Женский штрафбат: правда или вымысел?

О штрафбатах сегодня уже известно практически все. Большинство интересующихся темой могут легко отделить правду от вымыслов. Однако на вопросе о женских штрафбатах многие растерялись. Есть факты нахождения женщин в дисциплинарных подразделениях, а о самих этих подразделениях, то есть женских штрафбатах или ротах никакой информации. Ни в архивах, ни в мемуарах. Как известно дыма без огня не бывает. Поэтому мы попытались пролить свет на это темное пятно истории Великой Отечественной войны.

Приказ №227, называемый еще «Ни шагу назад!».

Приказ №227,  называемый еще «Ни шагу назад!».

И так, известно, что дисциплинарные подразделения в Красной Армии во время войны появились согласно приказу Сталина №227 от 28.07.1942 года, с помощью которого командование должно было навести порядок и дисциплину в войсках. В частности этим приказом вводились штрафные батальоны фронтового подчинения, численностью до 800 человек, куда направлялись средние и старшие командиры, и соответствующие политработники всех родов войск, провинившиеся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости. Кроме того, вводились штрафные роты армейского подчинения, численностью 150-200 человек, куда направлялись рядовые бойцы и младшие командиры. Штрафные подразделения предписывалось ставить на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

Функционирование штрафных подразделений регламентировало «Положения о штрафных батальонах и штрафных ротах, а также штаты штрафного батальона, штрафной роты и заградительного отряда», объявленные приказом Наркома Обороны  от 18.09.1942 года  №298. Оно вводило понятие постоянного состава дисциплинарного подразделения (командование) и переменного (штрафников).

Согласно Положению к постоянному составу штрафбата и штрафной роты относились: командиры и комиссары батальона и рот, а также командиры и политруки взводов. Постоянному составу штрафбатов сроки выслуги в званиях по сравнению с командным, политическим и начальствующим составом строевых частей действующей армии сокращались наполовину. Каждый месяц службы в постоянном составе штрафбата засчитывается при назначении пенсии за шесть месяцев.

Срок службы штрафников в батальонах и ротах определялся от одного до трех месяцев. Лица, направляемые в штрафбат или штрафную роту, подлежали разжалованию в рядовые с выдачей красноармейской книжки специального образца. Ордена и медали у штрафника отбирались и на время его нахождения в штрафном батальоне или роте передавались на хранение в отдел кадров фронта или армии. Штрафники могли быть назначены на должности младшего командного состава с присвоением званий ефрейтора, младшего сержанта и сержанта. За боевое отличие штрафник мог быть освобождён досрочно по представлению командования штрафбата или роты, утверждённому военным советом фронта или армии. За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представлялся к правительственной награде. Все освобождённые из штрафбата или роты восстанавливались в звании и во всех правах. Штрафники, получившие ранение в бою, считались отбывшими наказание, восстанавливались в звании и во всех правах и по выздоровлении направлялись для дальнейшего прохождения службы, а инвалидам назначалась пенсия из оклада содержания по последней должности перед зачислением в штрафной батальон или роту. Семьям погибших штрафников назначалась пенсия на общих основаниях со всеми семьями командиров или военнослужащих из оклада содержания по последней должности до направления в штрафбат или роту. За неисполнение приказа, членовредительство, побег с поля боя или попытку перехода к врагу командный и политический состав штрафного батальона или штрафной роты обязан был применить все меры воздействия вплоть до расстрела на месте.

Постер телесериала «Штрафбат», который стал основным источником небылиц о штрафбатах.

Постер телесериала «Штрафбат», который стал основным источником небылиц о штрафбатах.

