Интернированные в США

Интернирование во время войны является парадоксом цивилизации или беззаконием на основе международного права. Суть проблемы лежит в том, что принудительное переселение людей является произволом власти, попранием прав человека. В тоже время, режим интернирования был оговорён Гаагскими конвенциями 1907 года о правах и обязанностях нейтральных держав в случае войны. Затем, процедуры интернирования были закреплены Женевской конвенцией 1929 года, и даже сегодня интернирование регулируется Женевской конвенцией 1949 года «О защите гражданского населения во время войны». Таким вот образом человечество пытается проложить мостик через пропасть между цивилизацией и дикостью.

Интернирование активно применялось многими странами во время Первой мировой войны: Германией, Россией, Финляндией, Польшей и даже США. Не отказались от этого процесса «защиты» населения и во время Второй мировой. Многим известно массовое принудительное переселение в странах оккупированных Германией и «переселение народов» в СССР. Немногие знают и о послевоенных «передвижениях» народных масс в Европе. Ну а интернирование в «образце демократии», как нам многие годы преподносят США, вообще кажется немыслимым. Да и в самих Штатах о нем уже никто не помнит, за исключением тех, кто попал под «каток репрессий». Об этих забытых событиях в «самой демократической» стране мира и будет наш рассказ.

Обстановка в Штатах накануне интернирования

До трагедии в Перл-Харборе простые американцы не очень-то и хотели воевать, хотя у военных «чесались» кулаки, а промышленники «изнемогали» от жажды скорой наживы. Как не странно, но американцы даже симпатизировали Гитлеру за его социалистические устремления. К японцам, особенно проживавшим на территории США, американцы относились так же, как и к своим чернокожим, т.е. как людям второго сорта. Многим покажется сегодня диковинным, но еще в 80-х годах прошлого века, т.е. 40-50 лет назад, в США чернокожих называли «неграми», а на многих публичных заведениях красовались таблички – «только для белых». Другими словами, расистские настроения в Америке в преддверии войны были на «должном» уровне, поэтому и к воевавшей на Тихом океане Японии была стойкая неприязнь, которая после позора Перл-Харбора переросла в национальную ненависть. Этому активно способствовала и оголтелая антияпонская пропаганда. Штаты буквально были заклеены миллионами пропагандистских плакатов, ни одна газета или журнал не выходили без  кричащих карикатур на «япошек».

Обычные антияпонские плакаты.

Обычные антияпонские плакаты.

Обычные антияпонские плакаты.

Журнальная карикатура.

Журнальная карикатура.

В такой атмосфере американцы «не увидели» нарушение гражданских прав в составлении ФБР «Списков предварительного задержания» (CDI) на американских граждан, иностранцев из вражеских держав и представителей других народов, используя данные переписи населения. Кстати, Бюро переписи населения США до 2007 года, с упрямством строптивого осла, отрицало незаконную передачу конфиденциальной информации ФБР.

28 июня 1940 года  в США был принят закон «О регистрации иностранцев». Среди других норм, статья 31 требовала регистрации и снятия отпечатков пальцев со всех иностранцев старше 14 лет, а статья 35 обязывала их сообщать в течение 5 дней об изменении адреса. В последующие месяцы около 5 миллионов иностранцев по всей стране зарегистрировались в почтовых отделениях. И эти нормы «свободолюбивыми» американцами были приняты без возмущения.

В такой обстановке, население США, после атаки на Пёрл-Харбор в декабре 1941 года, с  яростным одобрением встретило инициативу генерал-лейтенанта Джона ДеУитта, командующего Западным Военным округом, о проведении операций по поиску и задержанию японских иммигрантов, чтобы не позволить им связываться по радио с японскими кораблями. Однако Департамент юстиции отказался выдавать ордера на аресты без достаточного обоснования, а ФБР заключило, что подобной угрозы безопасности не существует. Федеральная комиссия связи сообщила, что страхи армейского командования безосновательны. Но подорванную военными  лавину ненависти к японцам уже было не остановить.

Генерал Джон ДеУитт.

Генерал Джон ДеУитт.

