Германия. Линия Каммхубера

«Линия Каммхубера» — единая система ночной противовоздушной обороны Германии во время Второй мировой войны, включающая  в себя радиолокационные станции, прожектора, зенитную артиллерию и ночные истребители. Она была создана генералом авиации Йозефом Каммхубером в 1940 году, чье имя и получила с легкой руки англичан. Задачей линии было обнаружение самолетов противника, наведение на цель ночных истребителей и уничтожение самолетов противника зенитным огнем и огнем истребителей. Система состояла из наблюдательных зон, оборудованных радиолокационными станциями, в основном  «Freya» и «Wurzburg». По всей длине линии от Дании до Южной Франции были расположены зенитные батареи с прожекторами и аэродромы для ночных истребителей, снабжённых радарами  FuG-220 «Lichtenstein». Общая протяженность линии достигала более 1 тыс. км, а глубина обороны от 40 до 90 км. Кроме побережья, зоны воздушной обороны, именуемые «Henaja», были организованы и вокруг крупных немецких городов: Киля, Гамбурга, Бремена, Берлина, Кельна, Дюссельдорфа, Дуйсбурга, Эссена,  Франкфурта, Дармштадта и Мангейм.

Йозеф Каммхубер (Josef Kammhuber).

Йозеф Каммхубер (Josef Kammhuber).

История возникновения линии началась с создания на северо-западе Германии непрерывного пояса из зенитных прожекторов для зон действия ночных истребителей. К концу 1940 года 1-я ночная истребительная авиадивизия располагала уже шестью зенитно-прожекторными полками, каждый из которых состоял из трех отдельных батальонов. Первая освещенная зона шириной 30 км и длиной 900 км протянулась от Шлезвиг-Гольштейна до Льежа в Бельгии, и ее обслуживали 486 прожекторов. Вторая зона, призванная защитить Берлин, была расположена между Стендалем и Гарде-легеном. Каждый район, охватываемый отдельным прожекторным батальоном, сформировывал зону действия ночных истребителей. Тактическое руководство каждой такой зоной возлагалось на командира прожекторного подразделения, который обычно имел собственный командный пункт, располагавшийся на аэродроме ночных истребителей. При этом командиры эскадрилий или групп истребителей имели право вето только в вопросах безопасности полетов.

Зенитный прожектор Flakscheinwerfer 40/43 с диаметром рефлектора 200 см.

Зенитный прожектор Flakscheinwerfer 40/43 с диаметром рефлектора 200 см.

Недостатком такой системы являлось то, что прожектора были эффективны лишь при несильной облачности, и потому, как только небо затягивали плотные облака, что было не редкостью над северо-западной Германией, английские бомбардировщики могли преодолевать освещенные зоны совершенно спокойно. Для решения проблемы привлекли радиолокационные станции, которые были разработаны для Кригсмарине, создав их наземные варианты. Так появилась РЛС раннего предупреждения FuMGSO «Freya», которая могла обнаруживать самолеты в зависимости от их высоты полета на дальности до 120-160 км, т.е. еще на территории Британии. Уже в средине 1940 года немецкие РЛС раннего предупреждения располагались на островах Сульт, Гельголанд, Вангерооге в Северном море, в районах Эмдена, Вилсума, Клеве, Хейнсбурга, Штадткюлля, Трира, Ландштухла и Канделя.

РЛС FuMG 39G «Freya».

РЛС FuMG 39G «Freya».

Для работы на близких дистанциях была разработана РЛС «Wurzburg», позволяющая обнаруживать цели на расстоянии до 50 км. Позже модифицированные станции «Wurzburg-Riesen» в поисковом режиме достигали дальности 80 км.

РЛС FuMG 62 «Würtzburg» на позиции зенитной батареи.

РЛС FuMG 62 «Würtzburg» на позиции зенитной батареи.

РЛС «Wurzburg-Riesen».

РЛС «Wurzburg-Riesen».

Параллельно по всей длине линии Каммхубера для ночных истребителей шло строительство 10 специальных аэродромов, которые имели одну-три бетонные взлетно-посадочные полосы длиной 1,2-1,5 км, были оборудованы большими и хорошо замаскированными ангарами и укрытиями для самолетов. Аэродромы располагались в Шлезвиге, Штаде, Люнебурге, Виттмундхафене, Олденбурге, Вехте, Леувардене, Твенте, Деелене и в Сент-Тронде.

