Золото Второй мировой | Золото Сталина на крейсере Эдинбург

Обычно потерянное золото во время войны никогда не находят. Оно имеет свойство бесследно исчезать, распадаться на атомы. Однако, как ни странно, случаются исключения из правил. О таком случае мы и расскажем ниже.

Буквально через несколько месяцев после вторжения Германии в СССР, между Великобританией, а затем и США были налажены торговые отношения в части поставок вооружения, военной техники и стратегического сырья. Оплачивались они золотом, или встречными поставками товаров из СССР. Поставки из Англии и обратно  велись морским путем — северными морскими конвоями, в которые, как правило, собиралось несколько десятков грузовых судов, и примерно же столько военных кораблей для охраны. Со временем этими же конвоями стали осуществляться и поставки из США в рамках Ленд-Лиза. Обычно конвои шли раз в месяц. Естественно, что Кригсмарине, особенно в 1941-1942 годах, активно вела охоту за ними, поэтому редкий конвой приходил в конечный пункт без потерь, иногда доходящих и до 50% своего состава. Такие необоснованные потери объясняются как страхом британцев перед Кригсмарине, так и слабым профессиональным уровнем командования Королевским ВМФ.

28 апреля 1942 года из Мурманска в Англию вышел конвой «QP-11», состоящий из 13 торговых судов. Его охранение осуществляли 12 военных кораблей, включая легкий крейсер «Эдинбург» типа «Таун», который и вел конвой. Крейсера этого типа имели боевые качества, которые явно преобладали над крейсерскими. По мощи вооружения и броневой защите они лидировали в своем классе в Королевском флоте. «Edinburgh» был введен в эксплуатацию в 1939 году и имел водоизмещение в 13,3 тысячи тонн. Его длина составляла 190 м, ширина — 19 м. Четыре паротурбинных установки давали мощность в 82,5 тысячи л.с., которые развивали  скорость в 32,5 узла в час. Дальность хода крейсера достигала 11 тысяч миль. Вооружение крейсера состояло из четырех бронебашен оснащенных тремя 152-мм орудиями каждая. ПВО корабля обеспечивали шесть сдвоенных установок с 102-мм орудиями и два 8-ствольных 40-мм автомата «пом-пом». Кроме того, крейсер имел две трехтрубные батареи 533-мм торпед. Экипаж – 730 человек. Командовал крейсером кэптен Хью Фолкнер. Здесь же находился и командующий конвоем  контр-адмирал Стюарт Бонэм-Картер.

Только старшие офицеры крейсера знали о специальном грузе, принятом на борт в Мурманске: 93 деревянных ящика, в которых содержалось 465 слитков золота общим весом в 5536 кг. Золото для большей сохранности разместили в артиллерийских погребах. Правда ходят легенды, что при погрузке золота в Мурманске, один из ящиков разбился, и скоро вся команда знала о характере груза. Однако, такие «воспоминания» моряков крейсера, появились позже, чем золото нашли, что не вызывает сомнения в их недостоверности.

Легкий крейсер «Edinburgh».

Легкий крейсер «Edinburgh».

Командир «Эдинбурга» кэптен Хью Фолкнер и командующий 18-й эскадры крейсеров контр-адмирал Стюарт Бонэм-Картер на мостике крейсера «Edinburgh».

Командир «Эдинбурга» кэптен Хью Фолкнер и командующий 18-й эскадры крейсеров контр-адмирал Стюарт Бонэм-Картер на мостике крейсера «Edinburgh».

