Как и чем кормили на фронте. Часть 1

Вопросам питания солдата на фронте в советской литературе особого внимания не уделяли. К нашему времени из этой темы дошли два термина: солдатская каша да  наркомовские сто граммов.  Любители истории могут еще вспомнить американскую тушенку с издевательским названием «второй фронт». О питании немцев или союзников практически ничего не известно. Возможно из-за несопоставимости рациона питания, советские идеологи считали «вредным» распространяться на эту тему. Как ни странно, но и сегодня найти информацию о сравнении рационов питания в разных армиях периода Второй мировой войны весьма не просто. И похоже причина тому одна, на постсоветской территории в армиях еще не дошли до уровня питания того времени других стран. Несмотря на такое негласное табу нынешней военщины, мы собрали всю доступную информацию на эту тему, и предлагаем вашему вниманию детальный анализ в разрезе некоторых стран.

Прежде чем рассматривать вопросы питания, вначале определимся с основными понятиями, используемые в этой теме. И так, солдата кормят определенным набором продуктов в определенном количестве и ассортименте по установленным нормам, как правило, на сутки. Все это называется простым военным словом  — паек, иногда продовольственный паек (продпаек). Структура и калорийность продпайка разрабатываются с учётом воинского труда, нервно-психических нагрузок, климатических и других факторов. В связи с этим различают общевойсковой паек, морской, подводный, летный, лечебный и т.п. В свою очередь, они делятся на три вида:

— основной паек — отпускается в виде блюд готового питания через столовые воинских частей (личному составу, состоящему на котловом довольствии), или натуральными продуктами на руки (для личного состава, не питающегося в столовой), а также выплачивается денежная компенсация за продпаёк в виде фиксированной суммы.

— дополнительный паёк — полагается сверх основного пайка при повышенных энергозатратах и нервно-психических нагрузках, в соответствии со спецификой должностных обязанностей, а также при нахождении военнослужащего в военном лечебном учреждении (в том числе индивидуальное диетическое питание).

—  сухой паек —  выдаётся при отсутствии возможности готовить полноценную горячую пищу из продуктов основного пайка и включают компоненты, которые могут употребляться без тепловой обработки и храниться в обычных условиях. Его разновидностью является  — бортовой паёк, которым обеспечиваются экипажи  самолётов, дирижаблей при полётах свыше 4 часов и кораблей (судов), не имеющих камбуза, при выходах в море на сутки и более. Еще одной разновидностью сухого пайка являются продукты длительного хранения, входящие в комплекты аварийного запаса на средствах спасения, либо продукты носимого аварийного запаса. В них входит минимальный набор продуктов для выживания в экстремальных условиях.

Естественно существуют еще и другие разновидности пайков, но все они относятся к специальным, и формируются от специфики использования солдат и условий их службы. Естественно, что пайки моряков проходящих службу в северных широтах и на экваторе будут различными. Как будет различаться рацион питания горных стрелков и обычных пехотинцев.

Следует отметить, что в некоторых армиях к основному пайку, офицерам полагался дополнительный. Так было, например в РККА. Во всех армиях в штатных ситуациях, при возможности, питание генералов организовывалось индивидуально, как правило, персональным поваром. Естественно и набор продуктов для них, и нормы питания определялись пожеланиями харчевавшихся и возможностями снабженцев в то или другое время.

Поскольку армия не может жить без четких правил и уставов, нормы суточного довольствия утверждаются на правительственном уровне и строго контролируются в войсках любой армии. В зависимости от экономического положения страны в конкретный момент времени, пайки могут изменяться в сторону уменьшения или увеличения и не всегда могут соответствовать даже медицинским нормам питания.  Поскольку основной нормой пайка является его калорийность, зачастую нормативы питания допускают временную замену одних продуктов  другими, как правило, имеющимися в наличии, при сохранении их калорийности.  Осветив азы армейского питания, теперь перейдем к конкретике по армиям некоторых стран.

Питание в РККА

Нормы суточного питания военнослужащих РККА были введены Советом труда и обороны 6 марта 1934 года постановлением № К-29сс. Так, в основной красноармейский паек (Норма №1) входили:

—  Хлеб ржаной – 600 г;
—  Хлеб пшеничный 96% — 400 г:
—  Мука пшеничная 85% — 20 г;
—  Крупа разная – 150 г;
—  Макаронные изделия – 10 г;
—  Мясо – 175 г;
—  Рыба (сельдь) – 75 г;
—  Сало (жир животный) – 20 г;
—  Масло растительное – 30 г;
—  Картофель – 400 г;
—  Капуста (квашеная и свежая) – 170 г;
—  Свёкла – 60 г;
—  Морковь – 35;
—  Лук – 30 г;
—  Коренья, зелень – 40 г;
—  Томат-пюре – 15 г;
—  Перец – 0,3 г;
—  Лавровый лист – 0,3 г;
—  Сахар – 35 г;
—  Чай (в месяц) – 50 г;
—  Соль – 30 г;
—  Горчица – 0,3 г;
—  Уксус – 3 г;
—  Мыло (в месяц) – 200 г.

