе, пехоте, так и в бронетанковых войсках. На оккупированных территориях, они же использовались полицией в городах, еврейских гетто и лагерях. Каждый концентрационный лагерь имел свое подразделение СС с собаками, которые были обучены нападать на заключенных. Также немецкие служебные собаки использовались во время боевых действий во Франции, странах Бенилюкса, Италии, Норвегии, Польше, СССР и Северной Африки.

Овчарки, применяемые для охраны и сопровождения высших офицерских чинов Вермахта, отличались короткой черной шерстью и огромными размерами. В основном же ставка делалась на невысоких, «коренастых», с крепкой нервной системой псов. Отбраковка по физиологическим, а главное, по психологическим факторам шла очень жестко. Доберманы были на службе в полиции, в Кригсмарине и Люфтваффе для охраны баз и складов.

Известно, что на протяжении войны Германия, в помощь Японии направила 25 тысяч военных собак для несения службы с различными задачами.

Собака-связник.

Собака-связник.

Собака-подносчик.

Собака-подносчик.

Собаки в Люфтваффе.

Собаки в Люфтваффе.

Собаки в борьбе с партизанами.

Собаки в борьбе с партизанами.

Ездовые собаки на Восточном фронте.

Ездовые собаки на Восточном фронте.

Ездовые собаки в Заполярье.

Ездовые собаки в Заполярье.

Сторожевые собаки.

Сторожевые собаки.

Хотя до начала войны немцы не натаскивали, по крайней мере, открыто собак на живых людей, методика дрессировки была весьма и весьма жесткой. Например, после предварительных занятий, вырабатывающих отказ от пищи, разбросанной возле места дрессировки, заключительный этап проводился с применением яда. Известно, что волки, собаки, шакалы, лисы умеют отлично противостоять любой попытке отравления. Если в отравленном куске мяса яда будет много, животное этот кусок срыгнет и никогда больше отравленную приманку не возьмет. Если яда будет мало, срыгивание произойдет, когда он уже частично проникнет в организм. Животное переболеет и сделает вывод на всю жизнь. Немцы же на втором этапе дрессировки клали в пищу повышенные дозы яда. Часть собак погибала. Часть собак срыгивала вовремя. Часть вообще не прикасалась к пище, памятуя прежние занятия.

Натаскивание на человека происходило поэтапно. Этап первый – групповая атака молодыми собаками говяжьей или бараньей туши, одетой в человеческую одежду. Туша подвешивалась над землей, псы рвали одежду, стремясь побыстрее дорваться до мяса. Этап второй – нападение на помощника, одетого весьма своеобразно — дрессхалат, проложенный пористой резиной, а изнутри подбитый пробкой. И кусать приятно, и дрессировщика не покалечишь. Вокруг шеи брезентовый пожарный шланг, спереди передничек из куска автомобильной покрышки, а на лице фехтовальная металлическая маска. В руках короткая палка. Поощряются нападения на горло, на пах, где такой «вкусный» передник. Защита от палки – на усмотрение пса. В дальнейшем палка заменяется пистолетом с холостым, неопасным, но обжигающим и громким холостым зарядом. После первого же знакомства с оружием собака уже никогда не позволит направить его на себя.
После стопроцентного усвоения общего курса дрессировки, после уверенной атаки сначала на одного помощника с любым вооружением, а потом и на двух собак отбирали по проявленным способностям и начинали готовить уже более целенаправленно.

Этих зверюк отправляли в подразделения СС для охраны концлагерей, в зондеркоманды, для борьбы с партизанами и диверсантами. Использовали таких собак и в Гестапо при допросах. Заметим, что подобная подготовка служебных собак применялась и НКВД.

СССР

После Первой мировой войны школа  военного собаководства в СССР была утеряна. Лишь  в 1924 году при Высшей стрелково-тактической школе в Москве был организован Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак. При нем образовали курсы инструкторов, переименованные впоследствии в школу служебного собаководства. Нужные породы собак приобретали за рубежом. Так, первая закупка была произведена в Германии, где приобрели 270 собак: немецкие овчарки, доберман-пинчеры, эрдельтерьеры. Для преподавания в школе пригласили и немецких специалистов-дрессировщиков. Так что, советская школа подготовки служебных собак, ничем не отличалась от немецкой.

В 1924 году первые два выпуска дрессировщиков и собак успешно показали себя в погранотрядах Белорусского и Украинского округов. В этот же период были созданы питомники в Ленинградском, Белорусском и Украинском пограничных округах, в 1926 году — в Хабаровске, а немного позднее в Среднеазиатском и Восточносибирском округах. Со временем выяснилось, что ни доберман-пинчеры, ни терьеры не вполне пригодны для пограничной службы. А отлично зарекомендовавших себя немецких овчарок не хватало, чтобы удовлетворить нужды огромной границы. Закупленные за границей немецкие овчарки содержались в питомниках для разведения, а для работы редко кому доставалась настоящая овчарка. В пограничных отрядах в порядке эксперимента попробовали применять «сторожевых собак местных отечественных пород». Под внушительным этим названием часто скрывались попросту метисы, а проще говоря — обыкновенные дворняги. На первых порах они очень хорошо себя показали: умные, неприхотливые, выносливые.  Но в последующих поколениях эти качества, как правило, утрачивались. Собаководы в 1932-1934 годах выезжали на Север, в Тиманскую и Большеземельскую тундры, на полуостров Ямал, на Кавказ и в Среднюю Азию. Они отбирали и вывозили оттуда большое количество лаек и овчарок местных пород. К разведению немецких овчарок для армии были подключены гражданские клубы собаководства и общества ОСОВИАХИМа. Только осовиахимовцы вырастили и передали армии около 40 тысяч собак. И уже к концу 40-х годов ситуация со служебными собаками была практически решена. Как и в Вермахте, так и в Красной Армии, большинство боевых собак составляли немецкие овчарки. С началом войны, ненавистное слово «немецкие», заменили на «восточноевропейские», хотя от этого порода овчарки не изменилась.