Ко 2-му января 1942 года, Объединённый Комитет по Иммиграции Законодательного Собрания Калифорнии разослал в местные газеты манифест, вобравший в себя «исторический список обвинений против японского народа, который, как говорится в манифесте, абсолютно не способен ассимилироваться». «Этот документ утверждал, что все люди японского происхождения верны только Императору, и обвинял японские школы в насаждении идей о японском расовом превосходстве». Манифест поддержала организация «Настоящие сыны и дочери золотого запада» и калифорнийский отдел Американского Легиона, который потребовал в январе, чтобы все японцы с двойным гражданством были отправлены в концентрационные лагеря.

Местные гражданские и военные власти проявляли беспокойство по поводу лояльности этнических японцев, хотя оно и казалось вызванным скорее расовыми предрассудками, чем реальной угрозой. Под сомнение ставилась и лояльность американцев японского происхождения. ДеУитт много раз повторял для газет: «Япошка — это всегда япошка». Выступая перед Конгрессом он заявил: — «Я не хочу, чтобы кто-нибудь из них (люди японского происхождения) был здесь. Они — опасный элемент. Нет способов, чтобы определить их лояльность… Не имеет никакого значения являются ли они американскими гражданами — они всё равно японцы. Американское гражданство не говорит о лояльности. Мы всегда должны проявлять беспокойство по поводу японцев, пока они не стёрты с лица Земли».

Интернирование японцев поддержали белые фермеры побережья, где японцы были конкурентами американцев в производстве сельхозпродукции. Американские газеты печатали явно расистские высказывание многих видных политиков. Страну охватил массовый психоз страха перед японцами, успехи которых на Тихом океане, делали их в глазах американцев непреодолимой силой.

Под давлением военных, которым мерещился призрак огромных японских шпионских сетей, и стараясь успокоить страх населения, вызванный перестаравшейся государственной машиной пропаганды, Рузвельт в соответствии с «законом о враждебных иностранцах» издал президентские указы №2525, №2526 и №2527, которые объявляли всех немцев, итальянцев и японцев враждебными иностранцами. Информация из «Списка предварительного задержания» использовалась для обнаружения и заключения под стражу людей японской, немецкой и итальянской национальности.

Президентский указ №2537, изданный 14 января 1942 года, предписывал всем иностранцам сообщать в ФБР о любом изменении места жительства, места работы или имени. «Враждебным иностранцам» запрещалось посещать зоны с ограниченным доступом. Нарушители подвергались «аресту, заключению и интернированию до конца войны».

19 февраля 1942 года Рузвельт подписал Чрезвычайный указ № 9066, по которому военные получали право объявлять различные районы страны по своему усмотрению «военной зоной», откуда могли быть выселены любые лица. В общей сложности в «зоны выселения» вошло около трети территории страны. Толи страх военных зашкаливал, толи разум затмила расовая ненависть, толи желание мести за поражения руководили генералами.

2 марта 1942 года граждане японского происхождения были уведомлены, что они подвергнутся выселению из «военной зоны № 1» (в 100 милях от побережья).

11 марта было создано Управление по охране собственности иностранных граждан, которое получило неограниченные полномочия по своему усмотрению распоряжаться собственностью иностранцев.

24 марта в военных зонах для подданных враждебных государств и граждан японского происхождения был введён комендантский час.

27 марта японцам было запрещено покидать «военную зону № 1».

3 мая всем лицам японского происхождения уже было запрещено ждать выселения дома, а приказано переселиться на сборные пункты для ожидания переезда в «центры перемещения».

Процесс интернирования

И так, процесс переселения с Западного побережья происходил с марта по октябрь 1942 года включительно. В основном выселяли из Калифорнии, западной части Орегона и Вашингтона, а также из Южной Аризоны. Всего было интернировано почти 135 тысяч человек, из них немногим более 120 тысяч японцев, 11 тысяч немцев и 3 тысячи итальянцев. Считается, что среди интернированных было от 62 до 80 % граждан США.  Остальные уже долгие годы жили в Америке, но были лишены права получить гражданство специальными законами, которые запрещали давать американское гражданство азиатам. Около 10 тысяч японцев, как правило, состоятельные люди, после беглой проверки в ФБР, смогли переехать в другие районы страны, тем самым, избежав содержания в лагерях. Многие из переехавших добровольно, бросили свой бизнес, недвижимость и другие активы, на компенсацию которых впоследствии потеряли право.

