Зажигательные заряды

Несмотря на то, что история жидкостных зажигательных гранат восходит к Византийскому «греческому огню», точного рецепта которого не определили до сих пор, считается, что впервые бутылки с зажигательной жидкостью в масштабах войны были применены Германией в Первой мировой войне против английских танков. В дальнейшем об этом простом оружии вспомнили во время Гражданской войны в Испании, в боях на Халхин-Голе, в совестко-финской войне. Однако наиболее широкое применение бутылки с зажигательной смесью получили во время Второй мировой войны. Их активно применяли войска Германии, Италии, партизаны и отряды сопротивления многих стран Европы. Но самое массовое применение они нашли в СССР, где использовались от первых до последних дней войны. Их изготавливали промышленным путем, ручным способом  в артелях и самостоятельно отдельные бойцы или граждане.

Зажигательная граната представляла собой стеклянную бутылку объемов 0,5-1 литр наполненную горючей смесью и закрытой герметичной пробкой, а в простейшем исполнении – горло бутылки затыкалось тряпкой (перед броском она переворачивалась, тряпка пропитывалась жидкостью и поджигалась). Если смесь не являлась самовозгорающейся при соединении с кислородом, к бутылке крепился воспламенитель.

Рецептуры жидкостных зажигательных гранат включают самые различные соединения. Все компоненты смесей объединяет только возможность гореть на воздухе. Наиболее распространенные компоненты: бензины, соляр, растворители, лаки, краски, эмали, скипидар, смолы, клеи, канифоль, лигроин, каменноугольная смола, глицерин, спирты, кетоны, асфальт и пр.

Для придания горючей смеси вязкости в нее добавляли различные отвердители. А для поднятия температуры горения и самовоспламенения на воздухе — фосфорорганические или натриевые соединения.

В качестве воспламенителя использовались штормовые спички, привязанные к бутылке, которые следовало поджечь перед броском специальной теркой. Также использовались химические воспламенители в стеклянных трубочках, прикрепленных к бутылке или размещенных в самой бутылке, которые разрушались при разбитии бутылки и поджигали смесь. Применялись и механизмы с холостыми патронами, которые срабатывали при разрушении бутылки. Однако самой популярной и широко применяемой была самовоспламеняющаяся смесь не требующая воспламенителя.

Зажигательные бутылки использовали и для поражения бронетехники, транспортных машин, дотов, дзотов, складов, самолетов на аэродромах, живой силы, зданий, устройств огневых и комбинированных заграждений.

Для попадания в цель бутылку бросали с максимально безопасного расстояния. Применялись и специальные метательные машины – ампулометы, дальность броска которых достигала 70-150 м. Однако они были громоздки и опасны, поскольку часто разбивали бутылку при метании. Применение их на практике было ограниченным.

Тактика, которую применяли пехотинцы, вооруженные «коктейлем Молотова», была проста. Они подпускали танки поближе, на расстояние 15 – 20 м, и бросали в них бутылки, целясь в моторное отделение или в зону между корпусом и башней. Метание бутылок оказывалось успешным из окопов и щелей — особенно в корму танка или штурмового орудия после их прохождения над укрытием. Попадание бутылки в лобовую часть танка обычно лишь «ослепляло» экипаж. Броски вне укрытий или из неглубоких окопчиков приводили к большим потерям среди бойцов. Случайно разбившаяся в руках при неосторожном движении или от попадания пули бутылка сразу воспламенялась. Истребители танков применяли такой прием — бросок противотанковой гранаты или связки гранат в ходовую часть танка, а после его остановки — бросок бутылки на корму.  На поражение танка опытные «истребители» расходовали в среднем 2-3 бутылки.  Сочетание ручных противотанковых гранат и зажигательных бутылок сохранялось до конца войны.

В оборонительных боях под Москвой и Ленинградом появились огневые валы и поля. В бутылочных полях зажигательные бутылки располагали в шахматном порядке, иногда — в сочетании с противотанковыми или противопехотными минами. Расчет делался на то, что танк или бронемашина раздавит бутылку, горящая жидкость растечется по ходовой части, вынудив экипаж остановиться или развернуться, чтобы сбить огонь, и наехать при этом на мину. При использовании противопехотной мины  огненный столб поражал пехоту в радиусе 50-70 м.

В середине войны распространилась практика создания «огнеминных фугасов» — вокруг противотанковой мины по радиусу укладывалось около 20 бутылок зажигательной смеси. Подрыв мины сопровождался образованием огненного столба, поражавшего танк.

Еще одним способом борьбы с бронетехникой  стали «танковые качалки»: к раме из металлических труб крепили изогнутые дуги и зарывали конструкцию так, чтобы при наезде танка качалка опрокидывалась и забрасывала бутылки с горючей жидкостью на танк. Лучшим вариантом было попадание на решетку воздухозаборника моторного (моторно-трансмиссионного) отделения бронированной машины — тогда горящая смесь проникала в двигатель, что приводило к пожару внутри танка и детонации боекомплекта.

Благодаря журналистам возникло и прижилось международное название бутылки с зажигательной смесью «Коктейль Молотова» (Molotov Cocktail). Во время советско-финской войны 1940 г. советская авиация бомбила Хельсинки кассетными бомбами. Однако глава правительства СССР Молотов в одном из своих радиовыступлений заявил, что советские бомбардировщики не сбрасывают бомбы, а доставляют продовольствие голодающим финнам.

Финны немедленно стали называть бомбы «хлебной корзиной Молотова» или «хлебницами Молотова». По аналогии, финская армия стала называть свои бутылки с зажигательной смесью, которые выпускались на заводе по производству алкоголя, «коктейль для Молотова». Но иностранные журналисты переиначили название в «коктейль Молотова». Первоначально название употреблялось только к горящей смеси непосредственно, но скоро название закрепилось за изделием в виде бутылки с горючей смесью. В СССР это название появилось лишь после его распада.