«Парад» побежденных немцев

Об этом необычном «параде» сегодня уже не принято говорить, ибо «просвещенный» Запад, в частности Германия, назвали его «противоречащим законам войны». В тоже время, он был одним из самых значимых событий военной Москвы и надолго запомнился современникам. В старых школьных учебниках еще можно увидеть фотографии длиннющих колонн пленных немцев, бредущих по Москве и поливочных машин, смывающих за ними мостовые. Дабы напомнить старшему поколению о былом и рассказать подрастающему о забытых страницах истории, мы и размещаем этот материал.

В ходе операции «Багратион» летом 1944 года была наконец-то разгромлена немецкая группа армий «Центр», два года рвавшаяся к Москве. Были уничтожены около 400 тысяч немецких солдат и офицеров, из которых 150 тысяч попали в плен. Эти потери были намного выше сталинградских. Из 47 генералов Вермахта, воевавших в качестве командиров корпусов и дивизий, 21 был взят в плен. Союзники засомневались в столь грандиозном поражении немцев в Белоруссии. Некоторые издания в странах союзников даже высказывали предположения, что русские специально преувеличивают свои достижения, чтобы оттенить впечатления от высадки англичан и американцев в Нормандии. Представилась хорошая возможность продемонстрировать успехи СССР в войне, поднять дух фронтовиков и жителей страны. Кроме того, необходимо было показать «козыри» перед готовящейся Ялтинской конференцией. Решили провести пленных немцев во главе с их генералами по улицам Москвы и Киева. Операцию проводил НКВД, её назвали по имени музыкальной комедии «Большой вальс». О ней было объявлено по радио утром 17 июля, а также напечатано небольшую заметку в уголке четвертой полосы газеты «Правды». В ней, от имени начальника милиции г. Москвы, извещалось население о передвижении немецких пленных в лагеря для военнопленных. Сердобольный начальник милиции предупреждал  граждан «о недопущении каких-либо выходок в отношении военнопленных».

Заметка в газете «Правда» №171.

Заметка в газете «Правда» №171.

Такой способ объявления о запланированном марше немецких военнопленных, исключал массовое появление москвичей на маршруте движения колонн, минимизировал возможные инциденты. Однако о марше были заранее извещены, и зарубежные, и отечественные средства массовой информации, которые и должны были разнести эту новость постфактум по всему СССР и миру. Отсутствие толпы, и возможность выбора для фотокорреспондентов удобных мест для работы, обеспечило появление огромного количества качественных фотографий разошедшихся по всему миру.

Постер фильма «Большой вальс».

Постер фильма «Большой вальс».

Точных данных, о том кто придумал название операции — нет, хотя авторство отдают Берии. Но Сталиным, большим любителем кино, оно было одобрено. Сам фильм, снятый в легком развлекательном жанре, никакого отношения, ни к войне, ни к парадам не имел. Но то, что его сняли в 1938 году в США, было символично. Более того, фильм получил три Оскара, и был популярным во всем мире. Только в СССР его посмотрело более 50 миллионов человек. Оценили ли американцы советский юмор, усмотрели ли в этом тролинг, до сих пор не известно. Но советских людей  это название, безусловно, потешило. Ибо они сравнивали изящные танцы на экране с унылым шарканьем пленных немцев на московских улицах.

Немцы ждали этого «праздника» на Красной площади в 1941 году, после захвата Москвы. Поговаривают, что на него были даже отпечатаны пригласительные билеты, хотя их никто и в глаза не видел. А вот листовки, которые немцы сбрасывали на Москву летом 1941 года с обещанием провести большой парад, москвичи помнили хорошо. Таким образом, мечта немцев сбылась, они увидели Москву. Правда, немецкую нечисть не пустили на Красную площадь, а провели только по нескольким московским улицам.

Операция была весьма трудоёмкой. Требовалось доставить в советскую столицу более полусотни тысяч немецких военнопленных, способных по состоянию здоровья принять участие в шествии. Задача частично облегчалась тем, что эшелонам с немецкими военнопленными было по пути. Как правило, они шли в лагеря военнопленных через Москву. Пленные были осмотрены врачами, дабы отсеять больных и раненых, которые не могли принять участие в параде, что требовалось с целью предупреждения возможных эпидемий, как среди самих военнопленных, так и среди московских зрителей. Для чего именно в Москву срочно отправляются десятки тысяч военнопленных, не знали даже фронтовые офицеры. Сами же немцы предполагали худшее, оценивая свои деяния, ожидали показательных казней.

