Операция «Большая порка» или мизерный результат гениального плана (история «прыгающей» бомбы)

Британская операция по разрушению плотин Рурского индустриального района Германии под кодовым названием «Chastise» (возмездие, наказание, порка) вошла в анналы военной истории, отображена в учебниках проведения специальных операций, как образец блестящей инженерной военной мысли, воплощенной на практике бесстрашными супер-авиаторами. Ее тактический результат наизусть знает каждый британец, но о стратегическом значении даже историки предпочитают молчать. Ибо гениальность изобретателя и храбрость исполнителей, была перечеркнута неадекватностью военного командования. Чтобы понять, о чем мы, начнем рассказ с самого начала. И пусть читатель простит нас за излишнюю детализацию, ибо без нее многое может остаться непонятным.

Поскольку до открытия второго фронта, британцы могли воевать с наземной Германией лишь с воздуха, а крупных сосредоточенных частей в радиусе действия бомбардировочной авиации не наблюдалось, оставалось лишь «утюжить» промышленный потенциал противника. Отсюда, главной целью стали сталелитейные предприятия в Рурской долине. В начале 1943 года Королевские ВВС предприняли несколько массированных (до 500 бомбардировщиков) налетов, которые, в общем-то, закончились неудачей, поскольку многие предприятия находились под землей, в тоннелях, да еще и надёжно были прикрыты истребителями и ПВО. Понимая, что Рур надо бить в уязвимые места, в Англии решили обратиться к предложениям авиаконструктора и изобретателя Барнса Уоллеса, до этого сконструировавшего сейсмическую бомбу. Он еще в начале войны предлагал провести разрушения водохранилищ поставлявших воду и электроэнергию для тяжелой и металлургической промышленности региона. Мало того, что для производства каждой тонны стали требовалось 8 тонн воды, так сеть водохранилищ еще служила и прекрасной транспортной артерией для подвоза сырья.

Дамба на озере Мён

Дамба на озере Мён

Дамба на озере Эдер

Дамба на озере Эдер

Однако способа разрушения, укрепленных двухметровым бетоном десятиметровых насыпей плотин  не существовало. Для взрыва понадобилось бы не менее 30 тонн взрывчатки. Поднять в воздух такой груз самолеты того времени не могли. Торпедирование плотин было бесполезным, так как предусмотрительные немцы защитили их несколькими рядами противоторпедных сетей. Бомбардировка обычными, даже тяжелыми фугасными бомбами была бы малоэффективной, поскольку надводным частям плотин они не принесли бы существенного ущерба.

По расчетам Барнса Уиллиса дамбу теоретически можно было взорвать и значительно меньшим количеством взрывчатки, если устроить направленный взрыв в самом уязвимом месте плотины, где присутствует максимальное давление воды на конструкцию. Для этого надо было поместить взрывной заряд под водой у бетонного основания, максимально приблизив его к сооружению. Так как, пути доставки заряда по воде и суше были не реальными, инженер предложил, сбросить в озеро бомбу специальной конструкции, которая смогла бы преодолеть заградительные сети, вплотную приблизиться к плотине, и на нужной глубине взорваться. Несмотря на фантастичность предложения, военное командование одобрило план и выделило необходимые ресурсы для разработки бомбы и сформировало эскадрилью, для проведения бомбардировки плотин.

Барнс Уоллис

Барнс Уоллис

Основной целью были выбраны ГЭС в  районах Мёне, Эдер и Зорп. Май месяц был самым удобным для разрушения дамб, так как в это время водохранилища полны до отказа. А, поскольку  атаку планировали проводить ночью, выбрали время полнолуния с 13 по 19 мая, — хоть какое-то освещение при выходе на цель должно было присутствовать.

Так, как бомба по замыслу инженера, должна была совершить несколько отскоков от поверхности воды, прежде чем утонуть, назвали ее «прыгающей». Расчеты показали, что 2 724 кг гексогена будет достаточно для разрушения плотины, при взрыве на глубине 10 метров. Во время тестирования обнаружилось, что сферический корпус бомбы разбивается при ударе с водой, а бомба в форме цилиндра прекрасно «скачет» по воде. В результате бомба получилась цилиндрической формы, похожей на морскую глубинную, с такими параметрами: общий вес – 4 200 кг, вес взрывчатки RDX – 2990 кг, длина 1,5 м, диаметр 1,3 м.

