Германия. Зенитные башни Люфтваффе

Зенитные башни Люфтваффе (Flakturm) — высотные наземные бетонные сооружения, вооружённые средствами ПВО, использовавшиеся Люфтваффе в годы Второй мировой войны для защиты стратегически важных городов от воздушных бомбардировок антигитлеровской коалиции. Также они применялись для координации воздушной обороны и служили бомбоубежищами для населения.

Начав войну немецкое военное командование, несмотря на заверения Геринга о недопущении падения на территорию рейха ни одной бомбы, осознавало неизбежность налётов британской авиации на территорию Германии, особенно на крупные промышленные города. В связи с этим возникла необходимость в создании сильной ПВО таких городов. Выполнить задачу одной истребительной авиацией представлялось невозможным, учитывая ночные и погодные условия, препятствующие действиям истребителей. Возникла необходимость организовать комплексную ПВО, состоящую как из истребительной авиации, так и из зенитных батарей. К 1940 году Люфтваффе располагали зенитками всех калибров, начиная от 20 мм и заканчивая 105 мм. Уже к 1941 году на вооружение поступили орудия калибром 128 мм.

При решении вопроса о противовоздушной обороне специалисты столкнулись с проблемой защиты центральной части крупных городов, имеющих большую площадь. При размещении зенитных батарей на окраине города радиус действия огня орудий оставлял центр города не защищённым от самолётов, преодолевших позиции зенитной артиллерии на подступах к городу. Следовательно, необходимо было размещать часть средств ПВО внутри города. Однако, при этом возникала проблема размещения зенитных батарей среди городских строений. Зенитным орудиям необходим был круговой  сектор обстрела и угол  подъёма ствола орудий не ниже 30-40 градусов, чему критично мешали окружающие дома. Следует отметить, что для всех крупных городов Германии характерна очень плотная застройка. Улицы узкие, с малыми промежутками между домами, крайне малые по размерам дворы. Батареи возможно размещать только на достаточно открытых площадках, таких как стадионы, городские площади, парки, которых не много, да и там зениткам мешают окружающие дома и деревья.

Зенитные башни в Аугартене, Вена.

Зенитные башни в Аугартене, Вена.

К этому прибавлялись проблемы работы радиолокаторов, первые образцы которых у Люфтваффе появились ещё в 1939 году. Для их чёткой работы требовались отсутствие каких-либо объектов между приёмо-передающей антенной и целью. Радиолокаторы дальнего обнаружения типа «Mammut» (дальность обнаружения до 300 км), располагавшиеся за пределами городов, давали направление на цель лишь до момента приближения бомбардировщиков к городу, тогда как зенитчикам было необходимо получать непрерывные данные для стрельбы (азимут и угол места цели, из которых можно было определить курс, скорость и высоту полёта цели) на дальностях от 30 км до, практически, нуля. Эти данные могли удовлетворительно выдавать радиолокаторы типа FuMG 39 «Würzburg», но при условии, что антенна находится выше городских крыш.

Наличие свободной зоны было необходимо и для зенитных прожекторов и звукопеленгаторов, для последних особенно, поскольку отражённый от высоких местных предметов звук моторов вражеских самолётов приводил к ошибкам в азимуте цели (направлении на летящий самолёт. Открытое пространство требовалось и оптическим дальномерам, на которые делалась основная ставка в условиях ясной погоды, зрительным трубам, биноклям и т. п.

Решение проблемы лежало в установке средств ПВО на крышах домов и высотных зданий, однако их перекрытия и крыши не позволяли установить орудия калибром выше 37 мм, как и многие другие средства ПВО. Было решено строить специальные сооружения, которые обеспечивали бы как размещение крупнокалиберных зенитных орудий выше уровня крыш домов, так и средств обнаружения, целеуказания, вычисления данных для стрельбы и командных пунктов. Кроме того, эти сооружения должны были обеспечивать стопроцентную защиту обслуживающего персонала, в том числе и от химического оружия, полную автономность снабжения электричеством, водой, канализацией, врачебной помощью, питанием. В процессе выработки решения Гитлер пришёл к выводу о том, что эти сооружения будут одобрены населением только в том случае, если гражданские люди смогут получать в них укрытие от бомбардировщиков врага, что также отразилось в техническом задании.

