Германия. Атлантический вал. Часть 1

Атлантический вал (Atlantikwall) или Атлантическая стена — система долговременных и полевых укреплений длиной свыше 5 000 км, построенная в 1940—1944 годах вдоль европейского побережья Атлантического океана от Норвегии и Дании до границы с Испанией для предотвращения вторжения союзников на континент. Укомплектование и эксплуатация Атлантической стены административно контролировалось немецкой армией при некоторой поддержке войск Люфтваффе. Флот защищал лишь незначительную сеть береговой обороны.

Схема Атлантической стены (показана желтым цветом).

Схема Атлантической стены (показана желтым цветом).

История создания

История строительства укреплений на побережье началась с поиска немецким командованием способа защиты от проникновения диверсионно-разведывательных групп (коммандос) союзников на материк. 13 июня 1941 года было принято решение о разработке проекта строительства 200-250 опорных пунктов на крупных островах Нормандской  гряды. Их проектирование было поручено Организации Тодта (ОТ), которая закончила  проект к середине октября. А уже 15 декабря 1941 года была создана специальная команда  «Festungspionierkommandeur XIV», которая  отвечала за планирование и надзор за строительством укреплений. Спустя полгода, 23 марта 1942 года,  Гитлер издал директиву № 40 о создании «Атлантической стены». Она предназначалась для защиты морских и подводных баз рейха. Вокруг портов планировалось соорудить крепости уже к концу 1943 года.

Такое масштабное строительство требовало больших объемов проектных работ, массированных поставок цемента, стальной арматуры, бронированных плит и колоссальных транспортных мощностей. Для решения этой, казалось бы, неразрешимой проблемы, инженеры Тодта предложили использовать систему Регельбау (Regelbau)  — сборки сооружений из стандартных железобетонных и металлических конструкций, утвержденных для строительства более чем 600 типов бункеров и казематов, каждый из которых имел конкретное назначение. Например, только металлические изделия имели номенклатуру из 200 стандартных бронированных изделий — входные двери, воздухозаборники, пулеметные, артиллерийские и ружейные амбразуры и т.д. Использование стандартизированных конструкций, не только удешевило строительство сооружений, но и сократило сроки, как проектирования, так возведения объектов.

Для компенсации нехватки многих материалов и оборудования, немецкие строители использовали щедрые трофеи французской и других европейских армий. К примеру, широко использовались бронированные башни и казематы с французской линии Мажино и с чехословацких оборонительных линий. Там же брали и вооружение – от тяжелых пулеметов до береговых орудий.

Естественно, что строительная организация Тодта не располагала и такими большими трудовыми ресурсами. Первоначально привлекались многочисленные подрядные организации, как немецкие, так и тех стран, на территории которых осуществлялось строительство. К началу января 1944 года насчитывалось 34 компании подрядчиков и 79 компаний субподрядчиков. Однако и их ресурсы были не безмерными. Поэтому, ОТ организовала набор квалифицированной рабочей силы на всех оккупированных территориях, создав временные строительные поселения вдоль всей  Атлантической стены. Но и этого катастрофически не хватало для выполнения установленного график работ. Оккупационный режим в Северной Франции и режим Виши, по требованию военного руководства Германии, собрали около 600 тысяч французских рабочих для принудительного труда на строительстве. Для этих рабочих были созданы специальные трудовые лагеря вдоль голландского, бельгийского и французского побережий. Но уже в конце 1943 начале 1944 годов эффективность принудительного труда начала резко падать, вследствие бомбардировок союзникам строительства. Со строек бежали не только рабочие из трудовых лагерей, но и с гражданских подрядных организаций. Восполнение рабочей силы осуществили за счет привлечение заключенных из концлагерей. Однако добиться высокой производительности от изнеможенной, неквалифицированной массы заключенных не удавалось даже «кудесникам» организации Тодта.

В начале 1944 года, когда союзное вторжение в оккупированную нацистами Европу становилось все более вероятным, фельдмаршалу Эрвину Роммелю было поручено улучшить оборону побережья. Главной проблемой обороны, по мнению Роммеля, была авиация союзников.  Он опасался, что немецкая линия обороны будет «стерта с лица земли» союзными самолетами еще до высадки десанта. Поэтому приказал построить сотни ДОТов на пляжах и глубине побережья, вооружив их пулеметами, противотанковыми орудиями, легкой и тяжелой артиллерией. На пляжах были выставлены противотанковые препятствия и минные поля, а подводные препятствия и морские мины были размещены в прибрежных водах. Цель таких укреплений состояла в том, чтобы уничтожить десантные суда союзников, прежде чем они смогут разгрузиться на пляжах.

К моменту вторжения союзников, только в  Северной Франции, немцы заложили почти шесть миллионов мин. Причем минные поля располагались не только на пляжах, а и вдоль дорог, ведущих с пляжей.  В вероятных местах посадки планеров и парашютистов немцы закапывали бревна с заостренными концами, которые войска называли Роммельспаргелем (Спаржа Роммеля). Низководные районы рек намеренно были затоплены.