Макет «прыгающей» бомбы в военном музее Даксфорда

Макет «прыгающей» бомбы в военном музее Даксфорда

Для того, чтобы бомба взорвалась на заданной глубине, ее оснастили двумя гидростатическими взрывателями, вроде тех, что стоят на глубинных бомбах, и одним ударным, в случае, если бомба попадет на сушу. Для успеха требовалось выполнить еще одно условие. Достигнув 10-метровой глубины, бомба должна была прижаться к стене дамбы. И снова Уоллис нашел блестящее решение. Если бомбу заставить крутиться назад, когда она оторвется от самолета, она будет вести себя именно так, как требуется. После удара о стену дамбы, она снова пойдет вперед, пока опять не упрется в дамбу. После этого бомба будет тонуть, пока не достигнет глубины взрыва.

Бомба под «Avro Lancaster»

Бомба под «Avro Lancaster»

Бомба устанавливалась поперек бомбового отсека значительно модернизированного «Ланкастера». Бомбу держали две V-образные рамы, которые позволяли бомбе вращаться. Бомба раскручивалась до скорости 500 оборотов в минуту посредством электромотора и ременной передачи. Когда бомбардир нажимал гашетку, чтобы сбросить бомбу, V-образные рамы резко отгибались в стороны, позволяя бомбе свободно падать. Бомбу следовало сбросить на скорости ровно 232 мили в час с высоты точно 60 футов (18 м). Мало того. Бомбу следовало сбросить на расстоянии 425 ярдов от стены дамбы. Допустимая ошибка составляла всего 25 ярдов в ту или иную сторону. При скорости 230 миль самолет пролетал эти 25 ярдов за четверть секунды.

Выдержать скорость 232 мили в час особых проблем не вызывало. На первый взгляд, при наличии барометрического альтиметра, не вызывало особых проблем выдержать и высоту сброса бомбы в 60 футов. Но вот измерить величину атмосферного давления непосредственно над целью в момент атаки не представлялось возможным. Солдатская смекалка подсказала, что надо поставить один прожектор в носу самолета, а другой под брюхом. Лучи должны быть направлены вниз и внутрь так, чтобы скреститься, ровно в 60 футах под самолетом. Когда на воде два пятна сольются в одно, высота над поверхностью водохранилища будет ровно 60 футов.

Атака на дамбу глазами художников

Атака на дамбу глазами художников

Атака на дамбу глазами художников

Атака на дамбу глазами художников

И еще раз выручила солдатская смекалка, когда возникли проблемы с прицеливанием. Решение было до смешного простым. Было известно, что башни на дамбе Мён находятся на расстоянии 600 футов одна от другой. Плотник ровно за пять минут сколотил фанерный треугольник с глазком в одном углу и двумя гвоздиками на остальных углах. Надо было смотреть сквозь глазок так, чтобы башни на дамбе поравнялись с гвоздиками, в этот момент бомбардир нажимал на кнопку сброса бомбы. Расстояние от точки сброса до стены дамбы получалось ровно 425 ярдов. Также поступили и с другими дамбами, которые тоже имели надстройки над плотинами.

Прицельное приспособление, измеряющее расстояние до плотины

Прицельное приспособление, измеряющее расстояние до плотины

Схема применения «прыгающей» бомбы

Схема применения «прыгающей» бомбы

Специально для бомбардировок плотин 21 марта 1943 года была создана 617-я эскадрилья под командованием полковника Гая Гибсона, в которую помимо Королевских ВВС, вошли лучшие экипажи бомбардировщиков Канадских королевских ВВС, Королевских военно-воздушных сил Австралии и Королевских военно-воздушных сил Новой Зеландии. В состав эскадрильи входило 20 четырехмоторных бомбардировщиков «Avro Lancaster», экипаж которого состоял из 7 человек. Все самолеты были приспособлены для несения «прыгающей» бомбы. Полтора месяца экипажи обучались ночным полетам на малых высотах, сбрасывали учебные бомбы, учились летать в условиях ущелья. Четырехмоторные гиганты ювелирно «брили» верхушки лесов.