Основные требования к этим сооружениям были готовы к середине лета 1940 года. Зенитные башни должны были решать пять задач:

— Обнаружение и определение координат воздушных целей,  выдача данных для стрельбы зенитных орудий как собственных, так и наземных батарей данного сектора.

— Командование всеми средствами ПВО сектора и координация действий всех средств ПВО. При этом одна из башен руководила ПВО всего города и координировала действия зенитных батарей с истребительной авиацией.

— Поражение воздушных целей, оказавшихся в зоне досягаемости орудий боевой башни, зенитным огнём.

— Укрытие гражданского населения от авиационных средств поражения (бомбы, снаряды, пули).

— При помощи лёгких зениток обеспечивать самооборону от низколетящих штурмовиков.

Профессор архитектуры Фридрих Таммс под руководством Альберта Шпеера спроектировал эти сооружения, попытавшись при этом вписать их в архитектуру городов. Последним доводом к строительству башен явился первый налёт на Берлин 29 британских бомбардировщиков в ночь на 26 августа 1940 года, после которого Гитлер немедленно утвердил проекты и санкционировал строительство зенитных башен в трёх крупнейших городах рейха — Берлине, Гамбурге и Вене. Проектирование и сооружение зенитных башен было поручено Организации Тодта. Предполагалось в дальнейшем построить подобные башни и в других крупных городах, среди которых на первом плане стояли Бремен, Вильгельмсхафен, Киль, Кёльн, Кёнигсберг.

Башни строились как комплекс сооружений. Каждый комплекс состоял из двух башен:

— G-башня (Gefechtsturm) —  боевая башня, или оружейная башня, или большая зенитная башня;

G-башня.

G-башня.

— L-башня (Leitturm)  — главная башня,  или башня управления огнём, командирская башня, или малая зенитная башня.

L-башня.

L-башня.

Боевые башни предназначались для концентрации на себе огневых средств, башни управления — средств управления огнём. При этом боевые башни и башни управления располагались на удалении друг от друга от 160 до 500 м для нивелирования воздействия артиллерийского огня на системы управления ими, такими как задымление, ослепление вспышками при ночной стрельбе и т. п. Между собой башни были связаны подземными линиями связи, электрокабелями, водопроводами.

Боевая башня оснащалась четырьмя тяжёлыми зенитными установками. Первоначально это были одноствольные калибра 105 мм (10,5 cm FlaK 38/39), позднее заменённые спаренными установками калибра 128 мм (12,8 cm Zwillingflak 42) и ещё позднее их модификацией (12,8 cm Zwillingflak 44). Кроме того, каждая боевая башня имела до восьми 20-мм счетверенных зенитных установок (2 cm Flakvierling 38) и до двенадцати 20-мм одноствольных зениток (2 cm FlaK 38) для собственной защиты от низколетящих штурмовиков.

Крупнокалиберные зенитные орудия.

Крупнокалиберные зенитные орудия.

Малокалиберная зенитная артиллерия башни.

Малокалиберная зенитная артиллерия башни.

Радар «Wüzburg-Riese» на крыше зенитной башни.

Радар «Wüzburg-Riese» на крыше зенитной башни.

Башня управления предназначалась для размещения командного пункта, вычислительного центра, вспомогательных служб, а главное, для установки на боевой платформе в верхней части башни радиолокатора типа FuMG 39(Т) «Würzburg» с дальностью обнаружения до 40 км. Позднее ставился радиолокатор FuMG 65 «Wüzburg-Riese» с дальностью обнаружения до 80 км. Кроме того, на башне размещались оптические дальномеры, посты визуального наблюдения, а по некоторым данным и зенитные прожектора типа Flakscheinwerfer 40 с диаметром рефлектора 200 см, типа Flakscheinwerfer 37 или Flakscheinwerfer 35 с диаметром рефлектора 150 см.

Данные для стрельбы передавались на орудия с прибора управления огнём Kommandogerät 40, установленного на командном пункте башни управления, который в хорошую погоду использовал данные оптического дальномера, а в плохую данные радиолокатора. Кроме того, при необходимости прибор управления огнём мог автоматически получать данные с башен управления других зенитных комплексов города. Для этого имелся специальный прибор под названием Flak-Umwerte-Gerät «Malsi». Башни управления для защиты от атак низколетящих штурмовиков располагали собственными четырьмя -двенадцатью 20-мм одноствольными или счетверёнными зенитными установками.