Как и планировалось, большинство Нормандских островов было сильно укреплено: построены множественные орудийные казематы, береговые батареи, ДОТы и даже подземные тоннели. Однако, союзники, имея подробную информацию о мощи укреплений, обошли их, а гарнизоны на островах капитулировали уже после 9 мая 1945 года, так и не вступив в бой. Поэтому сегодня на Нормандских островах находятся одни из наиболее сохранившихся объектов Атлантической стены.

 В состав Атлантического вала были включены 18 крепостей, которые защищали большинство крупных морских портов.  Гарнизоны крепостей состояли из иностранных добровольцев и военнослужащих Waffen-SS. Укрепления крепостей были настолько мощным, что половину из них союзные войска так и не могли взять в бою и их гарнизоны капитулировали лишь после 9 мая 1945 года.

 Когда союзники, в конце концов,  вторглись на пляжи Нормандии в 1944 году, оборона была прорвана в течение нескольких часов. И говорить о какой-либо эффективности столь масштабной оборонительной линии еще смешнее, нежели о французской линии Мажино. Здесь уже прерогатива психологов рассматривать «гениальность» фюрера, а не военных экспертов оценивать недостатки обороны. Сегодня руины Атлантической стены существуют во всех странах, где она была построена, хотя многие сооружения уже «сошли» в море или были снесены с годами. Сразу после войны мало кто интересовался сохранением Стены из-за негативных воспоминаний, связанных с нацистской оккупацией. Лучше всего до наших дней сохранились береговые батареи, построенные организацией Тодта. Многие из них сегодня преобразованы в музеи и охраняются государством, как исторические, национальные памятники.

Общие сведения

Атлантический вал представлял собой линейную систему укреплений  с глубиной обороны от 3 до 5 км. Только в отдельных районах удалось начать строительство второй линии обороны на расстоянии 15 км от береговой линии.

Согласно директиве Гитлера №40 Атлантический вал состоял из пятнадцати оборонительных зон, каждая из которых сосредотачивалась вокруг ключевого объекта. Во Франции, где располагалась главная часть Атлантического вала, ключевыми объектами являлись Руан, Ла-Паллис — Ла-Рошель, Сен-Назер, Лорьян, Брест, Сен-Мало, Гавр, Булон, Кале и Дюнкерк. Остенде служил ключевой точкой оборонительной зоны в Бельгии. Оборонительные зоны голландского побережья включали Флиссинген (куда входили острова устья реки Шельды), Хук-ван-Холланд, Эймейден и Хелдер. В Германии важнейшие оборонительные зоны располагались на позициях островов Боркум, Нордерней, Вангероге, Гельголанд и Зильт. В Дании они дислоцировались на полуострове Ютландия — в Фано, Ханстхольме и Фредериксхафене. Что касается Норвегии, то здесь, учитывая характер местности, имелась самая большая на Атлантическом валу разбросанность оборонительных зон. Они располагались в Осло, Кристиансанне, Ставангере, Бергене, Тронхейме, Нарвике и Киркенесе.

К январю 1944 года, Гитлер решил реструктурировать оборонительные укрепления. Он обозначил некоторые оборонительные зоны как «крепости». Таким образом, в последующие месяцы Южная Жиронда, Руан, Сен-Назер, Лорьян, Брест, Сен-Мало, Нормандские острова, Шербур, Гавр, Булонь, Дюнкерк, остров Валхерен (Флиссинген), Хук-ван-Холланд и Эймейден получили статус крепостей. Кале, Ла-Паллис и Ла-Рошель также были преобразованы в крепости, хотя на немецких картах таковыми и не были обозначены.

 В свою очередь оборонительные зоны были поделены на сектора, а сама береговая линия была разделена на береговые оборонительные участки (KVA). Некоторые KVA с протяженными береговыми линиями были далее разделены на береговые оборонительные узлы. KVA в районе Па-де-Кале были такими короткими и с таким небольшим количеством интервалов, что их просто делили на пронумерованные участки. В Нормандии, Бретани и на Атлантическом побережье KVA подразделялись на береговые оборонительные подузлы.

Внутри секторов находились укрепления от простого гнезда сопротивления до группы опорных пунктов и крепости со своим собственным разнообразием укреплений.

Группа опорных пунктов состояла из двух или более пехотных или артиллерийских опорных пунктов. Пехотные опорные пункты состояли из нескольких пехотных позиций с тяжелыми орудиями, а артиллерийские опорные пункты состояли из артиллерийской батареи или батареи зенитных орудий. Опорный пункт имел бетонированные позиции для различных типов вооружения, боеприпасов, командные посты и укрытия для войск. Более крупные опорные пункты могли включать специализированные типы бункеров для медицинских пунктов, узлов связи или других специальных целей. Опорные пункты проектировались для круговой обороны, защищались заграждениями из колючей проволоки и, где это было необходимо, минными полями и обеспечивались коммуникациями и боевыми траншеями. Как правило, там располагался взвод, дополняемый резервными элементами, но нередкими были и формирования численностью до роты. Эти позиции имели достаточно запасов, чтобы вести автономные действия в течение двух недель. В группе опорных пунктов из двух или более структур обычно размещался отряд размером до батальона. Подобные формирования обычно располагали достаточными запасами, чтобы держать оборону в течение четырех недель.