Экипажи 617 эскадрильи в 1943 году

Экипажи 617 эскадрильи в 1943 году

В процессе тренировок один самолет был разбит, поэтому на выполнение задания  в ночь с 16-го на 17-е мая 1943 года вылетело 19 самолетов, однако долетели не все. Один был сбит над берегом в Дании, второй над Ла-Маншем, зацепив волны, потерял бомбу и развернулся на базу, третий разбился в Голландии, задев линию электропередач, четвертый — сбит ПВО над Зёйдерзе, пятый — был сбит по пути к цели над Германией. Оставшиеся бомбардировщики сумели добраться до места назначения и атаковали плотину Мёне.

Первым «прыгающую» бомбу сбросил сам Гай Гибсон, но она «легла» неудачно — взрыв не причинил плотине вреда — по крайней мере, такого, чтобы она тут, же развалилась на части. Бомба, со второго самолета перелетев через парапет плотины, упала на здание электростанции и уничтожила его. Третий бомбардировщик был подбит зенитным огнем, вдобавок он не рассчитал правильно время сброса, и ударная волна его же бомбы повредила фюзеляж. Экипаж покинул самолет, выжить удалось только двоим. Бомба четвертого бомбардировщика попала в плотину, но взорвалась, не успев затонуть, и повредила самолет, который затем был сбит над берегами Дании. Пятый сброс был удачным, но плотина устояла. И лишь шестой бомбардировщик «проломил» плотину.

После завершения атаки, остальные самолеты, повернули на запасную цель дамбу Эдер. Первый самолет неудачно сбросив бомбу — она перескочила через плотину и взорвалась в воздухе, повредив бомбардировщик.  По пути в Англию его сбили ПВО Германии. Второй сброс был удачным, но взрыв не смог повредить плотину. И лишь третья бомба «прыгнула» точно в цель и пробила дамбу.

Остатки эскадрильи, те, что ещё сохранили свои бомбы, двинулись к третьей цели — плотине на Зорпе. Однако, в силу того, что она была земляной, с плотиной совладать не удалось. Три бомбы, попавшие в нее, существенного вреда сооружению не причинили. Четвертый самолет, не смог найти цель, и с бомбой вернулся домой.

Из 19 «Ланкастеров» и 133 членов их экипажей были потеряны 8 самолетов и 54 члена экипажей. Вернувшиеся на аэродром британские лётчики стали национальными героями, 34 были награждены орденами, в том числе «Крестами за выдающиеся заслуги» и «Крестами за лётные заслуги», а их командир Гибсон стал кавалером высшего ордена Британской империи, «Креста Виктории». Эскадрилья получила наименование «Разрушители плотин». А ближе к концу 1943 года по воли короля Георга VI эскадрилье был присвоен герб «На щите кирпичная стена, пронзенная тремя вспышками молний с исподней стороны; струи воды, истекающие из бреши» с девизом на французском языке  «Après moi le déluge» («После меня — хоть потоп»).

Герб 617-й эскадрильи

Герб 617-й эскадрильи

Мемориал погибшим летчикам эскадрильи. Woodhall Spa, Lincolnshire

Мемориал погибшим летчикам эскадрильи.  Woodhall Spa, Lincolnshire

В результате налёта плотины на Мёне и Эдере были частично разрушены, что вызвало затопление Рурской долины и деревень в долине Эдера, тогда как плотина в Зорпе получила незначительные повреждения, После затопления Рурской долины утонуло 1294 человека, в т.ч. 749 военнопленных, которых немцы оставили в бараках и за колючей проволокой концлагерей. По некоторым сведениям, это были угнанные в Германию на принудительные работы украинские женщины. После войны англичане заполучили немецкие документы, из коих следовало, что жертвами налёта стало 125 разных предприятий, уничтожено 25 мостов, 21 мост поврежден, залило 8 тыс. гектаров сельскохозяйственных угодий, погибло 6,5 тысяч голов скота. Пострадали аэродромы с находившимися на них самолётами и ангарами, несколько электростанций — жилые дома и заводы остались без энергии.