Справедливости ради, надо отметить, что наибольшее количество собак было в системе НКВД, где использовалось приблизительно 100-120 тысяч собак. 75% от общего количества применялись для охраны многочисленных лагерей ГУЛАГа, 10% — в погранвойсках,  8% — во вневедомственной охране, 5% — в уголовном розыске, 2% — в контрразведке.

В период с 1939 по 1945 год  в Красной Армии было создано 231 отдельную воинскую часть (от взвода до батальона), укомплектованную военными собаками. А общая численность собак, задействованная в годы войны, только в армии, исчислялась в 68 тысяч голов. За это же время было подготовлено и отправлено на фронт больше 42 тысяч специалистов служебного собаководства, в т.ч.  2191 офицера, 8 тысяч сержантов  и 32 тысячи вожатых.

Ниже рассмотрим основные направления применения военных собак в Красной Армии на  войне.

Наиболее легендарным направлением применением боевых собак были собаки истребители танков.  Еще в 1930 году слушатель курсов военного собаководства Шошин предложил использовать собак против танков, а командир взвода 7-го полка связи Нитц дал предложению техническое обоснование. В 1931-1932 годах в Ульяновской окружной школе служебного собаководства были проведены первые испытания. Позже испытания были продолжены в Саратовской бронетанковой школе и лагерях 57-й армии в Забайкалье, в 1935 году  — на Научно-исследовательском автобронетанковом полигоне в Кубинке. Собаки-истребители танков были приняты на вооружение в 1935 году.

Собака-истребитель танков в Музее истории инженерных войск.

Собака-истребитель танков в Музее истории инженерных войск.

Принцип подготовки собак был довольно простым. Собаку не кормили несколько дней и приучали её, что еду можно найти под танком. Далее собаке прикрепляли макет взрывного устройства и дрессировали залезать под танки уже с ним; «мясо им давалось из нижнего люка танка». Наконец, учили не пугаться движущихся и стреляющих танков. Обучали также, подбираясь к танку, избегать обстрела танковыми пулемётами; в частности, приучали залезать под танк не спереди, а сзади. В боевых условиях собаку держали впроголодь, в нужный момент укрепляли на ней настоящее взрывное устройство — от 3 до 5 кг тротила с игольчатым детонатором. Непосредственно перед применением снимали предохранитель и выпускали собаку навстречу вражескому танку. Мина взрывалась под относительно тонким днищем танка. Собака при этом погибала. Уже во время войны додумались делать специальные сбрасываемые заряды, что давало животному хоть какой-то шанс остаться в живых.

Первое боевое крещение  собакам-истребителям танков  собирались устроить  еще  в 1939 году в боях с японскими войсками в районе реки Халхин-Гол. Две роты собак специального назначения — связные и истребители танков — были отправлены в Монголию. Однако, Жуков, командовавший советскими войсками, узнав, что собаки могут взорвать и свой танк, категорически отказался от их применения. А связные собаки показали себя настолько хорошо, что монгольские военные предлагали менять собак на боевых коней.

В годы войны было сформировано 33 подразделения собак-подрывников общей численностью 8,5 тысяч голов. Надо отметить, что уже во время войны из-за отсутствия породистых псов, работе истребителя танков  стали обучать и дворняг. Первый танк собаки взорвали 27 июля 1941 года под Рогачевом. Собаки воевали под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Брянском, Ростовом на Дону. В боях под Москвой собаки уничтожили около сотни вражеских танков, в Сталинградской битве  сожгли  63 танка. Даже на Курской дуге на их счету оказалось 12 подорванных немецких танков. А всего за годы войны собаки-истребители уничтожили 304 танка. Однако такой успех, обходился большими потерями и для собак. По статистике собаководов, в среднем на один подорванный танк, приходилось 13 погибших собак.

В мемуарной литературе, как немецких, так и советских военачальников, описано много фактов, когда массовое применение собак останавливало танковые атаки. К примеру, только под Москвой зимой 1941-1942 годов было сорвано 18 танковых атак немцев. Завидев на поле боя собак обвешанных взрывчаткой, танки быстро уходили под защиту пехоты. Поскольку танковый пулемёт располагался достаточно высоко и с трудом попадал в быстро перемещающуюся у поверхности земли собаку, они представляли реальную опасность бронированным махинам. Немецкое командование обязывало солдат пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения на поле боя. Со временем  Вермахт стал применять против собак установленные на танках огнемёты, это оказалось достаточно эффективной мерой противодействия, однако некоторых собак остановить всё равно не удавалось.

Тренировка собак-истребителей танков.

Тренировка собак-истребителей танков.

Так или иначе, к 1943 году использование противотанковых собак было сильно затруднено, большое их число, из-за ускоренного курса подготовки и не породистого контингента, выходило из-под контроля, стремилось вернуться обратно в расположение советских войск, и подвергало их опасности. Уже после Курской дуги собак-истребителей танков практически перестали использовать. Большинство оставшихся  собак переучили на минно-поисковую работу. Теперь «четвероногие бойцы», не боявшиеся  ни танков, ни стрельбы из орудий, ездили на броне, и в местах, подозрительных на минирование, под прикрытием огня танков производили разведку и обнаруживали минные поля.

Тренировка собак-подрывников.

Тренировка собак-подрывников.

Вторым необычным использованием служебных собак были собаки диверсанты или собаки-подрывники. Задачей таких собак было подрывать различные сооружения, чаще всего мосты или железнодорожные пути. На спинах у этих собак закрепляли вьюк, начиненный взрывчаткой. Собака должна доставить его в пункт назначения, а после — дернуть рычаг, который освобождает ее от смертельного груза. Диверсионные собаки подрывали и эшелоны врага. Они сбрасывали мину на рельсы перед самым паровозом и убегали под насыпь к своему проводнику. К сожалению, собаки-подрывники часто погибали при выполнении этой задачи.