Как видно из приведенных документов, каких-либо исключений по половому признаку они не содержат. А значит, в дисциплинарных подразделениях могли быть военнослужащие, как мужчины, так и женщины. Причем как среди постоянного, так и переменного состава. Учитывая, что за все время существования дисциплинарных подразделений, в них пребывало лишь 1,2% (428 тысяч человек) от числа всех мобилизованных за годы войны, число женщин, которые могли теоретически попасть  в них, не превышает 10 тысяч человек, при 800 тысяч мобилизованных за годы войны. Фактически же, уровень правонарушений среди женщин был в разы меньший, нежели среди мужчин. Следовательно, количество женщин-военнослужащих переменного состава в дисциплинарных подразделениях, учитывая последующий запрет об их направлении в штрафные части, может исчисляться от нескольких сотен до 1-2 тысяч человек. Несмотря на рассекречивание части архивов в отношении дисциплинарных подразделений, данные о контингенте их так до сих пор и не обнародованы. Таким образом, точное количество женщин-штрафников до сих пор остается неизвестным.

Что же касается женщин-военнослужащих постоянного состава дисциплинарных подразделений, то их число было значительно больше, нежели женщин-штрафников. Как правило, они служили в управлении штрафбатов, связистами, штатными санитарками, на хозяйственных должностях. В тоже время, при проведении боевых действий штрафными подразделениями, дополнительно санитаров выделяли из ближайших пехотных частей. Естественно, что женщины постоянного состава дисциплинарных подразделений в атаку на позиции противника не ходили, хотя это и ненамного уменьшало смертность среди них.

Большинство женщин-штрафников, т.е. переменного состава, хоть их и было несколько человек на все штрафное подразделение, зачисляли на должности, не предполагающие непосредственное участие в боях.  Теми же санитарками, связистами, писарями и т.д. и т.п. В одном из рапортов командира воинской части отмечено: «В период наступательных боев в районе деревни Соковнинка (ныне Конышевского района Курской области) бывший боец переменного состава Лукьянчикова Пелагея Ивановна, исполняя должность санитара стрелковой роты, самопожертвенно презирая смерть, оказывала помощь раненым непосредственно на поле боя. В период боев с 15 по 24 июля ею вынесено 47 раненых бойцов с их оружием. Отмечая героизм, изъявленный товарищем Лукьянчиковой, объявляю ей благодарность и представляю к правительственной награде».

Однако, известно много случаев, когда женщины-штрафники занимали должности обычных стрелков, т.е. наравне со всеми штрафниками воевали на передовой. Например, выписка из похоронки гласит: — «Кривоногова Зинаида Николаевна, 1923 г.р., уроженка Московская обл., Щелковский р-н, ст. Анискино, Советская д. 3, красноармеец стрелок 191 отд. штрафная рота 48 армии, погибла 23.07.1943 г., похоронена Орловская обл., Свердловский р-н, д. Ильинское».  В другом документе указано: — «Чупринина Лидия Филипповна, 1924 года рождения. Место рождения: Краснодарский край… Последнее место службы — 56-я армия 97-я армейская отдельная штрафная рота 5-го армейского отдельного штрафного батальона 328-й дивизии. Воинское звание: красноармеец. Причина выбытия — убита. Дата выбытия — 9.08.1943…». Еще в одном документе значится: — «Бранникова Клавдия Васильевна, 1923 г.р. Место рождения: Кировская обл., Лебяжский р-н, с. Пронина… Последнее место службы: 83-я Гвардейская стрелковая дивизия 97-я отдельная штрафная рота. Воинское звание: красноармеец. Причина выбытия — убита. Дата выбытия — 15.03.1943…». А вот о военнослужащей Кондратьевой, решением трибунала отправленной в штрафники и оказавшейся в составе отдельной штрафной роты, приданной 379-й стрелковой дивизии, из документов известно, что она отличилась в бою 13 марта 1943-го и после этого была не только освобождена от наказания, но вместе с еще семью штрафниками из этой роты представлена за проявленное мужество и героизм к награде.

Поскольку смертность в штрафных подразделениях редко была меньше 50-60% за один бой, выжило их немного. Оттого ни воспоминаний, ни мемуаров не осталось. Да и не многие ветераны-мужчины рассказывали о своей службе в штрафных подразделениях. Разве что из постоянного состава. А уж женщинам это и подавно не было нужно. Все-таки большевистская мораль никак не поощряла гордиться проступками. Ведь факт попадания в штрафное подразделение – это приговор военного трибунала за совершенное преступление.