Отметим, что приведенный паек мирного времени был не очень далек от вегетарианского питания, хотя и был направлен на обильное насыщение желудка низкокалорийной массой. В мае 1941 года норма №1 была изменена с уменьшением мяса (до 150 граммов) и увеличением рыбы (до 100 граммов) и овощей. Курильщики получали 30 граммов махорки в сутки, 7 книжек курительной бумаги и три коробка спичек на месяц. Некурящие женщины-военнослужащие могли рассчитывать на 200 граммов шоколада или 300 граммов конфет ежемесячно. Затем аналогичную норму распространили и на всех некурящих военнослужащих (приказ от 13 ноября 1942 г.). По воспоминаниям ветеранов, шоколад и конфеты, если где-то и были, то до фронта доходили очень редко.

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) №1357-551сс от 15 мая 1941 года и приказом Наркома обороны №208 от 24 мая 1941 года, с 1 июня в РККА впервые была введена новая Норма №1 военного времени в сухом пайке, в которую входили:

— Сухари ржаные — 600 г (хлеб черный);
— Концентрированная каша из пшена — 200 г;
— Концентрированный суп-пюре гороховый — 75 г;
— Колбаса полукопчёная «Минская» — 100 г;
— или вобла суховяленая/копчёная — 150 г;
— или сыр-брынза — 150 г;
— или суховяленое рыбное филе — 100 г;
— или мясные консервы — 113 г;
— или сельдь солёная — 200 г;
— Сахар — 35 г;
— Чай — 2 г;
— Соль — 10 г.

По воспоминаниям фронтовиков, такой сухпаек существовал только на бумаге. На самом деле, до получения американских консервированных продуктов, он состоял из сухарей да сахара, иногда дополнялся консервированной тушенкой.

С сентября 1941 года норма №1 была оставлена только для довольствия частей фронта, а для тыловых, караульных и войск, не входящих в состав действующей армии, были предусмотрены более низкие нормы довольствия. В это же время началась выдача водки частям действующей армии в размере 100 граммов в день на человека. Остальным военнослужащим водка полагалась только по государственным и полковым праздникам (около 10 раз в году). Женщинам-военнослужащим выдача мыла была увеличена до 400 граммов.

Производство концентрированного горохового супа-пюре на заводе им. А. Микояна.

Производство концентрированного горохового супа-пюре на заводе им. А. Микояна.

Тушенка и спички военного времени.

Тушенка и спички военного времени.

Нормы питания для бойцов и командиров Красной Армии в военное время были определены Постановлением ГКО № 662 от 12 сентября 1941 года и введены приказом Наркомата обороны №312 от 22 сентября 1941 года. Всего было установлено 10 норм суточного довольствия, в зависимости от того, где (на фронте, в тылу, внутри страны, в госпитале и т. д.) находится военнослужащий и в каком виде Вооруженных сил он служит. Надо сказать, что все годы Великой Отечественной войны эти нормы практически не менялись. Для летного и технического состава ВВС они были скорректированы в августе 1942 года, и в 1943 году было введено дополнительное питание для войсковой разведки.

Калорийность установленной основной нормы питания составляла 3450 ккал. Норма питания тыловых частей действующей армии – 2954 ккал; для частей, не входящих в состав действующей армии – 2822 ккал; караульных частей и тыловых учреждений – 2659 ккал; для военных училищ – 3370 ккал. Госпитальная норма питания – 3243 ккал.  Самым калорийным было питание летного состава — 4712 ккал. Лётчики получали  800 г хлеба, 190 г круп и макарон, 500 г картофеля, 385 г других овощей, 390 г мяса, 90 г рыбы, 80 г сахара, а также 200 г свежего или 20 г сгущенного молока, 20 г творога, 10 г сметаны, 0,5 яйца, 90 г сливочного, 5 г растительного масла, 20 г сыра, фруктовый экстракт и сухофрукты. Однако не секрет и то, что после одного боевого вылета пилот терял минимум килограмм веса. А в период интенсивных боев они делали по три-четыре вылета, после которых не все могли стоять на ногах. Свои нюансы были во флотском меню. Подводники регулярно ели квашеную капусту, соленые огурцы и сырой лук — эти продукты компенсировали дефицит кислорода. На крупных кораблях водился «домашний» хлеб, выпеченный прямо на борту.

Необходимо отметить, что питание военнослужащих всех категорий, кроме передовой, в действительности не отвечали заявленным нормам по калорийности. Голодали и во втором эшелоне, и в тыловых частях. Особенно доставалось курсантам военных училищ и различным военным курсам. За 3-6 месяцев учебы редко кто из них уверенно стоял на ногах. Как ни странно они рвались на фронт не Родину защищать, как нам десятилетиями политработники вдалбливали в головы, а нормально поесть хоть перед смертью.

Полевая кухня в тылу.

Полевая кухня в тылу.

Полевая кухня в тылу.

Полевая кухня в тылу.

Подробных указаний, как организовать питание в условиях боев не было, предлагалось действовать «по обстановке». Советское командование горячее питание старалось выдавать с наступлением темного времени суток, так легче было организовать его доставку на передовую. При этом хлеб выдавался сразу всей нормой на сутки, а в отношении горячего был принят порядок двухразового питания — утром и вечером. Горячее питание оба раза старались приготовить из двух блюд: суп и второе, чаще полужидкая каша с мясом. Горячая пища на передовую доставлялось в термосах. Чай на передовую, как правило, не возили, его или вовсе не было, либо готовили на месте. Заметим, что сытность или, наоборот, скудность реального рациона питания во многом зависела от условий места ведения боев. Если на кухню могли попасть «добытые» трофеи у противника или местного населения, значит, отмечали «праздник живота», если поставки ограничивались военным складом – жили впроголодь. Летом и осенью солдат выручал «подножный корм» — собранные по случаю овощи, зелень, фрукты, ягоды и грибы. Убитая на фронте или в тылу лошадь тоже шла в «приварок» для общего котла.