Первые испытания собак-подрывников были проведены в 1934 году на аэродроме в Монино Московской области. Их сбрасывали с парашютом в специальных коробках. Проведенные испытания показали пригодность программы подготовки собак для выполнения следующих актов диверсионного порядка в тылу противника:
— подрывы отдельных участков железнодорожных мостов и железнодорожного полотна, разных сооружений, автобронетанковых средств и т.д.;

 — поджоги строений, складов, хранилищ жидких горючих веществ, нефтяных приисков, железнодорожных станций,  штабов и правительственных учреждений;

— отравление при помощи сбрасывания устройств с отравляющими веществами водоемов, скота и местности.

Одновременно был сделан вывод, что при охране своих объектов оборонного значения от диверсионных собак,  необходимо дать директивные указания приграничным военным округам уничтожать собак в любом месте их появления, особенно в районе аэродромов, складов, железнодорожных линий и бензохранилищ… По агентурным данным немцы вели аналогичную работу, и появление подобного циркуляра было более чем своевременно.

Статистика эффективности применения собак-подрывников отсутствует, однако в литературе известен один красноречивый пример проведения такой боевой операции. Так, в середине августа 1943 года овчарка Дина 14-й инженерно-саперной бригады с кинологом Диной Волкац, подорвали эшелон с живой силой противника на перегоне  Полоцк–Дрисса.

Третьей нетипичной «профессией» собак на войне было применение собак в пешей зафронтовой разведке. Они обеспечивали незаметность прохода разведчиков в тыл обороны врага и успешность их деятельности среди превосходящего большинства противников. Если в поисковой группе была собака-разведчик, то предупредить нежелательное боестолкновение с вражеской засадой не составляло никакого труда. Собаки-разведчики проходили специальную подготовку и никогда не лаяли. О том, что обнаружен противник, собака сообщала хозяину только специфическими движениями корпуса. Легендарный пес-разведчик по кличке Туман умел бесшумно сбить с ног часового на посту и сделать смертельную хватку в затылок, после чего разведчики могли безопасно действовать в тылу противника. Также собаки-разведчики могли обнаруживать диверсионные группы противника, которые пытались, скрыто проникнуть за линию советской обороны. Пес по кличке Джек со своим проводником, ефрейтором Кисагуловым, прошли всю войну как разведчики. На их общем счету два десятка захваченных «языков», среди которых были и офицеры. В такой комбинации человек и собака могли творить удивительные вещи. Однако надо заметить, что собак с подобной подготовкой было чрезвычайно мало, и не в силу их отсутствия, а скорее через дефицит подготовленных кинологов до уровня разведчика.

Была и четвертая экзотическая «профессия» собак, которую не успели массово применить на войне. Для обнаружения  финских снайперов, так называемых «кукушек», готовился целый выпуск военной школы собаководства. Однако ко времени окончания подготовки, Советско-Финская война закончилась. Собак переучили на другую специализацию. Вместе  с тем, известны случаи успешного выявления собаками мест лежки вражеских снайперов. Но это только случаи, хотя и доказывающие возможность работы собак в этом направлении.

Собаки на разминировании.

Собаки на разминировании.

Несмотря на всю эффективность применения военных собак в экспериментальных направлениях, все же наибольшую пользу они принесли в своей традиционной деятельности. Одним из таких направлений было применение собак для выявления взрывчатых веществ – мин, снарядов, бомб, зарядов и т.п. Такие собаки ходили с вожатым сапером. Благодаря своему нюху они находили взрывчатые вещества гораздо скорее человека. Во время подготовки к наступательным операциям собаки-минеры использовались для проделывания ходов в минных полях. Одной из основных задач собак-минеров было разминирование дорог, мостов, переездом, которые противник, отступая, постоянно минировал. Если время и ситуация позволяли, подразделения применялись для полного разминирования населенных пунктов, отдельных зданий и вообще местности. Для этой деятельности было подготовлено более 6 тысяч собак, которые проделали колоссальную работу. Так, собаки-миноискатели за время войны обнаружили более четырех миллионов самого разного вида взрывчаток, обследовали 15 тысяч км дорог, нашли мины, заложенные  у 3 973 мостах. С помощью четвероногих было разминировано 303 крупных города и населённых пункта, среди которых — Псков, Смоленск, Брянск, Львов, Минск, Киев, Сталинград, Одесса, Харьков, Воронеж, Варшава, Вена, Будапешт, Берлин, Прага. Собаки-минеры спасли  боле 18 тысяч зданий. Следует отметить, что на объектах, которые обследовали собаки-минеры, не было ни одного случая взрыва не обнаруженной мины. Собаки не «халтурили». Были среди собак-минеров и свои рекордсмены, которые обнаружили невероятное число взрывчатых устройств. Так пес Джульбарс, служивший в 14-ой штурмовой инженерно-саперной бригаде,  за время службы нашел 7 486 мин и более 150 снарядов… А ленинградский колли Дик, служивший во 2-м отдельном полку специальной службы «Келецкий», обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов.

Пес-минер Джульбарс с танкистами.

Пес-минер Джульбарс с танкистами.

Рекордсмен-минер - шотландский колли по кличке Дик.

Рекордсмен-минер — шотландский колли по кличке Дик.

Совсем не экзотическим явлением выступали ездовые собаки. Начиная с Советско-Финской войны,  и до последних залпов Великой Отечественной, собачьи упряжки выполняли работу, которая была не под силу многотонным мощным машинам. Собаки на санях и тележках доставляли боеприпасы на передовую линию фронта. В условиях лесистой и болотистой местности, а также суровой зимы,  они были незаменимы при эвакуации раненых с поля боя, ночами доставляли отрезанным от основных сил подразделениям продукты и медикаменты. На Карельском фронте, в условиях снежных заносов, бездорожья и распутицы нартовые упряжки были основным видом транспорта для доставки питания на передовые линии фронта и подвоза боеприпасов. Отдельные упряжки перевезли по 20-30 тонн грузов. А всего, по неполным подсчетам, собаки доставили на передовую около 6 тысяч тонн боеприпасов, что заменило почти  2 тысячи грузовиков ЗИС-5.

