Атака на Перл-Харбор. Позор или холодный расчет?

Японское нападение на американскую военно-морскую базу Пёрл-Харбор на острове Оаху в 1941 году помимо войны на Тихом океане породило и несколько версий «Дня позора Америки». До сих пор рассматриваются, и версии внезапного нападения, и умышленной подставы флота под японский удар, дабы США могли официально легализовать свое участие в войне. О содержательности и убедительности этих версий и будет наш рассказ.

Прежде чем начать повествование по сути, кратко остановимся на трех вопросах. Что такое Перл-Харбор? Почему это произошло? И как это произошло? Ибо именно в них, на наш взгляд, могут находиться и факты, и аргументы в пользу той, или другой версии. И так.

Что такое Перл-Харбор?

Гавайские острова, принадлежащие США.

Гавайские острова, принадлежащие США.

Остров Оаху.

Остров Оаху.

Топографическая карта Перл-Харбора после японской атаки.

Топографическая карта Перл-Харбора после японской атаки.

Военно-морская база Перл-Харбор (Жемчужная гавань) размещалась на острове Оаху, третьем по величине и наиболее населённом острове Гавайского архипелага. Большая часть гавани и прилегающих территорий были заняты центральной базой Тихоокеанского флота военно-морских сил США, которая была создана еще в 1900 году. В конце 1941 года в Перл-Харборе находилось около 100 кораблей и вспомогательных судна. Среди них — 8 линейных кораблей, 8 крейсеров, 29 эсминцев, 5 подводных лодок, 9 минных заградителей и 10 тральщиков.  Здесь же, на островах, находилось несколько военных аэродромов, на которых располагалось 394 различных самолета. Противовоздушная оборона Перл-Харбора обеспечивалась 294 зенитными орудиями. Сухопутные войска имели на вооружении радиолокационную станцию обнаружения воздушных целей с дальностью действия в 150 миль.

Общий вид ВМБ. 30 октября 1941 г.

Общий вид ВМБ. 30 октября 1941 г.

Военно-морской аэродром Форд-Айленд. 7 января 1941 г.

Военно-морской аэродром Форд-Айленд. 7 января 1941 г.

Вид с воздуха на Перл-Харбор. Склады снабжения и подводные лодки. 13 октября 1941 г.

Вид с воздуха на Перл-Харбор. Склады снабжения и подводные лодки. 13 октября 1941 г.

Нефтебаза. 13 октября 1941 г.

Нефтебаза. 13 октября 1941 г.

Военно-морская верфь. 13 октября 1941 г.

Военно-морская верфь.  13  октября 1941 г.

Предпосылки к японскому нападению

На протяжении нескольких десятилетий, с начала XX века, Соединенные Штаты и Япония были ярыми противниками. Грядущая и неизбежная схватка стала откровенно обсуждаться в печати уже после русско-японской войны 1904-1905 годов. Вашингтон тогда сделал крайне неприятное и тревожное открытие: оказав помощь Японии в войне против России, США вместо признательности получили в ее лице соперника и противника. В Токио определенно думали о том, как бы ограничить американское влияние на Тихом океане и Дальнем Востоке, а еще лучше изгнать отсюда, разумеется, силой, Соединенные Штаты. В 96-томной американской официальной истории участия армии США во Второй мировой войне сказано: «…стратегия войны с Японией на Тихом океане была единственной областью американского военного планирования, которая имела длительную и непрерывную историю». Вплоть до второй половины 30-х годов американские стратеги исходили из того, что США и Япония померятся силами один на один. Когда в 1936-1937 годах возникла фашистская «Ось» — политический союз Германии, Японии и Италии, — пришлось иметь в виду возможность коалиционной войны с обеих сторон. Поэтому был составлен многоцелевой план, предусматривающий согласованные действия США, Англии и Франции, причем между ними предполагалось «разделение труда»: англичане и французы воюют главным образом в Европе, а американцы громят Японию с помощью флота.

При предполагавшемся соотношении сил и с учетом расстояний, в Вашингтоне рассудили, что Филиппины и Гуам на первом этапе боевых действий придется списать со счетов. Они будут отвоеваны на заключительной стадии войны. План войны с Японией под названием «Рейнбоу», был утвержден объединенным советом армии и флота США 30 июля 1939 года. В соответствии с ним и проводилась подготовка к войне, а в случае необходимости в план вносились изменения.  План безоговорочно подтверждал необычайную важность Гавайских островов как базы для флота США. Этой военной доктрины и придерживались США до самого вступления во Вторую мировую войну.

В качестве ближайших целей войны в Токио намечали оккупацию обширного района на юге и создание оборонительного периметра по линии, соединяющей Курильские и Маршалловы острова, архипелаг Бисмарка, острова Тимор, Ява, Суматра, а также Малайю и Бирму. Нападение на владения колониальных держав неизбежно влекло за собой войну с США, Англией и Голландией. Если последних двух держав в то время в Токио не опасались, то по-иному обстояло дело с Соединенными Штатами, которые пока не принимали участия в войне в Европе. Появление на театре военных действий сильного Тихоокеанского флота США могло бы затруднить овладение районом Южных морей, затянуть боевые действия. В результате Япония оказалась бы вовлеченной в длительную войну: к ней она не была готова и выдержать ее не смогла бы. Поэтому Япония до последней возможности оттягивала войну с США, стратегия которой предусматривала в первую очередь нейтрализовать американский Тихоокеанский флот.

Японский посол в Германии Мусякодзи и министр иностранных дел Германии Риббентроп подписывают «Антикоминтерновский пакт».

Японский посол в Германии Мусякодзи и министр иностранных дел Германии  Риббентроп  подписывают  «Антикоминтерновский пакт».

В 1937 году Япония, переведя войну с Китаем в активную фазу, потопила на Янцзы американскую канонерку «Пэнаи», принимавшую на борт эвакуировавшихся сотрудников посольства США в осажденном Нанкине. Этого вполне бы хватило для того, чтобы США объявили войну Японии, хотя бы и потеряли образ «нейтральной» страны. Но, американские стратеги считали необходимым, дождаться момента, когда Япония ввяжется в войну с СССР, обессилит, и тогда уже прибрать ее к рукам не затрачивая много ресурсов. Подписав антикоминтерновский пакт, Япония ждала, когда Германия нападет на СССР, чтобы тоже самое сделать на Дальнем востоке. Предполагалось, что Германия завоюет территорию до Урала, а дальше за Уралом вся территория само собой отойдет сильной Японии. В одиночку воевать с Советским Союзом японцы не решались, поскольку военный конфликт на озере Хасан и речке Халхин-Гол, резко остудил их военный пыл. За две недели войны с СССР японские потери превысили потери за все время войны в Китае (1931-1939 гг.). Подготовка к войне с СССР шла полным ходом, когда в августе 1939 года случилось событие, которое японцы посчитали катастрофой. СССР и Германия подписали мирный договор – Пакт Молотова-Риббентропа.  С этого момента, даже командование сухопутных войск Японии, которое яро выступало за войну с СССР, а не с США, стало сторонником войны на море, хотя Квантунская армия в Маньчжурии уже достигала 1 млн. человек. США также потеряли надежду на войну СССР и Японии, когда те в апреле 1941 года подписали пакт о нейтралитете.