Принцип работы комплекса строился на том, что башня управления по линиям автоматизированной связи получала данные от постов радиолокационного наблюдения, располагаемых на удалении до 40 км от города и оснащённых радиолокаторами типа «Freya» с дальностью обнаружения до 120-160 км. Полученные данные использовались для наведения радиолокатора типа «Würzburg», расположенного на башне управления. Выдаваемые им данные об азимуте на цель и углу места цели (при хорошей видимости с оптического дальномера, поскольку он давал более точные данные) обрабатывались вычислительным центром и наносились в виде отметок на планшет, что давало возможность определять курс, скорость и высоту полёта вражеских бомбардировщиков. Командный пункт принимал решение об обстреле целей, и выдавал данные для стрельбы по автоматизированным линиям связи непосредственно на орудия.

Позиция расчета дальномера и зенитного орудия на боевой башне. На заднем плане видна башня управления с радаром «Würzburg».

Позиция расчета дальномера и зенитного орудия на боевой башне. На заднем плане видна башня управления с радаром «Würzburg».

Малокалиберные зенитки получали лишь самые общие сведения по телефону, обнаруживали вражеские самолёты визуально, данные для стрельбы готовили сами с помощью ручных оптических дальномеров, и открывали огонь по целям, оказавшимся в зоне своего эффективного огня, обычно на дальностях до 2 км.

Как и любое техническое сооружение, зенитный комплекс модернизировался с учётом опыта эксплуатации предыдущего. В итоге, 8 построенных комплексов относились к 3-м разным поколениям, имеющим одинаковые характеристики, но конструктивно отличающимся. В основном эти изменения касались боевых башен.

Макеты трех поколений G-башен.

Макеты трех поколений G-башен.

К первому поколению  башен  относились четыре построенных комплекса: 3 в Берлине, сооруженных в  1940-1943 гг.  и 1 в Гамбурге, построенный в 1942 г. При этом обе башни одного комплекса возводились одновременно. До наших дней из них сохранилась башни в Берлине и боевая башня в Гамбурге. Остальные были снесены после окончания войны.

Боевая башня 1-го поколения в Гамбурге сегодня.

Боевая башня 1-го поколения в Гамбурге сегодня.

Схема башни, где: 1 – вход, 2 - бронированные ставни, 3- хранилища боеприпасов, 4 - основная боевая платформа, 5 - командный пункт и дальномер, 6 - орудийные башни, 7 - 128-мм сдвоенное зенитное орудие, 8 - легкое 20-мм зенитное орудие.

Схема башни, где: 1 – вход, 2 — бронированные ставни, 3- хранилища боеприпасов, 4 — основная боевая платформа, 5 — командный пункт и дальномер, 6 — орудийные башни, 7 — 128-мм сдвоенное зенитное орудие, 8 —  легкое 20-мм зенитное орудие.

Вид башни с высоты.

Вид башни с высоты.

Боевая башня представляла собой квадратное в плане сооружение с размерами сторон 70 м и высотой 39 м, стены и крыша которого изготавливались из железобетона. Толщина стен составляла 2,5 м в основании с постепенным утоньшением до 2 м к нижней боевой платформе. Толщина крыши составляла 3,5 м, что позволяло выдержать прямое попадание авиабомбы массой до 1000 кг.

Башня имела подвал, цокольный этаж и пять верхних этажей. Она стояла на поверхностном фундаменте в виде плиты толщиной 2 м, ниже которой был сделан подвал. На уровне пятого этажа за пределы стен выступала нижняя боевая платформа, предназначавшаяся для вспомогательной малокалиберной зенитной артиллерии. Над пятым этажом имелась одноэтажная надстройка, крыша которой являлась верхней боевой платформой. По углам этой надстройки были расположены башенки для основных зенитных орудий. Этажи были связаны винтовыми лестницами в углах здания, лестничной клеткой, проходившей в центре башни и запасной лестничной клеткой. Кроме того, имелись два грузовых лифта работающими до пятого этажа, которыми, пользовались расчёты зениток, а также эвакуировались раненые. В каждую башенку к орудийным платформам с цокольного этажа, на котором были размещены снарядные погреба, вёл цепной подъёмник для механизированной подачи снарядов к основным орудиям. С трёх сторон с нижней платформы на верхнюю вели открытые лестницы. На четвёртой стороне был установлен подъёмный кран. Помимо этого, на боевые платформы можно было попасть только по тесным винтовым лестницам внутри башенок, что являлось существенным недостатком данного поколения башен.