Собачья упряжка тащит на передовую станковый пулемет.

Собачья упряжка тащит на передовую станковый пулемет.

Разновидностью ездовых собак были собаки-санитары. Туда, куда не могли добраться военные санитары, посылали санитарных собак. Они помогали тем, кому медицинская помощь требовалась незамедлительно. Собаки-санитары несли на боку сумку с медикаментами. Они подползали к раненому человеку и ожидали, когда тот перевяжет свои раны. И лишь потом ползли к другому раненому. В отличие от людей, они безошибочно определяли, жив человек или мертв. Людям, находящимся без сознания, собаки-санитары облизывали лица, тем самым пытаясь привести в чувство, а в лютые морозы согревали раненых теплом своих тел. На отдельных участках фронта собачьи упряжки эвакуировали до 75% раненных в боях. Лучше всего эвакуация осуществлялась в зимних условиях, летом она была менее эффективна. Более 15 тысяч упряжек санитарных собак использовались для поиска и транспортировки раненых бойцов. За время войны собаки-санитары спасли по разным данным от 650 до 680 тысяч бойцов. Пес-санитар по кличке Мухтар с проводником ефрейтором Зориным за время боевых действий вывез с поля боя около 400 тяжело раненных солдат. А впоследствии спас и своего, контуженного взрывом снаряда, проводника. Лайка, которую звали Бобик, вместе со своим проводником Дмитрием Тороховым за три года военной службы вывезли с передовой 1580 раненых. Проводник был награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды. Что немного несправедливо, так как санитару за 80 солдат, вынесенных с поля сражения, давали звание Героя Советского Союза.

Собачья упряжка привезла раненого в передовую санчасть.

Собачья упряжка привезла раненого  в передовую санчасть.

Самой древней специализацией военных собак было выполнение функций связных. В условиях интенсивных боев, особенно в условиях окружения, ни телефонная связь, ни радиосвязь не давали гарантий ее устойчивости. И только собаки-связные помогали ее наладить. Они проходили там, где человеку не было пути, они ходили и ночью, и под обстрелом. Ни непогода, ни водные препятствия не могли остановить собаку. Иногда, даже тяжело раненная собака доползала до места назначения и выполняла свою боевую задачу.  Командование Ленинградского фронта отмечало, что 6 собак при штабе заменили 10 посыльных, а донесения доставляли в 3-4 раза быстрее. При этом смертность солдат-посыльных была в десятки раз выше, нежели собак. Например, пес по кличке Бульба вожатого Терентьева за время войны передал более 1 500 депеш и проложил сотни километров кабеля.  А пес-связист Рекс за один день три раза переплывал Днепр под шквальным огнем пулеметов и артиллерии, доставляя  важные документы. И все это было в холодной ноябрьской воде. За годы войны, по разным данным собаки доставили от 100 до 120 тысяч донесений. Собаки-связные выполняли и работы и по прокладке телефонного кабеля в недоступных для солдат местах. По неполным данным они протянули боле 8 тысяч км провода.

Собака-связист с телефонной катушкой на спине.

Собака-связист с телефонной катушкой на спине.

Выполняли важные функции военные собаки и в тылу. Поисковые отряды СМЕРШа не обходились без одной-двух собак. А в лесах и горах без собак они вообще были беспомощными. На счету собак-поисковиков тысячи задержанных немецких диверсантов.

О значении и роли сторожевых собаках и говорить не приходится. Даже в сегодняшних условиях с электронными охранными системами, ни один серьезный объект не охраняется без собак. А в годы войны собаки несли службу не только на стационарных постах, но и в боевом охранении. Десятки тысяч военных складов и воинских частей были под охраной сторожевых псов.

Колонна саперов с собаками-минерами на параде Победы.

Колонна саперов с собаками-минерами на параде Победы.

Заслуги  военных собак отметили на государственном уровне. В параде Победы в Москве принимали участие и саперы-вожатые собак со своими питомцами. Правда со временем, это участие родило журналистский миф о том, что знаменитый пес-минер Джульбарс, якобы награжденный то ли медалью «За отвагу», то ли «За боевые заслуги» был ранен и не смог самостоятельно принимать участие в Параде. Поэтому Сталин распорядился пронести его позади колонны саперов на руках, причем на собственном то ли кителе, то ли шинели. Миф успешно перекочевал с газет в интернет и до сих пор живет в виде сенсации.

Великобритания

К началу Второй мировой войны военные собаки в Англии использовались в традиционных направлениях и увеличение их количества не предполагалось. Примечательно, что обучали их в гражданских школах собаководства, которых было не очень-то и много.  К началу 1939 года в таких школах обучалось  всего 600 собак. С введением в Британии карточной системы на продукты питания, более 200 тысяч собак гражданские владельцы «усыпили», поскольку не могли прокормить своих питомцев. В тоже время, экспедиционные силы Британии в Северной Африке активно использовали собак-миноискателей, зачастую поставляемых французами, поскольку немцы начали применять мины без металлической оболочки. Уже после эвакуации с Дюнкерка, британцы понимали, что охрана всего побережья от немецких диверсантов без собак невозможна. Однако первую военную школу собаководства смогли открыть лишь весной 1942 года. Позже подобные школы были открыты на Бирме и в Египте. Планировалось, что школы мобилизуют в населения около 10 тысяч собак, но массовое их истребление в начале войны, не позволило достичь плановых показателей. Было набрано лишь 3,5 тысячи собак различных пород и возрастов. Британцы использовали эльзасцев, аэродрейцев, боксеров, колли, бультерьеров, лабрадоров и курчавых ретриверов.  Примечательно, что в армейских школах собаководства весь персонал был из женской вспомогательной армии, за исключением инструкторов. К маю 1944 года в британские войска уже  было поставлено 7 тысяч служебных собак. Только 1 500 из них вернулась домой, остальные погибли на войне. Заслуги британских собак во Второй мировой войне были отмечены 18 медалями Марии Дикин (специальная награда для животных, спасавших людей), из всего 53 награжденных. Наибольшую пользу военные собаки Британии принесли в разминировании, как территории Острова, так и освобожденных от немцев земель.