Теперь позиция США определялась одной целью – любым способом ввязаться в войну, причем на Дальнем Востоке, а не в Европе. Благо, что Япония всячески способствовала этому. Причем к войне с Японией стремились политики, а не военные. В связи с этим, в вооруженных силах США «пацифистов» меняли если уж не на открытых «ястребов», то хотя бы на генералов, готовых без роптания исполнять волю политиков. Примечательно, что США собираясь воевать с Японией, поставляли ей металлолом для сталелитейной промышленности и нефть для  производства горючего. Японцы расплачивались за это по взвинченным ценам золотом и серебром, вывезенным из Маньчжурии и Китая. Также удивительно, что США поддерживая Китай, предоставляли больше помощи Японии, чем Китаю. В 1939 году экспорт США в Китай составил 56,6 млн. долларов, в Японию — 232 млн. долларов. Такая же картина была и в 1940 году. Военные роптали, что им придется воевать  против своей стали и американских ресурсов. Однако, американские дипломаты и разведчики докладывали Вашингтону, что Япония  пока не готова  к войне с США. Необходимо было ее подталкивать к этому.

Японские войска в Индокитае.

Японские войска в Индокитае.

21 июня 1941 года американцы подготовили резкую ноту правительству Японии, ответ на которую японцы  дали запутанный и завуалированный. После вступления японских войск в Южный Индокитай, 25 июля американское правительство ввело эмбарго на экспорт нефти в Японию и заморозило все японские активы в США на общую сумму 130 миллионов долларов. Также были прекращены поставки самолетов,  металлообрабатывающих станков и авиационного бензина. На следующий день филиппинская армия была включена в вооруженные силы США. Военное министерство учредило новую инстанцию — командование американскими силами на Дальнем Востоке во главе с генералом Д. Макартуром. В связи с «ремонтом» закрыли для японского судоходства Панамский канал. Англия и власти Голландской Индии последовали за США, заявив о замораживании японских активов и прекращении торговли с ней. Япония ответила аналогичными действиями в отношении активов этих стран. На самом деле оказалось, эмбарго не запрещало вывоз нефти, а только ограничивало ее объемы на уровне 1935-1936 годов. 17 августа Рузвельт пригласил посла Японии в США Номура и объявил, что если Япония пойдет на дальнейшие действия для установления господства над соседними странами при помощи силы или угрозы силой, то США предпримут все возможные шаги для охраны своих «законных прав и интересов». 22 октября 1941 года американские суда, доставлявшие грузы во Владивосток, исчезли с тихоокеанских морских путей. Это объяснили исключением инцидентов с Японией, на самом же деле избегали ненужных потерь в надвигавшейся войне. В тоже время обе стороны вели иезуитские переговоры относительно раздела сфер влияния в Тихоокеанском регионе, бесконечно обсуждая многочисленные формулировки договора, выдвигая друг другу невыполнимые условия.

Посол Японии в США Номура в Белом доме на встрече с Президентом США Рузвельтом. 17 ноября 1941 года.

Посол Японии в США Номура  в Белом доме  на встрече с Президентом США Рузвельтом. 17 ноября 1941 года.

26 ноября США предложили Японии заключить многосторонний пакт о ненападении на Дальнем Востоке; подписать коллективный договор о целостности Индокитая; вывести все войска из Китая; США и Япония будут поддерживать в Китае только чунцинский режим; оба правительства вступят в переговоры о заключении торгового договора. Коротко говоря, Соединенные Штаты предлагали Японии восстановить по доброй воле положение, существовавшее на 18 сентября 1931 года, то есть до начала японских захватов. Таким образом, Рузвельт, пытаясь якобы удержать Японию от войны, фактически угрожал ей войной. Японцы посчитали документ ультиматумом. На этом долгосрочные переговоры между странами закончились, оба государства ожидали начала войны. Причем, и Президент США, и американское высшее командование вооруженных сил были уверены, что японцы нападут первыми  и в ближайшие дни.

1 декабря 1941 года американцы перехватили и дешифровали указание МИД Японии в Лондон, Гонконг, Сингапур и Манилу — уничтожить в посольствах и миссиях шифровальные машины и сжечь шифры. Сделать тоже самое в Вашингтоне предлагалось по отдельному специальному сигналу. В этот же день Координационный комитет Японии принял окончательное решение о войне против США, Англии и Голландии. Днем начала войны было подтверждено 8 декабря по токийскому времени. Радиоперехват радиостанций японского ВМФ подтвердил активизацию радиообмена, аналогичную  во время вторжения Японии в Южный Индокитай. Американская и английская разведки тем временем доложили о том, что конвои с японскими войсками, эскортируемые военными кораблями, движутся на юг. Вечером 6 декабря Рузвельт получил многостраничный ответ на свою ноту от 26 декабря, по прочтении которого, пришел к выводу, что это начало войны. Однако до полудня Президент США с ближайшим окружением гадали, когда и где нападут японцы. На всякий случай решили подготовить не приказ о приведении войск в боевую готовность, а ультиматум Японии: — «Учитывая жизненно важные интересы США, Великобритании и Голландской Индии, любое выдвижение японских экспедиционных сил в воды вблизи Филиппин или в Южно-Китайское море южнее 10° северной широты будет по необходимости рассматриваться указанными правительствами как враждебный акт». Около 13:00 (около восьми по часовому поясу Гавайев), во время обеда, Президенту США доложили, что Япония атаковала Перл-Харбор.

Атака на Перл-Харбор

Нападение на Перл-Харбор оказалось как две капли воды похожим на вторжение Германии в СССР, только в меньших масштабах. Во-первых, о возможности нападении знали как минимум за два года до него, но реальных мер к отражению не предпринимали. Во-вторых, высшее командование, как в СССР, так и в США верили в какие-то косвенные признаки. Сталин в то, что Германия не будет воевать на два фронта, Рузвельт в то, что Япония скорее нападет на СССР, нежели на Гавайи, а после поражении немцев под Москвой, вообще не будет ввязываться в войну. В-третьих, и Сталин, и Рузвельт не доверяли разведкам, которые к тому же действовали отвратительно. В-четвертых, оба главнокомандующих отдали приказы своим войскам не поддаваться на провокации, первыми огонь не открывать. В-пятых, войска «ожидая» нападения, готовились к выходному дню, боеприпасы были закрыты на складах под замком, частично войска проводили учения … Можно еще найти с десяток  общих черт  обоих событий, но отметим лишь одну главную. И в СССР,  и в США пренебрегли главным принципом обороны – оборона страны настолько серьезное дело, что ее нельзя доверить военным. И Сталин, и Рузвельт его на первых порах проигнорировали.