Группа опорных пунктов представляла собой укрепленный участок обороны, оснащенный  казематом для 88-мм орудия, каземат для 75-мм орудия, каземат для 50-мм противотанкового орудия, три минометные позиции типа «Тобрук», две полевые минометные позиции, два пулеметных бункера, три пулеметных «Тобрука», одну бетонированную пулеметную огневую точку и десять полевых пулеметных позиций. Кроме того, опорные пункты были защищены минными полями и колючей проволокой, а противотанковый вал преграждал выход из зоны боевых действий.

Опорный пункт пехотной позиции оснащался: башней танка «Рено», установленной на бетонном основании, двумя полевыми 75-мм орудиями, четырьмя бетонированными минометными позициями, пулеметной точкой, полевой зенитной позицией, шестью стационарными огнеметами и обычным набором минных и проволочных заграждений.

Опорный пункт артиллерийской позиции оснащался:  пятью 155-мм орудиями, шестью полевыми 75-мм орудиями, наблюдательным пунктом, двумя бетонированными минометными позициями, семью пулеметными «Тобруками» и прожектором.

В некоторых случаях опорный пункт мог представлять собой наблюдательную бункерную точку с куполом наверху. Самая небольшая оборонительная позиция — гнездо сопротивления могла располагаться отдельно или являться составной частью оборонительной зоны или крепости. Гнезда сопротивления представляли собой пехотные позиции, в которых гарнизоном стояло подразделение численностью меньше взвода, состоявшее из одного или двух отделений с количеством запасов, рассчитанным на одну неделю. Позиции включали как минимум одно противотанковое орудие, несколько пулеметных и минометных точек и несколько бетонных бункеров. Они создавались для круговой обороны и были защищены колючей проволокой, минными полями и траншеями.

 Опорные пункты и гнезда сопротивления строились по системе «ежей», которая так понравилась немцам еще при возведении Западного вала и применялась на Восточном фронте в оборонительных операциях. Суть системы заключалась в создании круговых оборонительных участков внутри круга поддерживающих позиций. Предполагалось, что Атлантический вал будет иметь тысячу опорных пунктов, которые будут укомплектованы 300 тысячами солдат.

Гитлер требовал  к лету 1943 года закончить 15 тысяч оборонительных сооружений. Однако к июлю 1943 года было построено чуть больше половины от плана – 8 412 бункера, в т.ч. в Норвегии – 360, в Дании – 2 720, в Нидерландах – 740, в Бельгии и Франции – 4592. Среди построенных бункеров наиболее распространенными были следующие: Тип VF58 – Тобрук;  Тип VF 67  — Тобрук для танковой башни;  Тип 134 — Бункер для боеприпасов; Тип 501 —  Укрытие для отделения; Тип 502 -Двойное укрытие для отделения; Тип 515 — Пулеметный каземат;  Тип 600 — Орудийная позиция для 50-мм танкового орудия; Тип 607 —  Бункер для боеприпасов; Тип 608 Боевой штаб батальона или полка;  Тип 611 — Каземат для полевого орудия; Тип 612 — Каземат для штурмового орудия; Тип 621 —  Укрытие для отделения; Тип 622 — Двойное укрытие для отделения; Тип 630 — Пулеметный бункер; Тип 634 — Бункер с 6-амбразурным колпаком; Тип 667 — Небольшой каземат для 50-мм танкового орудия; Тип 669 – Каземат для полевого орудия;  Тип 668 —  Малый бункер на 6 чел;  Тип 671  — Каземат для пушки на вращающейся опоре;  Тип 680 — Каземат для 75-мм орудия; Тип L409 — Бункер с позицией для 37-мм зенитки на крыше; Тип L409A — Бункер с позицией на крыше для 20-мм или 37-мм зенитки.

В укреплениях Атлантического вала береговые батареи образовывали ядро немецких оборонительных позиций, так как могли противостоять высадке десанта или внезапному рейду. Количество батарей, развернутых к 1944 году, было следующим. В Норвегии — 225 батарей — примерно 1000 орудий калибра 100 мм или крупнее. Из них 12 батарей имели 42 орудия калибра 240-мм или больше. В Дании — 70 батарей из 293 орудий, в т.ч. две батареи 380-мм орудий. В бухте Гельголанд находилось  22 батареи с 78 орудиями калибра крупнее 150 мм. Из них 4 батареи с 12 орудиями крупнее 240-мм. На Французском побережье было 343 батареи с 1 348 орудиями калибра 150 мм или крупнее. Таким образом, Атлантический вал защищало 660 береговых батарей с  2 760 орудиями.