Инструкторы центральной школы военного собаководства Великобритании.

Инструкторы центральной школы военного собаководства Великобритании.

Занятия с противогазом в военной школе собаководства.

Занятия с противогазом в военной школе собаководства.

Служащие женской вспомогательной армии со своими питомцами в школе Нортава.

Служащие женской вспомогательной армии со своими питомцами в школе Нортава.

Служащие женской вспомогательной армии со своими питомцами в школе Нортава.

Британские военные с выпускниками школы военных собак.

Британские военные с выпускниками школы военных собак.

Британские военные с выпускниками школы военных собак.

Медаль Марии Дикин для животных.

Медаль Марии Дикин для животных.

Помимо традиционного использования военных собак, британская армия в ходе подготовки к высадке в Нормандии начала эксперимент – тренировку собак-парашютистов. Собаки-десантники учились искать мины, готовились к охране и защите от врага. Также предполагалось, что собаки могут оказать помощь сбитым британским летчикам и группам SAS, забрасываемых в тыл врага с диверсионными заданиями.

Собаки-парашютисты в основном  готовились в 13-м воздушно-десантном батальоне британской армии и в одном из подразделений канадской 26-й пехотной дивизии.  Почти все собаки–курсанты были  немецкими овчарками или их помесью. Обучение начиналось с привыкания к громким звукам. На военной базе в гарнизоне  собак часами держали у больших транспортных самолетов с включенными двигателями. Кроме того, их обучали различать запахи взрывчатки и пороха, знакомили с возможными сценариями боя – взятие в плен, проникновение вражеских солдат, перестрелка. Наземный курс обучения длился около двух месяцев. Затем начинался тренинг в небе, выполнение заданий, которые должны были стать отличительным знаком этих собак. В ходе учебных прыжков для собак использовали парашюты, предназначенные для спуска велосипедов. Для того чтобы собак еще проще было подтолкнуть к прыжку, им незадолго до этого не давали ни еды, ни воды. Инструктор набивал сумку мясом и прыгал первым, за ним – собаки. После приземления собак кормили. В среднем на тренировках собаки совершали от  5 до 10 прыжков. И к моменту боевой работы совершенно не боялись ни высоты, ни самолетов.

Привыкание к парашютам на земле.

Привыкание к парашютам на земле.

Привыкание к самолетам.

Привыкание к самолетам.

Выброс собаки с парашютом.

Выброс собаки с парашютом.

Собаки после приземления.

Собаки после приземления.

Собаки после приземления.

В «День Д», 6 июня 1944 года, первым в Нормандию полетела команда из 20 десантников и собака по кличке Бинг. Боевой прыжок Бинга оказался не совсем удачным. Сначала он не хотел прыгать с самолета — его выбросили силой  — , а затем приземлился на дерево, где  его сняли лишь через 12 часов. Однако на земле Бинг реабилитировался. И немцев чувствовал намного раньше солдат, и не один десяток мин нашел, идя впереди своей команды. Практически каждый член диверсионной группы был обязан жизнью Бингу. Бинг прослужил до конца войны, выжил, и даже был награжден медалью Марии Дикин. Когда Бинг умер в 1955 году, его похоронили на почетном кладбище для животных к северо-востоку от Лондона. В музее истории воздушно-десантных войск в Даксфорде находится изображение четвероногого героя – с парашютом за спиной и почетной медалью. «За мужество» и «мы тоже служим» — написано на медали.

Собака-парашютист Бинг в Музее истории воздушно-десантных войск в Даксфорде.

Собака-парашютист Бинг в Музее истории воздушно-десантных войск в Даксфорде.

Таким образом, из четырех собак-парашютистов, выброшенных в Нормандии, выжила только одна – Бинг. Остальные три погибли.  Сведений о других подготовленных собаках и их судьбе разыскать не удалось.

США

После Перл-Харбора, когда США вступили в войну, американские военные вплотную занялись подготовкой военных собак. Было открыто пять крупных центров подготовки под попечитель­ством Корпуса интендантской службы. В очень короткий срок приобрели 20 тысяч собак различных пород. Часть их этих собак американцы отдавали на службу в армию безвозмездно с условием возврата хозяевам после окончания войны. С приобретенным опытом, американцы поняли, что не все породы собак эффективны на военной службе и в 1944 году сократили список приемлемых пород до семи. Причем приоритет отдавали немецким и бельгийским овчаркам, колли и сибирским хаскам.

Один из военных центров собаководства.

Один из военных центров собаководства.

Один из военных центров собаководства.

Первоначально военные школы собаководства готовили сторожевых и дозорных собак, в которых была острая необходимость. Только за первый год существования школ, Береговой охране было передано 1800 собак с вожатыми. А всего за годы войны Береговая служба получила более 3 тысяч собак. Однако, со временем поняв ошибочность своей стратегии, военные значительно расширили количество «специальностей» собак. Стали обучать собак и для патрулирования, и для караульной службы, и для обнаружения мин, и для функции посыльных и разведки. Всего за годы войны было подготовлено около 40 тысяч служебных собак.