Зависело питание солдат от состояния боевых действий на фронте. Оборона, наступление или окружение непосредственно влияли  на питание бойцов. К примеру, наиболее тяжелые условия питания сложились на Ленинградском фронте, где зимой 1942 года солдатский рацион был урезан вдвое: на передовой получали 500 г хлеба и 125 г мяса в день, в тыловых частях — 300 г и 50 г. Лишь к весне подвоз продуктов по «Дороге жизни» через Ладожское озеро позволил создать недельные резервы и наладить фактическое исполнение норм.

В отличие от немцев, советские  ротные полевые кухни  запасов продовольствия на ближайшие сутки-трое, не имели. И если роты оказывались отрезанными от батальонных и полковых складов, с питанием возникали проблемы. Попытки же ввести в сухопутных войсках НЗ (неприкосновенный запас) по примеру немцев, закончились ничем, солдаты быстро находили предлоги съесть их загодя.

Дополнительное солдатское питание на передовой в Красной армии было введено только с начала 1943 года и исключительно бойцам войсковой разведки: 15 г сахара; 30 г сала; 100 г хлеба и 100 г водки (последняя только в дни выполнения боевых заданий).

Дополнительный офицерский паек или командирский доппаек  был введен приказом НКО СССР № 312 от 22 сентября 1941 года. Восьмой его пункт гласил: «Среднему и вышеначальствующему составу действующей армии, кроме летного и технического, получающего летный паек, отпускать бесплатно паек по нормам №№ 1 и 2 с добавлением в сутки на человека: масла сливочного или сала — 40 г, печенья — 20 г, рыбных консервов — 50 г, 25 папирос или 25 грамм табака в сутки и 10 коробок спичек в месяц». В реальной жизни состав командирского «приварка» мог быть разным и зависел и от снабженцев, и от военных обстоятельств. Нужно отметить, что и на фронте, и в резервных частях доппаек офицерам зачастую выдавался не ежедневно, а, так сказать, по мере накопления, обычно один раз в месяц: банку консервов в томатном соусе, пачку печенья, кусок масла или сала грамм 300–400. Как правило, младший офицерский состав делился своим доппайком со своими солдатами, иногда пересылал его в тыл родным.

Самым питательным и разнообразным сухим пайком был НЗ, предусмотренный пунктом 9 все того же Приказа № 312 от 12 сентября 1941 года на случай аварий и вынужденных посадок самолетов. В этом «пищевом  запасе»  на одного человека полагалось:

— молока сгущенного 3 банки;
— консервов мясных 3 банки;
— галет «крекер» 800 г;
— шоколада 300 г;
— сахара 400 г или вместо шоколада печенья 800 г.

Правда, время использования такого пайка определялось весьма философски – пока не выйдешь к своим.

Блюда, особенно на передовой, готовились нехитрые, зачастую повар произвольно мешал в котле мясо, крупы, овощи — все, что имелось под рукой. На выходе мог получиться кулеш (жидкая каша с мясом) или «овощной разброд».  Но даже на приготовление таких блюд уходило 3,5-4 часа. Около получаса надо было на то, чтобы растопить полевую кухню дровами, почти три часа — чтобы приготовить пищу из двух блюд на роту солдат. Притом кухню устанавливали в отдалении от линии огня, поэтому на «переброску» термосов с едой в окопы тоже требовалось время. Долгие бои ломали распорядок дня, а при быстром наступлении войск кухни и обозы не поспевали. Готовить еду на марше было нельзя, а ночью, когда продвижение останавливалось, командиры обычно запрещали разводить огонь, чтобы не выдать себя противнику. «Есть войны закон не новый: / В отступленье — ешь ты вдоволь, /В обороне — так ли сяк, /В наступленье — натощак», - отметил Александр Твардовский в поэме «Василий Теркин».

Загрузка горячей пищи в термос для передовой.

Загрузка  горячей пищи в термос для передовой.

Доставка горячей пищи на передовую в термосе.

Доставка горячей пищи на передовую в термосе.

