Полтавские аэродромы американских бомберов

Разработка американцами планов использования аэродромов на территории СССР началась еще летом 1941 года. А после  вступления США в войну  (7 декабря 1941 г.)  к ним добавились и планы нанесения авиаударов по территории Японии с советских аэродромов в Сибири. Однако, на всем протяжении 1942 года СССР не проявлял никакого интереса к возможности таких совместных действий, и на официальном уровне соответствующее предложение было сделано американцами только в октябре 1943 года.

Стратегическая концепция союзников по антигитлеровской коалиции предусматривала завоевание превосходства над противником путём уничтожения его военного и экономического потенциала. В её реализации основная роль отводилась стратегическим бомбардировкам важных промышленных объектов врага  — заводов, нефтеперерабатывающих комплексов, электростанций, транспортных узлов. На встрече премьер-министра Великобритании  Уинстона Черчилля с президентом США Франклином Рузвельтом 14-24 января 1943 года в Касабланке эта стратегия нашла документальное подтверждение в специальной директиве.

В конце ноября 1943 года на Тегеранской конференции  Франклин Рузвельт в присутствии своего сына, полковника Элиота Рузвельта, служившего в разведывательной авиации, лично предложил Сталину базирование американских самолетов и присутствие американского контингента на территории СССР для осуществления челночных разведывательных и бомбардировочных вылетов. При этом американские тяжелые бомбардировщики, базировавшиеся в Великобритании и Италии, смогли бы наносить удары по целям, расположенным на востоке Германии, а также на территории её восточно-европейских союзников. После этого, вместо возврата на аэродромы постоянного базирования самолеты совершали бы посадку на территории СССР для заправки и принятия бомбовой нагрузки и на обратном пути атаковали бы другие цели. Сталин «в принципе» согласился.

Карта-схема челночных полетов бомбардировочной авиации США.

Карта-схема челночных полетов бомбардировочной авиации США.

Операция «Frantic»

Операция челночных полетов бомбардировочной авиации США с территории СССР получила кодовое название «Frantic» (Неистовый). Она предусматривала постоянное базирование на советской территории трех авиагрупп тяжелых бомбардировщиков, но американцам удалось получить согласие на размещение лишь сравнительно небольшого контингента численностью в 1 300 человек.

Удары по ранее недосягаемым целям на подконтрольной Третьему Рейху территории были не единственной и даже не основной целью операции «Frantic». Политическое и военное руководство США намеревалось:

1) создать прецедент и наработать опыт для планировавшихся в будущем (после открытия Советским Союзом второго фронта в Тихоокеанском регионе) бомбардировок территории Японии с аэродромов в Сибири;

2) выработать модель для сотрудничества и углубления доверия между США и СССР, что считалось необходимым для установления дружественных послевоенных отношений;

3) установить тесное сотрудничество и наладить обмен информацией в таких областях, как метеорология и связь, разведка погоды и воздушный транспорт.

Целью СССР, давшего согласие на размещение американских ВВС, была не столько помощь союзников, поскольку исход войны уже был очевиден, а получение доступа к самым совершенным на то время авиационным технологиям, знакомство с американской военной техникой и концепциях её применения. Так, например, СССР потребовал — и получил — секретный на тот момент бомбовый прицел Нордена, а также результаты аэрофотосъемки большой части Европы, выполненной американскими летчиками. Однако, и американцы смогли узнать много интересного о своем, как впоследствии оказалось, весьма недолговечном союзнике — в частности, об уязвимости СССР при воздушном нападении на его территорию и о недостаточном уровне развития техники и инфраструктуры.

Английские ВВС участия в операции не принимали, поскольку Уинстон Черчилль с самого начала относился к ней крайне сдержанно, полагая, что её проведение требует такого уровня доверия Советскому Союзу, какой представлялся Черчиллю неразумным.