Погрузка интернированных в автобусы.

Погрузка интернированных в автобусы.

Интернированные лица сначала направлялись в один из 17 «Гражданских сборных пунктов», где большинство ожидало перевода в постоянные места заключения, которые ещё только строились недавно созданным «Военным управлением по перемещению». Некоторые прибывшие в сборные пункты, не были направлены в лагеря, но были отпущены при условии их проживания вне запрещенных зон пока приказ о выселении не будет изменен или отменен. Однако их число было весьма незначительным.

Выселение американцев японского происхождения, которые были важной составной частью сельского хозяйства на западном побережье, привело к нехватке рабочих рук, которая была еще обострена призывом многих американцев в вооруженные силы. Этот вакуум ускорил массовую иммиграцию в Соединённые Штаты мексиканских рабочих, которые должны были заполнить эти рабочие места. Это движение стало известно как Программа Брасеро. В качестве меры по борьбе с нехваткой рабочей силы, многие интернированные японцы были даже временно выпущены из лагерей для того, чтобы убрать урожай.

Процесс перемещения интернированных был организован весьма «демократично», не сравнить с перевозкой в скотовозах немцами или советами. Получив извещение о выселении, интернированный или семья интернированных были обязаны в течении двух дней продать свои активы, собрать пару десятков килограмм личных вещей багажа и сдать их для отправки на сборный пункт. А далее самостоятельно, за свой счет следовать на указанный в предписании, сборный пункт для распределения по лагерям. Был и иной путь доставки – автобусами или грузовиками прямо в лагерь.

Японская семья, получившая специальные бирки перед переселением.

Японская семья, получившая специальные бирки перед переселением.

Отправка «враждебных иностранцев» на сборные пункты.

Отправка «враждебных иностранцев» на сборные пункты.

Граждане США японского происхождения из Редондо Бич перед отправкой в лагеря для интернированных.

Граждане США японского происхождения из Редондо Бич перед отправкой в лагеря для интернированных.

Закономерно возникает вопрос – могли ли японцы избежать выселения, затаиться, спрятаться? Увы! Американцы настолько были настроены против японцев,  настолько «прониклись» решением Президента,  что о любом «монголоиде», увиденном на улице, сразу доносили в полицию. А уж о соседях-японцах и говорить не приходится. Поэтому сотни японцев добровольно часами стояли в очередях для регистрации своей безысходности перед интернированием. Игнорирование регистрации грозило тюрьмой.

Граждане США японского происхождения стоят в очереди на регистрацию перед отправкой в лагерь для интернированных.

Граждане США японского происхождения стоят в очереди на регистрацию перед отправкой в лагерь для интернированных.

Сформированное Управление по охране собственности иностранных граждан, которое могло распоряжаться всем имуществом интернированных людей по своему усмотрению, вскоре «заморозило» счета японцев на миллионы долларов. Здания и сооружения хотя и были внесены в специальные реестры, за прошедшие годы обветшали и обесценились, имущество постепенно разграбили мародеры. «Священное» американское право на частную собственность потерпело фиаско.  В 1944 году  «дала трещину» и Конституция. Верховный суд США подтвердил «конституционность» интернирования, аргументировав это тем, что ограничение гражданских прав расовой группы допустимо, если того «требует общественная необходимость». Вопрос насильственного удержание граждан в лагерях без приговоров суда, Верховный суд не стал даже рассматривать.  «Свобода» человека  оказалась совсем не тем, чем так гордились американцы.

Необходимо отметить, что в годы войны ни одного факта участия американских японцев в разведывательной или подрывной деятельности так и не было выявлено.

Японец забивает двери своего магазина перед отправкой в лагерь для интернированных.

Японец забивает двери своего магазина перед отправкой в лагерь для интернированных.

Фермер готовится к выселению. Калифорния.

Фермер готовится к выселению. Калифорния.

