Бегство из Дюнкерка

У каждой страны, воевавшей с Германией, были свои позорные поражения, которым до сих пор ищут оправдание. Так, в СССР был 1941 год, в США – Перл-Харбор, а в Англии – Дюнкерк. Об этой странице в истории Великобритании и расскажем подробно ниже.

Обстановка накануне Дюнкеркской операции

Пока французы «играли» в «странную» войну, Германия с СССР разделила Польшу, и готовилась к новым активным действиям. СССР прибрал к рукам Прибалтику и захватил часть территории Финляндии. Тем временем, Великобритания сподобилась перебросить в Европу свой экспедиционный корпус (BEF), численностью в 152 тысячи человек, бомбардировщики которого разбрасывали над немецкими позициями листовки с призывом одуматься. «Задумавшаяся» Германия практически без стрельбы захватила Данию и Норвегию, и снова проводила подготовку к наступлению. Но теперь союзники уже не дремали. Ожидая, что немцы повторят сценарий Первой мировой войны, и упершись в линию Мажино на границе Франции, попробуют прорваться на севере через Бельгию и Голландию, англичане с французами готовились здесь к обороне. Правда вся подготовка заключалась лишь в занятии полевых позиций вдоль границы. Но и это было лучше, чем в Первую мировую, когда границу оставили беззащитной. И действительно, 10 мая 1940 года немецкие войска, совсем «неожиданно», начали масштабное наступление на Голландию, Бельгию и Францию одновременно.

Немецкий план «Гельб» захвата Бельгии, Голландии, Люксембурга и Франции в 1940 году.

Немецкий план «Гельб» захвата Бельгии, Голландии, Люксембурга и Франции в 1940 году.

Немецкое наступление началось с воздушного налёта на аэродромы, командные пункты, военные склады и самые важные индустриальные центры Голландии, Бельгии и Франции. Использовав тактику парашютных и планерных десантов, немцам удалось за короткий срок парализовать внутренние районы Нидерландов. 13 мая начался штурм «Голландской крепости», а уже 14 мая королевой Голландии была подписана полная капитуляция. 11 мая была разрушена оборона бельгийцев на канале Альберта. Из трёх мостов через канал два были захвачены немецкими десантниками практически без боя. Англичане с французами, оголив занимаемые северные французские оборонительные рубежи, ринулись на помощь бельгийцам, и попытались занять последний, к тому же слабо укрепленный рубеж «линию Диль». То есть, наступив на грабли, повторили ситуацию Первой мировой войны и оставили границу снова беззащитной. Предполагалось, линию «Диль» насытить войсками Бельгии, Британии и Франции, по заранее распределенным участкам. Однако до начала немецкого вторжения в Бельгию, ни один французский или британский офицер не побывал на оборонительном рубеже и не был ознакомлен с местностью и фортификационными сооружениями. В результате, союзники, заняв свои участки на линии, не смогли удержать оборону на линии «Диль» дольше одних-двух суток. Постепенно союзники вместе с бельгийцами откатывались к французской границе.

К этому времени немцы, уж совсем неожиданно и незаметно для союзников, танковыми дивизиями преодолели «непроходимый» в понятии французов горнолесной массив Арденн в Бельгии, и беспрепятственно вышли на франко-бельгийскую границу. В это же время, германские войска, неожиданно, но уже для себя, прорвали на одном участке «непреодолимую» линию Мажино и развивали наступление вглубь Франции, оставив позади себя нетронутыми основные укрепления оборонительного рубежа. Таким образом, северо-восточная Франция оказалась в полукольце, которое стремительно двигалось к Ла-Маншу. Почти сразу же выяснилось, что, несмотря на хорошую подготовку и внушительное техническое оснащение, войска союзников неспособны оказывать немцам сколь-нибудь значимое сопротивление. Под ударами танковых соединений и беспрерывными налетами авиации сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее они начали откатываться на запад. Вскоре отступление превратилось в настоящий хаос: абсолютно деморализованная пехота шагала в направлении побережья по дорогам, обочины которых были завалены брошенной техникой и снаряжением. Заслоны, призванные задержать наступление немцев, не справлялись со своей задачей — немецкая военная машина будто и вовсе не замечала их.

Лорд Горт (в центре) - командующий BEF.

Лорд Горт (в центре) —  командующий BEF.