Первый этаж предназначался для убежища 8 тыс. гражданских лиц, однако фактически при налётах это число обычно значительно превышалось.

Второй этаж был отведён для хранения музейных ценностей, в помещениях общей площадью 1500 м².

На третьем этаже был размещён военный госпиталь на 95 коек с двумя операционными.

На четвёртом этаже размещался весь военный персонал зенитной башни.

На уровне пятого этажа вокруг башни имелась окаймлявшая всю башню нижняя боевая платформа для лёгких зенитных пушек. Эта платформа по углам вокруг башенок для тяжёлых зенитных орудий имела барбеты для счетверённых 20-мм установок. В помещениях непосредственно пятого этажа размещались снаряды для лёгких зенитных орудий и укрытия для личного состава всех зенитных орудий.

В подвале хранились запасные стволы тяжёлых зенитных пушек и другие запчасти, и ремонтные материалы орудий.

В цокольном этаже находился склад снарядов для тяжёлых зениток, а также входы с трёх сторон башни с размерами 4х6 м.

Боевая башня имела собственную водяную скважину и полностью автономный водопровод. В одном из помещений имелся дизельный электроагрегат с большим запасом горючего. По боевой тревоге башня отключалась от городской сети и переходила на автономное электропитание. В башне также имелась кухня и хлебопекарня.

Башня управления1-го поколения.

Башня управления1-го поколения.

Башня управления представляла собой прямоугольник с длинами сторон 70х35 м. В дальнейшем, эти размеры также уменьшались, и например, башня 3-го комплекса в Берлине имела размеры 50х23 м. Соответственно средства лёгкой зенитной артиллерии имелись в примерно двое уменьшенном количестве. На боевой платформе башни размещались оптический дальномер, поисковой радиолокатор FuSE 65 «Würzburg-Riese» и локатор точного наведения FuMG 39T «Würzburg». В башне управления, как и в боевой башне, были предусмотрены убежища для гражданского населения на 8 тыс. мест, которые активно использовались во время воздушных налётов.

Несмотря на всю свою функциональность и автономность, башни первого поколения имели серьёзные недостатки, такие как:

— открытое расположение орудий, соответственно плохая защита от пулемётно-пушечного огня самолётов-штурмовиков, ударных волн соседних орудий, близких бомбовых разрывов;

— отсутствие укрытых проходов к орудийным платформам;

— недостаточное количество входов для гражданского населения в убежище и их узость, что резко увеличивало время наполнения убежищ;

— чрезмерные размеры башни в плане, что значительно повышало стоимость сооружения и время его строительства, а также повышало вероятность поражения авиабомбами.

Устранение этих недостатков привело к появлению башен второго поколения.

Строительство боевой башни 2-го поколения.

Строительство боевой башни  2-го поколения.

Фрагмент башни сегодня.

Фрагмент башни сегодня.

По проекту 2-го поколения были построены 2 комплекса: по одному в Вене (1942 г.) и Гамбурге (1944 г.). От башен 1-го поколения данные башни отличались уменьшенными в плане размерами и увеличенной высотой. Особенно заметны были различия между боевыми башнями. Башни второго поколения были восьмиэтажными, размером 57х57 м и высотой в 42 м. Толщина бетонных стен была уменьшена и составляла 2 м у основания и метр у перекрытий. Сами перекрытия остались прежними — толщиной 3,5 м. В башнях 2-го  поколения отказались от многочисленных окон, закрываемых бронеставнями, поскольку они снижали  прочность сооружения, повышали стоимость строительства и увеличивали трудоёмкость работ. Башни оснастили, кроме лифта и основной лестничной клетки, также запасной лестничной клеткой, что вдвое повышало скорость заполнения людьми бомбоубежища.

128-им орудие на позиции в башне 2-го поколения.

128-им орудие на позиции в башне 2-го поколения.

Счетверенный 20-мм зенитный автомат на башне.

Счетверенный 20-мм зенитный автомат на башне.