Помимо артиллерийских позиций, вдоль побережья немцы построили ряд радарных точек зондирования моря и воздуха, которые позволяли вовремя поднять тревогу и подготовить орудия к бою.

Оборонительные сооружения. Противодесантные заграждения

Атлантическое побережье от испанской границы до полуострова Бретань представляет собой низину с длинными полосками песчаных пляжей с вкраплением мысов, которые благодаря своей возвышенности идеально подходили для создания опорных пунктов. Возвышение мысов было достаточно пологим, что давало возможность совершать вылазки в направлении моря и делало оборону весьма эффективной.

Участок Атлантического побережья.

Участок Атлантического побережья.

Фельдмаршал Роммель принял во внимание и то, что высота прилива в Ла-Манше может достигать 15 м, а в лучшем для союзников случае — не менее 6−7 м. Это означало, что в момент полного отлива вода уходит от берега на 150−400 м. Десантники при высадке во время отлива оказываются на абсолютно плоской местности без малейших укрытий. Предполагалось, что союзники попытаются высадиться в момент максимума прилива: это исключает необходимость преодолевать смертельные сотни метров. Но если создать линию заграждений высотой около 3 м примерно от кромки воды при полном отливе до кромки воды при приливе, то такой вариант действий исключается. Заграждения не позволят плавсредствам приблизиться к берегу во время прилива. Им придется высаживаться при отливе, а это создает благоприятные условия для уничтожения десантников. Очередному эшелону и плавсредствам с боеприпасами для первых десантников придется ждать следующего отлива, который наступит лишь через 12 часов. Этого времени немцам будет достаточно, чтобы уничтожить высадившихся и приготовиться к дальнейшим событиям.

С учетом этих природных условий, Роммель и разрабатывал систему обороны побережья, уделяя в первую очередь внимание противодесантным заграждениям. В планах фельдмаршала предусматривалось тотальное минирование всего берега, для чего он запросил 50 млн. мин различного назначения. А в целом, для полной безопасности, по его расчетам требовалось около 200 млн. мин. Понятно, что немецкая промышленность не могла осилить выпуск и 50 млн. мин, а не то, что двухсот.

Рисунок немецких береговых заграждений во время прилива.

Рисунок немецких береговых заграждений во время прилива.

Рисунок немецких береговых заграждений при отливе.

Рисунок немецких береговых заграждений при отливе.

Схема прибрежного заграждения, принятая Роммелем.

Схема прибрежного заграждения, принятая Роммелем.

Однако класть на дно противотанковые и противопехотные мины не имело никакого смысла — плавсредства просто проплывут над ними. Обычные не взрывные заграждения тоже неэффективны из-за своей малой высоты. А мин для массового минирования всего побережья явно не хватало. Проблема состояла и в том, что мин, которые позднее назовут противодесантными, на тот момент просто не существовало. Немецким специалистам в области заграждений пришлось импровизировать. Ряд идей был выдвинут самим «Лисом пустыни» — фельдмаршалом Роммелем. Именно он додумался совместить свойства не взрывных заграждений с противотанковыми минами.

Первый (самый близкий к воде) пояс заграждений должен был располагаться по линии двухметровых глубин в середине времени прилива, второй пояс — на глубине 4 м в момент полного отлива, третий и четвертый — между первым и вторым поясами. Однако из-за трудностей работ в воде и отсутствия требуемого количества водолазов первый пояс заграждений пришлось создавать на линии наименьшего уровня воды при отливе.

Роммель осматривает «Hemmbalken» на Атлантической стене. Апрель 1944 г.

Роммель осматривает «Hemmbalken» на Атлантической стене. Апрель 1944 г.

Установка «Hemmbalken» во время отлива.

Установка «Hemmbalken» во время отлива.

Установленные «Hemmbalken» во время прилива.

Установленные «Hemmbalken» во время прилива.

Первый пояс состоял из бревенчатых заграждений, называвшихся у немцев «Hemmbalken» или  «Spreizhemmbalken» (хеммбалка). Это препятствие представляло собой треугольную пирамиду высотой около 3 метров из бревен диаметром 200-300 мм, врытых в грунт. В сторону моря с вершины пирамиды под углом 30 градусов к горизонтали укреплялось бревно того же диаметра. Примерно посередине это бревно подпиралось бревенчатой стойкой с откосной балкой, врытой в грунт. Передний конец наклонного бревна упирался во вбитую в грунт сваю того же диаметра. На верхней поверхности бревна были закреплены две-три зубчатые стальные пластины.  На вершине некоторых хеммбалок могла крепиться противотанковая мина. Существовали различные вариации этого препятствия. В частности, вместо бревенчатой пирамиды, могла быть установлена простая бревенчатая двунога.

