Камикадзе во Второй мировой

Смертники в других странах

Японские воины смертники были не единственными в период Второй мировой войны. Подобные японским тэйсинтай формирование были и в армиях других стран, хотя их массовость не была сопоставима с японскими отрядами. Они носили скорее характер войск спецназа с малой вероятностью сохранения жизни. В противовес японцам, где однозначно предусматривалась смерть воина, им всегда оставался шанс на выживание, хотя зачастую и гипотетический. В тоже время, многие разработанные образцы техники для смертников так и не были применены в боевых условиях.

Британская человеко-торпеда Mk.I Chariot без боеголовки. Март 1944 г.

Британская человеко-торпеда Mk.I Chariot без боеголовки. Март 1944 г.

Chariot Mk 1 с экипажем в море. Ротсей. Март 1944 г.

Chariot  Mk 1 с  экипажем в море. Ротсей. Март 1944 г.

Командование британских ВМС, натерпевшись от итальянских командосс, использовавших человеко-торпеды, а также захватив одну из них, в качестве трофеев, приняло решение о строительстве своих аппаратов под название «Chariot» (колесница). По сути это были копии итальянских человекоуправляемых торпед «Maiale». В 1942 году был выпущен первый вариант торпеды под обозначением Mk.I. Торпеда имела длину 6,8 м, ширину 0,9 м и высоту 1,2 м. Ее максимальная скорость составляла 3,5 узла в час, вес – 1,6 т. Максиальная глубина погружения – 27 м,  время пребывание под водой – 5 часов. Съемная боеголовка содержала 270 кг торпекса. В 1944 году был выпущен вариант торпеды под обозначением Mk. II. Торпеда имела длину 9,3 м, ширину 0,8 м и высоту 1 м. Ее максимальная скорость составляла 4,5 узла в час, вес – 2,4 т. Максимальная глубина погружения – 27 м,  время пребывание под водой – 5-6 часов. Съемная боеголовка содержала 540 кг торпекса. Оба варианта торпеды имели экипаж из двух человек, оснащенных дыхательным аппаратом.

К месту боевых действий торпеда доставлялась надводным или подводным транспортом. Достигнув цели экипаж, оставлял боеголовку с таймером под днищем корабля противника, а сам принимал меры к эвакуации. Для транспортировки торпед к целям было переоборудовано пять подлодок, которые могли нести одну или две торпеды.

Список побед британских командосс значительно скромнее итальянских. Так в январе 1943 года они потопили итальянский легкий крейсер и повредили транспорт. Еще в октябре 1944 года в японском порту было потоплено два небольших корабля. За все это время было предпринято около 20 атак и потеряно около 35 торпед. 16 командосс погибло.

Британский боевой пловец в боевой экипировке.

Британский боевой пловец в боевой экипировке.

Помимо человеко-торпед, британцы позаимствовали у итальянцев и идею использования боевых пловцов в качестве диверсантов. Поэтому в апреле 1942 года в Портсмуте была сформирована «Эксперементальная подводная флотилия». Лишь двое из подготовленной  команды 31 июля 1945 года атаковали японский корабль в проливе Джохор вблизи Сингапура и затопили его. За это действия они получили Крест Виктории. Остальные подготовленные боевые пловцы после войны были задействованы в очистке водных акваторий от неразорвавшихся боеприпасов и других «сюрпризов», которые оставила война.

Немецкий ударный самолет-снаряд Reichenberg IV.

Немецкий ударный самолет-снаряд Reichenberg IV.

В 1943-1944 года в Германии на заводе Физилер, который выпускал ракеты V-1, был разработан ударный самолет пилота-самоубийцы под названием «Reichenberg». Разрабатывались две версии самолета-снаряда — морская и сухопутная.

Морская — предназначалась для атаки авианосцев, линкоров и крупных транспортов. После предварительной разведки самолет-снаряд доставлялся в район атаки под крылом бомбардировщика. После сброса «Рейхенберг» летел в сторону цели с небольшим снижением. Недалеко от борта корабля-цели самолет-снаряд нырял в воду, где его фюзеляж раскалывался, и из него выстреливалась специальная торпеда, которая поражала корабль ниже ватерлинии — в его самое уязвимое место. Взрыв производился от ударного взрывателя, пилот при этом наверняка погибал. Его роль заключалась в управлении и наведении снаряда в воздушной фазе полета. Причем для выдерживания оптимальных параметров полета предполагалось использовать специальный прицел.