Система лагерей

Для интернированных граждан была создана целая сложноподчиненная военно-административная система. В ведении Западной администрации по гражданскому контролю (Western Civilian Control Administration) было 18 «центров сбора» (Assembly Centers). Они предназначались для временного содержания людей, т.е. до тех пор, пока для них построят лагеря. Здесь их распределяли по лагерям постоянного пребывания, после чего перевозили  в «центры перемещения» на поездах, грузовиках или автобусах.  «Центры перемещения» (Relocation Centers) находились в ведении Военного управления перемещений (War Relocation Authority). Существовало 10 таких лагерей, где собственно и содержалась основная масса интернированных. Так, в лагере «Manzanar» (Калифорния) содержалось 10 тыс. чел.; в лагере «Tule Lake» (Калифорния) содержалось  19,9 тыс. чел.; в «Poston» (Аризона) – 17,8 тыс. чел.; в «Gila River» (Аризона) – 13,3 тыс. чел.; в «Granada» (Колорадо) – 7,3 тыс. чел.; в «Heart Mountain» (Вайоминг) – 10,8 тыс. чел.; в «Minidoka» (Айдахо) – 9,4 тыс. чел.;  в «Topaz» (Юта) – 8,1 тыс. чел.; в «Rohwer» (Арканзас) – 8,5 тыс. чел.; в «Jerome» (Арканзас) – 8,5 тыс. чел.

Лагерь «Granada» в штате Колорадо.

Лагерь «Granada» в штате Колорадо.

Первые поселенцы лагеря «Манзанар».

Первые поселенцы лагеря «Манзанар».

Содержались интернированные и в девяти временных лагерях подчиненных Министерству юстиции официально называвшимися лагерями для интернированных (Internment Camps). В них под стражей размещали подозреваемые в совершении преступлений или в «симпатиях к врагу». Иногда японцы содержались в лагерях для интернированных немцев и латиноамериканцев. Один из лагерей  — лагерь «Tule Lake» представлял собой место содержания лиц, которых считали представлявшими опасность. Он также являлся «центром сегрегации» для нелояльных и предназначенных для депортации в Японию граждан.

Схема размещения некоторых лагерей для интернированных и других учреждений «администрации по перемещению из военной необходимости» на западе США.

Схема размещения некоторых лагерей для интернированных и других учреждений «администрации по перемещению из военной необходимости» на западе США.

Были в системе лагерей и три небольших изоляционных лагеря, которые фактически являлись исправительно-трудовыми колониями строгого режима и находились под патронатом военной контрразведки. Здесь содержались интернированные, которые потенциально могли сотрудничать с врагом или в отношении их имелись такие подозрения. К примеру, к таким лицам были отнесены сотрудники дипломатических миссий, моряки загранплавания, летчики, лица, побывавшие ранее в воющих странах сейчас, специалисты в радиотехнике и прочие категории неблагонадежных людей, по мнению военных. При этом никто из них не был осужден даже формально, даже по фиктивному обвинению, как это делали Гитлер или Сталин. Им даже подозрение о преступлении не предъявлялось. Достаточным основанием для помещения в лагерь была национальность: японец, немец, итальянец. Искупали они свою «вину» до конца 1946 года тяжелой физической работой на стройках. Данные о количестве таких заключенных, их смертности до сих пор засекречены. А о их существовании стало известно лишь после публикаций воспоминаний некоторых из заключенных, покинувших США. В будущем, когда интернированных в США опять признают за полноценных граждан и выплатят им компенсации, перед заключенными этих лагерей даже не извинятся. Более того, они до кончины своей так и будут находиться под надзором ФБР.

«Центры перемещения» на бумаге, а по сути концлагеря.

«Центры перемещения» на бумаге, а по сути концлагеря.

«Центры перемещения» на бумаге, а по сути концлагеря.

Необходимо отметить, что специально для преступников, из числа интернированных, было выделено три федеральные тюрьмы в штатах Вашингтон, Канзас и Аризона. Кроме того, в распоряжении военных находилось 18 небольших лагерей, которые выполняли  функции центров сбора  еще в 18-ти штатах страны.