В боевой башне 2-го поколения отказались от запасного командно-наблюдательного пункта, что повлияло на уменьшение размеров башни и позволило расположить установки ближе друг к другу. Для изолирования расчетов от ударной волны соседних орудий платформы окружили кольцевыми бетонными стенами (ротондами) и накрыли сверху плоской бетонной крышей, оставив лишь в центре круглое отверстие для столов орудий и узкую щель, позволяющую опускать ствол в горизонтальное положение для чистки и обслуживания. Это повысило защищённость расчётов орудий от осколков и ударных волн близких разрывов бомб. В свою очередь это потребовало создать дополнительную вентиляцию для очистки воздуха от пороховых газов (в башнях 1-го проекта газы просто уносились ветром) и герметично закрывать двери, ведущие в нижние этажи, поскольку тяжёлые пороховые газы начинали опускаться на нижние этажи, грозя отравить находящихся там людей.

Башни управления 2-го поколения отличались от башен управления 1-го поколения ещё меньшими в плане размерами и большей высотой, равной высоте боевых башен. Их размеры были 23х39 м, высота — 42 м.

Башня имела 8 этажей и подвал. В цокольном этаже было три входа (для гражданских лиц, укрывающихся в башне) с одной длинной стороны и один въезд с противоположной длинной стороны (для военнослужащих и автотранспорта).

На первом этаже хранили боеприпасы для зенитных пушек, располагался медпункт с помещениями для врачебных кабинетов, вспомогательного персонала, госпитальных палат, учебный класс, туалеты. На этот этаж можно было попасть только через служебную лестничную клетку или на лифте.

Второй этаж практически полностью был отведён под бомбоубежище. На этот этаж люди попадали по лестничным маршам, ведущим с цокольного этажа от трёх входов.

Третий этаж занимала мощная фильтровентиляционная установка, снабжавшая все помещения башни очищенным и подогретым воздухом и удалявшая отработанный воздух. Здесь же устанавливался дизель-генератор, резервуар для воды, электрощитовая с трансформаторами высокого и низкого напряжения.

Четвёртый этаж был отведён под бомбоубежище, также располагал военным госпиталем на 800 коек.

Пятый этаж также был отведён под бомбоубежище. Всего в башне управления могли укрываться от авианалётов до 15 тыс. человек.

Шестой этаж частично был отведён под бомбоубежище. Кроме того, на этом этаже располагалась телефонная станция, склад боеприпасов для лёгких зенитных пушек, часть электрохозяйства башни  (аккумуляторы, выпрямители, реле, стабилизаторы), вычислительные устройства системы управления огнём.

Седьмой этаж имел нижнюю боевую платформу, которая как галерея огибала всю башню и имела четыре барбета для лёгких зенитных пушек. В помещениях этого этажа располагались жилые помещения личного состава башни, подъёмник с платформой для подъёма на верхнюю боевую платформу радиолокатора «Wuerzrburg Riese», помещения для командного пункта и вычислительных устройств, помещение для дегазации и душевая, а также лестница на 8 этаж.

Восьмой этаж являлся собственно боевой платформой. На ней располагались командный пункт, приборы управления огнём, подъёмный кран, большой радиолокатор, оптический дальномер, наблюдательные пункты и малый радиолокатор «Wuerzrburg». Из 8-го этажа также можно было выйти на нижнюю боевую платформу, на которой располагалась лёгкая зенитная артиллерия, предназначенная для защиты от низколетящих самолётов.

В подвале хранились сменные орудийные стволы. 5-8 этажи также использовались для средств обслуживания, военного имущества, средств управления и связи. На этих же этажах было размещено производство малоразмерных деталей и узлов вооружения, авиационных моторов, приборов и боеприпасов.

Боевая башня 3-го поколения в Аугартене.

Боевая башня 3-го поколения в Аугартене.

Вид башни с высоты.

Вид башни с высоты.

По проектам 3-го поколения были построены два комплекса в Вене и оба сохранились до настоящего времени. Строительство первого из них началось в мае 1943 года и закончилось в июле 1944. Строительство второго началось в середине лета 1944 года и закончилось в конце января 1945 года. При этом строительство данных комплексов велось не квалифицированными рабочими, как при строительстве башен 1-го поколения, а руками военнопленных.