Кроме банальной нехватки продуктов на фронте, еще одной причиной, по которой красноармеец недоедал, были злоупотребления интендантов. По пути от складов к боевым позициям продукты проходили через множество посредников, и часть непостижимым образом «терялась». Вот выдержки из рапортов инспекторских проверок полевых кухонь. Летом 1942‑го на Северо-Кавказском фронте: «Пища готовится однообразная, преимущественно из пищевых концентратов. Овощи в частях отсутствуют при наличии их на фронтовом складе». Тогда же,  на Южном фронте, бойцы жалуются «на жидкую и однообразную пищу, доставляемую им в остывшем состоянии», а вместо чая пьют «сырую воду с сахаром». В конце 1942 года инспекторов не удовлетворил рейд в 8‑ю гвардейскую стрелковую дивизию: кухни находятся «в антисанитарном состоянии»; бойцы «систематически недополучают» питание из-за «халатности и бесконтрольности» начальства»; «за октябрь-декабрь 1942 г. пищевая ценность в сутки на бойца составляла от 1800 до 3300 калорий»; «значительное количество продуктов недополучалось, хотя на фронтовом складе и армейской базе имелось достаточное количество продуктов всех ассортиментов». «Бойцы 238-й, 262-й стрелковых дивизий Калининского фронта во время марша в течение 3 – 5 дней получали по 200 – 250 г сухарей в сутки. Бойцы 32-й и 306-й стрелковых дивизий и 48-й механизированной бригады в течение пяти дней не получали даже хлеба». Прямые факты воровства обтекаемо назывались «не советским отношением к сохранению и расходованию продовольствия». Виновников понижали в должности, им отказывали в представлении к новым званиям, однако на месте не расстреливали, в котлах не варили, и даже в штрафбат не отправляли. Очевидно, что и проверяющие, и высшее командование «кормились» за счет выявленных нарушений. Злоупотребления продолжались и до конца войны, и после ее окончания.

Приготовление пищи в походных условиях.

Приготовление пищи в походных условиях.

Приготовление пищи в походных условиях.

Приготовление пищи в походных условиях.

В большинстве случаев  солдаты приветствовали выдачу сухпайка по «твердому курсу», т.е. когда его выдавали близко к установленным нормам. Он открывал широкий простор для бартерных сделок: суп за компот, вобла за картофель, хлеб за сахар, чай за табак… Кроме того, «сухпай» свободно конвертировался среди местного населения, зачастую менялся на алкоголь. Накапливая запасы, бойцы переходили к самообслуживанию. Считалось нормальным, что параллельно с работой полевой кухни личный состав разбивался по группам около собственных костров. Здесь начинались кулинарные импровизации: готовить, равно, как и обшивать себя, на фронте умел каждый, но те, кто особенно талантливо «колдовал» над котлом, пользовались популярностью среди сослуживцев. Готовую пищу делили на глаз — какие уж тут нормы.

Питание из сухпайка.

Питание из сухпайка.

Национальные особенности кухни также накладывали отпечаток на питание на фронте. Например, советские бойцы с уважением отзывались о немецких колбасах, шоколаде и супах-концентратах, однако с трудом принимали фруктовые пасты. Также позитивно отзывались об американских сосисках в банках, но кукурузная крупа осталась непонятой  «советскими гурманами». Повара пытались добавлять ее в хлеб, однако он становился хрупким и быстро черствел. Большинство солдат, будучи выходцами из сел, дома кукурузой кормили скот, и морально не могли перейти на такие харчи.

Вопрос банального голода в Красной Армии никогда не исследовался ни военными, ни журналистами. Статистика  не фиксировала  смерть от голода, записывали в документах дистрофию, которая практически не лечилась и, как правило, смерть наступала от истощения. Авитаминоз на фронте был массовым явлением. Так, весной 1942 дала о себе знать неразбериха с продовольствием в начале войны: не сделали вовремя запасов — к исходу зимы в стране фактически не осталось овощей. В результате из-за нехватки витамина C, в войсках началась эпидемия цинги. Бойцы целыми днями сосали хвойные противоцинготные брикетики, это немного помогало. У бойцов выпадали зубы, наступала куриная слепота. Красноармейцы страдали от заболеваний пищеварительной системы. В госпитали попадали целые дивизии. Из данных статистики это обнаружить сложно, но в мемуарах ветераны не скрывали таких фактов, вроде ж не военную тайну открывали. И хоть цензура тщательно чистила фронтовые воспоминания, многое и пропустила.

С осени 1943 года в ходе общего контрнаступления положение с обеспечением провизией на фронте заметно ухудшилось. Некоторые командиры решали продовольственный вопрос, посредством заготовки овощей, создавая в частях подсобные хозяйства. Еще летом 1942 года Наркомат обороны издал указ, по которому «для дополнительного питания войск» ответственные лица обязаны были заниматься сбором дикорастущих ягод, грибов, орехов, трав и корнеплодов, а также организовывать рыболовный и охотничий промысел, как в зоне боевых действий, так и на территории военных гарнизонов. Армия научилась сама себя кормить. В запасных частях начали заготавливать хлеб и овощи для тех, кто на передовой, обрабатывая обширные площади. Так, Брянский фронт в конце 1942 года покрыл 100% собственных потребностей в зерне и овощных культурах.

Чем ближе была Победа, тем меньше нареканий вызывала организация питания на фронте. Причин тому несколько. Во-первых, советская экономика успела перестроиться: были расширены посевные площади в Поволжье, Казахстане и на Южном Урале, открыты новые пищевые предприятия. В частности, на них скопировали немецкое ноу-хау — концентраты, или «пищевые таблетки». Во-вторых, советские войска отвоевали Украину, что сразу улучшило довольствие по плодоовощной части. В-третьих, ленд-лизовские поставки из США кормили почти треть армии. Кроме того, Красная Армия уже пересекала границу СССР, где несмотря на войну, было все-таки значительно сытней. Здесь уже солдаты могли хоть и нечасто, но полакомиться немецким мясом, чешским пивом, австрийскими десертами…

Советские концентраты (пищевые таблетки), выпускаемые в годы войны.