Ситуация становилась критической. 18 мая командующий Британским экспедиционным корпусом лорд Горт обратился к командованию с просьбой рассмотреть план эвакуации британских сил через Ла-Манш. Он утверждал, что это единственный способ спасти армию. И не дожидаясь ответа, начал самостоятельно планировать организованное отступление к Дюнкерку — единственному доступному порту с подходящей инфраструктурой.

После того, как 20 мая 1940 года немецкие танковые соединения прорвались к Абвилю, войска 1-й группы армий союзников (10 английских, 18 французских и 12 бельгийских дивизий) оказались отрезаны и прижаты к морю, Лондон в Дувре сформировал штаб по подготовке эвакуации. Его возглавил вице-адмирал Бертрам Рамсей. Операция по спасению BEF получила название «Динамо» — это первое, что пришло в голову английским морякам, обсуждавшим детали эвакуации в генераторном зале Дуврского замка. Интересно, что о разработке планов эвакуации, официальный Лондон в известность союзников не поставил, и те остались обиженными до сегодняшнего дня.

Уинстон Черчилль и Бертрам Рамсей над картами.

Уинстон Черчилль и Бертрам Рамсей над картами.

Пытаясь спасти положение, Черчилль приказал атаковать противника. 21 мая в районе Арраса британцы контратаковали наступающие элитные немецкие части, но лишь задержали их продвижение на полдня. Предпринятая на следующий день контратака также не принесла успеха. Немцы заняли Булонь, а 24 мая —  Кале. Теперь от Дюнкерка их отделяли всего 16 километров по прямой. Под постоянными налетами немецкой авиации, обстрелом артиллерии и непрекращающимся натиском бронетанковых частей противника британцы и французы потеряли остатки боевого духа. Офицеры бросали свои части и бежали, куда глаза глядят. Когда у техники кончалось топливо, никто не ждал заправщиков, а просто оставлял ее и продолжал свой путь пешком. Противотанковые орудия, минометы и другое тяжелое вооружение просто оставлялось противнику в качестве трофеев, чтобы не замедлять отступление к Дюнкерку. Длинные колонны пехотинцев маршировали в сторону порта среди горящих полей и дымящихся развалин деревушек; навстречу им двигались беженцы со всем своим скарбом, пытаясь выйти из зоны боестолкновения. Очаговое сопротивление оказывали только самые боеспособные части, но они уже не могли остановить немецкий вал — смешавшиеся в кучу войска союзников были обречены на полнейший разгром и  пленение.

Дорога отступления на Дюнкерк.

Дорога отступления на Дюнкерк.

Дорога отступления на Дюнкерк.

Выход британских войск из Дюнкерка.

Выход британских войск из Дюнкерка.

И вдруг, 24 мая немецкий генерал-фельдмаршал Рундштедт приказал танковым подразделениям остановиться, обеспокоенный уязвимостью флангов и вопросом снабжения передовых подразделений. Кроме того, болотистая местность вокруг Дюнкерка была непригодной для танков, которые он хотел сохранить для последующих операций. Гитлер поддержал Рундштедта, и приказал «не приближаться к Дюнкерку ближе, чем на 10 км» и до подхода резервов не использовать против блокированной группировки танки. Рундштедт, стараясь воспрепятствовать эвакуации, распорядился использовать для обстрела позиций противника артиллерию. В этот же день, британская радиоразведка перехватила незашифрованную немецкую радиограмму, как будто специально посланную для британцев: «Согласно приказу фюрера ограничить наступление линией Бетюн — Сент-Омер — Гравелин. Канал не пересекать». 24 мая Гитлер также отдал приказ «Люфтваффе»   недопустить эвакуации союзников. 26 мая, после подхода тылов, Рундштедт получил приказ продолжить танковые атаки заблокированной группировки. Однако за двое суток союзники сумели навести порядок в войсках и организовать оборону района Дюнкерка. Вечером 26 мая британский экспедиционный корпус получил приказ об эвакуации.

Эвакуация

Расположение сил и маршруты эвакуации.

Расположение сил и маршруты эвакуации.

