Снайперы Второй мировой

СНАЙПЕРЫ ВЕРМАХТА

Снайпер под Сталинградом. 1942 г.

Снайпер под Сталинградом. 1942 г.

Среди историков, бытует мнение, что немцы только столкнувшись со «снайперским террором» на Восточном фронте  «опомнились» и начали предметно заниматься  снайпингом с 1942 г.  Однако это абсолютно ошибочное утверждение. «Достав» снайперской войной своих противников во время Первой мировой, по Версальскому договору Германия лишалась права не только иметь снайперов, но и производить снайперские винтовки и прицелы. Не забыв значение снайпера на фронте, с образованием структур СС, немецкое командование ловко прятало в этих военизированных отрядах снайперов и тайно вело их подготовку. Обучение снайперов также пряталась под аэродромную охрану даже в подразделениях Люфтваффе. Следует отметить, что подготовку снайперов, производство винтовок и прицелов лично курировали Генрих Гиммлер и Герман Геринг. Подготовка снайпера в довоенной Германии длилась не менее двух лет. Поэтому считать такой подход к снайпингу в Германии забвением совсем некорректно.

В послевоенные годы немцам удалось лишь немного улучшить конструкцию оптических прицелов, увеличив кратность усиления изображения. Новые 4-х и 8-кратные прицелы в теории позволяли уверенно поражать цели на дистанции до 800 м, но в годы Второй войны на большинстве германских снайперских винтовок по-прежнему стояли прицелы с 3-х и 4-хкратным увеличением. Улучшилась конструкция самих линз оптических прицелов, за счет чего стала возможной стрельба в условиях ограниченной освещенности.

С началом войны Вермахт обладал достаточным количеством, и снайперов, и винтовок с прицелами, но предмета их применения не было. Ни в Польше, ни во Франции, ни в Норвегии, ни на Крите целей для массового применения снайперов не находилось. Они выполняли обычные уставные задачи, которые в наступательных боях не особо выделялись. Естественно, что немецкое командование и не видело необходимости увеличивать штаты снайперов, или форсировать количество их подготовки.

Немецкий снайпер и наблюдатель у Воронежа.1941 г.

Немецкий снайпер и  наблюдатель у Воронежа. 1941 г.

Важно подчеркнуть и то, что основы снайперской подготовки, что в Красной Армии, что в Вермахте были практически одинаковыми. Наставления обоих армий учитывали опыт советско-финской войны. Именно этот опыт и подтолкнул СССР к резкому увеличению подготовки количества снайперов, что то ли «проспала» немецкая разведка, то ли не оценила, очередную реформу советов. В итоге, действительно в зиму 1941-1942 гг., когда Вермахт впервые перешел к обороне, баланс снайперов оказался не на его стороне. Немецкое командование начало принимать решительные меры, появились приказы, открывались снайперские школы, отбирались на фронтах курсанты. Вот это все и было принято историками, как факт появления снайпинга в Вермахте.

В 1942 году заработали многочисленные трехмесячные курсы, срок обучения на которых впоследствии был увеличен до полугода.  На фронте отбирали наиболее удачливых стрелков, как правило, имевших уже не менее 20 побед. Здесь же обучались и стрелки из егерских частей, где, обычно, служили солдаты, хорошо знакомые с оружием по гражданской жизни. Проводилась краткосрочная подготовка стрелков и на фронтовых курсах. Курсанты получали винтовки и прицелы, которые оставались у них навсегда. В снайперских школах проводились ежедневные учения по стрельбе, маскировке, наблюдению, обнаружению противника и др. К 1944 г. пик развития германского снайпинга достиг вершины. В частности, было сформировано не менее 30 снайперских школ. По заказу командования Люфтваффе были сняты для использования в обучении наземных частей учебные фильмы «Невидимое оружие: снайпер в бою» и «Полевая подготовка снайперов». Оба фильма сняты вполне грамотно и очень качественно, даже с высоты дня сегодняшнего: здесь даны основные моменты специальной снайперской подготовки, наиболее важные рекомендации для действий в полевых условиях, причем все это в популярной форме, с сочетанием игровых элементов. Широко растиражированная в это время памятка под названием «Десять заповедей снайпера» гласила:

—  Сражайся самоотверженно.
— Веди огонь спокойно и осмотрительно, концентрируйся на каждом выстреле. Помни, что быстрая стрельба не имеет эффекта.
— Стреляй только тогда, когда уверен, что не будешь обнаружен.
—  Твой главный противник – вражеский снайпер, перехитри его.
—  Не забывай, что саперная лопатка продлевает твою жизнь.
—  Постоянно практикуйся в определении расстояний.
—  Стань мастером в применении местности и маскировке.
—  Тренируйся постоянно – на передовой и в тылу.
—  Береги свою снайперскую винтовку, не давай ее никому в руки.
— Выживание для снайпера на девять частей – камуфляж и только на одну – стрельба.