После встречи со Сталиным 2 февраля 1944 года Гарриман сообщил, что «Сталин одобряет проект при его ограничении двумястами самолетами и шестью аэродромами». В результате изучения возможностей имеющейся аэродромной сети Советского Союза,  как район для базирования американских тяжелых бомбардировщиков был избран Полтавский аэродромный узел. Полтавский аэродром в довоенные годы был одной из основных баз бомбардировочной авиации СССР, имел взлетно-посадочную полосу с твердым покрытием и мог быть подготовлен к приему тяжелых бомбардировщиков в сжатые сроки. Важную роль в выборе Полтавы как главной базы сыграла близость аэродромов Миргорода и Пирятина, которые передавались командованию операцией, а также наличие сети полевых аэродромов для базирования советских частей ПВО (Карловка, Петровке, Гребенка и другие). Важным было и то, что Полтава находилась примерно на одинаковом расстоянии и от Британских островов, и от Италии, откуда планировалось осуществлять вылеты. Кроме того, все города, где размещались аэродромы, были связаны одной железнодорожной веткой.

В марте 1944 года в ВВС РККА была сформирована 169-я авиационная база особого назначения, целью которой было осуществление всех подготовительных работ и организация взаимодействия с американцами. В ее состав были включены подразделения аэродромного обслуживания, технические, инженерные, автомобильные и другие специальные формирования. Командиром авиабазы был назначен генерал-майор авиации Александр Перминов. Воздушное прикрытие полтавского аэродромного узла возлагалось на 310-ю истребительную авиационную дивизии ПВО и зенитные части 6-го корпуса. Прикрытия и сопровождения американских самолетов над линией фронта должны были осуществлять 329-и истребительная авиационная дивизия, доставку грузов воздушным путем обеспечивала 2-я транспортная авиационная дивизия. Таким образом, Полтава и Миргород были местами базирования тяжелых бомбардировщиков «В-17» в Пирятине базировались истребители сопровождения большого радиуса действия  «Р-38», «Р-47» и «Р-51».

Бомбардировщик «Boeing B-17 Flying Fortress» (летающая крепость).

Бомбардировщик «Boeing B-17 Flying Fortress» (летающая крепость).

Истребитель «Lockheed P-38 Lightning».

Истребитель  «Lockheed P-38 Lightning».

Истребитель «Republic P-47 Thunderbolt».

Истребитель «Republic P-47 Thunderbolt».

Истребитель «North American P-51 Mustang».

Истребитель «North American P-51 Mustang».

По мнению американцев, аэродромы располагались слишком далеко от линии фронта и, несмотря на все предпринятые усилия, были едва пригодны для базирования тяжелых бомбардировщиков. Советская инфраструктура не соответствовала западным стандартам, и весенняя распутица превратила аэродромы в море грязи. Кроме этого, при отступлении немцы разрушили все, что смогли, кроме большого штабного здания на Полтавском аэродроме. Другой проблемой стало взаимодействие с недружелюбно настроенной и подозрительной советской бюрократией. По общему мнению американских офицеров военнослужащие советских ВВС были готовы к сотрудничеству и старались помочь, а вот представители властных структур оказались источником разного рода препятствий, проблем и бесконечных задержек.

27 марта 1944 года из Ливерпуля в направлении Кольского залива вышел арктический конвой «JW-58». На транспортах «Джордж Ангел», «Джордж М.Кохан», «Эдвард П.Олександр», «Джон Давинпорт» и «Уильям Мак-Кинли» в СССР направлялись 44 тысяч тонн грузов для авиабаз под Полтавой. 4 апреля корабли конвоя пришвартовались в Мурманске. На транспортах были доставлены строительные материалы, оборудование, автомобили для подготовки авиабазы, а также горюче-смазочные материалы, боеприпасы, комплектующие для ремонта американских самолетов. Все это по железной дороге и, частично, транспортными самолетами отправили в места назначения.

Посол США в СССР А. Гарриман и представители американского и советского командования на авиабазе Полтавы. 14 апреля 1944 г.

Посол США в СССР А. Гарриман и представители американского и советского командования на авиабазе  Полтавы. 14 апреля 1944 г.

14 апреля в Полтаву прибыла первая группа американских офицеров численностью 46 человек. А 6 мая через Иран прибыл первый эшелон с постоянным составом полтавской авиабазы — 390 американских военнослужащих. В Полтаве было размещено Восточное Командование авиации Армии США (USAAF Eastern Command) под командованием генерала Альфреда Кесслера, которое должно было работать параллельно с новой американской военной миссией в Москве под руководством генерала Джона Дина.