Особенностью методики в школах собаководства была подготовка собак проводником, который по окончанию обучения и отправлялся вместе с собакой на фронт. И это была вторая стратегическая ошибка американцев, которые упрямо хотели все делать по-своему, не обращая внимания на мировой опыт. В результате и подготовка собак была слишком длительной и некачественной. А квалификации вожатого была слабой как в части собаководства, так и в части основной военной специальности – сапера, патрульного, связиста, разведчика  и т.д.  В случае гибели собаки, вожатый уже не мог работать с чужим псом, и наоборот, если погибал вожатый, собака больше никому не подчинялась. О низкой эффективности американских  школ собаководства свидетельствует и тот факт, что собаки-минеры в Северной Африке выявляли лишь 30% установленных мин (вспомним, что в Красной Армии этот показатель достигал 100%). Как ни странно, но о том, что собака может улавливать запах взрывчатки на молекулярном уровне, американцы узнали лишь после окончания войны, и скорректировав методику обучения, добились удивительных результатов.

Еще одной ошибкой американских школ было обучение собак с применением наказания – их просто били. Это губительно сказывалось на обучении. Известно множество случаев нападения собак на своих же вожатых. Да и общая методика обучения была настолько дилетантской, что вызывает недоумение. К примеру, собак разведчиков «не обстреливали», т.е. они боялись выстрелов, артиллерийской канонады. Также собак не учили подавать сигналы  телом, после обнаружения противника. Зачастую в джунглях, учуяв японца за 700-900 метров, собаки заходились заливистым лаем. Вожатых не учили оказывать собакам первую помощь в случае их ранения. Не знали, как это делать, и медики, а ветеринаров в подразделениях не было.

Служебные собаки в морской пехоте.

Служебные собаки в морской пехоте.

Специальный смешанный взвод в джунглях.

Специальный смешанный взвод в джунглях.

Специальный смешанный взвод в джунглях.

Специальный смешанный взвод в джунглях.

При ведении боевых действий на островах и в джунглях  американцы несли весьма ощутимые потери от прячущихся снайперов, засад и прочих ловушек японцев. Бороться с ними  без участия собак было практически невозможно. Поэтому с 1943 года  в подразделениях, воевавших на Тихом океане, были созданы специальные взводы, которые комплектовались шестью собаками-разведчиками и двумя посыльными собаками. Эти подразделения оказались весьма эффективными в десантных операциях на Тихоокеанском фронте и в сухопутных сражениях в тропических джунглях.

Во время войны использовалась и смешанная система связи. Посыльная собака оснащалась своего рода рюкзаком, содержащим посыльных голубей. И собаки, и голуби проходили интенсивное обучение. Как только посыльные собаки достигали пунктов назначения с донесениями в ошейниках, сообщения у них забирались. Ответы прикреплялись к голубям, которых отправляли назад, в то время как собаки оставались на месте. Посыльные собаки играли важную роль, но их количество было довольно незначительным: 151 посыльная на 10 000 караульных собак. Несмотря на это услуги их были очень ценны, главным образом, в военных кампаниях на Тихом Океане, в Северной Африке и Италии.

Помимо боевой работы, значительное количество собак в подразделениях вооруженных сил США выполняли функции талисмана, служили для эмоциональной разрядки военнослужащих. Причем собаки были и на флоте, и в авиации, и в морской пехоте и в сухопутных войсках. Как ни странно, американцы больше помнят не боевых псов с их подвигами, а именно этих беспородных собачонок, которые были почти в каждой части.

По окончанию войны, 15 тысяч собак было возвращено их прежним владельцам. 3 тысячи из них не смогли адаптироваться к мирной жизни, и были отданы назад в армию, и там «усыплены».

Оценивая использование собак американцами, и оценивая их эффективность, можно сказать, что из-за бездарности военных, они не смогли существенно помочь армии на войне. Поэтому и факты собачьих подвигов единичны. Поэтому и стоят в Штатах  памятники  декоративным собачкам, а не боевым военным псам.

«Летающая крепость» с рисунком талисмана собаки по кличке Скиппи.

«Летающая крепость» с рисунком талисмана собаки по кличке Скиппи.

Другой «Скиппи». Талисман «B-17» 324-й бомбовой эскадрильи, 91-й бомбовой группы.

Другой «Скиппи». Талисман «B-17»  324-й бомбовой эскадрильи, 91-й бомбовой группы.

Трикси - талисман 16-й наблюдательной эскадрильи. Собака летала, поэтому оснащена собственным парашютом, который был перестроен с факельного парашюта сержантом Джоном Патриком.

Трикси — талисман 16-й наблюдательной эскадрильи. Собака летала, поэтому  оснащена собственным парашютом, который был перестроен с факельного парашюта сержантом Джоном Патриком.

Другие страны

В итальянской армии в начале войны имелось отделение собак, приписанных к каждому полку. В основном это были немецкие овчарки. Они использовались в Се­верной Африке и на Апеннинском полуострове. В Испанской армии собаки служили посильными до 1943 года.

В начале войны во французской армии имелось очень мало собак, но когда грянули боевые действия, были предприняты усилия по увеличению их числа и усовер­шенствованию обучения. С этой целью Ветеринарной школе в Мэйсонс-Элфорт была поручена вербовка уже обученных собак, но вскоре после этого последовало быстрое наступление немецких войск, закончившееся поражением французской армии, и все планы рухнули.

Перед войной в швейцарской армии имелись части со сторожевыми собаками, собаками-разведчиками и посыльными. В основном использовались немецкие овчарки. Несмотря на традиционный швейцарский нейтралитет во время войны, швейцарская армия увеличила численность собак. Эти части продолжали активно действовать и после войны.

В Японии в тридцатые годы использование собак в военных действиях  участилось, особенно в войне против Китая. Они использовались как в разведывательных целях, так и в качестве посыльных. При наступлении японцев на Чай-Пей некоторые заставы оказались изолированы из-за интенсивного перекрёстного огня китайцев. Связь с этими заставами стала возможна только благодаря посыльным собакам. В дальнейшем японцы испытывали дефицит в породистых собаках, который им частично компенсировала Германия.

Императорская японская армейская военная собака «Сабуро».

Императорская японская армейская военная собака «Сабуро».