В 1932 году американские флотоводцы провели совместные маневры с сухопутными войсками в гавайских водах. Отрабатывалась оборона островов от нападения с моря и воздуха. Острова были условно атакованы 152 самолетами с авианосца рано утром, и в результате «разгромили» базу. Урок был усвоен только японцами. В 1936 году японская военно-морская академия выпустила «Исследование стратегии и тактики в операциях против США». Японские эксперты записали: «В случае базирования главных сил американского флота в Пёрл-Харборе военные действия надлежит открыть внезапными ударами с воздуха». Адмиралы японского флота пришли к выводу, что использование самолетов с авианосцев против боевых кораблей даст возможность одержать победу над превосходящими американскими силами. Они добились строительства гигантских по тем временам авианосцев водоизмещением по 30 тысяч тонн. Япония в 1941 году имела самую лучшую  палубную авиацию в мире, создав 1-й воздушный флот, как ударное авианосное соединение. Когда они расширили его до 6 авианосцев, он превратился в самое мощное ударное соединение, выходившее до той поры в море.

Уверенности в использовании авианосцев против военно-морских баз японскому морскому командованию придали и вести из Европы. В ночь на 11 ноября 1940 года английский авианосец «Иллюстриос» подошел на 170 миль к итальянской базе Таранто в Ионическом море и поднял в воздух 21 торпедоносец. Штурманы в светлую лунную ночь без труда привели ударную группу к цели. Сброшенные торпеды поразили в гавани Таранто три итальянских линкора: один из них затонул, два других были надолго выведены из строя.

Возвращаясь к нападению Японии на Перл-Харбор, отметим, что  операция по его планированию была начата еще в январе 1941 года, а к непосредственной ее подготовке приступили уже в мае 1941 года. Инициировал, и разработку операции, и осуществлял ее подготовку новый главнокомандующий Объединенным флотом адмирал Исороку Ямамото, назначенный на этот пост в августе 1940 года. Однако, окончательное решение о налете на Перл-Харбор было принято лишь в конце сентября 1941 года.

Адмирал Исороку Ямамото.

Адмирал Исороку Ямамото.

С целью подготовки отряда пилотов для операции, Ямамото нашел Минору Гэнда — высококлассного летчика-истребителя, уже служившего на командной должности в штабе 1-го воздушного флота. Гэнда набрал одаренных истребителей, пикировщиков, торпедоносцев и бомбардировщиков для проведения тренировок с пилотами участниками операции. Для нее были отобраны самые опытные японские пилоты морской авиации, имеющие сотни часов налета и боевой опыт.

Гэнда предложил свой план операции, который в корне отличался от задумки Ямамото, и который был в большинстве своем принят за основу. Однако был отвернут пункт о высадке на военно-морскую базу крупного десанта. И как показало последующее развитие событий, совершенно напрасно. В случае его применения, японцы бы за несколько часов захватили базу в Перл-Харборе без особых усилий.

При подготовке операции Гэнде пришлось решать десятки тактических вопросов, которые были упущены высшим командованием. Например, тогдашние торпеды можно было сбрасывать с самолетов только там, где глубина воды была не менее 25 метров. В противном случае они зарывались в грунт на дне. Глубина гавани Пёрл-Харбора составляла в среднем 10 метров и только на фарватере достигала 15 метров. В результате экспериментов, проводившихся под его руководством, лишь в октябре изобрели деревянные стабилизаторы, которые позволяли применять торпеды на мелководье. Параллельно с экспериментами Гэнда отрабатывались приемы бомбардировки линкоров с воздуха. Оказалось, однако, что у авиации нет бомб, способных пробить довольно толстую палубную броню крупных кораблей американского флота. Пришлось прибегнуть к импровизации. Практичные работники материально-технической службы флота нашли выход: к 15- и 16-дюймовым бронебойным снарядам приделали стабилизаторы. Испытания превзошли все ожидания: не оставалось ни малейших сомнений, что эти снаряды пробьют броню.

Морскую часть операции готовил адмирал Кусака, на которого были возложены все вопросы формирования и передвижения ударных сил. Командовать формируемой эскадрой предстояло адмиралу Нагумо. Несмотря на то, что в подготовке операции были задействовано большое количество войск и гражданских структур, благодаря разработанным мерам прикрытия, о ее истинном назначении знал очень небольшой круг высшего командования.

В ноябре адмирал Ямамото санкционировал участие в операции еще и подводных лодок. Предусматривалось, что в гавань проникнут, пять миниподлодок, которые после налета торпедами добьют  уцелевшие корабли. Лодки-носители типа «I-24» и еще 20 подлодок должны были организовать завесу вокруг гавани, для уничтожения кораблей, которые попытаются вырваться из гавани.

Линкор «Киришима», авианосец «Кага» и линкор «Хиеи» за три дня до похода на Перл-Харбор.

Линкор «Киришима», авианосец  «Кага» и линкор «Хиеи» за три дня до похода  на Перл-Харбор.

К 17 ноября 1941 года все корабли, участвующие в операции, покинули свои базы и направились в точку сбора — заливу Танкан на острове Итуруп в группе Курильских островов. К месту атаки им надлежало пройти 3,6 тысячи миль.

Наибольшим страхом Ямамото в данной операции, была возможность не застать американского флота в Перл-Харборе. Поэтому японская разведка, ежедневно сообщала не только количество кораблей в гавани, но и точное их место расположения. Японцы были даже осведомлены о почасовом расписании каждого американского адмирала.  Американцы же считали, что всех шпионов, а к таким они в основном относили, лиц японского происхождения, напрочь извели, «забив» ими лагеря интернированных. Впоследствии оказалось, что ни контрразведка, ни ФБР, так ни одного реального японского шпиона и не поймали. Контрразведка флота, успокоившись тем, что могла расшифровывать большинство кодов японцев во время радиообмена, особо не напрягалась, считая, что японцы сами все «выболтают». Тем не менее, со средины ноября разведка Союзников полностью потеряла местонахождения японских авианосцев. А поскольку вся японская эскадра шла к Перл-Харбору в условиях радиомолчания, и шансов отыскать их не было никаких.

Японская разведка установила, что американские самолеты неохотно патрулируют зону на север от Гавайев, считая ее безопасной, и редко залетают за 200-мильный радиус. Именно этого расстояния — 200-250 миль — было достаточно японским авианосцам, чтобы выпустить самолеты и принять их обратно. Также японская разведка доложила, что американские корабли не имеют противоторпедных сетей, а ПВО не использует аэростаты заграждения. Разведчики сообщили, что лучшим днем нападения является воскресенье, поскольку на выходные большинство кораблей возвращается на базу.