Советские концентраты (пищевые таблетки), выпускаемые в годы войны.

Говоря о питании РККА в годы войны, нельзя не остановиться на поставках продуктов в СССР по Ленд-Лизу, ведь практически все они шли на фронт, по крайней мере, по документам. В связи с реальной угрозой голода в стране в 1941 году, который  мог перекинуться и на армию, советское правительство было вынуждено обратиться за помощью к Союзникам. На Московской трехсторонней конференции (29 сентября — 1 октября 1941 г.), выработавшей первый из четырех Протоколов о поставках, Советский Союз запросил об отправке в его порты ежемесячно 200 тыс. т пшеницы, 70 тыс. т сахара и 1,5 тыс. т какао, что предполагало полное обеспечение этими продуктами 10-миллионной армии. Помимо муки и сахара, первые пароходы доставили высококалорийные обезвоженные или консервированные продукты. Они пришлись как нельзя, кстати, для пробивавшихся из окружения армий, но особенно для осажденного Ленинграда и городов Крайнего Севера. Потоки продовольствия в СССР шли и через Архангельск, и через  сухопутный и воздушный иранский и тихоокеанские мосты. Продукты поставлялись из США, Канады и Великобритании.

Помимо вышеуказанных продуктов Советский Союз получал маргарин, соевую муку и крупы, сыр и специально приготовленные питательные и легкие концентраты. Бойцы Ленинградского фронта, вспоминали, как  уходя в разведку, они получали толстые плитки горького американского шоколада, банки галет. Помнят они и вкус шоколада с говядиной, мяса индейки или курицы в шоколаде. Ячный порошок, хоть и не любили солдаты, но все, же он был лучше надоевшей советской перловки. Американцы поставляли борщ в пакетах, который производили специально для России по русским рецептам. США согласились поставлять животное масло, что привело к резкому удорожанию его на американском рынке. Это масло предназначалось для выздоравливающих в госпиталях русских солдат. В госпитали направлялись и фруктовые соки, консервированные, сухие и свежие фрукты, овощи, орехи и многое другое. Высоковитаминизированные продукты стали для многих солдат спасением от цинги  — бича армии. В СССР было направлено 25% всей производимой в США свинины, которая в основном поставлялась в виде тушенки, опять-таки, приготовленной по русским рецептам, поскольку подобное в Америке ее до сих пор не готовили. Реже — мясные консервы поставлялись виде консервированной колбасы, сосисок или бекона. Еще реже поступали мясные консервы из индюшатины.

Наборы ленд-лизовских продуктов чаще всего, попадавших на фронт.

Наборы ленд-лизовских продуктов чаще всего, попадавших на фронт.

Наборы ленд-лизовских продуктов чаще всего, попадавших на фронт.

Наборы ленд-лизовских продуктов чаще всего, попадавших на фронт.

Наборы ленд-лизовских продуктов чаще всего, попадавших на фронт.

142-граммовый (5-унций) пакет яичного порошка.

142-граммовый (5-унций) пакет яичного порошка.

Сгущёнка в 15-унциевой банке.

Сгущёнка в 15-унциевой банке.

Упаковка для сухого молока (порошкообразного).

Упаковка для сухого молока (порошкообразного).

Так выглядела знаменитая американская тушенка под ироническим названием «второй фронт».

Так выглядела знаменитая американская тушенка под ироническим названием «второй фронт».

Так выглядела знаменитая американская тушенка под ироническим названием «второй фронт».

Всего США, Великобританией и Канадой, по данным американских источников, отгружено в СССР с 22 июня 1941 года по 20 сентября 1945 года 4 915 818 тонн продовольствия, в т.ч.: Пшеница зерно 55 113 т;  Пшеничная мука – 638 796 т; Мука разных злаков  — 40 121 т; Зерновые продукты разных видов — 111 485 т; Сушеные горох, фасоль и прочие бобовые  — 263 419 т;  Сахар – 684 794 т;  Мясо сушеное -14 942 т;  Консервы  с тушеным мясом — 268 105 т; Мясные консервы — 467 684 т; Сало свиное – 296 430 т; Масло сливочное —  68 762 т;  Жир нутряной (лярд) – 308 991 т; Масло растительное  —  519 276 т; Молоко сгущенное  — 30 739 т; Молоко сухое  — 76 207 т;  Порошок яичный (меланж) —  116 195 т; Мука и крупа соевая —  71 045 т;  Кофе в зернах – 10 581 т. Указанного продовольствия было достаточно для питания более 10 млн. человек по основной норме №1 на протяжении всей войны.

Справедливости ради отметим, что основная масса помощи Союзников все-таки попадала на фронт. Однако часть оседала по дороге. Тыловое командование с первых дней поставок прочно сидело на заграничном питании. «Утерянное» при транспортировке продовольствие попадало на черные рынки, где стоило баснословных денег, но спасло какую-то часть гражданского населения от голода. Ну и отток «союзной помощи» в тыл тоже был – в основном офицеры, и особо «ушлые» солдаты отсылали посылки родным в тыл. Правда период посылок массово начался с конца 1944 года, когда армия вышла за границу СССР. Таким образом, Союзники, вольно или невольно, помимо армии кормили еще и население Советского Союза.