Несмотря на то, что основная масса пленных состояла из немцев, в колоннах были и представители других государств и национальностей. Так, французские добровольцы, чтобы отмежеваться от немцев, нацепили себе на униформу какие-то цветные лоскутки ткани, по цвету, напоминающие французский национальный флаг. Подобным образом отделялись и бельгийцы с румынами. Австрийцы, которые при любом случае, пытались объяснить, что они не немцы, также по-возможности держались особняком.

Сбор пленных немцев на ипподроме.

Сбор пленных немцев на ипподроме.

Сбор пленных немцев на ипподроме.

Для того, чтобы собрать к назначенной дате в одном месте десятки тысяч пленных, требовалось время. Первые 11 эшелонов прибыли в Москву еще 1 июля, а последний — лишь вечером накануне «парада». Пленных выгружали на станции Москва-Товарная Западной железной дороги. Большинство из них ожидали «парада» на Московском ипподроме, где был организован специальный концентрационный лагерь. Часть была собрана  на стадионе «Динамо». В подписанной Берией записке о проведении этого мероприятия говорилось, что «в период 12-15 июля военнопленным выдавалась горячая пища один раз в день, 16 июля горячая пища выдавалась 2 раза, 17 июля перед выступлением колонн выдавался горячий завтрак». Очевидцы рассказывали, что пожарные привезли военнопленным воду. Её было достаточно для того, чтобы утолить жажду, но не хватало, чтобы умыться. Идти по столице Советского Союза им пришлось именно в таком виде — немытыми.

Раздача пищи пленным на ипподроме.

Раздача пищи пленным на ипподроме.

Немецких генералов к месту шествия свозили на автобусах.

Немецких генералов к месту шествия свозили на автобусах.

Для  обеспечения операции по линии НКВД были привлечены 4,5 тысячи человек, из армии —  12 тысяч. Солдат переодели в новую, с иголочки, форму и выдали укороченные кавалерийские карабины. Однако до последнего момента им не сообщали, к чему идет подготовка.

Пленные на ипподроме перед началом марша.

Пленные на ипподроме перед началом марша.

Пленные на ипподроме перед началом марша.

К 11 часам утра 17 июля 57 600 пленных разделили на две группы и построили в соответствии со званием по 600 человек в коробки — 20 человек в шеренге. Руководил прохождением колонн командующий войсками МВО генерал-полковник П. А. Артемьев. Первая группа в 42 тысячи человек прошла за 2 часа 25 минут с ипподрома по Ленинградскому шоссе, улице Горького через площадь Маяковского, по Садово-Каретной, Садово-Самотечной, Садово-Сухаревской, Садово-Черногрязской до площади Курского вокзала. Среди этой группы были 1227 пленных с офицерскими званиями, в том числе 19 генералов, шедших в оставленных им орденах и форме. Вторая группа в 15 тысяч человек прошла от площади Маяковского по Большой Садовой, Садово-Кудринской через Крымскую и Калужскую площади и по Большой Калужской за 4 часа 20 минут дойдя до станции Канатчиково Окружной железной дороги (тогда окраина Москвы, ныне район метро «Ленинский проспект»).  Колонны сопровождали всадники с обнаженными шашками и конвоиры с карабинами наперевес.

Схема маршрута немецкого марша в Москве.

Схема маршрута немецкого марша в Москве.

Конвойные всадники.

Конвойные всадники.

Конвойные всадники.

19 немецких генералов возглавляли «парад.

19 немецких генералов возглавляли «парад.

19 немецких генералов возглавляли «парад».

Колонны пленных немецких солдат на Садовом кольце.

Колонны пленных немецких солдат на Садовом кольце.

Колонны пленных немецких солдат на Садовом кольце.

Колонны пленных немецких солдат на Садовом кольце.

Колонны пленных немецких солдат на Садовом кольце.

Бесконечные колонны пленных на мосту.

Бесконечные колонны пленных на мосту.

Бесконечные колонны пленных на мосту.

Ожидаемые проклятия в сторону пленных.

Ожидаемые проклятия в сторону пленных.