Японцы также постарались о проведении кампании дезинформации о своих намерениях. Так, до 7 декабря  1941 года разведка Тихоокеанского флота получила  50 предупреждений из китайских источников о том, что «японцы, вне всякого сомнения, уже на следующей неделе нападут на Россию». Внес свою лепту в успокоение флота и президент Рузвельт, который в доверительной беседе с командующим флотом заявил, что с Японией  ведутся секретные переговоры, исключающие в ближайшем будущем войну.

1 февраля 1941 года в командование американским Тихоокеанским флотом вступил адмирал Хасбенд Киммель, который в отличие от своего предшественника — Дж. Ричардсона — не надоедал командованию вопросами безопасности военно-морской базы. Пытаясь поднять боеготовность базы, ему не удалось объединить командование базой. Таким образом, флоту полагалось оборонять только собственные корабли, а защита Пёрл-Харбора возлагалась на армию, в распоряжении которой были самолеты, батареи береговой и зенитной артиллерии. Гарнизон Гавайских островов насчитывал на 7 декабря 1941 года 2490 офицеров и 40 469 солдат. Естественно, существование военного объекта с двумя командирами редко может иметь, хотя бы элементарную боеготовность.

27 ноября 1941 года в штаб Киммеля поступила телеграмма из Вашингтона, о возможных агрессивных действиях Японии в ближайшие дни. Тем не менее, телеграмма предписывала «не поддаваться на провокации, первыми огонь не открывать».  В силу этой телеграммы, базу флота начали покидать корабли, для выполнения отдельных заданий по защите островов. Немедленно ушли  два авианосца, три крейсера, 9 эсминцев. 5 декабря ушло еще 6 крейсера и 15 эсминцев, 7 подлодок. Таким образом, половина флота покинула гавань. На 7 декабря в Перл-Харборе оставалось 8 линкоров и 96 кораблей различных классов. На аэродромах находилось 227 самолетов.

К  22 ноября 1941 года 32 корабля оперативного соединения адмирала Нагумо собрались в заливе Танкан: шесть авианосцев ударной группы, на которых размещалось 414 самолётов,  и силы прикрытия — два линкора, три тяжелых крейсера; отряд из девяти эсминцев, возглавляемый легким крейсером; передовой отряд — три подводные лодки и отряд снабжения — восемь танкеров. В шесть утра 26 ноября оперативное соединение покидало залив. Корабли, набирая ход, легли на курс. Они двигались прямо на восток, с тем чтобы, минуя оживленные судоходные линии, выйти к Гавайским островам с севера. По пути несколько раз пополняли запасы топлива с танкеров, что было вовсе не легким делом в зимнем океане. Корабли сохраняли радиомолчание, использовали высококачественное топливо — из труб почти не вырывалось дыма, ночью шли без огней. 2 декабря  соединение получило шифрограмму, в которой было назначено время атаки Перл-Харбора – воскресенье 7 декабря. Так же предписывалось, вернуться назад, если соединение кораблей будет обнаружено противником до 6 декабря. Осуществив последнюю заправку топливом в 600 милях от Гавай, 6 декабря в 12:00 соединение устремилось к Гавайским островам, увеличив ход до 20 узлов и построившись в боевой строй.

Расположение кораблей в бухте Пёрл-Харбор накануне нападения.

Расположение кораблей в бухте Пёрл-Харбор накануне нападения.

Джон Гамильтон. Японская атака на Перл-Харбор, 7 декабря 1941 года.

Джон Гамильтон. Японская атака на Перл-Харбор, 7 декабря 1941 года.

В 5.30 утра 7 декабря в полной темноте катапульты тяжелых крейсеров выбросили два самолета-разведчика. Они должны были доложить обстановку в Пёрл-Харборе.  В 6:00 утра с авианосцев взлетела первая волна из 183 самолетов: 40 торпедоносцев, 51 пикирующий бомбардировщик, 49 бомбардировщиков и 43 истребителя. В 7:15 с авианосцев стартовала вторая волна — 78 пикирующих бомбардировщиков, 54 бомбардировщика  и 36 истребителей. Всего в двух волнах к Гавайским островам направлялись 350 самолетов. 39 истребителей оставались на авианосцах в резерве на случай контратаки противника.

В ночь на 7 декабря события поблизости от Пёрл-Харбора развивались согласно японскому плану. Еще с вечера 6 декабря японские подводные лодки-носители, подтвердив уверенную работу штурманов, заняли позиции примерно в восьми милях от входа в гавань. В 3:00  четыре малые подводные лодки были спущены на воду и своим ходом направились к Пёрл-Харбору. На пятой дело не ладилось: отказал гирокомпас. Большие подводные лодки погрузились и стали ждать. По плану малые подводные лодки должны были на рассвете проникнуть в Пёрл-Харбор, опуститься на дно и ждать момента атаки.

РЛС на острове Оаху.

РЛС на острове Оаху.

Над базой Перл-Харбора, на самой высокой точке острова Оаху была установлена передвижная радиолокационная станция, которая работала в режиме тестирования с 04:00 до 07:00 в самое вероятное время для нападения. Станция позволяла вести наблюдение на расстоянии до 270 км. На ней дежурили два рядовых солдата. РЛС была связана с информационным центром в форте Шафтер. Утром 7 декабря в центре находилось несколько рядовых, которые по получении сообщений о самолетах на планшетах-построителях вели прокладку их курса. Единственный офицер среди них, лейтенант Кермит Тайлер, в сущности, был посторонним. Его послали для прохождения практики в качестве офицера связи от истребительной авиации. Однако никого из тех, кто бы мог обучать лейтенанта в воскресенье, в центре не было. И Тайлер заступил на учебное дежурство, которое должно было закончиться к  08:00.  К этому времени дежурные с РЛС должны были выключить свою установку, запереть станцию и отправиться завтракать в лагерь. Но грузовика, обычно отвозившего солдат, что-то не было видно. Они решили потренироваться. В 7:02  они увидели на расстоянии 136 миль  большую группу самолетов. Они получили пеленг, дистанцию и координаты, определив место цели. 7:15 они позвонили в информационный центр, где к этому времени Тайлер остался вдвоем с дежурным телефонистом. Тейлер, вместо вызова на службу планшетистов, вспомнил, что всю ночь радиостанция Гонолулу передавала гавайскую музыку. Его сослуживец как-то объяснил, что это делалось тогда, когда из США на Гавайи перегоняли бомбардировщики «Б-17» и станция служила им радиомаяком. По-видимому, и на этот раз летели бомбардировщики. Поэтому Тайлер со спокойной душой попросил передать на РЛС  не беспокоиться. Рядовые выключили РЛС и отправились на завтрак. Таким образом, современная техника оказалась бесполезной в руках бестолковых командиров.