Плотина Мёне после налета

Плотина Мёне после налета

Плотина Мёне после налета

Взорванная дамба Эдер на следующий день после налета

Взорванная дамба Эдер на следующий день после налета

Последствие атаки глазами художников

Последствие атаки глазами художников

Последствие атаки глазами художников

Последствие атаки глазами художников

А вот оценка результатов этой атаки Альбертом Шпеером, рейхсминистром военной промышленности и вооружений, несколько иная:

«Самая большая плотина на реке Мёне была разрушена, и водохранилище опустело. Электростанцию у подножия разбомбленной плотины словно стёрло с лица земли вместе с её огромными турбинами. Вода, хлынувшая из водохранилища, затопила долину Рура. Электрооборудование насосных станций оказалось под слоем воды и ила; промышленные предприятия остановились, водоснабжение населения оказалось под угрозой. Если бы британцам удалось уничтожить три других водохранилища, долина Рура оказалась бы полностью лишённой воды на все летние месяцы.

Одна бомба попала в центр плотины самого большого водохранилища в долине реки Зорпе. Пробоина оказалась чуть выше уровня воды. Попади бомба сантиметров на десять ниже, и маленький ручеёк, превратившись в бурный поток, размыл бы плотину из камней и земли.

В ту ночь силами всего лишь нескольких бомбардировщиков британцы вплотную подошли к выполнению своей задачи и добились гораздо большего успеха, чем когда посылали на бомбёжки тысячи самолётов. Правда, они рассредоточили свои силы и в ту же ночь уничтожили плотину в долине Эдера, хотя она не имела никакого отношения к водоснабжению Рура.

Уже через несколько дней после этого налёта семь тысяч рабочих, энергично ремонтировали плотины. 23 сентября 1943 года перед самым началом дождей брешь в плотине Мёне была заделана. Таким образом, удалось собрать осадки, выпавшие в конце осени и зимой 1943 года, на нужды следующего лета. Британские ВВС почему-то упустили шанс помешать нам восстанавливать плотину. Всего несколько бомб распахали бы воронками незащищённые строительные площадки, а зажигательные бомбы подожгли бы деревянные строительные леса.

Если бы все водохранилища Рура были уничтожены, из-за нехватки воды для охлаждения коксовых печей и домен заводы Рурского региона сократили бы производство на 65 процентов. И действительно, даже временный выход из строя насосных станций привёл к заметному падению производства. Главные потребители удовлетворяли свои нужды лишь на 50–60 процентов».

Таким образом, британцы, проведя прекрасно спланированную операцию, не завершили ее до конца, не решив вопрос остановки промышленного региона Рура, а лишь на три месяца уменьшили его производственные мощности. Уцелевшие бомбардировщики могли нанести аналогичные удары по оставшимся небольшим плотинам в Швельте, Эннерпе, Листере и Димле в ближайшие два-три дня, пока немцы не «очухались» и не приняли защитных мер. Даже при минимальном успехе, результат был бы значительной больший, поскольку действующие ГЭС на этих водохранилищах, не позволили остановиться всему индустриальному району Рура. Более того, сталелитейные предприятия остались бы без сырья и воды до поздней осени. Однако в наличии была лишь одна «прыгающая бомба», вернувшаяся с задания. Больше не было! Было упущено время для повторной атаки — луна уменьшилась и наступило лето, когда водохранилища не так полноводны.

Крайне необходимо было провести несколько ударов обычной бомбардировочной авиацией по восстанавливаемым объектам, чего так боялись в Германии. Но некому было принять решение, генералы праздновали победу.

В итоге, операция на подготовку, которой было потрачено немало времени и средств, оригинальная «прыгающая бомба», специально подготовленная эскадрилья – все оказалось разовым, не давшим ожидаемых результатов, через недальновидность военного командования. А ведь как бы изменился ход войны, если бы британцы завершили операцию, так, как ее задумал Барнс Уоллис, который видел задачу операции в ускорении окончания войны. Напомним, что на календаре был май 1943 года. Однако об этом не было принято говорить ни тогда, в годы войны, когда раздавались награды, ни сейчас, кода уже созданы музеи.

Музей возле дамбы Эдер, посвящен, в основном, ее разрушению в мае 1943 года

Музей возле дамбы Эдер, посвящен, в основном, ее разрушению в мае 1943 года

По материалам сайтов: http://engineering-ru.livejournal.com; http://hochgebirgs.ru; https://www.proza.ru; https://hodor.lol; http://masterok.livejournal.com; http://www.yaplakal.com; https://ru.wikipedia.org.