Несмотря на позднее оповещение, вдоль улиц, по которым вели пленных, собрались десятки тысяч москвичей. Москвичи наблюдали за шествием не столько с ненавистью, сколько с  презрением. Не было массового выхода чувств гнева и возмущения. Хотя было много антифашистских выкриков. Но в основном и народ по обеим сторонам улиц, и немцы молчали. На следующий день, советские газеты постарались живописать  и праведный гнев, и угрозы с проклятиями, и даже коллективное оплевывание колонн. Но этого не было. Очень многие свидетели отмечают, что шли немцы в гробовой тишине, прерываемой позвякиванием консервных банок, привязанных к одежде пленных. Потом некоторые будут утверждать, что банки стали способом унижения гитлеровцев. На самом деле немцы несли банки с собой, чтобы потом было из чего есть: котелки были далеко не у всех.

Москвичи на улицах, рассматривают пленных.

Москвичи на улицах, рассматривают пленных.

Москвичи на улицах, рассматривают пленных.

Специально, или стихийно так получилось, что у некоторых пленных не было верхней одежды, и они шли в кальсонах. Кое-кто  шел без обуви, а кто-то нес запасные сапоги. Многие были в изодранной униформе, что в принципе, не вязалось с бытовавшим мнением об опрятности немцев. Скорее всего, над приданием пленным вида оборванной толпы, все-таки потрудились советские политработники. Некоторые «хозяйственные» немцы несли с собой нехитрый багаж: шинель, одеяло, рогожку для ночлега…

Главный инцидент случился внезапно и для немцев, и для зрителей, и для советского командования. Дело в том, что усиленное питание сыграло злую шутку с пленными, ранее страдавшими от нехватки продовольствия: у многих случилось расстройство желудка или попросту говоря понос. Поскольку колонны не останавливались, а покидать строй было запрещено под страхом расстрела, покорителям Франции и Польши пришлось делать свои дела на ходу. В результате у шествия появилось народное наименование: «Поносный марш». Вследствие этого промывка улиц Москвы стала необходимым санитарным актом, которой позже придали символическое значение, упустив первопричину.

Еще один, неожиданный сюрприз  преподнесли советскому командованию москвички. Рассматривая оборванную толпу пленных, большинство женщины выразили вместо ненависти, сочувствие и жалость. Они говорили: — «… может вот так измываются и над нашими мужьями и сыновьями…». Многие из них не выдерживали зрелище, и покидали улицы в слезах. Таким образом, часть москвичей, вместо восторга, получила шок.

Поливочные машины смывают асфальт после немецкого марша.

Поливочные машины смывают асфальт после немецкого марша.

Поливочные машины смывают асфальт после немецкого марша.

«Парад» закончился к семи часам вечера, когда все пленные разместились по вагонам 26 эшелонов и были отправлены в места заключения. Четырём пленным, отставшим от колонны, была оказана медицинская помощь.

Пленных увозят в лагеря для постоянного размещения.

Пленных увозят в лагеря для постоянного размещения.

В Киеве марш пленных немцев состоялся через месяц — в среду 16 августа 1944 года. Он был скромнее московского, но на то она и столица. Колонна военнопленных в составе 36 918 человек, в том числе 549 офицеров, шла по городу с 10:00 в течение 5 часов. Не имея московских просторов на улицах, немцев построили в колонны с шеренгами по 10 человек. Не догнав  Москву по масштабности «парада», Хрущев – уже на то время руководившей Украиной – придумал маршрут марша, вдвое длиннее московского – 21 км.

Колонны пленных немцев на Крещатике.

Колонны пленных немцев на Крещатике.

Колонны пленных немцев на Крещатике.

Колонны пленных немцев на Крещатике.

Колонна пленных на Владимирской улице.

Колонна пленных на Владимирской улице.

Немцы на Софиевской площади.

Немцы на Софиевской площади.

Пройдя по Мельникова, серая колонна проследовала по улицам Артема и Александра Горовица – нынешней Большой Житомирской. Затем пленных вывели на улицу Короленко – нынешнюю Владимирскую. Они пересекли площадь Красных Героев Перекопа – современную Софийскую площадь и спустились на площадь Калинина – нынешний Майдан. Дальнейший путь колонны, растянувшейся в длину на пять километров, прошел по разрушенному Крещатику, Красноармейской улице, бульвару Шевченко и Брест-Литовскому шоссе. Ее движение охраняла городская милиция и более тысячи солдат конвойных войск НКВД. Они же отвели обратно в лагерь пятнадцать пленных, которые отстали от общего движения колонны.

