Снайперы Второй мировой

СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ

Опыт снайпинга России в Первой мировой войны в СССР был напрочь утрачен и его зарождение происходило с нуля. Сначала командование выделяло наиболее метких стрелков для выполнения специальных задач. Затем в 1922 г. в Красной Армии ввели нагрудный знак «За отличную стрельбу», которым поощряли  отличившихся в стрельбе военнослужащих.

Нагрудный знак РККА «За отличную стрельбу».

Нагрудный знак РККА «За отличную стрельбу»

После, в отдельных частях, как правило, по инициативе командиров, комплектовались группы из лучших стрелков, которые пройдя специальную подготовку, должны были бороться со снайперами противника. Впервые советские снайперы принимали участие в боевых действиях на КВЖД в 1929 г. В этом же году, на курсах «Выстрел» в Подмосковье был создан снайперский курс, где готовились стрелки-снайперы, инструкторы и руководители снайперского дела. Позднее подготовкой снайперов занимались специальные курсы ОСОАВИАХИМа и воинские части.

Нагрудный знак «Ворошиловский стрелок».

Нагрудный знак «Ворошиловский стрелок»

В начале 1930-х годов в СССР началось развитие массового стрелкового спорта и усиление огневой подготовки военнослужащих РККА. Были приняты специальные нормативы, а лучших награждали  нагрудным значком Осоавиахима и РККА двух степеней «Ворошиловский стрелок», который был введен в 1932 г. По разным сведениям, количество награжденных колебалось от 6 до 9 млн. человек. Конечно, далеко не всех «Ворошиловских стрелков» следует считать снайперами, но масса хороших, на среднем уровне, стрелков давала отличную базу для отбора действительно отменных снайперов. В эти же годы издается переводная литература о деятельности снайперов, в военной печати публикуют статьи о прицельной стрельбе из винтовок на дальние дистанции и по малоразмерным целям. Тактику использования снайперов отрабатывали на военных учениях. В 1933 году появляется первое наставление РККА «Методика стрелковой подготовки и курс стрельб для подготовки снайперов». В 1934 году в РККА был введён зимний маскировочный костюм, а в 1938-м  – летний.

В 1938 году в боях на озере Хасан советские снайперы показали хорошие результаты на дистанциях 900-1000 м, чем шокировали японское командование. В советско-финской войне 1939-1940 гг. советская снайперская школа столкнулась с финскими снайперами, что заставило внести существенные корректировки в систему подготовки снайперов и тактику их действий. К началу Второй мировой в Красной армии насчитывалось до 60 тысяч хорошо обученных снайперов (больше, чем у всех остальных воевавших стран вместе взятых).

Снайперы против самолетов. 1941 г.

Снайперы против самолетов. 1941 г.

В 1942 г., когда оказалось, что большая часть кадровой армии была потеряна, а с ней, и профессиональные снайперы, началась широкая подготовка снайперов — их готовили не только в специальных снайперских школах, но и в организациях Осоавиахима и Всевобуча, и непосредственно в войсках — на сборах и курсах. Первоначально стрелки проходили двухнедельные курсы и «пушечным мясом» отправлялись на фронт. Затем курсы увеличили до трех месяцев, позже курс обучения довели до полугода. Во второй половине войны срок обучения снайперов был увеличен до восьми месяцев в специализированных снайперских школах. И, тем не менее, подготовка снайперов была весьма посредственной, значительно уступала квалификации немецких снайперов, что компенсировалось массовостью советских снайперов, которые естественно и гибли чаще. Война требовала немедленного действия, и поэтому в Красной Армии упор делался на физическую выносливость снайпера, маскировку и массовость. Основой тактики стал снайперский террор. Ставка делалась на изобретательность, нечеловеческую выносливость и терпение, способность работать в грязи, снегу, под палящим солнцем. Другими словами, если солдата не жалели нигде, ни в пехоте, ни в танке, ни в самолете, то  снайпера и подавно.

Снайпер В. Г. Зайцев с новобранцами. Сталинград. 1942 г.

Снайпер В. Г. Зайцев  с новобранцами. Сталинград. 1942 г.

