02.11.42 — в СССР образована Комиссия по установлению злодеяний оккупантов

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 года была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК).  Указ предусматривал, что в задачу ЧГК входит «полный учет  злодейских преступлений нацистов и причинённого ими ущерба советским гражданам и социалистическому государству, установление личности немецко-фашистских преступников с целью предания их суду и суровому наказанию; объединение и согласование уже проводимой советскими государственными органами работы в этой области». Комиссии предоставлялось право поручать надлежащим органам, производить расследования, опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания и иные документальные данные, относящиеся к преступным действиям оккупантов и их сообщников на территории СССР.

16 марта 1943 года была утверждено положение о Чрезвычайной государственной комиссии, где указывалось, что ЧГК собирает документальные данные, проверяет их и по мере необходимости публикует материалы о нацистских преступлениях и материальном ущербе, что она издаёт распоряжения и инструкции по вопросам, входящим в компетенцию комиссии. Указывалось, что в необходимых случаях ЧГК будет иметь своих уполномоченных в союзных республиках, которые будут подчиняться непосредственно ей. Предусматривалось, что к составлению актов должны привлекаться представители советских, хозяйственных, профсоюзных, кооперативных и других общественных организаций, рабочие, колхозники и служащие. В соответствии с положением  в республиках и областях также были созданы местные комиссии по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков, которые действовали в тесном сотрудничестве и под руководством ЧГК. К началу 1944 года действовало 19 областных и республиканских комиссий.

Председателем  комиссии  был назначен секретарь ВЦСПС Н. М. Шверник. Членами комиссии были: А. А. Жданов — партийный деятель, близкий соратник Сталина;  А. Н. Толстой — русский советский писатель, публицист, общественный деятель, академик АН СССР; Е. В. Тарле — историк, академик АН СССР; Н. Н. Бурденко — нейрохирург, академик АН СССР;  Б. Е. Веденеев — гидроэнергетик, академик АН СССР;  Т. Д. Лысенко — биолог и агроном, академик АН СССР; И. П. Трайнин — юрист, академик АН СССР;  В. С. Гризодубова — лётчица, Герой Советского Союза; Митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич). Для ведения дел Чрезвычайной государственной комиссии  был создан  секретариат  численностью в 116 человек.

Члены местной комиссии на эксгумации тел жертв фашистов в Бабьем яру. Киев, 1944 г.

Члены местной комиссии на эксгумации тел жертв фашистов в Бабьем яру. Киев, 1944 г.

Члены Чрезвычайной государственной комиссии в Сычевке Смоленской области у трупов пленных красноармейцев. Среди присутствующих: Председатель ЧГК Н.М. Шверник (в центре справа), митрополит Киевский и Галицкий (в центре слева).

Члены Чрезвычайной государственной комиссии в Сычевке Смоленской области  у трупов пленных красноармейцев. Среди присутствующих: Председатель ЧГК Н.М. Шверник (в центре справа), митрополит Киевский и Галицкий (в центре слева).

В работе по составлению актов о преступлениях гитлеровцев и установлению ущерба, причинённого захватчиками, приняло участие свыше 7 млн. человек: рабочих, колхозников, инженеров, техников, деятелей науки, культуры, священнослужителей и др. Акты составлялись в соответствии с подробно разработанными ЧГК инструкциями о порядке установления и расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков и по установлению размеров ущерба. Факты злодеяний фиксировались актами на основе заявлений советских граждан, опроса потерпевших, свидетелей, врачебных экспертиз и осмотра места совершения преступлений. При этом устанавливались виновники злодеяний — организаторы, подстрекатели, исполнители, пособники, их фамилии, названия воинских частей, учреждений, организаций. Акты должны были составляться непосредственно на местах совершения преступлений в месячный срок после освобождения советских территорий. Члены комиссии и сотрудники секретариата выезжали в освобождённые районы, чтобы помочь наладить работу местных комиссий и в целях контроля за проделанной ими работой. Они производили обследование могил и трупов, собирали многочисленные показания свидетелей и освобождённых узников немецких тюрем и концлагерей, допрашивали пленных солдат и офицеров, изучали вражеские документы, фотоснимки и другие улики преступлений.

Первая страница акта Красногородской районной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. 22 декабря 1944 г.

Первая страница акта Красногородской районной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. 22 декабря 1944 г.

Акт областной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков о расстреле фашистами во время оккупации г. Воронежа мирных жителей.

Акт областной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков о расстреле фашистами во время оккупации г. Воронежа мирных жителей.

Собранные ЧГК материалы позволили уже в 1943 году провести судебные процессы по делам военных преступников в Харькове и Краснодаре, а несколько позже (1945-1946 гг.) и в других городах: Киеве, Минске, Риге, Ленинграде, Смоленске, Брянске, Великих Луках и др. ЧГК рассмотрела и изучила 54 тысяч актов и свыше 250 тысяч протоколов опросов свидетелей и заявлений о злодеяниях фашистов. Комиссия рассмотрела около 4 млн. актов об ущербе, причинённом немецкими захватчиками, который составлял 679 млрд. рублей (лишь прямой ущерб). На основании материалов расследований ЧГК составила список руководителей и непосредственных исполнителей преступлений немецких захватчиков, а также лиц, эксплуатировавших советских граждан.

Комиссией было опубликовано два тома документов. Акты и сообщения Чрезвычайной государственной комиссии стали одним из важнейших доказательств обвинения в Нюрнберге. Сотрудник комиссии С.Т. Кузьмин был включён в состав советской делегации на процессе.