В 07:35 японские  разведывательные самолеты сообщили, что их не заметили и бомбардировщики могут выходить на боевой курс. В 07:49 самолеты уже находились в зоне прямой видимости Перл-Харбора, но их принимали за учение своих, пока не взорвались первые бомбы.  В 07:53 первая бомба упала на Пёрл-Харбор, а командир авиагруппы передал по радио для командующего эскадрой условный сигнал «Тора! Тора! Тора!» (Тигр! Тигр! Тигр!) — внезапная атака удалась.

По заведенному ритуалу, моряки базы Перл-Харборе в 07:55 выстраивались на палубах своих кораблей и торжественно поднимали государственный флаг США. В этот раз традиция сослужила им плохую службу, поскольку практически все команды кораблей находилась на верхних палубах, многие пострадали от взрывов и осколков, а также от огня крупнокалиберных пулеметов. Кроме того, у зенитных орудий находились только  дежурные расчеты, что не позволило своевременно открыть заградительный огонь. Поэтому японцы бомбили корабли, как на учебном полигоне – без спешки и помех. Лишь через 5-10 минут корабли начали открывать хаотичный  зенитный огонь.

Самолеты готовятся к вылету с авианосца «Шокаку» для первой волны ударов.

Самолеты готовятся к вылету с авианосца «Шокаку» для первой волны ударов.

Схема атаки по базе Пёрл-Харбор первой волны японского авиаудара.

Схема атаки по базе Пёрл-Харбор первой волны японского авиаудара.

Зенитный огонь над военно-морской базой.

Зенитный огонь над военно-морской базой.

Ярость воздушной атаки сосредоточилась на линейных кораблях. Через восемь минут после поражения первой торпедой  линкор «Оклахома» перевернулся. Вода мигом распространилась через незакрытые люки в водонепроницаемых переборках. На поверхности остались только правый борт и часть киля. Корабль уткнулся мачтами в дно. Сотни человек оказались в ловушке. Через несколько месяцев, когда линкор был поднят, обнаружили около четырехсот трупов. Получив последовательно несколько торпед, «Вест-Вирджиния» загорелся и сел на дно на ровном киле. «Калифорния» затонул прямо у пирса. Раздался страшный взрыв: бомба, по-видимому, попала в носовые боевые погреба «Аризоны». Вверх на 300 метров взметнулся столб огня и дыма. В одно мгновение корабль превратился в груду металлолома. Погибло 1102 человека.

Опрокинутый линкор «Оклахома».

Опрокинутый линкор «Оклахома».

Опрокинутый линкор «Оклахома».

Пожар на линкоре «Аризона».

Пожар на линкоре «Аризона».

Затонувший линкор «Аризона».

Затонувший линкор «Аризона».

Тонет линкор «Калифорния».

Тонет линкор «Калифорния».

Линкор «Вест-Вирджиния» в огне.

Линкор «Вест-Вирджиния» в огне.

Тушение пожара на линкоре «Невада».

Тушение пожара на линкоре «Невада».

Линкор «Невада» на мели.

Линкор «Невада» на мели.

Из восьми линейных кораблей только «Невада» дал ход во время нападения на Пёрл-Харбор. Это дало возможность через 45 минут после появления японских самолетов сделать попытку уйти из гавани. Хотя и поврежденный бомбами, линкор хорошо слушался руля. Громадный корабль, непрерывно отбивавший атаки и искусно маневрировавший в тесной гавани, привлек всеобщее внимание. Когда линкор вошел в фарватер, к Пёрл-Харбору как раз подошли японские пикирующие бомбардировщики второй волны. Пёрл-Харбор к этому времени был дьявольским котлом пожаров, от которых поднимались серые, коричневые, белые, ядовито-желтые, черные клубы дыма. Прицельное бомбометание в огне пожаров и под бешеным зенитным огнем было почти невозможно. Но линкор «Невада» был отчетливо виден. Японские летчики обрушились на линкор с удвоенной яростью — представилась прекрасная возможность затопить его и закупорить вход в Пёрл-Харбор. Цель японцев стала ясна и тем, кто был на берегу. «Невада» получил приказ очистить фарватер. Повинуясь ему, командовавший офицер в 9:10 ткнул корабль носом на грунт напротив мыса Госпитальный. Несмотря на то, что при попытке выйти из Пёрл-Харбора линкор получил новые попадания бомб и торпед и теперь плотно сидел на мели, расчеты зенитных установок продолжали вести огонь. Когда бой закончился, экипаж «Невады» огляделся — пятьдесят убитых, более сотни раненых. Но моряки отстояли серьезно избитый линкор.

Взлет второй волны с авианосца «Акаги».

Взлет второй волны с авианосца «Акаги».

Взлет второй волны с авианосца «Акаги».

Схема атаки по базе Пёрл-Харбор второй волны японского авиаудара.

Схема атаки по базе Пёрл-Харбор второй волны японского авиаудара.

Три легких крейсера — «Хелена», «Гонолулу» и «Рэлей» — получили довольно серьезные повреждения, а эсминец «Шоу» пострадал при пожаре. За утро 7 декабря японская авиация потопила пять линкоров, повредила три. Выведены из строя, но остались на плаву три легких крейсера, сильно пострадали три эсминца. Повреждены или потоплены четыре вспомогательных судна. Всего 18 кораблей. Впоследствии большинство кораблей было вновь введено в строй. Не удалось восстановить  линкоры «Аризона», «Оклахома», корабль-мишень «Юта», эсминцы «Кессин» и «Дауне».

Разрушенные эсминцы в сухом доке.

Разрушенные эсминцы в сухом доке.

В разгар налета авиации дали о себе знать японские подводные лодки. Две всплывшие лодки были немедленно атакованы эсминцами. Остальные две пропали без вести. Пятая лодка, со сломанным  гирокомпасом села на рифы, а экипаж попал в плен.

Одновременно с ударом по кораблям был совершен налет на аэродромы. По японским подсчетам, на Гавайских островах было 900 самолетов, в действительности оказалось в три раза меньше. По приказу сухопутного командования они во избежание диверсий стояли группами на открытых местах. На базе морской авиации в Канэохэ, расположенной в восточной части Оаху, гидросамолеты ровными рядами покачивались на якорях. Лучших целей для японцев  даже представить было не возможно. Японские бомбардировщики бомбили с пикирования и бреющего полета, а истребители штурмовали аэродромы и находившиеся вблизи здания. Заправленные самолеты на рулежно-подходных дорожках вспыхивали факелами, на базе Канэохэ гидросамолеты тонули или горели в ангарах.

Горящий ангар гидросамолетов.

Горящий ангар гидросамолетов.

Разбитые самолеты на базе гидросамолетов острова Форд.

Разбитые самолеты на базе гидросамолетов острова Форд.

Разбитые самолеты на базе гидросамолетов острова Форд.