Снайпер Люфтваффе на позиции. Восточный фронт. 1942 г.

Снайпер Люфтваффе на позиции. Восточный фронт. 1942 г.

Необходимо отметить тактические разработки немецкого снайпинга, которые и сегодня применяются многими армиями мира. Впервые немцы предложили различать «снайперов-любителей» (полевой снайпер в сегодняшнем понимании) и «снайперов-профессионалов». Каждое стрелковое отделение комплектовалось  двумя  снайперами-любителями – обычными солдатами, умеющими метко стрелять. К их штатной винтовке выдавался оптический прицел 4-кратного увеличения. При возможности, они получали дополнительную снайперскую подготовку. Как снайперы, они могли использоваться только по необходимости. Каждой роте полагалось по два снайпера-профессионала, которые вооружались снайперской винтовкой с оптическим прицелом 6-кратного увеличения (при наличии — большой светосилы, для стрельбы в потемках). Эти же снайперы, при необходимости могли создавать снайперскую группу с привлечением снайперов-любителей. Однако на практике эту теорию немцам внедрить было затруднительно.

Наиболее эффективными немецкие снайперы оказались в Нормандии в июне 1944 года во время высадки англо-американских союзников, где они столкнулись с таким же «снайперским террором», как когда-то красноармейцы на «линии Маннергейма». Немецкие снайперы хорошо знали местность, искусно маскировали свои позиции. Излюбленным укрытием для них стали живые изгороди. Снайперы окапывались возле них, минировали подходы, устраивали ловушки в кустарниках. Лучшим методом борьбы с ними оставались минометные и артиллерийские удары по предполагаемой позиции. Здесь же, союзники столкнулись с необычной тактикой немцев. Обычная тактика снайпера — сделать выстрел, редко два и сменить позицию, чтобы уйти от ответного огня противника. Но в Нормандии немецкие снайпера вели непрерывный огонь, даже не пытаясь двинуться с места. В конце концов, их уничтожали, но перед этим такой «самоубийца» успевал нанести весьма серьезный урон.

Снайперская пара Люфтваффе. Восточный фронт. 1942 г.

Снайперская пара Люфтваффе. Восточный фронт. 1942 г.

Снайперы всегда работали в паре – один стреляет, второй ведет наблюдение. Частая смена позиции и маскировка – считались залогом выживания снайпера. Наиболее распространенными задачами были: уничтожение наблюдателей, корректировщиков, командиров, пулеметчиков и расчетов орудий. Снайперы следовали за атакующими силами и вели бой с самыми укрепленными вражескими позициями, пулеметными гнездами и расчетами противотанковых орудий. Часто снайперы переходили линию фронта перед наступлением своих войск и во время своей артподготовки, уничтожали командиров противника. В обороне первоочередной задачей снайпера было уничтожение командиров атакующих на больших дистанциях, что зачастую останавливало наступление. Снайперские дуэли считали опасным, но необходимым занятием и боролись до полного уничтожения противника.

Немецкие снайперы предпочитали работать на средних дистанциях – до 500 м. Стрельбу вели больше по корпусу, нежели в голову, что во-первых, повышало вероятность попадания с первого выстрела, тем самым увеличивало шансы стрелка не быть обнаруженным, и, во-вторых, цель всё равно гарантированно выводилась из строя. При отражении атаки, снайперы не обращали внимания на первые три-четыре линии атакующих, и старался поразить в живот как можно больше бойцов, наступавших позади них. Слыша пронзительные крики раненых у себя за спиной, наступавшие в первых рядах теряли присутствие духа, и атака начинала захлёбываться. В этот момент снайперы расстреливали первые линии врага. Солдат, находившихся ближе пятидесяти метров к снайперу, расстреливали в голову или в сердце — опасались оставлять вблизи себя раненных. Отступающим стреляли в область почек, что приносило им невыносимую боль. В этих случаях раненые начинали буквально по-звериному кричать и выть. В результате атака нередко резко заканчивалась. В таких боях снайпер поражал до 20 человек, хотя эти победы им не записывались на снайперский счет.