Знаменитые собаки Второй мировой

К сожалению нет собачьего рейтинга лучших военных собак Второй мировой. Нет и какого-либо реестра их подвигов. Множество собачьих подвигов, впрочем, как и человеческих, остались незамеченными, или уже забытыми. Тем не менее, в каждой стране были свои знаменитости, о подвигах которых было известно широкой общественности. Подвиги некоторых отмечены наградами, другим установлены именные памятники. Поэтому к описанным выше собакам-солдатам мы добавим некоторых четвероногих героев, почитаемых в тех или иных странах.

Самой знаменитой собакой Австралии был  пёс по кличке Ганнер. Он чутко предупреждал хозяев — персонал австралийских ВВС, о налётах японских бомбардировщиков во время войны. Шестимесячного черно-белого келпи нашли скулящим со сломанной лапкой под разрушенной хижиной на военно-воздушной базе Дарвина зимой 1942 года, после первой волны японской бомбардировки. Врачи вылечили Ганнера и пёс «вступил в строй». Два дня спустя, Ганнер начал скулить и прыгать. Спустя некоторое время раздался вой сирен. Так повторялось в течении нескольких месяцев — задолго до того как включались сирены, Ганнер чувствовал приближение японских самолётов. Слух собаки был настолько чутким, что он был в состоянии предупредить персонал ПВО о приближении вражеских самолётов за 20 минут, прежде чем их было видно на радаре. Причём, Ганнер реагировал, только на вражеские самолёты. Ганнер был настолько надежным, что командир эскадрильи дал разрешение на установку специальной сирены. Как только пёс начинал скулить и беспокоиться — включали особую «сирену Ганнера». Ганнер стал членом команды военно-воздушной базы, часто спал в койке командира, ходил в душ с солдатами и присутствовал с пилотами во время тренировок взлета и посадки. К сожалению, дальнейшая судьба Ганнера неизвестна.

Ганнер (Gunner) и его хозяин Перси Весткот.

Ганнер (Gunner) и его хозяин Перси Весткот.

Одним из знаменитых псов Великобритании считают ньюфаундленда по кличке Гэндер, которого наградили посмертно и спустя десятки лет после войны. В 1944 году на Тихоокеанском театре военных действий, пес подобрал брошенную японскими солдатами гранату и бросился с ней в сторону противника, погибнув в последовавшем взрыве, но при этом спас жизни нескольких раненых канадских солдат. В 2000 году Гэндера наградили посмертно медалью Марии Дикин.

Пес Гэндер (Gander) и Королевские стрелки.

Пес Гэндер (Gander) и Королевские стрелки.

Хан, немецкая овчарка в 1942 году был передан Военному министерству Великобритании, где обучался минно-розыскному делу. Новым хозяином Хана стал капрал Джеймс Малдун. Вместе они служили в 6-ом батальоне Шотландских Стрелков. В ноябре 1944 года этот батальон сражался за устье Шельды – стратегически важный участок фронта в Бельгии. Во время высадки на остров Валхерен, лодка, где плыли капрал и собака, попала под сильный обстрел и перевернулась. Каким-то образом Стрелок Хан сумел выплыть на берег, но его кинолог, Малдун, продолжал барахтаться в воде на фоне падающих снарядов. Как только капрал пропал из поля зрения, Хан бросился обратно в воду. Он проплыл 180 метров и сумел вытащить на берег своего друга и спасти от артиллерийского огня, после чего обессиленный упал возле него. За это 27 марта 1945 года Стрелок Хан был удостоен высшей воинской награды для животных – медали Марии Дикин.

Стрелок Хан (Rifleman Khan) и младший капрал Джимми Малдун.

Стрелок Хан (Rifleman Khan) и младший капрал Джимми Малдун.

Самая заслуженная собака  США периода Второй мировой войны  по кличке Чипс, была приписана к 3-ему взводу военной полиции, 3-й пехотной дивизии, служившей в Северной Африке, Сицилии, Италии, Франции и Германии. Чипс — помесь немецкой овчарки, колли и хаски, прошел подготовку в 1942 году в одном из подготовительных центров Вирджинии для охраны периметра. В Сицилии 10 июля 1943 года, во время обхода, Чипс и рядовой Джон Роуэлл наткнулись на замаскированный ДОТ, из которого тут же открыли огонь. Чипс вырвался и убежал в сторону ДОТа. Через нескольких минут огонь прекратился и изнутри выбежал итальянский солдат, отбиваясь от Чипса. В ДОТе обнаружили ещё троих перепуганных итальянцев. Чипс получил несколько травм и ожогов. Видимо, в него стреляли практически в упор. Генерал-майор Люциан Траскотт, командир американской 3-ей пехотной дивизии, наградил Чипса Серебряной Звездой за мужество и Пурпурным сердцем за ранения, полученные при исполнении воинского долга. Однако, позже все награды забрали обратно — в армии США официально было запрещено награждать животных. Взамен, солдаты наградили Чипса почётной лентой за высадку десанта и звёздочками за каждую из восьми боевых операций. Чипса отправили «в запас» в декабре 1945 года. Умер пес в шесть лет отроду. Оказывается война стресс не только для людей.

Американец Чипс (Chips).

Американец Чипс (Chips).

Памятники собакам

Несмотря на то, что в годы войны сотни тысяч собак служили  в армии, совершали подвиги и спасали людей, памятников им совсем не много. Всего несколько десятков во всем мире.  Самые известные из них приведены ниже.

Памятник фронтовой собаке на Поклонной горе. Москва. Россия.

Памятник фронтовой собаке на Поклонной горе. Москва. Россия.

Памятник собакам истребителям-танков на площади Чекистов. Волгоград. Россия.

Памятник собакам истребителям-танков на площади Чекистов. Волгоград. Россия.

Памятник «Военный инструктор с собакой» в парке «Терлецкая дубрава». Москва. Россия.