Хеммбалки устанавливались в линию с интервалом от 6 до 12 метров и могли соединяться между собой стальным тросом, который  препятствовал прохождению малых плавсредств между хеммбалками. Однако, троса были закреплены далеко  не везде вследствие того, что в морской воде они довольно быстро коррозировали и обрывались. Кроме того, во время приливов в штормовую погоду на тросах нависало много водорослей и мусора.

Уже сами по себе наклонные бревна представляли для десантных барж и катеров серьезную опасность. Если движущееся суденышко напарывалось на бревно, оно пробивало днище и застревало внутри. Плавсредство теряло ход и становилось легкой мишенью для пушек и пулеметов. Десантники не могли оставить судно, поскольку глубина здесь была слишком большой. Ну а взрыв прикрепленной к бревну мины делал пробоину, и судно тонуло. Металлические накладки с зубьями, вспарывали днище плавсредства и не позволяли ему отработать задний ход. Когда же судно двигалось на хорошей скорости и наползало на наклонное бревно, это приводило к его опрокидыванию, если прежде оно не попало на мину, закрепленную в верхней точке. По данным книг учета группы армий «Б», на побережье Ла-Манша было установлено 517 тысяч таких заграждений. Противотанковые мины были установлены на 31 тысячи из них.

Противодесантное заграждение «Holzpfaehlen».

Противодесантное заграждение «Holzpfaehlen».

Между хеммбалками устанавливались противодесантные заграждения типа «Holzpfaehlen» (хольцпфёлен). Они  представляли собой бревна диаметром 200-250 мм, вкопанные в грунт под наклоном 60 градусов вперед (в сторону моря). Высота над уровнем грунта 3 метра. На торце бревна закрепляется противотанковая мина. Задерживающие возможности этого препятствия существенно меньше, нежели хеммбалок. Танк или плавающий транспортер, движущиеся по грунту, могли ударом корпуса просто сломать бревно. Однако, для плавсредств хольцпфёлен  представляли серьезную угрозу, если препятствие не было видно над водой. Наталкивание баржи или катера на хольцпфелен приводило к взрыву мины, в результате чего плавсредство получало пробоину и тонуло. Если же хольцпёлен и не имело на своем торце мину, то все равно,  движущееся на скорости плавсредство пробивало себе днище. Если оно застревало на бревне, то вследствие поступления воды в корпус тонуло. Если же ему удавалось сломать бревно (это было возможно только для бревен тоньше, чем 200 мм и подгнивших), то плавсредство все же успевало дойти до мелководья. Однако, без ликвидации пробоины к дальнейшей эксплуатации плавсредство было уже непригодно. Всего было установлено на нормандском побережье более 463 тысяч хольцпфёлен. Практически все они были снабжены минами.

«Бельгийские ворота» на Атлантической стене.

«Бельгийские ворота» на Атлантической стене.

«Бельгийские ворота» на Атлантической стене.

Промежутки между группами «Hemmbalken» и «Holzpfaehlen» должны были закрываться «бельгийскими воротами» (Belgian gates) — передвижными металлическими заграждениями, действительно напоминавшими ворота. В большей степени все эти препятствия предназначались для пехоты, но и плавсредствам преодолеть их было не под силу. Это заграждение представляет собой передвижную конструкцию из стальных уголков и стержней.  Ее высота 2,8-3  метра, ширина 3,8 метра. Конструкция установлена на широких катках и может перемещаться в нужное место с помощью тягача. Остается неизвестным — то ли «бельгийские ворота» предназначались для обеспечения устройства проходов в заграждениях в необходимых случаях, то ли просто они были заменой групп хеммбалок. Сведений об их количестве не имеется, но судя по фотографиям, их было немногим меньше, нежели хеммбалок.

Различные типы противодесантных мин «Nussknackermine» перед установкой.

Различные типы противодесантных мин «Nussknackermine» перед установкой.

Различные типы противодесантных мин «Nussknackermine» перед установкой.

Следующий ряд заграждений представлял собой, по одним данным, изобретенные лично Роммелем, по другим — разработанные по его идее противодесантные мины, получившие название «Nussknackermine», то есть «мины-щелкунчики». Конструкция этого боеприпаса в основном состояла из готовых комплектующих и простых в изготовлении деталей. Так, корпус и датчик цели выполнялись из бетонного блока, деревянной доски и рельса либо двутавровой балки. Все это позволило обеспечить массовый выпуск нового вооружения. Принцип действия мины был достаточно прост. Мина стояла на поверхности, а ее датчик цели (доска и рельс либо балка) был наклонен от берега. Предполагалось, что десантный катер или иное высадочное средство противника может задеть датчик и сдвинуть ее с места. При нажатии с силой до 60-90 кг датчик цели должен был смещаться и активировать заряд. Поражение цели производилось при помощи гидроударной волны. Зацепившее мину плавсредство получало повреждения корпуса и могло затонуть. В некоторых случаях не исключались контузии экипажа и десанта. Кроме того, мощность заряда позволяла убить всю живую силу, находившуюся в воде на расстоянии до 5-7 м от мины. На больших дистанциях солдаты противника получали контузию. Первые «щелкунчики» отличались коварством. Дело в том, что при установке таких мин немцы не вкладывали в них заряды взрывчатки. Английские разведчики, которые неоднократно в начале 1944 года высаживались по ночам на берег, докладывали, что это обычные не взрывные противодесантные заграждения. Заряды были вставлены только в последние дни перед вторжением союзников. Скольким английским и американским саперам в день «Д» эта ошибка стоила жизни, так и остается неизвестным. Вскоре выяснилось, что «мины-щелкунчики» очень быстро заносит песком и илом, а видимой остается только балка. Казалось, само море взялось помочь вермахту. Ведь никому и в голову не могло прийти, что торчащие из песка куски рельсов — это часть взрывного устройства, а не простейшее заграждение. Известно, по крайней мере, три вида данных мин. А общее их число достигало 10 тысяч.