29 апреля конвой обнаружила немецкая авиаразведка, а уже 30 апреля на его пути встала «волчья стая» немецких подлодок из семи единиц. Предприняв несколько неудачных ночных атак, в том числе и на крейсер стая начала сопровождать конвой. Кроме того, в район конвоя вышли три немецких эсминца. Командующий конвоем Бонэм-Картер решил покинуть конвой, так как считал, что «Эдинбург» подвергается большой опасности со стороны вражеских подлодок, сопровождая тихоходные суда. По мнению адмирала, высокая скорость и противолодочный зигзаг являлись лучшей защитой от угрозы из-под воды.  В удалении от конвоя в 20-30-ти милях крейсер обнаружила немецкая подлодка типа VIIC с бортовым номером «U456» под командованием оберлейтенанта Тайхерта. Только через пять часов лодка смогла выбрать удачную позицию и выпустила три торпеды, две из которых попали в крейсер. Первая оставила большую пробоину в правом борту прямо под мостиком, вторая ударила в корму, и снесла ее вместе с нижней артиллерийской бронебашней. Хотя взрывы торпед не повредили машины крейсера, он лишился управления: вторая торпеда разрушила два винта правого борта и разорвала руль.  Через полчаса, подлодка  попыталась добить крейсер, но у нее вышел со строя перископ, а к крейсеру шли  эсминцы. Из охраны конвоя на помощь крейсеру поспешили два английских и два советских эсминца — «Гремящий» и «Сокрушительный», а также буксир и посыльное судно. Было принято решение  отбуксировать крейсер, точнее оттолкать, в Кольский залив, до которого было порядка 250 миль.

Немецкая подводная лодка типа VIIC.

Немецкая подводная лодка типа VIIC.

Немецкие эсминцы, напав на конвой, сумели потопить советский пароход «Циолковский» и были отогнаны охранением. Учитывая неравность сил с охранением конвоя, немецкие эсминцы 2 мая решили добить малоподвижный крейсер, которого малым ходом толкали буксиры обратно к советским берегам. К этому моменту советские эсминцы, израсходовав запасы топлива, ушли бункероваться на базу, и в бой вступили лишь два английских эсминца, которые вели непрерывный обстрел вражеских кораблей, искусно маневрировали, ставили дымовые завесы, не давая наносить торпедные удары по «Эдинбургу». Буксир и посыльное судно, сделав несколько выстрелов, вышли из боя, чтобы не мешать маневрам эсминцев. В завязавшемся бою, немцы смогли вывести из строя оба британских эсминца, и потеряли один свой, который в последний момент смог выпустить торпеду в крейсер. «Эдинбург» стал крениться на борт, почти полностью потеряв ход. Учитывая  наличие в районе немецких подлодок и повреждение  эсминцев, командующий Бонэм-Картер дал команду на эвакуацию экипажа крейсера, а сам крейсер приказал затопить вместе с грузом золота, не дожидаясь возвращения советских эсминцев.

«Edinburgh» с оторванной кормой.

«Edinburgh» с оторванной кормой.

«Edinburgh» с оторванной кормой.

Палуба «Edinburgh» после попадания торпеды в корму.

Палуба «Edinburgh» после попадания торпеды в корму.

Таким образом, «Эдинбург» ушел на дно глубиной в 260 м в 187 милях от Мурманска, унеся с собой и 57 жизней британских моряков и 5,5 тонн советского золота. Поскольку груз был застрахован советским Госстрахом на полную стоимость, и на треть перестрахован британкой страховой компанией за военные риски и риски при транспортировке, страховые платежи были выплачены, а право собственности на утонувшее золото перешло к страховым организациям. Естественно, что сведения о грузе, как и координатах гибели крейсера были известны и в Британии, и в СССР, хотя и засекречены обеими сторонами. Естественно и то, что обе стороны готовы были ждать годы или десятки лет, до появления необходимой технической возможности  поднять затонувшие ценности.

Вопрос о подъеме золота начал муссироваться еще в начале 80-х годов прошлого века. Однако СССР, да и Англия, не были уверены, как в гарантированной технической возможности, так и в порядочности подрядчиков-кладоискателей. С годами глубоководная техника стала совершенствоваться, а желающих заняться в частном порядке поиском кладов стало появляться все больше и больше. В связи с этим владельцы золота забеспокоились, что золото с затонувшего крейсера смогут поднять и нелегально, и без разрешения владельцев. И следов его потом будет не найти. Поэтому, когда в 1981 году Кейт Джессоп, британский военный водолаз в отставке, занимавшийся поиском кладов обратился к владельцам золота, после тщательного изучения его кандидатуры и плана поиска и подъема груза, стороны дали свое согласие.