Причины, побудившие Гитлера остановить успешное наступление своих войск на Дюнкерк, до сих пор дебатируются. Английские офицеры были склонны считать это чудом, немецкие — самой страшной ошибкой за всю войну. Некоторые исследователи считают, что Гитлер не хотел слишком сильно настраивать против себя британцев, рассчитывая на заключение мирного соглашения в преддверии нападения на Советский Союз. Выжившие немецкие генералы, обвиняя в остановке наступления Гитлера, все-таки говорили, что союзники, загнанные в угол, будут ожесточенно сражаться, поэтому надо было избежать потерь. В частях Рундштедта потери танков составляли от 30 до 50%, оставшиеся еще должны были пригодиться для продолжения французской кампании — их следовало поберечь. Опасались генералы и контратаки французов в районе Парижа, где у них была весьма слабенькая группировка. Также они считали, что заблокированная группировка могла организовать и мощный встречный удар. Еще одной причиной такого решения Гитлера стало красноречие Германа Геринга, искавшего «достойное» применение для своего «Люфтваффе». Он смог убедить Гитлера, что сможет расправиться со скученными на небольшой площади союзниками при помощи одних лишь самолетов. Ему вторил командующий Кригсмарине, который гарантировал закрыть пролив для флота противника, используя береговую артиллерию, минные заграждения, подлодки и торпедные катера. И главное, никому и в голову не могло прийти, по крайней мере, история не знала примеров, что полумиллионную группировку можно эвакуировать через Ла-Манш за короткий срок. Тем более, считалось, что союзники не бросят технику и вооружение, а погрузить ее было нечем, и негде. Другими словами, не было ни чуда, ни жалости, ни дурости, ни надежд на мир. Был холодный, прагматичный военный расчет. Поэтому, когда 28 мая 1940 года бельгийский король Леопольд III подписал акт о капитуляции Бельгии, высвобожденные немецкие воинские части были переброшены в район Дюнкерка, что и позволило в начале июня ликвидировать остатки заблокированных  войск союзников.

Итак, к 25 мая на небольшом куске земли вокруг порта Дюнкерк скопились почти полмиллиона солдат союзников, со всех сторон они были зажаты немецкими танками и пехотой, остановившимися  в 10 километрах от границы города.

В Англии газеты не сообщали точных подробностей о масштабах развернувшейся катастрофы, но общее настроение было весьма гнетущим. Все знали, что по ту сторону пролива происходит нечто ужасное. 26 мая в Вестминстерском аббатстве прошла церковная служба, на которой король Георг VI молился за «наших солдат, подвергающихся ужасной опасности во Франции». Подобные службы прошли во всех британских церквях и синагогах. То есть надеялись на Бога больше, чем в свои силы. К этому времени почти все приготовления к эвакуации были закончены.

Следует отметить, что еще до начала операции «Динамо» начиная с 20 мая, из района Дюнкерка на Британские острова было эвакуировано 28 тысяч британских военнослужащих, в основном вспомогательных подразделений. А сама подготовка к операции была начата одновременно с формированием штаба по эвакуации, т.е. 20 мая. В этот день британское правительство начало собирать в Дувре корабли и суда, которые были способны принять участие в эвакуации. 22 мая английское военно-морское министерство реквизировало 40 голландских шхун, находившихся в английских портах, с целью использовать их для эвакуации войск с континента. Для эвакуации командование союзников мобилизовало все имевшиеся в наличии корабли военно-морского и торгового флотов: 693 английских (в т.ч. 98 боевых кораблей, 423 гражданских маломерных судна) и 168 кораблей  союзников (в т.ч. 49 боевых). Всего в эвакуации участвовало 861 судно.

Карта-схема трех маршрутов эвакуации.

Карта-схема трех маршрутов эвакуации.

Загруженные корабли, покидавшие Дюнкерк, шли к Британским островам тремя маршрутами, носившими условные обозначения «X», «Y» и «Z». Самым коротким был маршрут «Z» (всего 72 км), корабли преодолевали его в среднем за два часа, но он пролегал вдоль французского берега, и следовавшие им корабли на протяжении значительной части пути подвергались обстрелу немецкой артиллерии с суши. Маршрут «X» был самым безопасным, хотя и заметно длиннее (105 км), однако он пролегал в непосредственной близости от ряда мелей и минных полей, из-за чего не мог использоваться ночью. Маршрут «Y» был самым длинным (161 км, четыре часа пути) — он проходил в стороне от мин и пушек, но следовавшие им корабли постоянно подвергались атакам немецкого флота и авиации. Опасность похода этими путями была чрезвычайно велика, но других путей не было. В результате операции «Динамо» было потеряно более четверти кораблей из участвовавших в эвакуации — 243 из 861. Так англичане потеряли 6 эсминцев, 5 тральщиков, 170 гражданских судов. Потери союзников состояли из 8 боевых кораблей и 9 гражданских.

Затонувшие суда у Дюнкерка.