Сухопутная версия предназначалась для уничтожения стратегических бомбардировщиков союзников, которым обычные истребители практически не могли причинить существенного вреда. В основу конструкции была положена ракета V-1, в которой смонтировали кабину пилота с ручкой и педалями управления. Самолет имел длину в 8 м, размах крыла 5,7м, взлетную массу 2,3 т. Дальность полета составляла 286 км, продолжительность полета – 32 минуты. Реактивный двигатель развивал скорость до 800 км/ч. Боеголовка состояла из 850 кг взрывчатки.

В качестве пилотов использовались солдаты СС, которые проходили краткосрочное обучение. Однако, после категорического требования фельдмаршала Мильха принять меры к спасению пилота, конструкторов обязали снабдить самолет-снаряд катапультируемым креслом. Выполнить это решение оказалось не так просто — кабина была очень тесной, и туда просто невозможно было «впихнуть» какое-либо дополнительное оборудование. Кроме того, само кресло еще только предстояло создать, а его отработка обещала затянуться на неопределенное время. Вместе с тем, было выпущено около 100 экземпляров различных модификаций «Рейхенберга». Однако в боевых условиях их так и не применили.

Немецкий взрывающейся катер «Торнадо».

Немецкий взрывающейся катер «Торнадо».

В 1944 году инженер люфтваффе Грохальский предложил командованию проект взрывающегося радиоуправляемого катера, который должен был изготавливаться из уже освоенных авиационной промышленностью узлов и агрегатов. Катер представлял собой катамаран, составленный из поплавков гидросамолета Ju-52T. Между поплавками, на стойках-пилонах устанавливался пульсирующий воздушно-реактивный двигатель Аргус As 109-014 от крылатой ракеты V-1 (ФАУ-1). С такой силовой установкой катер должен был достигать скорости от 48 до 65 узлов. Заряд взрывчатого вещества, массой 700 кг находился в поплавках. Тактика применения была следующей: на переходе к цели катер управлялся пилотом, при визуальном обнаружении цели пилот покидал катер, наведение, на цель которого осуществлялось по радио, с катера управления, который также подбирал пилота ударного катера. Испытание натурных моделей и постройку опытного образца вели в Травемюнде. Результаты были многообещающими, но только на спокойной воде. Катер развивал скорость до 35 узлов, но при волнении стремился перевернуться. Это, а также нехватка двигателей привели к остановке проекта. Прототип был взорван самими немцами в конце войны.

Демонстрация взрывающегося катера-торпеды типа «Linsen».

Демонстрация взрывающегося катера-торпеды типа «Linsen».

В 1944 г. немцы начали строить радиоуправляемые взрывающиеся катера типа «Линзе» (по образцу итальянских катеров-торпед МТМ, а также своих собственных катеров типа ФЛ времен Первой мировой войны). Их конструкция и принцип действия были аналогичны катерам МТМ. При ударе о цель срабатывал контактный взрыватель, из-за чего корпус катера раскалывался пополам. Тяжелая корма с 300 кг взрывчатки тотчас начинала тонуть и с замедлением от двух до семи секунд взрывалась возле днища атакуемого корабля. Водоизмещение деревянного катера составляло 1,8 тонны, длина 5,5 метров, мощность двигателя 95 л.с., скорость  — 34 узла.

Катер «Linsen» на пути к цели.

Катер «Linsen» на пути к цели.

Пилот перевел управление на радио и покидает катер.

Пилот перевел управление на радио и  покидает катер.

