24.04.42 — начало Кестеньгской операции

В рамках проведения общего стратегического наступления на советско-германском фронте в зимне-весенней кампании 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед командованием Карельского фронта задачу на проведение наступательной операции в районе Кестеньги с целью разгромить противостоящие силы противника, закрепиться на новом, более западном рубеже и усилить оборону Кировской железной дороги. Проведение операции было запланировано одновременно с Мурманской наступательной операцией, что по замыслу советского командования должно было затруднить противнику манёвр войсками. Проведение операции было возложено на войска 26-й армии (командующий генерал-майор Н. Н. Никишин) Карельского фронта (командующий генерал-лейтенант В. А. Фролов). Главный удар на Кестеньгу наносился с севера обходным манёвром ударной группировкой из района южнее озера Нижнее Чёрное. В составе наступающих войск находилось 29 тысяч человек, 110 орудий, 382 миномёта всех калибров, 847 пулемётов, 29 танков. Для поддержки с воздуха были выделены 55 самолётов.

Общая обстановка и боевые действия в период 24-30 апреля 1942 г.

Общая обстановка и боевые действия в период 24-30 апреля 1942 г.

Противник на участке наступления располагал немецкой 6-й горной дивизией СС «Норд», сводной финской дивизией, рядом отдельных подразделений. Их численность советское командование оценивало в 13,4 тысяч человек, 48 орудий, 192 миномёта, 320 пулемётов, 10 танков.

Финские противотанковые заграждения.

Финские противотанковые заграждения.

Стрелки из 6-й горнострелковой дивизии СС «Норд».

Стрелки из 6-й горнострелковой дивизии СС «Норд».

Финские пулеметчики в обороне.

Финские пулеметчики в обороне.

24 апреля в 6 часов утра части 23-й и 263-й стрелковых дивизий одновременно перешли в наступление на главном направлении. К исходу второго дня они вклинились в оборону противника на главном направлении на 6-7 километров, на остальных участках не продвинулись вообще. Поскольку операция началась в условиях сильного снегопада, артиллерийская и авиационная поддержка войск была крайне слабой. После перегруппировки сил,  3 мая советские войска возобновили наступление. Продвижение вновь оказалось медленным, но атаки советских войск оказались настолько упорными, что кестеньгская группировка оказалась в полуокружении, а 30 апреля части 8-й лыжной бригады перерезали шоссе, по которому снабжались немецко-финские войска в Кестеньге. Во избежание прорыва фронта сюда была спешно переброшена 163-я немецкая дивизия с ленинградского направления, до трёх финских пехотных полков из-под Ухты и с других участков фронта. Противнику удалось отрезать вышедшие западнее Кестеньги лыжную бригаду и стрелковый полк, которым пришлось с большими потерями выходить из окружения.

После ещё одной трехдневной перегруппировки сил советские войска 10 мая продолжили наступление, однако никакого успеха не достигли. 11 мая по приказу Ставки Верховного Главнокомандования части армии перешли к обороне. При этом для занятия выгодного оборонительного рубежа части армии оставили около половины занятой в ходе операции территории. Таким образом, линию фронта на северном фланге армии удалось отодвинуть на 4-5 километров. Основным итогом операции, по мнению советского командования, было истощение резервов противника и отказ последнего от запланированных на лето 1942 года операций в Карелии. Хотя о таких планах противника не известно и до сих пор.

Наступление советских войск. Апрель 1942 г.

Наступление советских войск. Апрель 1942 г.

Танкисты на Карельском фронте. 1942 г.

Танкисты на Карельском фронте. 1942 г.

Потери противника в Кестеньгской операции оценивались советской стороной до 5 тысяч убитыми. Потери советских войск составили 12 649 человек, из которых: 3 145 убитых, 8 906 раненых, 598 пропавших без вести. По финским данным советские потери составляли  в 11 тысяч человек убитыми.

Основная причина неудачи наступления — неподготовленность операции (на подготовку было выделено две недели), отсутствие достаточного количества боеприпасов, недостаточная оснащенность войск инженерно-саперными подразделениями в условиях бездорожья и пересеченной местности. И главное – беспрецедентная бездарность советского военного командования. Обращают на себя внимание шаблонные действия советских войск на тактическом уровне — многочисленные атаки одних и тех же позиций с одного и того же рубежа, неумение организовать обходы и просачивание вглубь вражеской обороны, как это постоянно делали финские войска. Артиллерия не имела опыта борьбы с вражескими позициями в лесной местности и по существу бесцельно разбрасывала остро дефицитные снаряды. Попытка использовать танки также провалилась — почти все они увязли в болоте перед вражескими укреплениями. По итогам операции, виновные в ее провале наказаны не были.