Боевые башни снова разительно отличались от башен предыдущего поколения и представляли из себя шестнадцатиугольники, почти круглые на вид, с диаметром в 43 м. Бетонные башенки для орудий на них были сдвинуты тесно между собой, накрыты общей крышей, их высота уменьшена. При этом сами башни обоих комплексов по высоте отличались. Первый был 9-этажным, высотой 45 м, второй имел 12 этажей, достигнув высоты в 55 м. Толщина стен достигала 2,5 м, толщина перекрытий осталась стандартной  — 3,5 м. Отверстия в бетонных крышах ротонд вокруг орудий прикрывались стальными куполами, что обеспечивало защиту расчётов как от осколков и пламени выстрелов других позиций, так и от пушечно-пулемётного огня самолётов-штурмовиков. В башнях отсутствовали лифт и подъёмники для снарядов, что потребовало устройства артпогребов для боеприпасов, в отличие от предыдущих проектов, на верхнем этаже.

Как в боевых башнях, так и в башнях управления по 2-3 этажа были отведены под бомбоубежища для гражданского населения. В цокольном этаже находились 4 входа. У башен в середине была основная лестничная  клетка. В целом внутреннее оснащение башен 3-го поколения повторяло предыдущие.

Башни управления 2-го и 3-го поколения были очень схожи между собой. Различались они тем, что у башни второго поколения барбеты для зенитных малокалиберных пушек располагались вдоль длинных сторон башни (по два барбета с каждой стороны), тогда как у башен третьего поколения барбеты разнесены по углам платформы. В цокольном этаже находились входы для гражданского населения, а на противоположной стороне для гарнизона башни. В отличие от боевых башен, в башнях управления сохранился лифт. На верхней платформе размещались подъёмный кран и обычный комплект радиолокаторов, дальномер, измерительные приборы.

При общем проекте башен управления 3-го поколения между ними всё же были различия помимо высоты. У башни 2-го комплекса под барбетами были сделаны консольные откосы, повышающие прочность барбетов, а в стенах под платформой бетонные технологические балки, которые использовались при строительстве для поддержки строительных лесов и которые предполагалось использовать в этом же качестве в случае ремонта башни.

Зенитчики по тревоге бегут на свои позиции.

Зенитчики по тревоге бегут на свои позиции.

Эффективность противовоздушных крепостей так и не была выяснена, точнее не подсчитано количество сбитых самолетов противника. Нет и сравнительной статистики результативности ПВО в городах имевших башни, и городах без таковых. Очевидно, что пропагандистский эффект был значительно выше оборонного – громадные сооружения, да еще и вооруженные до зубов – вызывали у гражданского населения неизбежное уважение и гордость за военных, чувство защищенности. Вероятно, что имевшегося количества башен было бы достаточно для отражения атак небольших групп самолетов, прорвавших внешнее, загородное кольцо ПВО. В сложившейся же ситуации, преимущество союзников в бомбардировщиках оказалось не соизмеримым с возможностями ПВО Германии в целом. Сравнение данных по разным городам везде показывает примерно одинаковую картину — союзники бомбили, когда хотели, сколько хотели и как хотели. Их ограничивала только погода и проблемы с навигацией, но не зенитная артиллерия и уж тем более не зенитные башни.
Так 24 июля 1943 года англо-американская бомбардировочная авиация начала бомбить Гамбург. К 3 августа погибло почти 43 тысячи жителей и 37 тысяч получили ранения. Город был полностью разрушен. За один только налет в ночь на 3 февраля 1945 года в Берлине погибло 25 тысяч человек. 26 февраля Берлин переживал уже сороковой массированный авианалет. Масштабы бомбардировок оказались такими, что ничего всерьез им противопоставить Люфтваффе не смогла.

Когда советские войска подошли к Одеру, готовясь к решающему штурму, на немецкую столицу стали совершать налеты не только англо-американские высотные бомбардировщики, но и низколетящие штурмовики с красными звездами. Пытаясь отбить атаки советских пилотов, немецкие зенитчики были вынуждены стрелять по траектории, близкой к горизонтальной, и из-за разрывов зенитных снарядов на малой высоте гражданское население Берлина понесло дополнительные жертвы. Потери же штурмовиков при таком виде огня были скорее случайными, нежели закономерными.

Примечательно, что во время штурмов городов, имеющих зенитные башни, ни одна из них не подвергалась атакам, не из-за их неприступности, а из практической безвредности. Все гарнизоны капитулировали самостоятельно.

Таким образом, развитие авиации оказалось значительно быстрее фортификационной науки, тем самым превратив бесполезные  дорогостоящие фортификационные сооружения в музейных монстров для потомков.