Питание немецких войск

Нормы питания в вооруженных силах Германии для каждого рода войск – Вермахта, Люфтваффе и Кригсмарине – были свои, однако особого различия между ними не было. Просто в  одних была больше выдача того или иного наименования продуктов. Базовым рационом считался рацион сухопутных сил. Следует отметить, что специальные войска типа парашютистов, горных стрелков, и т.д. питались по усиленным нормам. Такое же, специальное  питание имели и  войска СС.

В суточный основной рацион военнослужащего сухопутных сил Вермахта входили такие продукты: Хлеб – 750 г; Крупы – 8,6 г;  Макароны – 2,9 г; Мясо – 118,6 г; колбаса – 42,6 г; Сало-шпик – 17,2 г; жиры – 28,6 г; масло – 21,4 г; Маргарин – 14,3 г; Сахар – 21,4 г; Кофе – 15,7 г; Чай – 4 г в неделю; Какао-порошок – 20 г в неделю;  Картофель – 1500 г; Бобы – 365 г; Овощи – 142,9 г; Консервированные овощи – 21,4 г; Яблоки – 1 шт. в неделю; Огурцы соленные – 1 шт. в неделю; Молоко – 20 г в неделю;  Сыр – 21,6 г; Яйца – 3 шт. в неделю; консервы рыбные – 1 банка в неделю.

Чтобы сразу отмести всякие инсинуации в сравнении  с пайком РККА, отметим, что калорийность немецкого набора немного выше советского, и приблизительно равнялась пайку советского летчика – 3,6 -4,5 тысячи ккал. Однако, ассортимент продуктов, не идет ни в какое сравнение с советским, ни  в военные годы, ни даже в последние годы существования Советского Союза. Такой набор продуктов определялся не богатством  капиталистов, а трезвым экономическим расчетом – лечить солдата с авитаминозом значительно дороже, чем нормально кормить. Советы же, никогда не любили и не умели считать.

Немецкий продовольственный склад.

Немецкий продовольственный склад.

Во многих источниках указывают, что в Вермахте было организовано одноразовое  горячее питание. Однако, на самом деле это не совсем так. Немецкий завтрак был легким — солдатам выдавали 350 г хлеба и горячий кофе. Обед был обильным и включал в себя суп, зачастую на мясном отваре, второе мясное блюдо (гуляш, жаркое, битки, котлеты …) 1,5 кг отварного картофеля и овощной салат. На ужин солдат получал  400 г хлеба, кофе, жир для намазывания на хлеб (масло, маргарин или смалец) и 100 г колбасы, бекона, шпика или сыра. Таким было питание солдат в тылу, или на казарменном положении.

Немецкая полевая кухня.
Немецкая полевая кухня.

Немецкая полевая кухня.

Немецкая полевая кухня.

Обед в окопах.

Обед в окопах.

Обед в тылу.

Обед в тылу.

Полевой рацион солдата Вермахта существовал в двух вариантах: суточный рацион (Tagesration) и неприкосновенный рацион (Eiserne Portion). Первый представлял собой набор продуктов и горячей пищи, выдаваемых ежедневно солдату для питания, а второй — набор продуктов, частично носимый солдатом при себе, а частично перевозимый в полевой кухне. Он мог расходоваться только по приказу командира, если не представляется возможным выдать солдату нормальное питание.

Суточный рацион делился на две части:

— Продукты, выдаваемые в холодном виде (Kaltverpflegung): Хлеб — 750 г; Колбаса или сыр или рыбные консервы – 120 г; Джем или искусственный мед – 200 г; Жир – 80 г; Сигареты – 7 шт. или 2 сигары. По наличию  — дополнительно выдаются яйца, шоколад, фрукты.

 — Горячее питание (Zubereitet als Warmverpflegung): Картофель – 1 кг или 250 г свежих овощей или 150 г консервированных овощей; Макаронные изделия или крупа  – 125 г; Мясо – 250 г; Жир – 90 г;  кофе – 8 г; Чай – 10 г; Приправы (соль, перец, пряности) – 15 г.

Суточный  рацион, выдавался солдату один раз в сутки сразу целиком,  обычно вечером с наступлением темноты, когда возможно отправить подносчиков пищи в ближний тыл к полевой кухне. Холодные продукты выдавались солдату в руки, и он имел возможность сложить их в сухарную сумку. Горячее питание выдавалось так:  кофе во флягу, приготовленное  блюдо — суп или  картофель (макароны, каша) с мясом и жиром в котелок. Место приема пищи и распределение продуктов на питание в течение суток солдат определял самостоятельно.

Полный неприкосновенный рацион состоял из 250 г сухарей, 150 г овощного концентрата супа или консервированной колбасы, 20 г молотого кофе.

Пакеты с полным неприкосновенным рационом.

Пакеты с полным неприкосновенным рационом.

Набор из полного неприкосновенного рациона (консервы мясные, галеты, гороховый суп, кофе, сахар, соль).

Набор из  полного неприкосновенного рациона (консервы мясные, галеты, гороховый суп, кофе, сахар, соль).

Набор полного неприкосновенного рациона солдата Ваффен-СС (паштет из печени, растворимый кофе с молоком, печенье).

Набор полного неприкосновенного рациона солдата Ваффен-СС (паштет из печени, растворимый кофе с молоком, печенье).