Памятник «Военный инструктор с собакой» в парке «Терлецкая дубрава». Москва. Россия.

Памятник героям-медикам и санитарным собакам. Ессентуки. Россия.

Памятник героям-медикам и санитарным собакам. Ессентуки. Россия.

Памятник пограничникам. Благовещенск. Россия.

Памятник пограничникам.  Благовещенск. Россия.

Памятник собаке в питомнике «Красная звезда». д. Княжево Дмитровского р-на Московской обл.

Памятник собаке в питомнике «Красная звезда».  д. Княжево Дмитровского р-на Московской обл.

Памятник военным дрессировщикам и служебным собакам Ленинградского фронта. Лесопарк «Сосновка». Санкт Петербург. Россия.

Памятник военным дрессировщикам  и служебным собакам Ленинградского фронта.  Лесопарк «Сосновка». Санкт Петербург. Россия.

Памятник собаке–пограничнику Индусу. Владивосток. Россия.

Памятник  собаке–пограничнику Индусу.  Владивосток. Россия.

Памятник пограничникам. Владивосток. Россия.

Памятник пограничникам. Владивосток. Россия.

Памятник пограничникам Заполярья. Мурманск. Россия.

Памятник пограничникам Заполярья. Мурманск. Россия.

Памятник героям-пограничникам и служебным собакам. с. Легедзино Тальновского р-на Черкасской области, Украина. Осенью 1941 года 25 проводников собак, примерно с 75-ю собаками атаковали «врукопашную» наступающих немцев, остановив наступление противника.

Памятник героям-пограничникам и служебным собакам. с. Легедзино Тальновского р-на Черкасской области, Украина. Осенью 1941 года 25 проводников собак, примерно с 75-ю собаками атаковали «врукопашную» наступающих немцев, остановив наступление противника.

Собака эскадрильи. Мемориал «Битвы за Британию». Капел-пе-Ферн. Фолкстоун. Кент. Великобритания.

Собака эскадрильи. Мемориал «Битвы за Британию». Капел-пе-Ферн. Фолкстоун. Кент. Великобритания.

Пес Ганнер, спасший раненных канадцев. Ньюфаундленд. Канада.

Пес Ганнер, спасший раненных канадцев.  Ньюфаундленд. Канада.

Корабельный пес Бамзе. Монроз. Шотландия.

Корабельный пес Бамзе. Монроз. Шотландия.

Бамзе – корабельный пес, ставший национальным героем Норвегии. Этот сенбернар был талисманом небольшого минного тральщика «Торудд» с экипажем всего в 18 человек. Во время сражений он сидел в носовой орудийной башне со стальным шлемом на голове. На берегу в его экипировку входила матросская шапочка, а также ему полагался проездной на автобус. По выходным Бамзе на автобусе отправлялся в соседние городки, находил там подвыпивших членов экипажа и деликатно провожал их домой. Неудивительно, что в Монтрозе и Данди пес стал местной достопримечательностью, а в Норвегии – национальным героем.

Памятник терьеру Смоки. Кливленд. США.

Памятник терьеру Смоки. Кливленд. США.

Двухкилограммовый терьер был любимцем военнослужащих военного аэродрома на Тихом океане. Выполнял многие цирковые номера, показал пример собакотерапии при лечении раненых. Выполнил важное военное задание – протащил кабель через водопроводную трубу под взлетной полосой, тем самым предотвратил копание траншеи  с  поперек бетонки.

Мемориал в честь собак, участвовавших в войнах. Бристоль. Тауншип. Пенсильвания. США.

Мемориал в честь собак, участвовавших в войнах. Бристоль. Тауншип. Пенсильвания. США.

Собакам –героям войны. Мемориальный парк ветеранов. Ривертон. Юта. США.

Собакам –героям войны.  Мемориальный парк ветеранов. Ривертон. Юта. США.

Мемориал в честь собак, участвовавших в войнах. Риверсайд. Калифорния. США.

Мемориал в честь собак, участвовавших в войнах. Риверсайд. Калифорния. США.

Памятник 25 погибшим доберманам-разведчикам морской пехоты на острове Гуам. США.

Памятник 25 погибшим доберманам-разведчикам  морской пехоты на острове Гуам. США.

Национальный памятник «Защитникам Свободы Америки». База ВВС Lackland в Сан - Антонио, штат Техас. США.

Национальный памятник «Защитникам Свободы Америки». База ВВС Lackland в Сан — Антонио, штат Техас.  США.

Памятник датскому догу в Кейптауне. ЮАР.

Памятник датскому догу в Кейптауне. ЮАР.

Отлитый из бронзы, памятник установлен в Центральном сквере на небольшом постаменте из обломка скалы. У его лап – матросская бескозырка и ошейник. На табличке указано: «Матрос первой статьи датский дог Just Nuisance, 1937 – 1944». Пёс многие годы был любимцем моряков, служивших на военно-морской базе в Саймонстауне.

И несколько слов в заключение. Собака  действительно друг и помощник  человека. Однако, в какой сфере она будет помогать ему,  в благих или преступных целях, спасать или убивать —  зависит не от нее, а от человека. Собаке все равно, она ему верит. Отсюда — нет плохих собак, есть плохие люди.

По материалам сайтов: http://www.chaskor.ru; https://fishki.net; http://www.nat-geo.ru; http://sobitie.com.ua; https://sites.google.com; http://smolbattle.ru; http://www.hram-obolon.com; http://forumkiev.com; http://mokm51.ru; www.dogi.ru; https://www.quartoknows.com; https://www.k9history.com; https://armyhistory.org; http://www.uswardogs.org.

Литература: Швабский В.Л. «Мифы и правда о военном собаководстве», Швабский В.Л. «Собака на военной службе»,  Анна М. Валлер «Собаки и национальная оборона».

См. также: Фото | Германия. Собаки Вермахта и СС; Фото | СССР. Собаки на Великой Отечественной войне.