Был заключен трёхсторонний контракт по поиску и подъёму затонувшего золота. Сторонами по контракту выступали Министерство торговли Великобритании, Министерство финансов СССР и британская компания  «Jessop Marine. Recoveries Ltd.», которая должна была осуществлять операцию по поиску и подъёму золота. Компанию создал Джессоп, а деньги на проведение экспедиции дали инвесторы, поверившие  кладоискателю. Следует отметить, что все расходы по проведению поисковых и подъемных работ до благополучной выгрузки золота в согласованных портах несла компания. По контракту извлеченный драгоценный груз делился между Великобританией и Советским Союзом в пропорции одна треть — две трети. Кладоискатели получали 45% от всего найденного груза с обеих сторон.

В литературе приводятся многостраничные описание как Джессоп героически добывал координаты затонувшего крейсера в секретных архивах, как проводил соответствующие расчеты с использованием электронных вычислительных машин, изучал какие-то материалы по затопленному крейсеру. Но во все это слабо верится, поскольку, как мы уже указывали, военные имели точные координаты, а поисковое судно, которое арендовал кладоискатель, нашло корабль с первого погружения аппаратуры. По всей видимости, Джессоп, выступал скорее подставным, нанятым лицом, как профессиональный водолаз, а истинным организатором экспедиции и владельцем информации выступал, или выступали высокопоставленные военные чины Королевского ВМФ. Дальнейшее развитие событий указывает именно на эту версию, поскольку Джессопу также легко удалось добиться и разрешения на вскрытие затонувшего крейсера. По английским законам затонувший крейсер  вместе с частью экипажа, считается английским военным захоронением, на него распространяется статус неприкосновенности братской могилы. И проникновение вовнутрь корабля, приравнивается к эксгумации, что требует соответствующей санкции властей Великобритании. Укладываются в эту версию, и Бог знает, откуда взявшиеся щедрые инвесторы Джессопа, которые вряд ли дали бы деньги простому водолазу, пусть даже одержимому суперидеей.

Но вернемся к самой экспедиции. К сожалению, она пошла совсем по другому плану, нежели ее задумывали. Во-первых, спасательное судно «Дамматор», которое использовали для поиска затонувшего крейсера, оказалось непригодным для работ на такой глубине. Его пришлось заменить специальным исследовательским судном «Stephaniturm», аренда которого была значительно дороже. Команду водолазов, которых собирали по всему миру, несколько месяцев пришлось обучать работать в сплошной темноте, на ощупь, поскольку на глубине 260 метров и при большой заилованости, добиться приемлемого освещение не удавалось. Для тренировок использовали стоящий на приколе в Лондоне в качестве музея однотипный крейсер «Белфаст». Для спуска под воду применялись специальные «колокола», но троим в них было тесно. В то время когда работать должна была пара, а третьему водолазу необходимо было страховать их в колоколе. Пришлось заказывать новое оборудование. Кроме того, при такой глубине корабль не мог стоять на якоре, а течение и ветер его постоянно сносило  с фиксированного места – пришлось изобретать специальные системы автоматического подруливания. И самой главной проблемой,  оказалась невозможность проникнуть во внутрь корабля через пробоину в борте. От взрыва внутри корабля образовались металлические завалы со временем занесенные илом и песком. Вырезали новое отверстие в борту, но и оно не помогло – везде был искореженный металл. Работа с разрезкой металла усложнялась тем, что золото находилось в артиллерийском погребе среди снарядов, что при резке могло вызвать взрыв.

Специальное исследовательское судно «Stephaniturm».

Специальное исследовательское судно «Stephaniturm».

Работы велись круглосуточно, водолазы работали из последних сил. Однако результатов не было. Время неумолимо бежало, а за ним утекали последние деньги, выделенные на экспедицию. Инвесторы дали последние три дня на сворачивание писков. И здесь Бог смилостивился. Через пять месяцев после начала поисков, 16 сентября. Джон Россье, двадцативосьмилетний водолаз из Зимбабве, нашел первый слиток под номером КР0620. Работы по подъёму золота осуществлялись непрерывно. Ящики после долгого нахождения в воде развалились, всё было покрыто толстым слоем ила и мазута. Водолазы с использованием грунтонасоса с трудом, временами наощупь, находили слитки золота и грузили их в сетку, с помощью которой поднималось золото на борт судна. На судне постоянно дежурили представители ИНГОССТРАХА, фиксируя количество поднимаемых слитков. Всего был поднят 431 слиток золота общим весом 5129,3 кг. Из-за усталости водолазов и ухудшения погоды 5 октября было принято решение прервать работу по подъёму груза. 9 октября 1981 года  судно «Стефанитурм» пришло в порт Мурманск с поднятым золотом.

Поднятия  золота для Британии было сенсацией. Один из слитков купила английская газета «Санди таймс» и разыграла его в лотерею. В СССР об этой операции узнали спустя двадцать лет.

Кейт Джессоп с найденным золотом.

Кейт Джессоп с найденным золотом.

Кладоискатели с золотом на судне «Stephaniturm».

Кладоискатели с золотом на судне «Stephaniturm».

Золото с «Edinburgh».

Золото с «Edinburgh».

Оставшуюся часть золота поднимали через пять лет, в сентябре 1986 года. Контракт на спасение груза был подписан с той же фирмой «Джессон Марин Рикавериз». Для подъёма золота использовалось судно «Диипвотер-2». Было поднято 29 слитков весом 345,3 кг. Пять слитков золота весом 60 кг остались лежать на дне Баренцева моря. Их так и не смогли найти. В день окончания глубоководных работ, на воду был спущен венок и состоялась церемония в память погибших моряков крейсера «Эдинбург».

Спасательное судно «Deepwater-2».

Спасательное судно «Deepwater-2».

За своей долей Советский Союз послал сторожевой корабль «Резвый», где в море с судна кладоискателей «Deepwater-2» на него перегрузили 19 слитков. 10 слитков осталось на долю англичан и водолазов. Моряки сторожевика, принимавшие груз, позволили себе сделать фотографии с золотыми слитками на память и лишь недавно посчитали возможным «слить» их в Интернет с рассказом как они клад возили. Сегодня один из поднятых слитков золота является частью постоянной экспозиции в Алмазном фонде России.

Моряки с СКР «Резвый» во время перегрузки в море 19 золотых слитков с судна «Deepwater-2». ... Вряд ли когда еще им придется подержать в руках слиток золота весом свыше 12 килограммов, пролежавший на дне Баренцева моря почти сорок пять лет.

Моряки с СКР «Резвый» во время перегрузки в море 19 золотых слитков с судна «Deepwater-2». ... Вряд ли когда еще им придется подержать в руках слиток золота весом свыше 12 килограммов, пролежавший на дне Баренцева моря почти сорок пять лет.

Моряки  с СКР «Резвый» во время перегрузки  в море 19 золотых слитков с судна «Deepwater-2». … Вряд ли когда еще им придется подержать в руках слиток золота весом свыше 12 килограммов, пролежавший на дне Баренцева моря почти сорок пять лет.

И в заключение. В начале статьи, мы заявили, что наш случай с найденным золотом исключение. Мол, оно всегда прилипает к чьим-то рукам. Признаем, мы были не совсем правы. Часть золота, ну те 45% вознаграждения кладоискателям, все-таки прилипли к чьим-то рукам. Поскольку водолазы получали фиксированную, не очень большую плату, а сам руководитель экспедиции Кейт Джессоп, так и не стал миллионером. А для справки отметим, что на момент поднятия стоимость золота оценивалась в 81 млн. долларов США.

По материалам сайтов: http://www.aif.ru; https://www.yaplakal.com; https://www.proza.ru; http://korabley.net;  http://www.vokrugsveta.ru;  https://warspot.ru; https://tehnowar.ru.

См. также публикации серии  Золото Второй мировой | «Венгерский «золотой поезд»», «Сокровища генерала Ямасито»,  «Тайны подлодки с золотом», «Фальшивомонетчики Третьего рейха», «Судьба золотого запаса Маньчжоу-Го»,  «Куда пропал золотой запас Испании?»

Все публикации