Затонувшие суда у Дюнкерка.

Затонувшие суда у Дюнкерка.

Первоначальные планы  операции предусматривали эвакуацию  лишь 45 тысяч человек в течение двух суток. Ожидалось, что противник просто заблокирует дальнейшую эвакуацию. 27 мая в Дюнкерк за войсками прибыл один крейсер, восемь эсминцев и 26 других кораблей. За этот день удалось отправить в Англию 7 669 человек. На  второй день – 17 804.

При погрузке эвакуируемых англичане столкнулись с рядом проблем, препятствующих массовой отправке войск. Во-первых, противник бомбардировками разрушил всю инфраструктуру дюнкеркского порта — крупные суда не могли пристать к разрушенным причалам. Для погрузки людей можно было использовать лишь два бетонных волнолома, вдававшихся в бухту на расстояние почти в километр, но их пропускная способность была невелика. Во-вторых, рельеф дна в районе пляжей Дюнкерка был совершенно не пригоден для высадки или погрузки десантов — мелководные песчаные отмели простирались здесь на многие сотни метров от берега, делая невозможным подход даже малых кораблей ближе, чем на 90 м.

Импровизированные причалы.

Импровизированные причалы.

Импровизированные причалы.

Войска, запертые на побережье, попытались создать несколько импровизированных причалов, загнав во время отливов в воду целые колонны грузовиков с укрепленными на крыше деревянными мостками, по которым солдаты перебирались на маломерные суда и шлюпки, доставлявшие их к ожидающим в отдалении кораблям. Но это был весьма ненадежный метод, а главное имел низкую пропускную способность. Осталась не разрешенной и проблема заполнения военных кораблей эвакуированными, которые боялись занимать трюмы и располагались только на верхних палубах. Поэтому, к примеру, эсминец мог перевозить не более 900 человек.

В ожидании эвакуации.

В ожидании эвакуации.

В ожидании эвакуации.

В ожидании эвакуации.

Ситуацию спасли рядовые англичане, владельцы яхт, катеров, баркасов и рыболовецких шхун. Часть их судов была временно реквизирована, и они отправились в Дюнкерк с экипажами военных моряков. Но большая часть владельцев откликнулись на призыв правительства, и сама вышла в море на спасение своих сограждан. Отважные капитаны вели свои «маломерки» сквозь сущий ад, подвергаясь беспрерывным бомбежкам и артобстрелам, не имея совершенно никакого оружия для самозащиты. Они подходили прямо к берегу и принимали на борт солдат, чтобы доставить их на большие суда или отвезти прямиком в Англию, чтобы потом снова вернуться за новой партией. Этот «малый флот Дюнкерка» сыграл огромную роль в проведении успешной эвакуации. Гражданские лица на своих судах доставили на корабли почти всех эвакуированных и перевезли через Ла-Манш несколько десятков тысяч военнослужащих.

Гражданские катера собираются в поход на Дюнкерк.

Гражданские катера собираются в поход на Дюнкерк.

Использование маломерных судов позволило существенно увеличить погрузку крупных кораблей, которых в разы больше стали отправлять на эвакуацию. Так уже  29 мая было вывезено 47 тысяч, 30 мая – 53 тысячи, 31 мая – 68 тысяч, 1 июля 64 тысячи.

Дюнкерк. Картина Чарльза Эрнеста Кандалла.

Дюнкерк. Картина Чарльза Эрнеста Кандалла.

Морякам приходилось очень туго. Они работали без сна и отдыха сутками напролет у трудного побережья, изобилующего отмелями и минными заграждениями, под непрестанными бомбовыми атаками авиации и все более интенсивным артиллерийским обстрелом. Погрузка военных на суда зачастую проходила беспорядочно, в полном хаосе. Солдаты бросали свое оружие и снаряжение, заходили в воду и шли несколько сот метров к ожидавшим их катерам, порой едва добираясь до них вплавь. Те, кому повезло раздобыть лодку, добравшись до цели, не находили в себе сил вернуть ее обратно, тогда они просто бросали ее на волю волн. Оставшимся на берегу оставалось ждать, когда ветер прибьет ее к берегу.

Хаос эвакуации.

Хаос эвакуации.

Переправа войск с берега на крупные суда.

Переправа войск с берега на крупные суда.

Переправа войск с берега на крупные  суда.