Среди японцев, оказавшихся в лагерях, дети в возрасте до 16 лет составляли 28 процентов. Стоит отметить, что «японцами», согласно установленным в тот период в США правилам, признавались все, кто имел 1/16 долю японской крови.

Помимо японцев,  итальянцев и немцев под процедуру интернирования попало и незначительное число еврейских беженцев из Германии, хотя большинства их, самые строгие меры не коснулись. Известны случаи, когда суда с беженцами-евреями отправляли обратно в Германию, где они попадали в нацистские концлагеря. Но об этом в «демократическом» обществе вообще не принято вспоминать. Да и сами евреи претензий к богатым родственникам не предъявляют.

Условия жизни в лагерях

Лагеря для интернированных были построены на протяжении марта-октября 1942 года гражданскими подрядчиками по образцу военных бараков, что делало их малопригодными для скученного семейного проживания. В основном, все  они располагались в пустынях или индейских резервациях. Другими словами, подальше от цивилизации. Согласно докладу Военного управления по перемещению от 1943 года интернированные лица были размещены в «бараках простой конструкции, покрытых толем, без водопровода, канализации и кухонь». Отопление осуществлялось дровяными печами (буржуйками). Спартанские условия не нарушали международного законодательства, но оставляли желать лучшего. Например, Центр для перемещенных лиц «Харт Маунтен» на северо-западе Вайоминга был лагерем, окруженным колючей проволокой, с общим туалетом, койками вместо кроватей и бюджетом в 45 центов на человека в день. Так как большинство интернированных было выселено из своих домов на западном побережье без заблаговременного уведомления и не ставилось в известность об окончательном местоназначении, многие не взяли одежду, подходящую для вайомингских зим, когда температура часто опускалась ниже −20 градусов Цельсия.

Другой лагерь «Тьюл Лэйк» располагался в районе города Ньюэлл в северной Калифорнии. Под территорию лагеря было выделено около 3 кв. км земли. Примерно половину, из которой занимали поля. «Тьюл Лэйк» состоял из 570 бараков, предназначенных для жилья и более 400 бараков общего назначения. В лагере содержалось 18,7 тысяч человек, в т.ч. 800 немцев и 200 итальянцев.

Лагеря были окружены колючей проволокой и охранялись вооружённой военной полицией. Известны случаи, когда охранники стреляли в пытавшихся выйти за пределы территории лагеря. По официальным данным при попытке побега погибло 12 человек. Имелись случаи смертей интернированных от обморожения и в результате не оказания квалифицированной медицинской помощи при заболевании, но, если верить официальным данным, массового характера они не носили. По неполным данным в десяти лагерях было зарегистрировано 1 862 случая смерти. Точных данных о количестве погибших до сих пор не обнародовано.

Обогрев в бараке. Лагерь «Tule Lake».

Обогрев в бараке. Лагерь «Tule Lake».

«Квартира» в бараке лагеря « Мансанар».

«Квартира» в бараке лагеря « Мансанар».

Обычно члены одной семьи проживали вместе в бараке. Комнаты между семьями, как правило, отделялись тканевыми занавесками, простынями. «Везучие», устраивали перегородки из фанеры. Из «государственной мебели» были выделены только солдатские кровати. Остальное – заключенные делали сами из подручных материалов. На питание одного человека в лагере, в зависимости от строгости режима, выделялось от 40 до 48 центов в день. Если бы заключенные не организовали подсобные хозяйства по выращиванию овощей и зелени, кур, свиней и прочей живности, не многие бы дожили до дня освобождения, особенно старики и дети. Все совершеннолетние были обязаны трудиться минимум 40 часов в неделю, если работали на лагерном предприятии (швейное, деревообрабатывающее и т.п). Если же заключенный трудился в подсобном хозяйстве лагеря (свиноферма, куриная ферма, теплицы или на полях) или в сфере обслуживания (кухня, прачечные, дворники), рабочий день не нормировался и длился практически круглые сутки с перерывом на сон и питание. Ударникам труда предоставлялись дополнительные выходные. В лагерях оплачивалась работа заключенных, только если они были сертифицированными специалистами (врачи, учителя, электрики, механики), необходимыми в данный момент. К примеру, медсестра из интернированных получала зарплату от 17 до 20 долларов в месяц. В то время, когда ее коллега, привлеченная с «гражданки» имела зарплату от 150 долларов. Однако гражданских, желающих работать в лагерях, было слишком мало, из-за отрицательного общественного мнения в отношении интернированных. В каждом лагере были импровизированные кинотеатр, больница, школа, детский сад, Дом культуры. Поскольку это все размещалось в бараках, оборудовалось самодельным инвентарем и оборудованием, то свое назначение оправдывало лишь номинально, хотя и было определенной отдушиной для заключенных.