При полевой кухне перевозилось два таких рациона на каждого солдата. При невозможности обеспечить полевую кухню продуктами  обычного суточного рациона командир мог отдать приказ либо выдать на сутки один полный неприкосновенный рацион в холодном виде, либо приготовить из консервов и концентрата супа горячее блюдо и сварить кофе. Кроме того, каждый солдат имел в сухарной сумке один сокращенный неприкосновенный рацион, состоящий из 1-й банки мясных консервов (200-300 г) и пакета твердых сухарей (125-150 г). Этот рацион расходовался только по приказу командира в самом крайнем случае, когда израсходованы рационы из полевой кухни или если более чем сутки невозможна доставка питания.

Вариант сокращенного неприкосновенного рациона.

Вариант сокращенного неприкосновенного рациона.

Суточный рацион на фронте по калорийности превосходил  рацион мирного времени или тыла и составлял 4500 килокалорий против 3600, но был проще по своему составу. Например, в нем полностью отсутствовали сахар, молоко, яйца, рыба, какао. Однако, по мере возможности, выдавались различные непредусмотренные нормами продукты. В рацион также были включены табачные изделия, которые в мирное время солдат был обязан приобретать за свой счет.

Маршгетранк (сухой лимонад) в картонных упаковках.

Маршгетранк (сухой лимонад) в картонных упаковках.

Консервированная колбаса.

Консервированная колбаса.

В большой банке - 1200 бульонных кубиков.

В большой банке — 1200 бульонных кубиков.

Сгущенное молоко.

Сгущенное молоко.

Ерзац-кофе.

Ерзац-кофе.

Немецким солдатам не возбранялось улучшение питания «за счет местных продовольственных ресурсов», но только за пределами имперской территории. На оккупированных  и союзных территориях закупаемое продовольствие должно оплачиваться либо по местным ценам (для союзных территорий), либо по ценам, устанавливаемым германским командованием (для оккупированных территорий). Это не относилось к району действия «Барбаросса» (территория СССР). Там изъятие продуктов осуществлялось в рамках продовольственных реквизиций,  под расписки командиров подразделений в ранге офицера. Изымаемые у местного населения для питания войск продукты в зачет натурального налога местного населения  не шли.

«Заготовка» продуктов на оккупированной территории.

«Заготовка» продуктов на оккупированной территории.

«Заготовка» продуктов на оккупированной территории.

«Заготовка» продуктов на оккупированной территории.

Походный колбасный цех.

Походный колбасный цех.

В немецких вооруженных силах никакой разницы в нормах питания для солдат и офицеров не существовало. Однако, как и в армии любой страны, старшие офицеры и генералитет «столовались» отдельно и совершенно другим набором продуктов. Рассказы о том, что немецкий генерал мог питаться с солдатского котла, такая же чушь, как и о высокой культуре и цивилизованности немцев и т.д. и т.п. Конечно, и немецкий генерал, и советский, и американский мог откушать солдаткой похлебки, или погрызть сухарик на ужин. Мог бы, кто ж ему запретит. Если бы захотел. Но не хотели генералы солдатские щи хлебать и жевать жесткую колбасу. И положение, и возможности, позволяли если не с серебра, то хотя бы с нормальной тарелки, употреблять более качественную пищу в сравнении с солдатской. И гоняли за ней и автомобили на сотки километров, и самолеты летали на тысячи километров. И считалось это вполне нормальным явлением и у Гитлера, и у Сталина, и у Рузвельта. Возили генералы за собой и персонального повара, и ординарца с адъютантом. Некоторые умудрялись таскать за собой и подсобное хозяйство. Понятно, что чем тяжелее и больше звезды на погонах, тем больше были возможности и изысканней кухня. Но и  майоры с полковниками не сидели на солдатском пайке. Справедливости ради, отметим, что в любой армии были исключения и среди генералов, которые если и не ели с солдатского котелка, то и «кофе с молоком» в постель не требовали. Но таких были единицы.

В тылу для офицеров организовывались, так называемые, «казино» — столовые, где за плату они могли получать питание и выпивку, выходящие за рамки армейского пайка. Солдатам и унтер-офицерам  вход в них был запрещен. Солдатам не запрещалось покупать продукты в магазинах, однако для этого нужны были продовольственные карточки, которые выдавались только гражданскому населению. Если из дому солдату их присылали – значит, он мог их реально отоварить.

Танкисты во время наступления получали дополнительный паек: 200 г консервированной свинины или сала-шпик, 25 г прессованного кофе, 15 г натурального кофе в зернах, 10 г сахара. Позднее в доппаек включили еще: 50 г шока-колы, 25 г шоколада или 30 г шоколадных конфет, 80 г леденцов или 50 г виноградного сахара (глюкозы).

Дополнительный рацион танкистов.

Дополнительный рацион танкистов.

Дополнительный рацион танкистов.

Шоколад для танкистов – «Panzerschokolade» и «Scho-ka-kola».

Шоколад для танкистов – «Panzerschokolade» и  «Scho-ka-kola».

Особо следует отметить специальный шоколад, который получали танкисты в доппайке. Это был либо «Panzerschokolade» либо «Scho-ka-kola. Первый содержал в себе первитин (метамфетамин). Это наркотик, действие которого проявляется в ощущении счастья  и благополучия, прилива уверенности, бодрости, гиперактивности. Действие длится до  6-8 часов. Второй содержал в себе значительное количество кофеина (в основном из орехов колы). Обладал ярко-выраженными тонизирующими свойствами, активизировал  мышечную энергию, стимулировала сердечную деятельность и активность центральной нервной системы.  В общем, подстегивал человеческий организм.