Суденышки пытались маневрировать и идти зигзагами, чтобы увернуться от падающих бомб. В забитой до отказа тесной бухте это приводило к многочисленным столкновениям — повсюду горели тонущие посудины, плавали обломки корпусов и снастей, в лужах горящего мазута качались трупы. Тех, кому повезло вырваться в открытое море, поджидали немецкие подводные лодки и торпедные катера. 28 мая одной из их жертв стал эсминец «Уэйкфул», который получил 2 торпеды на обратном пути в Дувр. Он затонул всего за 15 минут. Из находившихся на борту 25 членов экипажа и 640 эвакуированных солдат выжил лишь один человек.

Солдатам, ожидавшим своей очереди на берегу, тоже приходилось несладко. Разбомбленный Дюнкерк горел, водопровод был поврежден, и некому было тушить пожары — все вокруг было затянуто плотным едким дымом. Уставшие солдаты сгрудились на пляже, сидели или лежали на песке, покорно ожидая своей участи, не в силах как-то повлиять на свою судьбу.

Погрузка британских войск на катера.

Погрузка британских войск на катера.

Погрузка британских войск на катера.

Немцы постоянно подвергали их артиллерийскому и минометному обстрелу, практически беспрерывно бомбили с воздуха, а вражеские пилоты как в тире заход за заходом расстреливали разбегающихся по пляжу солдат из пулеметов. «Люфтваффе» чувствовали себя безнаказанно — налеты усиливались, когда британские истребители, пытавшиеся помешать этому избиению, улетали домой на дозаправку. Остававшимся на земле не оставалось ничего иного, кроме как отбиваться от самолетов из своих винтовок и ручных пулеметов — всю зенитную артиллерию пришлось бросить во время форсированного отступления. Корабельные ПВО также не могли обеспечить эффективную защиту — им, прежде всего, приходилось оборонять самих себя.

Английская авиация пыталась оказывать максимальное противодействие неприятелю — летчики работали без сна и отдыха, мотаясь между Англией и Францией, совершая до 10 вылетов в сутки. Хуже всего было то, что солдаты, умирающие на пляжах Дюнкерка, по большей части и не подозревали об усилиях Королевских Воздушных Сил — большинство воздушных боев проходило вдалеке от пляжей, над морем или в тылу противника. Пилоты шли на огромный риск, так как, будучи сбитыми, они практически не имели шансов на выживание: приземляться с парашютом приходилось либо на территорию противника, либо прямиком в холодный Ла-Манш. За время операции «Динамо» британцы смогли сбить 156 вражеских самолетов, ценой потери 145 своих.

Немецкие ВВС не сумели достичь превосходства в воздухе и сорвать эвакуацию войск союзников по ряду причин, среди которых:

— переоценка командованием люфтваффе сил и возможностей немецкой авиации. Не учитывалась степень усталости лётчиков люфтваффе, которые в течение почти трёх недель участвовали в боевых действиях.

— при бомбардировке побережья поражающее действие немецких авиабомб оказалось снижено в результате низкой плотности морского песка.

— активное противодействие со стороны истребительной авиации противника в период проведения операции. Самолёты английских ВВС выполнили 2739 самолётовылетов над зоной эвакуации.

— сохранявшаяся в течение нескольких дней плохая погода, которая не препятствовала эвакуации, но затрудняла действия авиации.

31 мая немцы, получив резервы из Бельгии, возобновили активные боевые действия, и кольцо окружения начало стремительно сжиматься. Район, занимаемый войсками союзников, сократился до узкой полосы берега от Дюнкерка до Ле Пан, длиной 15 и глубиной всего около 7,5 километров. Через усиленные действия «Люфтваффе» со 2 июня дневную эвакуацию пришлось прекратить. Теперь корабли приходили только ночью, что резко снизило количество эвакуированных войск. Так 2-4  июня было вывезено лишь по 26 тысяч человек. Интересно, что лишь с 31 мая, после протеста Французского правительства, с Дюнкерка стали вывозить и французов, которых до этого не эвакуировали.

2 июня на остров ушли последние британские солдаты, державшие оборону Дюнкерка. Теперь оборону держали только французы. Часть из них удалось эвакуировать 3-4 июля. Оставшиеся две французские дивизии, численностью в 15 тысяч сдались 4 июля. И на этом операция «Динамо» закончилась.

Британские войска на пути домой.

Британские войска на пути домой.

Британские войска на пути домой.