Обустройство аэродрома в Полтаве.

Обустройство аэродрома в Полтаве.

Обустройство аэродрома в Полтаве.

На подготовку аэродромов и инфраструктуры обеспечения отводилось полтора месяца. На строительстве на равных работали американские и советские солдаты. Однако основной рабочей силой стали местные жители, в основном женщины. За месяц до 15 мая, основные работы по подготовке Полтавского аэродромного узла было завершено. За короткий срок полтавчанами и персоналом базы было выполнено 29 тысяч м³ земляных работ, уложено почти 250 тысяч м² металлических плит. Было построено или капитально отремонтировано: дом для офицерского состава на 96 квартир, три казармы на 1300 человек, 20 корпусов для санитарных частей на 720 человек 7 пищеблоков, 6 банно-прачечных комбинатов, 3 летних лагеря, 3 насосные станции с артезианскими скважинами,  3 командных пункта, 150 хранилищ. Общая трудоемкость работ превысила 31 тысячу человеко-дней. В эксплуатацию авиабазу приняла специальная инспекторская группа, возглавляемая генерал-майором Фредом Андерсоном, которого сопровождал полковник Рузвельт.

Ход операции

Выполнение  задач операции «Frantic» было возложено на 8-ю, 12-ю и 15-ю воздушные ВВС армии США, которые базировались на передовых аэродромах в Англии и южной Италии. Подготовка операции «Фрэнтик» осуществлялась в условиях чрезвычайных мер секретности и оперативного прикрытия. Целенаправленно или нет, первая миссия операции по времени совпала с открытием Союзниками Второго фронта в Нормандии. В целом операция состояла из семи челночных операций, которые имели отдельные кодовые названия «Фрэнтик-1», «Фрэнтик-2» … «Фрэнтик-7».

Строй бомбардировщиков «В-17».

Строй бомбардировщиков «В-17».

Операция «Фрэнтик-1» осуществлялась 15-й воздушной армией.  В ней было задействовано 130  бомбардировщиков «B-17» и 70 истребителей «P-51». Операция началась  2 июня 1944 года со взлета самолетов  с аэродромов в центральной Италии. Бомбовый удар наносился транспортной развязке, сортировочной станции, вагонном депо и мастерским Дебрецена. После чего самолеты успешно приземлились на аэродромах Полтавского аэродромного узла: в Полтаве село 64 бомбардировщика, в Миргороде – 65, и  64 истребители сопровождения — на пирятинском аэродроме. На полтавском аэродроме американцев встречала официальная делегация, включая посла США в СССР Уильяма Гарриман, американских и советских военных и корреспондентов. Четыре дня самолеты союзников оставались на аэродромах Полтавского узла, а 6 июня 104 американские бомбардировщики и 42 истребителя прикрытия поднялись в воздух для удара по румынскому аэродрому и дунайскому порту Галац. Авиаудар наносился в интересах Генерального штаба  Красной Армии. 11 июня самолеты вернулись в Италию, по пути отбомбившись по аэродрому Люфтваффе в Румынии. Во время воздушного боя с истребителями противника над Румынией был сбит один бомбардировщик на борту, которого был фотокорреспондент Маккей. В руки немцев попало более 500 фотоснимков сделанных в Полтаве, которые по предположению исследователей могли навести на след размещения аэродромов.

Сброс бомб с бомбардировщика «В-17».

Сброс бомб с бомбардировщика «В-17».

Операция «Фрэнтик-2» осуществлялась силами 8-й воздушной армии в составе 163 бомбардировщиков «B-17» и 57 истребителей «P-51», 72 истребителей «P-38», 38 истребителей «P-47». Самолеты взлетели с британских аэродромов 21 июня 1944 года и разбомбили нефтеперерабатывающий завод Руланд и железнодорожные узлы Ельстерверда. До Украины долетело только 137 «крепостей» и приземлились на аэродромы назначения: 73 самолета в Полтаве, 64 — в Миргороде, истребители — в Пирятине. После немецкого авиаудара  22 июня уцелевшие «В-17» были объединены в сводную авиагруппу и передислоцированы временно дальше от линии фронта — на аэродромы в Харьков и Запорожье.  Утром 26 июня 72 «Крепости» и 58 «Мустангов» вылетели в новый «челночный» рейд – бомбардировку нефтеперерабатывающего завода и транспортный узла в Дрогобыче. После выполнения задания машины без потерь приземлились на итальянских аэродромах. А вскоре перелетели на свои  базы в Англии.