Следует отметить, что женщины-штрафники переменного состава и женщины-военнослужащие постоянного состава служили в обычных штрафбатах и штрафных ротах, предусмотренных вышеуказанными нормативными документами. Никаких отдельных, специальных женских штрафных частей не существовало в природе. Появляющиеся в прессе время от времени «открытия» о женских штрафбатах не более чем выдумки. Ибо ни свидетелей их существования, ни документов о них не имеется. Это относится и к «украинскому женскому штрафбату», якобы действовавшему осенью 1943 года на Пришибских высотах в Запорожской области и то ли погибшему в атаке, то ли расстрелянному немцами после пленения на оборонительной линии «Вотан». В подтверждение этой легенды украинцы в 2006 году даже установили памятник «Сломанная роза», основываясь на выявленных 32 женских скелетах в общей братской могиле. Тем не менее, наличие погибших женщин в общей братской могиле, никоим образом не свидетельствует о наличии женского штрафбата. Хотя сама легенда красивая, а памятник стал местной достопримечательностью.

«Сломанная роза» - памятник погибшему женскому штрафбату на Пришибском мемориале в Запорожской области.

«Сломанная роза» — памятник погибшему женскому штрафбату на Пришибском мемориале в Запорожской области.

На практике судьба девушек после трибунала решалась по-разному, исходя, по-видимому, из конкретных потребностей воинских подразделений. Например, начальник штаба 8-й Гвардейской армии генерал-майор Владимиров в августе 1943 года приказывал направлять осужденных женщин не в штрафные части, а на передовую в качестве санитарок. Основанием для этого было примечание №2 к ст. 28 УК РСФСР, которое предполагало отсрочку наказания для преступников и отправку их на фронт до окончания войны.

В подтверждение того, что женщины все-таки служили в штрафных частях, приведем выдержки из армейских нормативных документов. Так, 19 сентября 1943 года появилась директива Генштаба №1484/2/орг, которая гласила: — «…Начальникам штабов фронтов военных округов и отдельных армий о порядке исполнения судебных приговоров в отношении женщин-военнослужащих. Женщин-военнослужащих, осужденных за совершенные преступления, в штрафные части не направлять…». Данная директива однозначно свидетельствует, что женщины таки попадали в дисциплинарные подразделения. Однако, то ли директива относилась исключительно к рядовому и сержантскому женскому составу, то ли,  ее так трактовали в армии, но в приказе НКО СССР №0244 от 6 августа 1944 года появляется следующий пункт под №3: — «Офицеров-женщин, осужденных за совершенные преступления, в штрафные части не направлять; тех из них, которые за совершенные ими преступления осуждены военными трибуналами с применением второго примечания к статье 28 Уголовного Кодекса РСФСР и соответствующим ст. ст. УК других союзных республик, направлять в части действующей армии. Офицеров-женщин, осужденных без лишения воинских званий, использовать на офицерских должностях в соответствии с пунктом  2 настоящего приказа». Таким образом, с августа 1944 года женщин военнослужащих рядового, сержантского состава и женщин-офицеров перестали направлять в штрафные части в качестве переменного состава. Женщины же постоянного состава продолжали службу в  дисциплинарных подразделениях до их окончательного расформирования.

Вместо штрафбатов и штрафрот отныне предлагалось отправлять провинившийся слабый пол в части действующей армии. Вариантов было несколько: с понижением в должности, в звании на несколько чинов, а то и вовсе рядовыми. За серьезные проступки трибунал мог приговорить женщину в погонах к отправке в места заключения. Однако следует отметить, что из-за волюнтаризма членов конкретного военного трибунала, а также из-за того, что какое-то время в нормативных документах оставались пробелы, случаи отправления  женщин в штрафные части все-таки происходили и после выхода указанных документов. Обычно, осужденные были плохо юридически образованными, да и отправленная жалоба рассматривалась дольше, чем жила «штрафница» на фронте.