Ночной истребитель Me 110G-2, оснащенный радаром FuG-220, антенны которого, размещены на носу самолета.

Ночной истребитель  Me 110G-2, оснащенный радаром FuG-220,  антенны которого, размещены на носу самолета.

Антенны радара «Lichtenstein».

Антенны радара «Lichtenstein».

Линия Каммхубера, как и воздушная оборона отдельных городов, состояли из зон «Henaja», в состав которых входили:

—  РЛС раннего оповещения «Freya», которая располагалась перед освещенной зоной.

— Прожекторная позиция с тремя РЛС «Würtzburg», которые устанавливались впереди, в центре и позади прожекторов. Это позволяло обнаруживать и сопровождать бомбардировщики до входа в освещенную зону и после выхода из нее. Прожекторная позиция включала  в себя две цепочки из шести прожекторов диаметром рефлектора 150 см и трех диаметром 200 см.

 — Командный пункт истребителей, оснащенный РЛС «Würtzburg», который располагался приблизительно в 30 км позади освещенной зоны и получал данные относительно предстоящего налета от передовых постов раннего оповещения.

            Линия имела несколько десятков зон «Henaja», которые размещались примерно в 40 км друг от друга  с глубиной обороны каждой в 90 км. В последствии зоны перекрывали друг друга на 25%, что позволяло сопровождать не один, а три самолета. Каждая зона была занята прожекторным полком трехбатальонного состава со своими РЛС и командным пунктом. Максимальная эффективность зон была достигнута уже весной 1942 года. В ходе войны количество зон изменялось, соответственно имеющимся оборонительным ресурсам. Так например, только вдоль побережья Северного моря с севера на юг были расположены 6 зон «Wolf», «Languste», «Tiger», «Lowe», «Нerling» и «Hamster». К середине 1943 года зоны «Henaja» располагали более чем 600-ми радарами «Würtzburg» разных модификаций. Приблизительно столько же было и зенитных прожекторов.

Британский бомбардировщик в лучах прожекторов.

Британский бомбардировщик в лучах  прожекторов.

Принцип работы каждой зоны состоял в следующем. Станция раннего предупреждения обнаруживала летящие самолеты, устанавливала азимут и расстояние до них, автоматически передавая данные на командный пункт. С аэродрома поднимались ночные истребители и барражировали в зоне ожидания. РЛС ближнего обнаружения подхватывали цели со станций раннего предупреждения, устанавливали азимут, высоту и дальность цели, и при вхождении их в зону освещения наводили на цели зенитные прожектора и зенитные орудия, а затем и свои истребители. Точность координат радаров достигала 50 м, т.е. расстояния с которого пилот мог наблюдать самолет противника даже в самую темную ночь. Хотя при этом, немецкие истребители оснащенные радарами обнаружения цели на дальность 3-6 км и системами автоматического распознавания самолета «свой-чужой», могли вести бой и самостоятельно, без помощи наземных радаров. После появления в истребителей в освещенной зоне, с радаров поступала команда артиллеристам на прекращение зенитного огня.  По мере усовершенствования радаров на ночных истребителях, зенитные прожектора, которые являлись дефицитом, изымались с линии обороны и передавались для ПВО городов Германии.

Зоны Линии Каммхубера в Нидерландах (1940 и 1941 гг.). Красным цветом обозначены радары первой очереди строительства, синим – второй, зеленым – третьей.

Зоны Линии Каммхубера  в Нидерландах (1940 и 1941 гг.). Красным цветом обозначены радары первой очереди строительства, синим – второй, зеленым – третьей.

Карта части Линии Каммхубера, разделенная на зоны в Бельгии.

Карта части Линии Каммхубера, разделенная на зоны в Бельгии.

Карта-схема организации ПВО Германии.

Карта-схема организации ПВО Германии.