Итоги операции

Главным итогом операции «Динамо» была эвакуация 338 тысяч человек, в т.ч. 139 тысяч военнослужащих стран-союзников (около 95 тысяч французов). Потери в результате гибели судов при переходе морем составили около 2 тысяч человек. Таким образом, на Британские острова из Франции прибыло 337 131 человек. В ходе всей короткой французской кампании Британский экспедиционный корпус потерял 68 111 человек убитыми, раненными и плененными, или 45 % от всей численности корпуса.

Радость спасения.

Радость спасения.

Радость спасения.

Эвакуированных солдат встречают на Родине.

Эвакуированных солдат встречают на Родине.

Эвакуированных солдат встречают на Родине.

При эвакуации личного состава английских, французских и бельгийских войск в районе Дюнкерка было брошено практически всё тяжёлое вооружение, техника и снаряжение. В общей сложности, было оставлено 455 танков, 2 472 артиллерийских орудий, почти 65 тысяч автомашин, 20 тысяч мотоциклов, 68 тысяч тонн боеприпасов, 147 тысяч тонн топлива и 377 тысяч тонн снаряжения и военного имущества, 8 тысяч пулемётов и около 90 тысяч винтовок. Другими словами, оставили вооружение и транспорт 9 английских дивизий.

Гора винтовок, оставленных на пляже Дюнкерка.

Гора винтовок, оставленных на пляже Дюнкерка.

Брошенная военная техника у Дюнкерка.

Брошенная военная техника у Дюнкерка.

Брошенная военная техника у Дюнкерка.

Французские каски, брошенные на побережье Дюнкерка.

Французские каски, брошенные на побережье Дюнкерка.

Побережье после эвакуации.

Побережье после эвакуации.

Безусловно, эта утрата оказала негативное влияние на боеспособность британской армии, однако ей удалось сохранить главное – большую часть кадрового личного состава, хорошо обученного и получившего реальный боевой опыт. В дальнейшем, сохраненный  личный состав стал основой войск союзников.

Во время Дюнкеркской операции 40 тысяч французских войск, включая и те 15 тысяч, что до конца прикрывали его пляжи,  попало в немецкий плен. Многие из них потом  погибли в немецких концлагерях и на подземных военных заводах.

Потери германских войск составили 8,2 тысячи человек.

Уинстон Черчилль.

Уинстон Черчилль.

Сразу после завершения операции в своем выступлении в Палате Общин 4 июня 1940 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль произнес фразу, ставшую крылатой: «Мы не должны характеризовать это спасение как победу. Войны не выигрываются эвакуациями».

В Германии ликвидация заблокированной группировки союзников в Дюнкерке была представлена, как историческая победа. 5 июня 1940 года Гитлер заявил, что «Дюнкерк пал! 40 000 французских и английских войск — это все, что осталось от бывших великих армий».

Разрушенный Дюнкерк. Июнь, 1940 г.

Разрушенный Дюнкерк. Июнь, 1940 г.

Разрушенный Дюнкерк. Июнь, 1940 г.

Пострадал от боев и город Дюнкерк. В первый же день массированным налётом был уничтожен дюнкеркский порт. Значительная часть бомб попала и на город — число жертв среди мирных жителей, достигло тысячи человек, около трети от всего оставшегося на тот момент в городе населения.

Мемориальное кладбище в Дюнкерке.

Мемориальное кладбище в Дюнкерке.

Сегодня о великой операции «Динамо» напоминает лишь мемориал на городском кладбище в Дюнкерке, где похоронено 4 505 британских воинов из BEF. Да еще сохранилось с десяток гражданских «маломерок-раритетов», принимавших участие в эвакуации.

И в заключение. Бегство из Дюнкерка было не случайным, а ожидаемым явлением. И не в силу слабости армии или неподготовленности командования. Профессиональные историки уже давно дали ответ на закономерность таких явлений. Объясняют это переходным периодом государства с мирного времени, на функционирование  в военный период. И время этого перехода длится от года, до полутора лет. Длительность периода зависит от размеров страны, чем больше государство, тем больше ему необходимо времени для перестройки на военные рельсы, и промышленного, и экономического потенциала, а главное – перелома в психологии народа. Однако, так уж сложилось в мире, что военные не читают труды историков, а потому и наступают на одни и те же грабли веками подряд.

По материалам сайтов: https://en.wikipedia.org;  https://ru.wikipedia.org; https://warspot.ru; https://lenta.ru; https://alexandr-rogers.livejournal.com; https://disgustingmen.com;  http://www.worldwar2heritage.com.

См. также фотогалерею Эвакуация из Дюнкерка.