В 8:00 к Оаху подошли 12 бомбардировщиков «Б-17», совершившие 14-часовой перелет из Сан-Франциско, у которых горючее было на исходе. Самолеты прибыли облегченными: с них сняли вооружение, броню и сократили экипажи. Когда американские летчики увидели множество самолетов, снующих в небе над аэродромами, они решили, что местные авиаторы приготовили им торжественную встречу. Японские истребители тем временем уже пристраивались в хвост бомбардировщикам. Через несколько мгновений пулеметный огонь с «эскортирующих» самолетов открыл им глаза на истинное положение вещей. Приземлиться смогли только три «Б-17», однако японцы добили их на земле.

На аэродромах стреляли все, кто только смог найти оружие, — из пулеметов, винтовок и даже пистолетов. Но неорганизованный огонь не причинял видимых потерь японским самолетам. Немногие американские летчики, поднятые с постели налетом, сумели добраться до аэродромов, еще меньше нашли самолеты, пригодные к полету, и лишь десятку из них удалось подняться в воздух. На аэродромах было уничтожено 188 и повреждено 128 американских самолетов. В общей сложности налет американцам обошелся в 2403 человека убитыми и 1178 раненными.

Вид с воздуха на причал линкоров на южной стороне острова Форд после японской атаки.

Вид с воздуха на причал линкоров на южной стороне острова Форд после японской атаки.

Вид с воздуха на причал линкоров на южной стороне острова Форд после японской атаки.

Тем временем к Пёрл-Харбору приближались двумя группами 19 самолетов с авианосца «Энтерпрайз». Корабль находился в 200 милях прямо к западу от Оаху и должен был прийти позднее. Как обычно, авианосец выслал вперед патрульные самолеты, которые, завершив  полет, должны были приземлиться на аэродроме Уиллер. Около 8:30, подлетев к Пёрл-Харбору, пилоты увидели стену разрывов зенитных снарядов и удивились воскресным учениям, да еще в районе базы, но, решили, что зенитчики примут меры предосторожности и не поразят свои самолеты. Однако, пять самолетов с «Энтерпрайза» были сбиты усилиями, как японских самолетов, так, и американских зенитчиков.

По результатам налета, японская авиация от огня зенитной артиллерии и в воздушных боях потеряла утром 7 декабря 29 самолетов: 9 в первой волне и 20 во второй. 74 самолета были серьезно повреждены. 64 человека погибли. Прибывшие на авианосцы японские самолеты пополнили боезапас и заправились. Пилоты ждали команды повторного налета для того, чтобы уничтожить нефтебазу, доки, ремонтные мастерские и прочую инфраструктуру ВМБ. Они предлагали остаться в этом же районе еще на несколько дней, найти и уничтожить вражеские авианосцы. Однако, командующий  эскадрой адмирал Нагумо, опасаясь находившихся где-то рядом американских авианосцев, приказал лечь на обратный курс – в Японию.

Если современникам, особенно адмиралам, считавшим, что линкоры  главная сила флота, вывод из строя восьми линейных кораблей представлялся катастрофой для США, то ретроспективный взгляд на события 7 декабря 1941 года убеждает, что японский успех направил косное американское военно-морское мышление на правильную дорогу. Линкоры, ушедшие на дно в Пёрл-Харборе, олицетворяли собой прошлый день в войне на море. Японские летчики блистательно доказали, что отныне битвы на океанских просторах решают авианосцы, а тяжелые корабли — лишь их прикрытие. Ничтожные потери японцев в сравнении с американскими, убеждали самых упрямых.

«День позора»

Днем 7 декабря на Гавайях были твердо убеждены, что враг у порога и с минуты на минуту полчища японцев вторгнутся на острова. Американское командование вывело весь гарнизон, до последнего человека, на боевые посты. Армия и флот были готовы встретить врага. При этом заметим, что последний самолет, который фотографировал последствия аваналета,  покинул Гавайи в 09:45. На островке Форд вырастали бастионы из мешков с песком. На линкоре «Неваде», крепко сидевшем на дне, готовились к последнему бою. Отряд моряков сошел на берег рыть окопы. На аэродроме Уиллер воины установили пулеметы. В штабах жгли документы. Из сухого дока в гавани грозные 14-дюймовые орудия стерегли вход в Пёрл-Харбор. Флагман Тихоокеанского флота линкор «Пенсильвания», прочно опираясь на кильблоки, тоже изготовился к решительному бою. Но, японцев не было. Они таинственным образом исчезли.

В 10:00 отряд из трех американских крейсеров и дюжины эсминцев безрезультатно  искал в 30 милях от острова два японских авианосца, информацию о которых ошибочно перепутал шифровальщик. Отряд увидел разведывательный самолет с авианосца «Энтерпрайз». Летчик решил, что он, наконец, нашел вражеские корабли. С «Энтерпрайза» по радио передали срочное сообщение в штаб на остров, оттуда последовал новый приказ отряду — «Искать». Отряд приступил к тщательным поискам самого себя! Было несколько случаев, когда американские самолеты атаковали свои корабли.

Как ни странно, армейская РЛС, отход японских самолетов на север запеленговала и вовремя  доложила в информационный центр. Но в штабах флота никому не пришло в голову запросить этот армейский центр, забыв, что радар дает возможность проследить не только подход, но и уход самолетов. А в сухопутном штабе, дела моряков не волновали, поэтому и информацию коллегам не направляли.

Противодесантная оборона на острове Форд.

Противодесантная оборона на острове Форд.

Противодесантная оборона на острове Форд.

Пока моряки гонялись за призраками по океану, на суше не теряли время и отрабатывали слухи, которыми полнилась и ВМБ и ближайший город-столица штата Гавайи – Гонолулу. По слухам  на западе острова находилось 40 транспортных японских судов с десантом, и даже часть их уже высадилась на пляже Уэне. Другие говорили, что уже занято все северное побережье острова. Десантов оказалось недостаточно и на побережье Нанакули на северо-западе посыпались японские парашютисты, обмундированные, почему-то, в синие комбинезоны. Говорили  также о том, что вот-вот местные японцы начнут восстание.

Обломки японского самолета на территории военно-морского госпиталя.

Обломки японского самолета на территории военно-морского госпиталя.

Разнесся слух, будто японские агенты отравили источник воды у аэродрома Эва. Узнав об этом, люди, пившие воду, почувствовали себя плохо и были доставлены в госпиталь. Попытка подполковника Фрэнка Лейна опробовать воду не удалась: собачка, избранная для проверки, подозрительно упрямилась, отказывалась лакать воду. Другой пес попал под куда более тяжкое подозрение. Некий бдительный обыватель доложил военным властям, что «на пляже Эва собака лает шифром в направлении подводной лодки у побережья». Опрашивавший его офицер отметил: заявитель «был абсолютно серьезен и верил в то, что говорил».