Тетраэдры с дополнительными препятствиями.

Тетраэдры с дополнительными препятствиями.

Тетраэдры типа «драконовы зубы».

Тетраэдры типа «драконовы зубы».

Бетонные тетраэдры.

Бетонные тетраэдры.

Бетонные тетраэдры.

Бетонные  тетраэдры.

За линией противодесантных мин располагалась линия бетонных тетраэдров «Betonteträder» с отрезками рельс или стальных балок,  встроенными в их верхушки. Их высота была уже меньше трех метров, поскольку максимальный уровень воды при приливе держался здесь непродолжительное время. Они устанавливались в два-четыре ряда с промежутками между  тетраэдрами в ряду 6-10 метров. Известно несколько видов тетраэдров. К верхней площадке, образуемой концами балок, должна была крепиться противотанковая мина T.Mi.42 или T.Mi.43 Pilz. Однако, хотя все они имели подготовленные крепления для мин, мины на них практически не встречались. В отдельных местах применялись и широко известные бетонные тетраэдры «драконовы зубы». Общее количество установленных тетраэдров на побережье исчислялось в 81 тысячу штук.

Противотанковые «ежи».

Противотанковые «ежи».

Противотанковые «ежи».

Еще дальше от воды в один или несколько рядов были выставлены обычные противотанковые надолбы и противотанковые «ежи». Эти заграждения предназначались уже танкам, которым повезло уцелеть у кромки воды. Общее число, установленных «ежей» достигало 300 тысяч единиц, причем свезенных со всего мира – от Чехословакии до СССР.  По свидетельству американского генерала Омара Брэдли, на участке высадки «Омаха» из 33 танков, высаживавшихся в первой волне десанта, утонуло и погибло на противодесантных заграждениях 27 единиц.

«Hemmkurven» - заграждения последнего рубежа.

«Hemmkurven» - заграждения последнего рубежа.

«Hemmkurven» — заграждения последнего рубежа.

На тот случай, если союзники все же начнут высадку в момент полного прилива и выберут день, когда высота прилива максимальна, а все перечисленные устройства окажутся слишком глубоко, последнюю линию заграждений составили из стальных изогнутых конструкций трехметровой высоты под названием «Hemmkurven». Однако эти заграждения устраивались скорее для устрашения — их основная задача заключалась в том, чтобы заставить шкиперов отказаться от приближения к берегу. Всего их было установлено 72 тысячи штук. Эти конструкции были очень хорошо заметны в любое время суток с воздуха и с моря, и как раз им первоначально было дано прозвище «спаржа Роммеля». Потом это название распространилось на все противодесантные заграждения. В послевоенное время «спаржей Роммеля» стали почему-то называть также придуманные Роммелем заграждения против посадки планеров, а заодно и парашютистов (высокие тонкие столбы, соединенные между собой поверху колючей проволокой).

Основные виды прибрежных заграждений в музее Атлантического вала в Бельгии.

Основные виды прибрежных заграждений в музее Атлантического вала в Бельгии.

Между линиями противодесантных заграждений также было вбито большое количество стоек высотой 1,1-1,3 метра из уголка, арматуры и даже толстой проволоки (6-8 мм). Эти стойки имели прорези, отверстия и даже зажимы для закрепления колючей проволоки. Это обеспечивало быстрое создание противопехотных проволочных заграждений на пляжной зоне. Однако, проволочные заграждения, причем весьма обильные, союзнические десантники встретили лишь на коренном берегу, там, куда не доставали волны. Дело в том, что первые попытки немцев  еще в 1942 году устроить проволочные заграждения на пляжах для воспрепятствования действий английских разведчиков показали, что во время прилива вода приносит большое количество водорослей, морского мусора, и все это  накапливается на проволоке, обрывая ее, в конце концов. К тому же морская вода очень быстро (буквально в считанные недели) разъедает проволоку. Было решено устанавливать лишь стойки для проволочных заборов, а саму проволоку натянуть уже в угрожаемый период. Были созданы запасы проволоки, однако натянуть ее немцы так, и не успели, поскольку принятые союзниками тщательные меры маскировки мероприятий по подготовке вторжения не дали возможность Вермахту своевременно определить дату высадки. Впрочем, как и места высадки.