Истребителей «P-51» с дополнительными топливными баками.

Истребителей «P-51» с дополнительными топливными баками.

Операция «Фрэнтик-3» осуществлялась  15-й воздушной армией  силами  58  истребителей «P-51» и 76 истребителей  «P-38».  Задача миссии — блокировать аэродромы истребительной авиации Бузэу и Зилестия на время, когда основные силы армии будут наносить авиаудары по нефтепромыслам Плоешти. Соединение уничтожило 41 вражеский самолет на земле, а двадцать пять в воздухе. После выполнения задачи, самолеты  приземлились на аэродроме в Пирятине. 25 июля, после трехдневного отдыха, 34 «Мустанги» и 33 «Лайтнинг» совершили авианалет на аэродром и железнодорожный узел  Мелец в Польше. Возвращаясь в Пирятин, истребители сбили более полтора десятка  бомбардировщиков «Ju-87», атаковавших советские войска. 26 июля 55 истребителей  «Р-38» и 47 истребителей «Р-51» совершили обратный перелет в Италию, по пути  нанеся  бомбово-штурмовые удары по нефтепромыслам в районе Бухарест — Плоешти. Через трое суток на итальянских аэродромах приземлились 14 истребителей, которые задержались в Пирятине по техническим причинам.

Истребители «P-51» из 486-й эскадрильи RAF «Debden» на пирятинском аэродроме.

Истребители «P-51» из 486-й  эскадрильи  RAF «Debden» на пирятинском аэродроме.

Операция «Фрэнтик-4» выполнялась силами 15-й воздушной армии с 31 июля  двумя истребительными авиагруппами (42  самолета «P-38» и 35 самолетов «P-51») с аэродромов в Италии.  Особенностью миссии было то, что в ней американские самолеты действовали исключительно в интересах Красной Армии. Первый рейд состоялся 4 августа  —  был разгромлен  аэродром и железнодорожный узлел Фокшаны в  Румынии. При этом американцы потеряли 5 самолетов, еще 7 поврежденных машин совершили вынужденную посадку на освобожденной советскими войсками территории. Второй рейд — 6 августа — 26 самолетов «Р-38» и 27 самолетов «Р-51» нанесли удар железнодорожному узлу Краевая и другим объектам железной дороги Бухарест – Плоешти.  Все самолеты без потерь вернулись на базы в Италии.

Истребители «Р-38» над морем.

Истребители «Р-38» над морем.

Операция «Фрэнтик-5» была проведена силами 8-й воздушной армии 6 августа 1944 года. 77 бомбардировщиков «B-17»  в сопровождении 154 истребителей «P-51» с аэродромов в Великобритании нанесли массированный удар по авиазаводу Фокке-Вульф в Рамела  и без потерь долетели до аэродромов Полтавского аэроузла. 7 августа  — 55 бомбардировщиков в сопровождении 29 истребителей нанесли удар нефтеперерабатывающем завода Тшебиня в Польше, а 8 августа все самолеты совершили перелет на аэродромы в Италии. На перелете были нанесены удары по румынским аэродромам Бузэу и Зилестия. 13 августа 72 самолета «B-17» и 62 самолета «P-51» взлетели с итальянских аэродромов и нанесли бомбовый удар по аэродрому Франказаль у Тулузы и без потерь приземлились на своих базах в Англии.