Реальное обучение происходило непосредственно на фронте, где слабо обученных стрелков приставляли к опытным снайперам — и те передавали свои умения на деле. Кто усвоил науку и выжил, становился «зверобоем» (десятки), остальные же (тысячи) погибали в первых боях. Снайперами преимущественно становились те, кто вырос в семьях, где основным промыслом была охота. Именно охотники, как и в других армиях, в Красной Армии стали наиболее результативными стрелками. Постепенно средний уровень подготовки снайперов выравнивался, как и повышалось качество обучения в школах, куда в качестве инструкторов командировали с фронта самых результативных и опытных стрелков.

Выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки перед отправкой на фронт. 1943 г.

Выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки перед отправкой на фронт. 1943 г.

Девушки-снайперы кавалеры орденов Славы. Выпускницы ЦЖШСП. Германия. 1945 г.

Девушки-снайперы кавалеры орденов Славы. Выпускницы ЦЖШСП. Германия. 1945 г.

Нередко на фронте в качестве снайперов оказывались и женщины. Поэтому в начале 1943 г. на базе женских курсов отличных стрелков была создана Центральная женская школа снайперской подготовки. За время своего существования (до средины 1945 г.) школа сделала 7 выпусков, подготовила 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела, а две воспитанницы школы были удостоены звания Героя Советского Союза. Курс обучения в школе составлял 3 месяца. Девушек обучали действовать в военной обстановке: стрелять, ползать по-пластунски, маскироваться, окапываться, оказывать первую медицинскую помощь, действовать в противогазе, разбирать и собирать винтовку, принимать самостоятельные решения в условиях боя. Много внимания уделялось и психологической подготовке, а также воспитанию выносливости.

Для поощрения отличившихся снайперов на войне, в 1942 г. был учрежден нагрудный знак «Снайпер».

Нагрудный знак «Снайпер».

Нагрудный знак «Снайпер»

Стандартным оружием советского снайпера являлась винтовка системы Мосина образца 1891/1930 гг., которая серийно начала выпускаться с 1932 г. Она была создана на базе драгунской винтовки и внешне отличалась от базовой, загнутой к низу рукояткой затвора и установленными на левой стороне ствольной коробки креплениями для оптического прицела. Винтовки для  снайперского варианта отбирались на заводах из серийных по точности боя. На снайперском варианте винтовки также имелся штык с тугой посадкой и служил в качестве  дульного утяжелителя, что значительно снижало вибрацию ствола при выстреле и положительно сказывалось на кучности боя. Винтовка заряжалась только одним патроном, что не позволяло снайперам быстро добить раненного противника. Отсюда и было стремление убить врага за один выстрел. Всего было выпущено 108,3 тысячи винтовок. В оригинале винтовка оснащалась оптическим прицелом 4хПТ производства фирмы Карл Цейс. Такие прицелы СССР закупил в Германии в 30-е годы и наладил производство их копий под обозначением ВП и ПЕМ. С 1940 г. снайперские винтовки стали комплектоваться меньшими по габариту и более легкими прицелами 3,5 ПУ.

Снайперская винтовка Мосина образца 1891/30 г. с оптическим прицелом ПУ.

Снайперская винтовка Мосина  образца 1891/30 г. с оптическим прицелом ПУ

Второй снайперской винтовкой Красной Армии была самозарядная винтовка СВТ-40. Ее выпуск был налажен в 1940 г. и прекращен в октябре 1941 г., как из-за дороговизны изготовления,  сложности в обслуживании, так и технического несоответствия американских порохов в патронах конструкции оружия (чрезмерный нагар). Всего было выпущено около 48,9 тысяч снайперских винтовок. Наличие магазина с 10-ю патронами, частично компенсировало невысокую кучность боя, возможностью сделать быстрый второй выстрел. Винтовка пользовалась популярностью среди морской пехоты и как трофейное оружие среди немцев.  СВТ-40 оснащалась 3,5-кратным  оптическим прицелом ПУ, который устанавливался на специальный кронштейн.

Самозарядная винтовка Токарева СВТ-40 с оптическим прицелом ПУ.

Самозарядная винтовка Токарева СВТ-40 с оптическим прицелом ПУ

Снайпер И.П. Меркулов на огневой позиции. 1944 г.

Снайпер И.П. Меркулов на огневой позиции. 1944 г.

Советские снайперы, как и разведчики, использовали, как минимум, камуфляж двух-трех типов, не считая белых зимних маскхалатов. Комбинезоны с пятнистым камуфляжем выпускались в двух вариантах: пятна коричневого цвета по фону цвета светлый хаки и пятна черного цвета по светло-оливковому фону. Очень часто поверх комбинезона набрасывали еще и маскировочную сеть, практически всегда куском маскировочной сети снайперы закрывали лица.