В 11:15 губернатор островов 72-летний Джозеф Пойндекстер дрожащим голосом прочитал по радио прокламацию о введении чрезвычайного положения. Он уже был смертельно напуган: зенитный снаряд разорвался рядом с его машиной по дороге, другой — залетел в здание губернаторского дворца. В полдень на улицах Пёрл-Харбора и в военных городках у аэродромов появились машины с громкоговорителями. Семьям военнослужащих приказывалось эвакуироваться без промедления. Перепуганные женщины, собрав детей и прихватив кое-какие вещи, заполняли грузовики и автобусы, свозившие их к университету в Гонолулу и зданиям школ. Там в страшной тесноте они с волнением ожидали новых ужасов. Паника и всеобщий психоз на острове нарастали. В 16:25 Гавайские острова прокламацией губернатора, по согласованию с  Рузвельтом,  были объявлены на осадном положении.

Во второй половине дня адмирал Хэлси на борту «Энтерпрайза» получил долгожданную ориентировку: японские корабли обнаружены к югу от Оаху. Пилоты торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков в предвкушении добычи с энтузиазмом стартовали с авианосца под прикрытием шестерки истребителей. Они провели длительный поиск и нашли корабли, американские, шедшие, чтобы присоединиться к «Энтерпрайзу». Разочарованные пилоты с трудом посадили в темноте свои тяжелые самолеты.

Сгустились сумерки, и было введено полное затемнение. То там, то здесь вспыхивала стрельба: стреляли часовые, целые подразделения вели огонь друг по другу. Солдаты 27-го и 98-го полков долго перестреливались. Наконец один раненый разразился такой бранью, по которой «противник» наверняка определил, что перед ним свои. В порту пулеметная очередь с «Калифорнии» срезала двух спасшихся с «Юты». Семьи военнослужащих продолжали свозить на сборный  пункт и с наступлением темноты. Большая часть женщин утратила даже следы контроля над собой. Они плакали и кричали, как перепуганные дети. Некоторые стояли на коленях, бормоча бессвязные молитвы. Тем временем, заходившие на посадку в Перл-Харборе пять истребителей с авианосца «Энтерпрайз», несмотря на строжайший приказ — зенитным батареям не открывать огня, были сбиты зенитной артиллерией кораблей.  А моряки воспрянули духом – наконец-то отомстили японцам.

Гавайи готовились отражать нападение. Вдоль побережья рыли траншеи. На пляжах установили самые разнообразные заграждения. В тылу регулярных частей, занявших позиции, формировались территориальные войска. Губернатор запретил продажу всех спиртных напитков, включая вино и пиво. Проходили дни, страсти улеглись, но японцы так и не появились. Виновными в образовавшемся хаосе назначили японцев американского  или гавайского происхождения.  Военно-морской министр Ф. Нокс, приехавший в эти дни на Гавайи, сообщал Ф. Рузвельту: «Работа членов японской «пятой колонны» сразу за нападением заключалась в распространении по радио десятков ложных и противоречивых сообщений о направлении, куда улетели японские самолеты, а также о том, что везде маячат японские корабли».

Рузвельт произносит «речь позора» перед Конгрессом.

Рузвельт произносит «речь позора» перед Конгрессом.

7 декабря в 18:40 вечера Рузвельт в Овальном кабинете собрал министров, лидеров конгресса и сенаторов для обсуждения сложившейся ситуации. А в полдень 8 декабря в Капитолии Рузвельт произнес  короткую речь, в которой назвал  7 декабря 1941 года  «Днем позора», и попросил конгресс объявить с 7 декабря 1941 года войну Японии.

После непродолжительного обсуждения, в 16:10 8 декабря конгресс принял объединенную резолюцию, объявлявшую войну между «императорским правительством Японии и правительством и народом Соединенных Штатов». США официально вступили во вторую Мировую войну.

Версии. Факты и аргументы

Во всей истории Второй мировой войны нет другой операции, которая оказалась бы столь фатальной для агрессора. Тактически — при ударе по Пёрл-Харбору ошибочно сосредоточились на кораблях, а не на портовых сооружениях и нефтехранилищах. Мощная экономика США к этому времени уже штамповала корабли, как бытовые холодильники. Для пополнения флота нужны были месяцы. Для восстановления ВМБ – десятки месяцев. Более того, весь расчет операции строился на случае – не обнаружат – атакуем, обнаружат – убегаем. Разве это планирование военной операции?

Стратегически  —  этот удар был полной катастрофой.  На высшем политическом уровне – идиотизм. Зная, что США ищут способ ввязаться в войну, зная расчеты военных, что японская экономика сможет выдержать не боле 2-3 лет активных боевых действий, не видя существенных успехов Германии в войне с СССР, будучи осведомленными о союзнических отношениях Великобритании, США и СССР, начинать войну, было безрассудно. А надеяться ее выиграть – безумство.

Крупнейшая японская операция так бы и осталась без особой огласки и внимания, если бы не необходимость правительства США изменить пацифистское настроение американского общества на анти японское, воинственное. Ведь ни материальные, ни человеческие потери в Перл-Харборе не входили даже в рамки крупных. Перл-Харбор послужил взрывом «праведного гнева» у американских домохозяек и их зомбированных «идеалами демократии» сыновей. Таким образом, невероятна глупость политического руководства Японии, умноженная на трусость военного, была весьма удачно использована политическим руководством США.

Официальная пропаганда в США объяснила, что внезапность нападения на Пёрл-Харбор, следствие коварства злонамеренного агрессора. Правительство США будто бы жаждало мира, а Япония, усыпив бдительность Вашингтона, нанесла предательский удар. Объяснений этих на военное время оказалось достаточно. Когда отгремела Вторая мировая война, выяснилось, что в Вашингтоне не могли не знать о намерении Японии напасть на Соединенные Штаты. Тогда почему оказался возможным Пёрл-Харбор?

В разное время девять официальных комиссий в США занимались расследованием причин этого. Выводы комиссий, однако, не удовлетворили даже академический мир американской исторической науки. По сей день в Соединенных Штатах не прекращается горячая дискуссия. На эту тему выпущено более 100 книг. Тем не менее, появляются все новые и новые. Одни придерживаются версии, что во всем виновато командование вооруженных сил на Гавайях, пытаясь обелить деятелей в Вашингтоне. Другие доказывают вину американцев в развязывании войны на Тихом океане, ратуя на союз США с Японией против СССР. Третьи убеждены, что война была нужна военно-промышленному капиталу США, а Рузвельт на практике осуществил их волю. Есть и версия о попытке отвести японскую агрессию от США, нацелив Японию на Советский Союз. Среди множества всех версий, главные их них все равно сводятся к двум: просчеты командования при внезапном нападении Японии, и умышленная подстава флота под японский удар высшим политическим руководством США. Поэтому детально рассмотрим обе версии.

В пользу первой версии относятся следующие факты. Беспечность или бездеятельность в проведении мер по защите ВМБ Перл-Харбора. Слабая боеготовность флота и сухопутных войск. Низкая эффективность разведки и контрразведки. Отсутствие координации между флотом и сухопутными силами. Игнорирование  информации наземной  РЛС.