Операция «Фрэнтик-6» ожидалась 1 августа, когда в Варшаве поднялось восстание под началом  Армии Крайовой. Повстанцы рассчитывали на помощь союзников, которые могли оказать ее лишь с воздуха в ходе «челночных» операций. Однако Сталин считал, что целью Варшавского восстания является создание в Польше прозападного правительства, которое может восстановить довоенную Польшу как основу антисоветского «санитарного кордона», выступил против помощи повстанцам. Только  после того, как  восстание стало затухать, Сталин санкционировал план операции «Фрэнтик-6», при этом предупредив Гарримана, что согласия на сброс грузов варшавским повстанцам Советский Союз не дает. 11 сентября  1944 года 8-я воздушная армия силами 75 бомбардировщиков «B-17» и 64 истребителей «P-51» с  аэродромов Великобритании  нанесла удары заводам вооружения и НПЗ в Хемнице. После авиагруппа приземлилась на аэродромах полтавского аэроузла, а 13 сентября разбомбив венгерские металлургические заводы и оружейные в Диосжори, осуществила перелет на итальянские авиабазы. В середине сентября, когда Красная Армия уже стояла у стен Варшавы и будущее Польши больше не вызывало сомнений, Сталин дал согласие на доставку помощи последним варшавским повстанцам. 8-я воздушная армия выделила для операции 110 «Летающих крепостей» в сопровождении 149-ти «Мустангов», которые взлетели с английских аэродромов 15 сентября, но вынуждены были повернуть назад из-за плохой погоды  над Северным морем.

Бомбардировщики «B-17» 8-й воздушной армии ВВС США в полете.

Бомбардировщики «B-17» 8-й воздушной армии ВВС США в полете.

Операция «Фрэнтик-7»  также проводилась силами 8-й воздушной армии 18 сентября с целью оказанию помощи Варшавскому восстанию. В ней принимало участие 110 бомбардировщиков  «B-17» и 73 истребителя «P-51». Повстанцам было сброшено 1248 контейнеров с оружием, боеприпасами, снаряжением. На следующий день все способные подняться в небо самолеты — 100 «крепостей» и 61 «Мустанг», с аэродромов Полтавского аэроузлы нанесли удар железнодорожному узлу Жолнок в Венгрии и приземлились в Италии, где из-за погодных условий задержались с возвращением на базу в Англии до 23 сентября. Это была последняя миссия операции «Фрэнтик». В дальнейшем применение для «челночных» операций аэродромов Полтавского аэродромного узла, который оказался в глубоком тылу, было признано нецелесообразным.

Всего за время операции «Фрэнтик» было  совершено 2207 вылетов — 18 челночных бомбардировок 12 важных объектов противника. В операции приняло участие 1030 американских самолетов, в том числе 529 «Летающих крепостей», 395 «Мустангов», 106 «Лайтнинг». На объекты противника сброшено 1955 тонн авиабомб. В воздушных боях уничтожено не менее 100 немецких самолетов, на земле — более 60. Самолеты-разведчики выполнили 117 боевых вылетов и сфотографировали 174 цели.

Бомбардировка аэродромов немцами

Во время челночного вылета, совершенного 21 июня 1944 года, Люфтваффе выслало вслед улетающим на восток американским самолетам свой «He-111», сопровождавший на большом удалении американские бомбардировщики и установивший аэродромы их базирования. Согласно другим источникам, немцы уже обладали этой информацией и были готовы нанести ответный удар, ожидая удобного момента. Так или иначе, ночью 22 и 23 июня 1944 Люфтваффе провело операцию «Zaunkoenig», в ходе которой по аэродромам Полтавы (22.06), Пирятина и Миргорода (23.06) был нанесен удар бомбардировщиками «He-111» и «Ju-88», базировавшимися в районе Минска.  Разведка цели, целеуказание и сбор данных для оценки результативности бомбардировки выполнялась самолетами «He-177» из эскадрилий ночной разведки. Выполнением операции руководил подполковник Вильгельм Антруп. В операции также участвовали ВВС Венгрии.

Известно, что 21 июня в небе над Полтавой появился немецкий самолет-разведчик. По некоторым данным, якобы пара американских истребителей, патрулировавших небо упустила разведчика. По всем признакам, следовало ожидать налета немецкой бомбардировочной авиации.  Командир Полтавской авиабазы генерал-майор Перминов предложил американцам передислоцировать самолеты, но те отказались, мотивируя усталостью экипажей.

Авианалет на Полтавский аэродром.

Авианалет на Полтавский аэродром.

Примерно в 23:30 аэродром под Полтавой был оповещен о том, что немецкие бомбардировщики пересекли линию фронта и движутся в общем направлении на Полтаву. В 00:30 самолет-целеуказатель сбросил осветительные бомбы точно над летным полем аэродрома, и через 10 минут были сброшены первые бомбы. С земли количество немецких бомбардировщиков было оценено в 75 штук, хотя в налете участвовало около 150-160 самолетов. Бомбардировка продолжалась около двух часов и отличалась высокой точностью — почти все бомбы упали в местах размещения самолетов «В-17», либо поразили склады авиатоплива и боеприпасов, и ни одна бомба не попала в расположенный неподалеку палаточный лагерь, где были расквартированы американские летчики. Закончив бомбометание «He-111» легли на обратный курс, а «Ju-88» дополнительно сделали несколько заходов на бреющем полете с использованием пулеметов. Кроме бомб на аэродром было сброшено большое количество кассетных боеприпасов, снаряженных противопехотными «бомбами-бабочками» SD2, многие из которых имели «взрыватель № 70», превращавший боеприпас в мину-ловушку, детонирующую при попытке изменить её положение.

Обломки американских бомбардировщиков B-17 на аэродроме под Полтавой.

Обломки американских бомбардировщиков B-17 на аэродроме под Полтавой.

Обломки американских бомбардировщиков B-17 на аэродроме под Полтавой.

Обломки американских бомбардировщиков B-17 на аэродроме под Полтавой.

Обломки американских бомбардировщиков B-17 на аэродроме под Полтавой.

Результативность бомбардировки ошеломила: было уничтожено 44 бомбардировщика «В-17», 25 – повреждено. Кроме того, сгорело два самолета «С-47» и один «Лайтинг». Сгорело 360 тонн бензина и уничтожено 2 тысячи авиабомб. Один американец был убит, один тяжело ранен, еще несколько человек получили легкие ранения. Через трое суток после бомбардировки боеготовыми были только 9 самолетов «В-17».  Потери советских ВВС составляли 15 самолетов Як-9, 6 самолетов Як-7, три учебно-тренировочных самолета, один «Hawker Hurricane» и один специальный «DC-3» для перевозки высшего командного состава. Потери личного состава составили: 31 человек убитыми, 88 – раненными, из-за приказа тушить горящие самолеты, когда летное поле аэродрома было усеяно минами-ловушками. Разминирование аэродрома длилось 6 дней, в течение которых было обезврежено 24 570 неразорвавшихся  бомб.

Американцы осматривают аэродром после бомбардировки.

Американцы осматривают аэродром после бомбардировки.

Зенитная артиллерия и крупнокалиберные пулеметные установки ПВО аэродрома открыли интенсивный, но неприцельный огонь, который — к прискорбию — лишь послужил ориентиром для немецких бомбардиров, поскольку средства ПВО располагались по периметру летного поля. Советские средства ПВО выпустили по немецким самолётам почти 28 тыс. снарядов и патронов, не сбив ни одного. Хотя такая эффективность советской ПВО и не была удивительной. Она существовала лишь на бумаге да в «пьяном угаре» ее начальников. Не появилась она в СССР, к глубокому сожалению, и до самого его распада.

В следующую ночь немецкая авиация нанесла бомбовые удары по аэродромам Пирятина и Миргорода. Поскольку такое развитие событий было вполне очевидно, все находившиеся там исправные бомбардировщики и истребители после налета на Полтавский аэродром были перебазированы на другие советские аэродромы, расположенные восточнее. Аэродром в Пирятине имел очень короткие ВПП, и на нём не складировались ни топливо, ни боеприпасы, поэтому существенного ущерба от его бомбардировки не было. В Миргороде сгорела одна «Аэрокобра»,  один самолет — УТИ-4, один — УТ-1-1. Было повреждено 12 «Аэрокобр» и ранено 27 человек. 370 тонн бензина сгорело. В Миргороде было обезврежено 1822 неразорвавшиеся бомбы.  В Пирятине  было уничтожено 30 тонн бензина и ранено 6 человек, обезврежено 1217 неразорвавшихся бомб.