Колонны пленных немцев на улицах Киева.

Колонны пленных немцев на улицах Киева.

Колонны пленных немцев на улицах Киева.

Колонны пленных немцев на улицах Киева.

Колонны пленных немцев на улицах Киева.

Колонны пленных немцев на улицах Киева.

Колонны пленных немцев на улицах Киева.

Снова ж таки, в отличие от Москвы, Хрущев  организовал максимальное посещения горожанами  диковинного зрелища. Во время появления на улицах колонн военнопленных, по маршруту их движения, собралось свыше 150 тысяч жителей города. Жители города, претерпевшие множество бед от захватчиков, сопровождали военнопленных и возгласами ненависти с проклятиями и сожалением с сочувствием. Особо ажиотажа у населения, кроме городских мальчишек, марш не вызвал. Пережившие бои по обороне и освобождению города, двухлетнюю оккупацию, видевшие Бабий Яр, киевляне уже слабо реагировали на негативные внешние раздражители. Значительно больше восторга у них вызывала пущенная линия трамвая, или отстроенный новый дом.

Киевляне рассматривают пленных немцев.

Киевляне рассматривают пленных немцев.

Киевляне рассматривают пленных немцев.

Киевляне рассматривают пленных немцев.

Киевляне рассматривают пленных немцев.

По окончании шествия пленных тут же загрузили в тринадцать железнодорожных эшелонов. Девятнадцать тысяч участников «парада» направились на шахты Донбасса, пять тысяч отбыли в Запорожье, на предприятия Наркомчермета и Наркомата авиационной промышленности, а еще четыре с половиной тысячи немцев отстраивали Николаевский порт и судостроительный завод. Почти пять тысяч военнопленных остались в Киеве, где были заняты на работах по восстановлению разрушенного войной города. Офицеры Вермахта, члены нацистской партии, а также подозреваемые в военных преступлениях были возвращены в Черниговский и Грязовецкий лагеря для военнопленных. А киевляне занялись уборкой после «парада». Когда шествие закончилось, вся дорога была усеяна какими-то потерянными предметами и тряпками. Улицы города после прохождения военнопленных силами городской пожарной охраны НКВД и дегазационных команд были промыты и очищены от оставшегося мусора. Место концентрации военнопленных с участием городских санитарных органов также приведено в полный порядок.

Нельзя сказать, что мир восторженно принял «парады» пленных немцев, но и западные политики, и зарубежные газеты  попритихли со своими суждениями  о силе СССР. А вот через 70 лет, после окончания войны, когда умерли последние участники марша, на Западе появились «моралисты» с осуждением мероприятия. Оказывается, русские унизили немцев, нарушили законы войны. Появились даже какие-то воспоминания участников, которые видели, как в колонны бросали камни, грозили немцам и плевали в солдат. Вероятно, немцы перепутали 44-й с 41-м годом  и хотели встречи с хлебом-солью. Отшибло память у немцев и о том, что они сделали с миллионами советских пленных, позабыли они и о том, что творили на оккупированной территории, не помнили, зачем приходили в чужие земли… Хотя другого от них никто и не ожидал.

Интересно совсем иное. Парады пленных придумали совсем не русские, а сами же немцы. Во время еще Первой мировой войны, в 1914 году, немцы провели по Кенигсбергу пленных солдат армии генерала Самсонова. В феврале 1944 года в Риме фашисты организовали шествие пленных американских солдат, которых «фашиствующие римляне» забрасывали мусором. А непосредственно перед освобождением Парижа такой же «парад пленных солдат коалиции» состоялся во французской столице. На пленку было заснято, как американских солдат били ногами французы. Такие вот они двойные стандарты Запада. Пока некому было Гитлера изгнать, наводившего мировой порядок в Европе —  «пылали» любовью  к русским, а как получили свободу – сразу гадить.

По материалам сайтов: https://life.ru; http://fishki.net; https://ru.wikipedia.org; http://hochgebirgs.ru; https://svpressa.ru; https://news.rambler.ru.

Все публикации