Никакого активного сопротивления в процессе интернирования японцы не оказывали. Символом этого процесса стала фраза «Сиката га най» (ничего не поделаешь). Это касалось даже лагеря в Вайоминге, где японцам пришлось приспосабливаться к холодным зимам при отсутствии зимней одежды.

На все количество интернированных было выделено всего 87 врачей, что в два раза было ниже и так мизерных нормативов, установленных международными правилами,  и 137 медсестер, что было в 4 раза меньше нормы. Поэтому врачи успевали оказывать услуги лишь в части хирургии и акушерства. За время выселения в лагерях родилось более 6 тысяч детей. Остальные болезни лечились самолечением. Переполнение лагерей и антисанитарные условия в них приводили к постоянным пищевым отравлениям и вспышкам эпидемии дизентерии. Лагеря были ограничены в снабжении жизненно важными медикаментами, хирургическим инструментом и стерилизационным оборудованием. Где было возможным, медицину заменяли народные целители и гомеопатия.

В лагерях находилось более 30 тысяч детей школьного возраста,  для которых были созданы подобия учебных заведений. Эти школы тяжело было назвать образовательными, скорее местами для содержания детей, на время занятости родителей на работах. Школы находились в приспособленных бараках и были переполнены. Школьные комнаты отделялись друг от друга тонкими деревянными щитами, что затрудняло проведение занятий. Недоставало столов,  стульев, учебников, учебного оборудования.  Библиотеки  отсутствовали совсем. Обучение велось строго на английском языке, родной язык разрешалось использовать лишь дома.  Но главное, не было сертифицированных учителей. К примеру, в лагере «Рохер» в Арканзасе на  2 339 детей было лишь 45 учителей. Численность детей в классах достигала 60-70 детей. Основой учебных программ в таких школах было навязывание американского патриотизма, прививание навыков скаута.

Спорт в лагерях приветствовался. Заключенные, в основном занимались бейсболом и футболом. Вершиной спортивного праздника, как и в любом концлагере, были соревнования команд заключенных с охранниками.

Необъяснимым парадоксом отношения американского Правительства к интернированным является набор их в армию. Получалось, что мирные японцы в условиях обычной гражданской жизни представляли опасность американскому обществу, а с оружием в руках – нет. Пик военной мудрости! Примером такой неадекватности служат решения американских военных. В случае не прохождения японскими добровольцами медицинской комиссии, их отправляли обратно в лагеря интернированных. Для американских японцев был даже создан специальный 442-й пехотный полк. В него набирали японцев американского происхождения второго поколения. За годы войны в нем прошло службу около 14 тысяч японских мужчин и женщин, из которых почти 10 тысяч были награждены правительственными наградами, а сам полк был удостоен 8-ми благодарностей Президента. И ни одного случая предательства или сдачи в плен!

Еще более неадекватными выглядят действия руководства концлагерями, которые провели анкетирование заключенных на предмет лояльности к США. Такая дурь не приходила в голову ни нацистам, ни большевикам, считавшимися непревзойденными специалистами в репрессиях собственного населения. Так вот, среди 27 «умных» вопросов были и два вопроса, которые в сжатом виде звучат так. Пойдете ли вы в армию? И будете ли воевать против своих бывших соотечественников? Всех, мужчин призывного возраста дважды ответивших «нет» — упекли в лагеря строгого режима, посчитав их особо опасными лицами для Америки.