Разобравшись со штрафными частями, в которых служили женщины-штрафники, кратко остановимся на прегрешениях ими совершаемых. Список их весьма большой. Например, начальство обнаружило, что девушка-зенитчица ушла с батареи в самоволку. Или связистка опоздала из увольнения. Еще один вариант: работница армейской хлебопекарни припрятала и продала спекулянтам несколько буханок хлеба, а служащая на вещевом складе попалась на краже казенного белья или обуви…

Бывали и трагические случаи. Ведь к женщинам в действующей армии повышенное внимание. Вокруг каждой — десятки и сотни сослуживцев-мужчин. И не всегда эти мужчины вели себя по-рыцарски. Если за девушкой-военнослужащей начинал активно ухаживать кто-нибудь из командиров, добиваясь физической близости, а она резко отвергала домогательства офицера, бывало, тот элементарно мстил «недотроге»: под надуманным предлогом обвинял ее в серьезном нарушении дисциплины и отправлял под трибунал.

Сохранились воспоминания участницы Великой Отечественной войны С.Г.Ильенко как раз об одном таком случае:  «Девушка у нас в части пыталась покончить с собой, но лишь легко себя ранила и осталась жива. Ее судил трибунал. Суд был открытый. Помню, как председательствующий спрашивал ее: «Старшина к тебе приставал?» А она отвечала: «Да, приставал. Он говорил мне: «Ах ты, чадо мое, чадо!» Это была простая крестьянская девушка, она не знала слова «чадо»… В конце концов, ее приговорили к отправке в штрафной батальон. Дальнейшей ее судьбы я не знаю, но штрафной батальон — это была почти верная смерть…».

Исследователь Виктория Чапурина в статье, опубликованной в «Вестнике Томского государственного университета» приводит выдержки из дела отправленной в штрафбат старшины Клавдии Дыриной. Девушка, как было написано в приказе о лишении воинского звания, «дезорганизовала работу взвода» и позволяла себе «площадную брань» по адресу командиров роты, «саботируя» тем самым «выполнение боевых заданий на дорожных работах». Когда же ее пригласили в штаб батальона, эмоциональная девушка «дезертировала», однако была схвачена на КПП. О мотивах поведения военнослужащей в бумагах не говорилось.

Заканчивая наше повествование, отметим, что хотя отдельных женских дисциплинарных частей в Красной Армии и не существовало, женщины–военнослужащие разделили с солдатами-мужчинами все тяготы и лишения войны, без каких-либо послаблений и поблажек. Даже, по сути, смертные приговоры военных трибуналов на службу в штрафных частях, их не миновали. Примечательно, что ни в какой-либо другой армии мира подобного наказания для женщин не существовало тогда, и не существует сегодня. К тому же ни одна армия мира, кроме Красной, не использовала женщин в боевых условиях. Только в Красной Армии женщины сидели за штурвалами истребителей и штурмовиков, водили в атаку танки, воевали снайперами, вытаскивали раненных с передовой, и даже служили в морской пехоте. И все это прикрывалось бесчеловечной идеологией большевиков о долге перед Родиной, обязанностью умереть за Отечество. Причем к этому призывали партийные работники, из глубоко тыла, которые фронт в глаза не видели, но учили народ жизни. Нам же остается только хранить светлую память о погибших женщинах-военнослужащих, в том числе и воевавших в штрафных частях Красной Армии. И главное  — не допустить повторения кошмара тех лет в наши дни.

По материалам сайтов: https://reibert.info; https://www.mk.ru; https://military.wikireading.ru; https://news.rambler.ru; https://ria-m.tv; https://razvedka-vmf.kiev.ua; http://www.lisichansk.org.ua; https://forummg.info.

См. также: Публикацию  «Штрафбаты Второй мировой»

Все публикации сайта

Поделиться в: