14.06.41 — ТАСС опровергло слухи о возможном вторжении Германии

14 июня 1941 года в советской прессе появилось заявление ТАСС, в котором извещалось, что публикуемые за рубежом сообщения о приближающейся войне между СССР и Германией не имеют оснований. До сих пор идут споры о цели этой публикации, ее смысловой нагрузке. Существует несколько основных версий появления заявления.

Сообщение ТАСС в газете Известия.

Сообщение ТАСС в газете Известия.

Первая. Сталин и командование Красной Армии были глупы и слепы, не видели очевидного – война могла начаться в любой день. Этой точки зрения придерживаются все, кто считал, что приведение страны и войск в боевую готовность не имело альтернативы.

Вторая. Сталин и его правительство старались любыми путями оттянуть начало войны. Эту точку зрения поддерживают верующие в гений вождя, партийные историки и приверженцы легенд о могучем СССР.

Третья. Сталин, ожидая нападения начал международную пиар кампанию, с целью показать Советский Союз жертвой агрессии Германии. Это позволяло обелить агрессивную политику СССР в 1940-х годах, приобрести союзников в войне против Германии. Другими словами, это был тонкий дипломатический ход.

Другие версии, хотя и отличаются от первых трех в деталях, в главном перекликаются с ними. По нашему мнению, истинной является последняя третья версия, но с одним небольшим, но важным дополнением. По большому счету, Сталину было все равно, что будет думать мир о политике и действиях СССР. Но желание работать под аплодисменты, а не под улюлюканье публики, присуще любому артисту. Поэтому он не упустил возможности «макнуть» Гитлера. Главное, в чем ошибался и Сталин, и все его окружение, переоценка боеспособности Красной Армии. И хотя тревожный звоночек прозвенел во время Зимней войны, его решили проигнорировать. По всем объективным количественным показателям Красная Армия была в несколько раз сильнее вооруженных сил Германии. Однако Красная Армия не умела и не хотела воевать. А эта, самая главная составляющая армии, никакими показателями не измерялась. Отсюда уверенность, что Красная Армия пусть и с тяжелыми боями, но гарантированно остановит немцев минимум на позициях первого эшелона, максимум – второго, оказалась желаемым воображением. Не было бы этого заблуждения, война бы имела совсем другой сценарий.

Правильность наших выводов, подтверждает и реакция Геббельса, который сказал, что Сталин хочет всю ответственность за развязывание войны переложить на Германию. В целом же, на международном уровне, заявление выполнило свою задачу. Внутри же СССР вызвало, по крайней мере, недоумение, если не сплошную «кашу» в головах советских граждан и красноармейцев. Особенно в затруднительном положении оказалась советская пропаганда, которая не успевала менять направления своей дельности на противоположные. То дружим, то не дружим, то опять дружим …