И если налет на аэродром Полтавы еще можно было считать условно «неожиданным», то налет на Миргород и Пирятин был вполне ожидаемым. Однако на большее чем убрать американские самолеты советскому руководству ума не хватило. Самое интересное, что за допущенную гибель военнослужащих и военного имущества ни одна звездочка не упала с погон советского военного командования, ни один бездельник из ПВО или летного состава не был наказан. Повсеместная некомпетентность и безответственность, под лозунгом  — война все спишет – даже в 1944 году оставалась главным кредо командования Красной Армии.

Советские бойцы собрали неразорвавшиеся немецкие «зажигалки».

Советские бойцы собрали неразорвавшиеся немецкие «зажигалки».

Оставшиеся без самолетов американские экипажи были вывезены военно-транспортной авиацией США в Великобританию через Тегеран. Поражение охладило отношения союзников. Американцы всю вину возлагали на неэффективную организацию системы ПВО. Советское командование обвиняло союзников в беспечности, поскольку за всю историю войны их базы немцы не бомбили. Американцы  предложили организовать ПВО своими силами. Сталин отказал, а меры по усилению ПВО ограничил пополнением новыми самолетами. В таких условиях командование ВВС США приняло решение не рисковать «В-17», а задействовать в операции только тяжелые истребители дальнего радиуса «P-38» и «P-51» из итальянских авиабаз для нанесения бомбово-штурмовых ударов. Челночные рейды были возобновлены 6 августа 1944 года.

Прекращение операции

К сентябрю 1944 года дальнейшее продолжение операции «Frantic» потеряло всякий смысл, как с точки зрения её декларируемых целей, так и с точки зрения неофициального замысла. Потенциальные цели в Восточной Европе были захвачены РККА в ходе её быстрого продвижения на запад, а на Тихом океане американцы захватили Марианские острова и могли использовать имевшиеся там авиабазы для бомбардировок Японии. Что же касается установления более тесных отношений между США и СССР, то здесь эффект оказался, скорее, обратным. Наличие общего врага не смогло перевесить идеологические различия. Согласие советской стороны на проведение операции было дано лишь через пять месяцев. По требованию СССР в операции были задействовано намного меньше сил и средств, чем изначально планировалось американцами. Советское командование, утверждая, что ПВО аэродромов является его прерогативой, не позволило американцам разместить на выделенных аэродромах крупнокалиберную зенитную артиллерию и радиолокационные системы управления её огнем, а также ночные истребители, что привело к очень большому ущербу от немецких бомбардировок. Немало проблем для партийных органов и СМЕРШа, строго контролировавшего все аспекты функционирования аэродромов, представляли постоянные контакты американцев с советскими гражданами и их излишне свободное, по советским меркам, поведение, доходившее до поездок в близлежащие города и попыток войти в административные здания с целью «увидеть, как работает эта коммунистическая партия».

Учитывая изложенное, а также разногласие американского командования с советским относительно Варшавского восстания, нарком Молотов официально уведомил американских представителей о том, что в дальнейшем присутствии американского контингента на территории СССР нет никакой необходимости. После этого отношение к союзникам стало открыто враждебным, на аэродромах стали происходить кражи и явно инспирированные  — по мнению американцев — случаи проявления насилия. Командование военной авиации США объявило о приостановке операции «Фрэнтик», сославшись на слишком большие трудности с материально-техническим обеспечением.

Дополнительной — и весьма существенной — проблемой для американцев стали многочисленные случаи обстрела участвовавших в операции самолетов советскими истребителями и зенитчикам, при этом несколько машин было сбито, правда, никто из их экипажей не пострадал. В качестве оправдания советское командование указывало на хроническую неспособность американских пилотов придерживаться строго ограниченных коридоров, высот и графиков полета. Привычка советских зенитчиков открывать огонь по любым обнаруженным самолетам настолько беспокоила американцев, что во время прилета президента Рузвельта в Ялту в феврале 1945 года они настояли на присутствии своих представителей на всех близлежащих батареях ПВО (отгоняли пьяных зенитчиков от орудий). Примечательно, что противовоздушную оборону Ливадии во время проведения конференции обеспечивала та воинская часть ПВО, что так «эффективно» прикрывала аэродромы на Полтащине во время операции «Фрэнтик».