Для противодействия ПВО Германии ВВС Великобритании разрабатывали различные контрмеры.  Сначала пытались глушить радары, однако весомых результатов в этом не добились. Затем пробовали искажать сигнал на тех же частотах, но немцы применили весьма точные фильтры на своих принимающих устройствах. Какое-то время весьма эффективной мерой борьбы с радарами были выбрасываемые с бомбардировщиков тучи порезанной тонкой фольги. Она отражала сигнал и создавала эффект множества ложных целей. Поскольку фольга весит немного, каждый самолет мог иметь на борту такое ее количество, которое позволяло создать на экранах локаторов ложный массированный налет. Например, один выброс фольги создавал до 700 ложных целей. Пока тучи кружащейся в воздухе фольги осядут на землю, проходит не одна минута, когда радары остаются «слепыми». Простота этого метода способствовала его популярности: за годы войны на территорию Германии было сброшено около 20 тысяч тонн фольги. Когда войска союзников занимали немецкие города в 1945 году, многие были удивлены: повсюду на дорогах, крышах домов и в кронах деревьев висели, словно рождественская мишура, ленточки алюминиевой фольги. Хотя уже в конце войны, когда немецкая промышленность испытывала нехватку алюминия, немецкие власти собирали эту фольгу, для чего привлекали гражданское население, особенно детей.

               Однако все эти  контрмеры  были эффективными лишь в небольшом промежутке времени, пока немцы не внедряли другие технические новшества. Возникшую проблему британцы решили грубо, по-военному. Анализируя каждый налет на Германию, британцы пришли к выводу, что наименьшие потери при бомбардировках несут массы самолетов от 500 до 1000 единиц, сгруппированных в тесный строй  для создания плотного защитного огня от истребителей. Эти потоки должны пересекать немецкую ПВО в одном узком секторе, желательно с наименьшей глубиной обороны. При этом расчетная потеря бомбардировщиков от зенитного огня составляла примерно 6 самолетов в час в одном секторе ПВО в одну сторону, и столько же при возвращении обратно. Интересно, что такой поток тянулся 150-200 миль в длину. В 1943-1945 годах потоки союзных бомбардировщиков прекратили возвращаться на свои базы обратным путем. Стали применяться обходные пути с промежуточными посадками на аэродромах подскока в союзных странах. Например, один такой аэродром был в СССР в г. Полтава.

Тактика массированных налетов стала применяться союзниками со средины 1942 года, в связи, с чем Линия Каммхубера потеряла стратегическое оборонное значение. Для борьбы с потоками бомбардировщиков генерал Каммхубер требовал много новых мощных радаров и много новых ночных истребителей для увеличения глубины обороны. Но немецкая промышленность уже не могла выполнять такие громадные заказы. Более того, Гитлер подверг сомнению способность союзников выпускать такое огромное количество дальних бомбардировщиков. В конце 1943 года, Каммхубер был снят с занимаемой должности из-за неспособности противостоять атакам союзников. Однако его замена существенных изменений  в системе ПВО Германии не принесла. Частично ночные истребители были переориентированы на свободную охоту на определенные радарами цели. Частично, дополнительно перебрасывались в район предполагаемого пересечения бомбардировщиками линии побережья.

               Следует отметить, что первые массированные атаки бомбардировщиков, принесли союзникам, потери, значительно выше расчетных. Так, из 1047 бомбардировщиков, принимавших участие в налете 30 мая 1942 года на Кельн, было потеряно 41 самолет, из которых 18 бомбардировщиков стали жертвами ночных истребителей. Однако британское командование было удовлетворено даже такими результатами, ибо при обычной системе пересечения линии ПВО потери самолетов составляли около 7%. В дальнейшем потери были несколько снижены, но все, же расчетных показателей не достигли.

Оценивая эффективность функционирования «Линия Каммхубера» необходимо отметить, что, фактически не являясь непосредственным оборонным фортификационным сооружением, по своему назначению, она, по сути, представляла оборонную линию воздушного пространства. Ее эффективность в 1940-1942 годах была чрезвычайно высокой, и лишь отказ верховного командования Германии в дальнейшем ее развитии, существенно снизил ее значение. Кроме того, по неизвестным причинам немцы отказались от применения дистанционного радиовзрывателя в зенитных снарядах, как это делали союзники. Его использование на порядок бы повысило эффективность зенитного огня, а в сочетании с радарами управления  — и больше. А в целом, тактика применения радаров в сочетании с истребителями, изобретенная генералом Каммхубером  актуальна еще и сегодня в ПВО всех стран.