На весы второй версии ложатся следующие факты. Причем, косвенно указывая на вину президента Рузвельта и его ближайшего окружения. Игнорирование данных разведки, как своей, так и советской. Не приведение войск и флота на Тихом океане в боевую готовность. Постепенное ослабление (более чем на 30%) Тихоокеанского флота, путем передислокации кораблей в Атлантику. Недостаточное выделение самолетов на базы Тихого океана. Отстранение от командования военных, требовавших усиления сил на Тихом океане. Авианосцы и два новейших и самых мощных линкора «Северная Каролина» и «Вашингтон» находились во время атаки в других местах. Увод от ответственности японских политиков  на Токийском процессе, вследствие влияния генерала Макартура.

К этим фактам, добавим описание событий, происходивших после атаки на Перл-Харбор. Несмотря на необходимость нагнетания всеобщей ненависти к Японии и японцам на территории США, 15 декабря 1941 года на совещании у Рузвельта было решено в интересах сохранения военной тайны не раскрывать действительные размеры ущерба. Представителям прессы сообщили, что во время японского нападения на Пёрл-Харбор был потоплен линкор «Аризона», другой линкор, «Оклахома», перевернулся, но будет восстановлен. Потоплены корабль-мишень «Юта», три эсминца и вспомогательное судно. Повреждено несколько других кораблей. Погибло 2897 моряков и солдат. Также было обещано провести тщательное расследование катастрофы. Конгресс собрался организовать следственную комиссию, но Рузвельт опередил их,  уже 16 декабря назначив свою, возглавлявшуюся заместителем судьи Верховного суда О. Робертсом. 17 декабря назвали «козлов отпущения» — X. Киммель (командующий Тихоокеанским флотом) и  У. Шорт (командующий сухопутными войсками на Гавайях) были сняты со своих постов.  Однако, материалы расследование в суд не были направлены. Свою основную обязанность комиссия усмотрела в оправдании правительства и высшего командования вооруженных сил.

Адмирал Хазбенд Киммель.

Адмирал Хазбенд Киммель.

Генерал-лейтенант Уолтер Шорт.

 Генерал-лейтенант Уолтер Шорт.

Следующая комиссия, созданная в 1945 году, усмотрела вину за трагедию Перл-Харбора в Вашингтоне. Ее выводы базировались на том, что практически вся японская правительственная переписка с посольства дешифровывалась и была известна высшему руководству США. О возможном нападении на ВМБ Вашингтон не уведомил командование войск на Тихом океана.

Все последующие комиссии пришли к единому выводу: документы в своей совокупности не давали возможности начать судебное преследование бывших командующих на Гавайях. Изобличающих  политиков документов не хватало, чтобы ставить вопрос об их политической ответственности. Виновниками Пёрл-Харбора, естественно, были объявлены японцы. Эта версия сегодня и есть официальной позицией США.  Таким образом, прямо ответить на вопрос Перл-Харбор — позор или холодный расчет невозможно. Точнее в такой формулировке. Перл-Харбор объединил в себе и то, и другое. Он был холодным расчетом, полученным вследствие позора.

Память

Поскольку нападение на Перл-Харбор в годы войны получило освещение в гигантских размерах в пропаганде, прессе, кино, картинах, художественной и документальной литературе, тема до сих пор в США является болезненной. А две точки зрения на нее  — позор и расчет военно-промышленного капитала – провоцируют время от времени всплески привлечения общественного внимания то новым фильмом, то новой книгой-расследованием, то рассекреченным новым документом.

Однако тема Перл-Харбора популярна, хоть и не настолько как в США и в других странах. Например, в 2011 году японский режиссер Идзуру Нарусима снял военную драму «Атака на Пёрл-Харбор» (Командующий объединенным флотом Исороку Ямамото). Рассказывая о японском адмирале Исороку Ямамото и его значении в морских боях на Тихоокеанском фронте, авторы фильма красной линией проводят через сюжет японское нападение на Перл-Харбор. Примечательно, что съемки фильма продолжались четыре года через цензурирование японского правительства.

Постер японского фильма.

Постер японского фильма.

Только художественных фильмов затрагивающих тему Перл-Харбора на сегодняшний день вышло около десятка. Назовем некоторые из них: «7 декабря» —  пропагандистский фильм 1943 года, созданный ВМС США и снятый Джоном Фордом и Греггом Толандом, о нападении на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года;  «Тора! Тора! Тора!» — художественный фильм совместного производства США и Японии, вышедший на экраны в 1970 году;  «Перл-Харбор» — британская военная  мелодрама 2001 года  режиссера Майкла Бэя.

Постер британского фильма.

Постер британского фильма.

Книги, документальные фильмы  и картины о Перл-Харборе, вышедшие в мире, не поддаются учету. Например, только на нашем сайте (http://wwii.space) собрано несколько сот картин, посвященных этой тематике (раздел Картины и рисунки сайта).  Вот некоторые из них:

Атака на Перл-Харбор.

Атака на Перл-Харбор.

Атака на Перл-Харбор.

Атака на Перл-Харбор.

Существуют также и многочисленные памятники в честь погибших американских военнослужащих во время нападения на Перл-Харбор. В память о погибших американских моряках в том месте, где затонул линкор «Аризона», создан мемориал. Ещё одним памятником событий войны на Тихом океане является находящийся на вечной стоянке в Перл-Харбор линкор «Миссури», на котором 2 сентября 1945 года был подписан акт о капитуляции Японии. В 1998 году стал кораблём-музеем, находящимся на вечной стоянке в Пёрл-Харборе и открытым для посещения с 1999 года.

Мемориал затонувшему линкору «Аризона» в Перл-Харборе.

Мемориал затонувшему линкору «Аризона» в Перл-Харборе.

Линкор «Миссури» на вечной стоянке в Перл-Харборе.

Линкор «Миссури» на вечной стоянке в Перл-Харборе.

Линкор «Миссури» на вечной стоянке в Перл-Харборе.

Линкор «Миссури» на вечной стоянке в Перл-Харборе.

По материалам сайтов: https://ru.wikipedia.org; https://carter38.livejournal.com; https://www.eturbonews.com; https://www.bbc.com; https://www.svoboda.org; https://en.topwar.ru. Литература: Яковлев Н.Н. Пёрл-Харбор, 7 декабря 1941 года. Быль и небыль. — М.: Политиздат, 1988;  Морисон С. Э. Американский ВМФ во Второй мировой войне: Восходящее солнце над Тихим океаном, декабрь 1941 — апрель 1942. — М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2002; М.Маслов, С.Зубков Перл-Харбор. Ошибка или провокация. – М.: Вече, 2006.

См. также: Фото | США. Авианалет на Перл-Харбор

Все публикации