Дополнительный рацион существовал и  для горных и лыжных подразделений. Он  выдавался солдатам в условиях нахождения личного состава в горных условиях, либо зимой  при ведении подвижных боевых действий в снегу. В него входили: 180 г кексов (две упаковки), 200 г мясных консервов (1 банка), 200 г шока-колы (4 плитки по 50 г), две упаковки виноградного сахара (глюкозы), 150 г (2 упаковки) сухого лимонада, 6 сигарет.

Рацион для горных частей и лыжников.

Рацион для горных частей и лыжников.

Рацион для горных егерей.

Рацион для горных егерей.

Также существовал автономный рацион разведчиков. Он выдавался взамен основного пайка разведчикам и дозорным,  которые не имели возможности получать обычный рацион из полевой кухни. В него входили: 450 г хрустящих хлебцов (1 упаковка), 180 г мясных консервов (1 банка), 25 г прессованного кофе (1 пакет),100 г колбасы, 75 г масла сливочного (1 упаковка), 50 г глюкозы (1 упаковка), 50 грамм шока-колы (1 плитка),12 сигарет.

Для парашютистов был установлен неприкосновенный 3-дневный паек. Он выдавался  в парашютно-десантных подразделениях взамен общеармейского  неприкосновенного  рациона. Расходовался во время десантных операций, если оказывалось невозможным организовать нормальное питание или питание за счет 6-дневного автономного рациона. Нормы указаны на 1 солдата на 3 дня: 500 г  консервированной колбасы (2 банки), 400 г мясных консервов (2 банки), 90 г кексов (1 упаковка), 25 г прессованного кофе (1 пакет),100 г глюкозы (2 пакета),100 г шоколада (1 плитка), 1 упаковка лимонной кислоты.

Трехдневный паек для парашютистов.

Трехдневный паек для парашютистов.

Автономный  6-дневный паек парашютистов выдавался  на время десантной операции. Нормы указаны на 1 солдата на 6 дней: 1500 г мясных консервов (в банках по 200, 400 или 800 г), 2000 г не черствеющего хлеба (6 пакетов),750 г сухарей, 300 г глюкозы (6 пакетов), 200 г сахара, 450 грамм прессованного кофе (18 пакетов), 600 грамм шока-колы (12 плиток), 6 упаковок лимонной кислоты, 600 г коньяка.

Шестидневный паек парашютистов.

Шестидневный паек парашютистов.

Пилотам Люфтваффе был положен дополнительный паек, который выдавали после полета. В него входили: 25 г шоколада, 25 г кофейных зерен, 2 упаковки сладостей, 1 кекс из сухих фруктов и бисквиты. Моторизованным частям могло выдаваться до трех дополнительных «порционов», вдобавок к обычному НЗ, так как они были мобильными и иногда отрывались от своих снабженцев на приличные расстояния. Их рацион состоял из 850 граммовой банки мясорастительных консервов, 500 граммов кнакебротов, шоколадки и сухого лимонада.

Доставка бачков с едой на передовую.

Доставка бачков с едой на передовую.

Основным методом организации горячего питания  солдат Вермахта в полевых условиях  было приготовление пищи поварами в ротных полевых кухнях с последующей раздачей либо непосредственно в солдатские котелки, либо в термоса для доставки  в подразделения, находящиеся на удалении от кухни, солдаты которых по условиям обстановки не могут лично получить питание из кухни. Вместе с тем, предусматривалось приготовление пищи солдатами самостоятельно в солдатских котелках в тех случаях, когда нормальная готовка в полевых кухнях по каким либо причинам невозможна или нецелесообразна. Заметим, что как и в одном, так и в другом случае пища готовилась в основном из свежих продуктов. Для приема горячей пищи  каждый солдат располагал  котелком, флягой с кружкой и столовым прибором.

Официальных документов о выдаче спиртного в Вермахте нет, но по воспоминаниям фронтовиков, алкоголь в окопах присутствовал. Бесплатный  — перед атакой, платный – в тылу.

Алкоголь на фронте.

Алкоголь на фронте.

Алкоголь на фронте.

Обращает на себя внимание, что часть мясных немецких консервов была оборудована устройством для химического саморазогревания. Такие банки состояли из двух частей – нижней малой и верхней большой. На нижней —  была нарисована стрелка, куда следовало крутить для запуска процесса разогрева. Поворотом днища банки вводятся в соприкосновение негашеная известь и вода. В результате реакции — нагрев. Через несколько минут содержимое банки  имело температуру 50-60 градусов. При этом не расходовалось топливо, не было демаскирующего дыма. Примечательно, что изобретателем данного вида упаковки консервов был русский инженер Федоров в 1897 году.  В 1915 году русская армия начала получать эту тушёнку в окопах, правда в небольших количествах. В РККА, скорее всего такими «мелочами» не утруждались, а немцы активно применяли русское изобретение. Подобными консервами пользовались на подводных лодках, разведчики, горные стрелки и прочие подразделения.

Как и чем кормили на фронте. Часть 2

Все публикации