Снайперская позиция у подбитого танка. Восточный фронт. 1943 г.

Снайперская позиция у подбитого танка. Восточный фронт. 1943 г.

Снайперы предпочитали камуфлированные куртки с «осколочным» рисунком или с рисунком в виде дубовых листьев. Также применяли маски на лицо, хотя и в ограниченных масштабах. Каски обтягивали камуфлированной тканью или сеткой. Немцы считали, что стрелки с низким и средним уровнем подготовки лучше попадают, используя прицелы с малым увеличением – до 4-кратного. Более сильные прицелы могли применять только снайперы высокого класса.

Немецкие оружейники не баловали снайперов разнообразием снайперских винтовок. Основным оружием являлась винтовка Mauser 98.  Принятая на вооружение в 1898 г. она выпускалась до 1945 г. Более 18 тысяч винтовок перед Второй мировой были переделаны под снайперские винтовки. Для установки оптического прицела рукоятка затвора выполнялась отогнутой вниз.

Винтовка Mauser Gew. 98 с оптическим прицелом.

Винтовка Mauser Gew. 98 с оптическим прицелом

На базе винтовки Mauser 98 в 1935 г. был создан карабин под обозначением Mauser 98k. Для использования в качестве снайперского оружия из стандартных карабинов отбирались экземпляры, дающие максимальную кучность. Оптическими  прицелами было оснащено около 200 тысяч карабинов.

Карабин Mauser 98k с оптическим прицелом ZF-41.

Карабин Mauser 98k с оптическим прицелом ZF-41

В 1943 г., под впечатлением советской винтовки  СВТ-40 в Германии был налажен выпуск самозарядной винтовки «Gewehr 43». До конца войны 53,4 тысячи винтовок получили «оптику». Винтовка превосходила устаревшую «Mauser Gew. 98», но существенно уступала  карабину Mauser 98k.

Снайперская винтовка с оптическим прицелом G-43 (W).

Снайперская винтовка с оптическим прицелом G-43 (W)

Следует отметить,  что немецкие снайперы  при отсутствии у них заветного «Gewehr 43», старались заполучить трофейную советскую снайперскую винтовку Мосина, которую переделывали под немецкий патрон. И в таком виде винтовка показывала результат лучше, чем в оригинальном исполнении. А учитывая, что трофейное добро исчислялось даже не тысячами стволов, выбрать было из чего.

Снайпер с винтовкой Mauser Kar98k с прицелом Dialytan RH-36. Восточный фронт. 1943 г.

Снайпер с винтовкой Mauser Kar98k с прицелом Dialytan RH-36.  Восточный фронт. 1943 г.

В отличие от ограниченной номенклатуры снайперских винтовок, немецкая промышленность выпускала добрый десяток телескопических прицелов для них. Первым типом телескопического прицела, официально принятым в 1939 г. на вооружение немецкой армии, был четырехкратник «ZF-39» с градуировкой на расстояние до 1200 м. В 1941 г. был принят на вооружение ещё один прицел – «ZF-41» с полуторакратным увеличением. Винтовка с таким прицелом позиционировалась как винтовка для стрельбы повышенной точности, а не как снайперская. В 1942 г. на вооружение под индексом «ZF-42» были приняты различные коммерческие прицелы с кратностью от 4X до 6X, слабо подходившие для армейской службы. В 1943 году появился дешёвый и надёжный телескопический прицел «ZF-4» или «ZF-43» с кратностью 4X, спроектированный под влиянием советского прицела ПУ. Он предназначался для самозарядной винтовки G43, но наладить выпуск G43 в достаточном количестве не удалось и прицел пришлось приспосабливать к винтовке Kar.98k. Существовали и другие типы прицелов: прицел «Opticotechna», «Dialytan», «Hensoldt & Soehne» и редкий «Carl Zeiss Jena Zielsechs». Однако выявить невероятную десятикратную цейсовскую оптику у немецких снайперов, запечатленную в многочисленных рассказах, как фронтовиков, так и историков – не удалось. Крах еще одной легенды.