Разумеется, выше описана идеальная, плановая схема установки противодесантных заграждений. В действительности эта система возводилась с различными отклонениями от нее, исходя из условий местности, наличия материалов, рабочей силы. Во многих случаях выше описываемые изделия имели отклонения в размерах и даже формах. На разных участках побережья действительные схемы заграждений могли довольно сильно отличаться. В общей сложности, протяженность противодесантных заграждений на Атлантическом валу составила более 2 200 километров.

Большую часть заграждений, фортификационных оборонительных сооружений немцы возвели там, где по их мнению были наивыгоднейшие условия для высадки. А именно, на побережье пролива Па-де-Кале в районе от Дюнкерка до Берка. Здесь было наименьшее расстояние до английского берега, и тяжелые орудия Дувра могли обстреливать побережье Франции. Но именно потому, что немцы ждали союзников здесь, последние отказались от этого района и выбрали участок от юго-восточной части полуострова Котантен до города Кан, где укреплений и заграждений было значительно меньше.

Критикуя союзников за то, что они так долго тянули с открытием второго фронта,  все же не стоит забывать, что морской десант мероприятие крайне сложное и нечасто сулящее успех. Союзников спасло то, что у немцев во Франции не было полноценных боеспособных дивизий. Все из Вермахта «высасывал» Восточный   фронт. На Запад немцы перебрасывали насмерть разбитые  Красной Армией дивизии для переформирования, отдыха и перевооружения. Как только дивизия становилась боеспособной, она убывала на Восток, а взамен прибывали остатки очередной разбитой. Часто лишь одни штабы со вспомогательными подразделениями.

Таким образом, оценивая сами прибрежные заграждения Атлантического вала, отметим, что при полнокомплектном их занятии полноценными войсками Вермахта, союзники потерпели бы поражение не только на отдельных участках высадки десанта, а по всему побережью, несмотря на многократный перевес в людях, технике и вооружении. Проще говоря, союзники «завалили» немцев массой.

Оборонительные сооружения. Крепости

Мы уже отмечали, что основу оборонительных зон Атлантической стены составляли 18 крепостей. Их гарнизоны составляли чуть более 411 тысяч человек. Семь крепостей так и остались не захваченными противником, сложив оружие, уже после подписания Германией акта капитуляции. Некоторые оборонялись, практически до последнего солдата, некоторые сдались после первых штурмов. Поскольку каждая крепость обладала своими, уникальными фортификационными сооружениями, ниже кратко расскажем о каждой из них.

Крепость Остенде

Крепость Остенде (Festung  Ostend)  расположена в Западной Фландрии бельгийского побережья. Она включала в себя  город-порт Остенде  и  четыре близлежащих местечка. Основой обороны крепости была береговая батарея «Aachen», оставшаяся еще с Первой мировой войны, форт «Наполеон» и более 60 бункеров, построенных на побережье. Большинство бункеров было связано между собой километрами открытых кирпичных траншей и подземных ходов. Крепость располагала двумя береговыми батареями по четыре орудия каждая. Батарея «Salzwedel neu» первоначально состояла из четырех полевых артиллерийских позиций, оснащенных бельгийскими 120-мм орудиями. В 1944 году их заменили на 105-мм морские орудия.  Батарея «Marine Küstenbatterie Hundius» была сразу оборудована 105-мм орудиями в железобетонных казематах. Старые 120-мм пушки были установлены на горизонтальной крыше форта «Наполеон».

Эрвин Роммель на строительстве бункера у порта Остенде.

Эрвин Роммель на строительстве бункера у порта Остенде.

Поскольку  приказ Гитлера от 4 сентября 1944 года  «Стоять насмерть!» не касался крепости Остенде, гарнизон без спешки взорвал орудия, часть порта и 7 сентября ушел с крепости. А 9 сентября крепость заняла 4-я бригада 1-й канадской армии. Оценив укрепления Остенде, канадское командование посчитало, что им здорово повезло, ибо штурм крепости, привел бы к большим потерям. К концу сентября, союзникам удалось наладить работу порта, и грузы с Британии «потекли» в Бельгию. Часть немецких укреплений после войны была уничтожена, а оставшиеся, стараниями принца Бельгии, были преобразованы в музей Атлантического вала.

Одно из четырех 105-мм орудий береговой батареи в каземате типа 671.

Одно из четырех 105-мм орудий береговой батареи в каземате типа 671.

Вид с берега на капонир берегового орудия.

Вид с берега на капонир берегового орудия.

Командный пункт батареи.

Командный пункт батареи.

Форт «Наполеон».

Форт «Наполеон».

Форт «Наполеон».

Позиция 120-мм орудия.

Позиция 120-мм орудия.

Позиция противотанкового орудия.

Позиция противотанкового орудия.

Позиция 20-мм зенитного орудия.