И это все творилось на территории континентальной Америки. За ее пределами «чудеса» военных требуют отдельного повествования, ибо вели они себя там, как средневековые пираты, хватая на улицах всех азиатов подряд, для будущего обмена пленными с японцами.

Воины 442-го полка во Франции в конце 1944 года.

Воины 442-го полка во Франции в конце 1944 года.

Воины 442-го полка во Франции в конце 1944 года.

Большая часть интернированных японцев пыталась доказать свою лояльность Америке ударным трудом. В результате в середине 1944 года были освобождены около 20 тысяч человек, которым до окончания войны запрещалось селиться в приморских городах США. Если большинство интернированных приняло свою участь смиренно, то более 5,6 тысяч человек приняли решение отказаться от  такого «гражданства» США. 1 327 из них до окончания войны успели репатриировать в Японию, в результате чего покорная японская диаспора США объявила их «предателями». Несколько японцев пытались оспаривать правомочность своего интернирования в судах, но судебные органы в большинстве случаев встали на сторону правительства.

 Государственные чиновники к середине войны уже начали понимать, что военные явно «перегнули палку» с выселением японцев. Поэтому начали разворот пропагандистской машины в другую сторону. Оказалось, это не японцы представляли опасность для Америки, а антияпонские настроения население, вызванные Перл-Харбором, грозили безопасности японцев. Мол, во избежание тяжких последствий, японцев спрятали под надежную охрану, чтобы никто не посмел их обидеть. К газетам по отбеливанию власти, подключился и кинематограф. Было снято два фильма о шикарной жизни японцев «за колючкой». Рай в сравнении с условиями, которые были созданы в лагерях, выглядел плохой индейской резервацией. И кормили заключенных отборными продуктами до отвала (а в Штатах проблемы с продуктами), и работали они только в свое удовольствие, типа каждый занимался своим увлечением (а в Штатах увеличили продолжительность рабочего дня, отменили выходные), и творчеством занимались, и спортом, и образованием … Даже сейчас Интернет забит сериями постановочных фотографий того времени о счастливой жизни в лагерях, «подвернувшейся неполноценным япошкам». Даже сегодня многие американские политики проповедуют «заплесневевшую» идею о защите японцев, путем интернирования.

Постановочная «радость» семьи для пропаганды. Лагерь «Tule Lake».

Постановочная «радость» семьи для пропаганды. Лагерь «Tule Lake».

Действие указов об интернировании закончилось в 1945 году. С окончанием Второй мировой войны в сентябре 1945 года началось массовое освобождение японцев из лагерей, которое завершилось в марте 1946 года. Освобождаемые получили по 25 долларов и билет на поезд до пункта, который они сами указывали.

После войны

Было бы наивным полагать, что вернувшиеся с лагерей после войны японцы были встречены американцами с распростертыми объятиями. Враждебное настроение никуда не исчезло. Японцы терпели как открытую агрессию и насилие (поджоги имущества, стрельбу, порчу посевов), так и скрытый саботаж. Большинство японских фермеров не смогло получить обратно свои земельные угодья, фермы и недвижимость. Далеко не все городские жители смогли вернуться в свои дома и квартиры. Поэтому многим пришлось начинать жизнь сначала, и на новом месте. Обмануло Правительство и тех лиц, которым заморозили счета в банках. К моменту выхода на волю японцев, строк хранения отчетности банков истек, и подтвердить свои активы практически никто с интернированных не смог.

Японская семья возвратилась домой из лагеря. В их доме выбиты стекла, стены исписаны текстами антияпонского содержания: «Япошки здесь не нужны».

Японская семья возвратилась домой из лагеря. В их доме выбиты стекла, стены исписаны текстами антияпонского содержания: «Япошки здесь не нужны».

Чтобы компенсировать бывшим интернированным потери имущества, Конгресс США 2 июля 1948 года принял закон, разрешающий японским американцам ходатайствовать о компенсации потерь имущества, которые произошли как «разумное и естественное следствие эвакуации или исключение». Однако и здесь японцев ждала неприятность. Налоговая служба (IRS) уже тоже уничтожила большинство налоговых отчетов 1939-1942 годов, в т.ч. и интернированных. Лишь немногие интернированные смогли сохранить свои подробные налоговые и финансовые отчеты в процессе выселения. Поэтому заявителям было чрезвычайно сложно установить, что их претензии являются обоснованными. Из  26 568 заявлений на общую сумму 148 млн. долларов, правительство выплатило лишь 37 млн. долл. Остальные остались ни с чем.