Наиболее популярным был  камуфляж, называемый в просторечии «мочалкой». Свободный камуфляж с капюшоном легко одевался поверх формы и снаряжения. Данный камуфляж представлял собой не комбинезон, а куртку и брюки. На материю нашивались ленточки ткани заводским способом. Кроме того, на куртке и брюках были устроены петли для крепления веток или других природных маскировочных материалов.

Снайперская пара на позиции

Снайперская пара на позиции

С 1943 года в  Красной Армии была введена в действие единая система учета боевой работы снайперов. Была учреждена «Личная книжка снайпера», а в частях было приказано завести специальные журналы для учета результатов их ратного труда. Учет велся, исходя из таких факторов, как личный доклад снайпера и показания очевидцев (разведчиков, наблюдателей, командиров подразделений, корректировщиков, офицеров любых званий). Причем, при подсчете, ценность вражеского офицера умножалась на три. В реальности так в основном и происходило, не всегда выполнялся только последний пункт.

Личная книжка снайпера, в которой бойцы вели учет своих побед

Личная книжка снайпера, в которой бойцы вели учет своих побед

Личная книжка снайпера, в которой бойцы вели учет своих побед

Запись бойца об уничтоженном противнике подтверждалась подписью командира и политрука.

Запись бойца об уничтоженном противнике подтверждалась подписью командира и политрука.

К сожалению ни официальных сводных данных, ни данных с других источников о размерах причиненного ущерба противнику (количестве убитого врага) действиями снайперов не существует. Попадаются отрывочные данные за отдельные годы по системе войск НКВД. Однако там начали считать в куче убитых и раненных, что по своей сути абсурдно. С тех же источников известно, что то ли в войсках НКВД, то ли в целом в Красной Армии в 1943 г. воевало 1300 женщин-снайперов, хотя на курсах было подготовлено чуть больше тысячи. Другие источники указывают на 2 тысячи женщин-снайперов. Упоминается, что женщины за все время войны одержали около 12 тысяч побед. Одним словом обрывки в тумане.

Для восстановления исторической справедливости в хотя бы приблизительной оценке деятельности снайперов во время войны, мы использовали данные сайта «Советские снайперы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», который содержит приблизительно 75% именных данных о результативных советских снайперах. При этом в каталог были включены мужчины снайперы, одержавшие свыше 50 побед, и женщины, одержавшие больше 10 побед над противником. Следует отметить, что каталог наполнялся на основе наградных листов (документы с высокой достоверностью данных) и материалов прессы (зачастую приукрашающих действительность). Вместе с тем, данные о количестве побед в основном несколько занижены, по сравнению с фактическими, поскольку ограничивались временными рамками даты составления наградных листов или написания газетного материала. А наши герои продолжали воевать и за пределами этих рамок. Таким образом, речь может идти о минимальном нанесенном ущербе противнику. Полный список составил 2,5 тысячи снайперов, из которых 625 были женщины, или около 25%. Всего было уничтожено 238 тысяч человек, в т.ч. 18 тысяч женщинами-снайперами, или 7,5%. Отследить, количество побед ниже принятых критериев практически невозможно, но можно допустить, что они не значительно выше обычных стрелков-пехотинцев. При этом следует иметь ввиду, что на фронтах в различное время одновременно воевало от 32 до 40 тысяч снайперов.

Для образного представления количества уничтоженного противника, скажем, что оно равняется почти 20 полнокровным пехотным дивизиям Вермахта (при 12 тысячах штатной численности). Однако такое исчисление является не совсем верным, ибо в столкновении (физически находятся на передовой) с противником принимает участие 35-40 % штатной численности дивизии, остальные занимаются обеспечением их боеспособности (штабы, интенданты, транспортники, связисты, артиллеристы, разведчики, ремонтники …). А значит, снайперы выбивали именно боеспособный состав на передовой. И вот с точки зрения потери боеспособности, ущерб Вермахта можно исчислять в 32 пехотные дивизии.

И еще один аргумент. Общеизвестно, что самые большие потери на фронте армии несут от минометно-артиллерийского огня. Так вот, по мнению генералитета Вермахта, ущерб от советских снайперов был сопоставим с потерями от артиллерии, которая правда, больше стреляла по площадям, а не по целям.