Позиция 20-мм зенитного орудия.

ДОТ на берегу.

ДОТ на берегу.

ДОТ в порту.

ДОТ в порту.

Каземат типа R-630 – пулеметный ДОТ.

Каземат типа R-630 – пулеметный ДОТ.

Казематы типа R-669 – артиллерийские ДОТы.

Казематы типа R-669 – артиллерийские ДОТы.

Открытые кирпичные траншеи.

Открытые кирпичные траншеи.

Крепость Шельда

Река Шельда находится в западной Бельгии и своей судоходной частью доходит до крупнейшего порта Антверпен. Основой крепости Шельда  «Festung Scheldt», названной по имени реки, являлся остров Вальхерен в устье реки, соединенный с материком узкой насыпной дамбой. Кроме того, прибрежные районы реки и побережья Северного моря имели свои укрепления и гарнизоны. Были опорные пункты и в близлежащих населенных пунктах. В принципе крепостью правильно считать только укрепленный остров, который собственно и назывался «крепость Вальхерен» (Festung Walcheren), поскольку только артиллерийских батарей насчитывал 16 единиц. Максимальная дальность стрельбы 150-мм орудий достигала 20 км. Они не только полностью перекрывали огнем устье Шельды, но и служили для защиты самого острова со стороны материка. Защитники острова имели 23 зенитных орудия 88-мм калибра, которыми уничтожали танки, против пехоты было задействовано 94 минометов. Крепость имела и 455 легких пулеметов. Кроме того, и сам остров был «изрезан» каналами и противотанковыми рвами, заполненными водой с обустроенными ДОТами для их охраны. Численность гарнизона только крепости Вальхерен составляла 10 тысяч человек. Также оборонительные сооружения и огневые точки находились на островах Южный  и Северный Бевеленд. Еще одним важным рубежом обороны служил канал Леопольда, на берегах которого были сооружены многочисленные ДОТы.

Поскольку дороги между островами и через каналы были построены на дамбах, они легко блокировались даже немногочисленными заслонами. Все низины реки были затоплены, а возвышающиеся участки  — заминированы. Передвижение техники было возможно лишь по возвышающимся над затопленными полями дорогам, которые полностью простреливались огневыми точками немцев. Использование амфибийного транспорта в затопленных районах исключалось, ибо уровень воды был невысокий, и амфибии попросту зарывались в грязь.  Для их преодоления могли использоваться лишь переправочные средства с малой осадкой. Однако предусмотрев это, немцы на оборонительных линиях использовали 20-мм зенитные орудия в качестве крупнокалиберных пулеметов, которые в секунды разносили надувные лодки и плоты в щепки. Против танков противника эффективно использовались 88-мм зенитные орудия, которые на расстоянии 3-5 километров поражали любую бронетехнику союзников.  Количество железобетонных оборонительных сооружений в районе, так называемой крепости Шельда, со стеной и толщиной крыши два метра и более, составляло около 300 единиц. Еще несколько сот бункеров типа Торбук, обеспечивало защиту  крепости на второстепенных направлениях. Командовал гарнизоном генерал пехоты Густав-Адольф фон Занген.

План крепости «Вальхерен» с размещением артиллерийских батарей.

План крепости «Вальхерен» с размещением артиллерийских батарей.

Укрепления на острове Вальхерен.

Укрепления на острове Вальхерен.

Укрепления на острове Вальхерен.

Укрепления на острове Вальхерен.

Укрепления на острове Вальхерен.

Для доступа союзников в порт Антверпен, необходимо было занять укрепления немцев вдоль устья реки Шельда, которые исключали выход судов в Северное море. Операция по вытеснению немцев началась 2 октября 1944 года. После первых попыток с ходу взять крепость, союзники приступили к ее осаде, которая длилась пять недель с применением массы бомбардировочной авиации и линкоров британского флота. Канадская 1-я армия, по цене 12 873 погибших союзников,  8 ноября 1944 года захватила укрепления Шельды, и лишь к концу месяца смогла разминировать фарватер для прохода судов.  Несмотря на то, что Вальхерен был полностью стерт с лица земли, многие бункеры и казематы дожили до сегодняшнего дня, а  бункер «Zouteland» был превращен в музей.

План захвата укреплений Шельда.

План захвата укреплений Шельда.

Карта битвы у Шельда.

Карта битвы у Шельда.

150-мм орудие батарея «Нордерней» крепости «Вальхерен».

150-мм орудие батарея «Нордерней» крепости «Вальхерен».

Морское орудие крепости «Вальхерен».

Морское орудие крепости «Вальхерен».

Два каземата 94-мм орудий и командный пункт.

Два каземата 94-мм орудий и командный пункт.

Высадка десанта на остров.

Высадка десанта на остров.

Бункер «Zouteland» крепости «Вальхерен».

Бункер «Zouteland» крепости «Вальхерен».

Бронеколпак крепости «Вальхерен».

Бронеколпак крепости «Вальхерен».