В 1960-х годах под давлением Движения за гражданские права возникло движение молодого поколения японцев, требовавшее от правительства извинений и выплаты компенсаций за интернирование. Первым успехом Движения стало признание президента Джеральда Форда в 1976 году в том, что интернирование было «неправильным».

В 1980 году, под усиленным давлением Лиги американских граждан Америки и организаций по возмещению ущерба,  президент Джимми Картер создал Комиссию по расследованию законности интернирования, которая установила, что фактов нелояльности американских японцев не обнаружено, а лишение свободы было результатом расизма. Он рекомендовал правительству выплатить компенсации интернированным.

В 1983 году в Конгрессе была создана Комиссия по перемещению и интернированию гражданских лиц в военное время (Commission on Wartime Relocation and Internment of Civilians). 24 февраля 1983 года комиссия представила доклад, где интернирование было названо «незаконным и вызванным расизмом, а не военной необходимостью».

В 1988 году президент Рональд Рейган подписал документ, в котором от имени Правительства США приносились извинения за интернирование, вызванное «расовыми предрассудками, военной истерией и ошибками политического руководства». Рейган подписал указ, в соответствии с которым каждому содержавшемуся под стражей выплачивалась компенсация в размере 20 тысяч долларов на общую сумму в 1,2 млрд. долларов. В 1992 году Президент Буш-старший подписал поправку к закону, которая предусматривала выделение дополнительно еще 400 миллионов долларов на компенсации лицам японского происхождения, ставшим жертвами чрезмерной подозрительности. Таким образом, 82 219 человек, которые были интернированы, или их наследники получили компенсацию. Судьба же боле 52 тысяч остальных интернированных осталась неизвестной.

Президент США Рональд Рейган подписывает документ с извинениями всем, кто был подвергнут интернированию.

Президент США Рональд Рейган подписывает документ с извинениями всем, кто был подвергнут интернированию.

После войны достаточно долго продолжалась дискуссия об истинном названии лагерей для интернированных. Использование до сих пор эвфемистических терминов названия лагерей искажает их истинный смысл, как и память о тех, кто их прошел. Многие видные ученые в сфере этнических исследований  сошлись на мысли, что ничем другим как концлагерями они не могут называться, поскольку люди, которые в них содержались, были помещены в них насильно, без какого-либо доказательства вины, содержались под охраной, принуждались к труду и не имели никаких прав.

Вопросы увековечивания памяти тысяч пострадавших интернированных лиц в годы войны стали подниматься лишь в последние годы уже внуками заключенных. На сегодня в качестве объекта памяти сохранился барак школы в лагере Постона, а также в маленьком городке Макги (Арканзасе) открыт Японский музей предметов, посвященный лагерю для интернированных. Еще на местах, где стояли лагеря, остались редкие могилы похороненных японцев. И даже есть один памятный обелиск с надписью на японском — «чтобы утешить души мертвых». С 1991 года на месте лагеря «Топаз» идут работы по созданию музея за счет пожертвований бывших интернированных японцев.

Единственное сохранившееся здание барака начальной школы в лагере интернированных «Постон» (Аризона) из всех построек 10 лагерей.

Единственное сохранившееся здание барака начальной школы в лагере интернированных «Постон» (Аризона) из всех построек 10 лагерей.

Памятник в Мансанаре, «чтобы утешить души мертвых».

Памятник в Мансанаре, «чтобы утешить души мертвых».

PS. Каким бы полным не был наш рассказ, увиденное, всегда лучше услышанного. Поэтому предлагаем посмотреть фотогалерею на эту тему, дабы самим сложить впечатление о рассказанном.

По материалам сайтов: https://ru.wikipedia.org; https://en.wikipedia.org; http://www.aif.ru; https://www.svoboda.org.

См. также «Фото. «Интернированные в Штатах»