Вместо укрепления советско-американских отношений данная совместная операция стала источником серьезных разногласий, предвещавших скорое наступление «холодной войны». Немецкое командование расценивало операцию «Frantic» как пропагандистскую акцию со стороны США, призванную произвести впечатление на Советский Союз, но лишь обнажившую существующие между ними противоречия. СССР получил ещё одно подтверждение своего технологического отставания от США и, невольно, продемонстрировал американцам отсутствие ПВО, свою неспособность защититься от стратегических бомбардировок. Американские военные протестировали работу своей системы снабжения в весьма специфических советских условиях, получили представление о некоторых аспектах оперативного управления советских ВВС и, несмотря на жесткие ограничения, в ходе подготовки челночных бомбардировочных рейдов произвели аэрофотосъемку некоторой части территории СССР, результаты которой впоследствии оказались очень востребованными.

Фотография из Полтавы на обложке американского журнала.

Фотография из Полтавы на обложке американского журнала.

В начале октября численность американского персонала авиабаз было сокращено до 200 человек. 5 октября с Полтавы через Ростов-на-Дону и Баку отправился первый поезд в Иран с военнослужащими и техников Восточного авиационного командования ВВС США. Оттуда через Каир американцы и добрались до Ливерпуля. В октябре Полтаву оставил и командующий Восточного командования генерал-майор Уэлш. Однако базы Полтавского узла, в частности авиабаза Полтава, успели приобрести самостоятельное значение — через них в страну прибывали дипломатические представители США, привозилась важная корреспонденция и грузы. Окончательное решение о ликвидации авиабазы было принято весной 1945 года. Персонал базы и часть оборудования была вывезена транспортными самолетами через Анкару и Каир на авиабазы в Италии и  Великобритании.  Но большая часть оборудования, в частности аэродромное оборудование, средства радионавигации было оставлено советской стороне как помощь по ленд-лизу. Эвакуацией руководил  бригадный генерал Уильям Ритчи, который последним покинул полтавский аэродром 22 июня 1945 года.

Память

Памятник на месте авиабазы в Полтаве.

Памятник на месте авиабазы в Полтаве.

Сегодня на месте  авиабазы в Полтаве находится Полтавский музей дальней и стратегической авиации. На его территории установлен памятник воинам авиаторам, погибшим во время немецкой бомбардировки аэродрома в 1944 году.

Памятный знак в честь 50-летия проведения операции «Фрэнтик».

Памятный знак в честь  50-летия проведения  операции «Фрэнтик».

Кроме того, в честь 50-летия проведения операции «Фрэнтик», на празднование которого приезжала и прилетала большая американская делегация, в Полтаве по улице  Маршала Бирюзова был установлен памятный знак, на котором на украинском и английском языках выбито: «В честь воинов стран антигитлеровской коалиции, которые участвовали в авиационной операции «Френтик» 1944 года».

В заключение

Оценивая военное значение американских ВВС при челночных рейдах, отметим, что их эффективность не была значимой, ни на стратегическом, ни на тактическом уровне. Основной причиной этому была низкая точность бомбометания, несмотря на новейшую технику и приборы прицеливания. Используемая тактика американских ВВС нанесение массовых ударов по площадям несколькими волнами в данных случаях была неприменима. Количество самолетов, участвовавших в операции «Фрэнтик», было примерно в 3-5 раза меньше, чем обычно принимало участие в американских рейдах, что не позволяло достигнуть положительных результатов. В целом, операция оказалась слишком дорогостоящей, с неадекватно великими потерями самолетов и экипажей. Вместе с тем, американский опыт организации и использования стратегических бомбардировщиков был взят на вооружение СССР и  применялся уже после окончания войны.

По материалам сайтов: https://www.nationalmuseum.af.mil; http://www.redbanner.co.uk;  https://ru.wikipedia.org; https://humaninside.ru; http://www.airwar.ru; https://odnarodyna.org; http://www.airpages.ru.

См. также: Фото | СССР. Операция «Frantic» — или американские бомберы на Полтавщине.

Все публикации