Возможность управления по радио являлась одновременно и сильным, и слабым местом проекта «Линзе». Дело в том, что задача корректировки хода катера с помощью радиосигналов возлагалась на другой катер, который должен был неотступно следовать за своим «подопечным», не позволяя ему отклоняться от правильного курса. Тактика действия звеньями по три катера в каждом (один в роли командного пункта, два других — катера «Линзе» без экипажей, с сигнальными фонарями в корме) значительно повышала точность удара. Но в случае гибели катера управления дальнейшие действия его подопечных автоматически теряли всякий смысл. Кроме того, мореходность этих крохотных суденышек была минимальная.

Летом 1944 г. немцы применили взрывающиеся катера в Нормандии, где союзники высадили мощный десант, открыв, таким образом, второй фронт в Европе. Первая атака состоялась 10 июня недалеко от Гавра. В ней участвовали 10 звеньев (20 взрывающихся катеров, 10 катеров управления). Однако из-за трехбалльной волны 21 катер пошел ко дну без всякого участия в том противника.

Улучшив мореходность своих катеров-торпед, немцы  уже в августе 1944 г. применили 16 звеньев катеров «Линзе», потопив 12 кораблей и судов союзников общим водоизмещением 43 тысячи тонн. Однако эти результаты были всего лишь «каплей в море». И хотя в конце войны, только на норвежских базах было сосредоточено 230 таких катеров, возле французского побережья находилось несколько тысяч английских и американских боевых, десантных и транспортных кораблей, которым уже ничто не могло противодействовать.

Общий вид немецкой человекоуправляемой торпеды «Neger» на пирсе.

Общий вид немецкой человекоуправляемой торпеды «Neger» на пирсе.

Спуск торпеды «Neger» в море.

Спуск торпеды «Neger» в море.

Человеко-торпеда «Neger» в море.

Человеко-торпеда «Neger» в море.

Человекоуправляемые торпеды пытались применять и немцы. Однако использовали они их не для атак на базы противника, а для защиты собственного побережья. Самым первым образцом этого оружия стала спроектированная в 1944 году торпеда «Neger», которую назвали от фамилии ее изобретателя.

Человеко-торпеда представляла собой две электрические торпеды калибром 465 мм, размещенные одна над другой с зазором в 150 мм. Длина аппарата — 7,6 м, ширина — 0,5 м, водоизмещение — 2,8 т. Скорость передвижения – 10 узлов в час, дальность хода – 48 миль со скоростью 4 узла. На верхней торпеде боеголовка весом 500 кг была заменена маленькой кабиной для водителя, который закрывался плексигласовым куполом для защиты от волн. Купол возвышался над водой на 450 мм. Устройство сброса купола было установлено внутри кабины, но если водитель открывал купол, чтобы глотнуть свежего воздуха, то это часто приводило к его гибели. Торпеду просто захлестывало водой. С закрытым куполом дышать приходилось с помощью кислородного аппарата Даггера. Однако случаи отравления углекислым газом были слишком частыми. В кабине были установлены самые примитивные органы управления и рычаг пуска нижней торпеды. Прицел был тоже самым простым — кольцо на кокпите и металлический штырь на носу. Нижняя торпеда была обычной боевой. «Neger» не мог погружаться. Приблизившись к цели, пловец пускал нижнюю торпеду и полным ходом удалялся от места атаки. Однако здесь его подстерегала опасность – без боевой торпеды, аппарат становился крайне неустойчивым. Бывали случаи, когда не срабатывали замки и боевая торпеда тащила за собой верхнюю, прямо к верной гибели. Даже если пилоту удавалось преодолеть все трудности, подкрасться к вражескому кораблю и прицелиться, используя примитивное приспособление, его шансы поразить цель, особенно движущуюся, с такой низкой и неустойчивой платформы были крайне невелики. Всего было построено около 100 человеко-торпед.

Первое боевое применение  торпед  произошло 20 апреля 1944 года на западном побережье Италии. Из 40 аппаратов, к воде удалось спустить лишь 17. Остальные намертво застряли в песке пляжа. Шесть пилотов, выпустили свои боевые торпеды, и затопив транспортные, пробрались обратно через линию фронта, а семь пилотов сумели добраться до контролируемого немцами побережья прямо на своих аппаратах. Чтобы сохранить секретность, все вернувшиеся «Неггеры» и те, что не удалось спустить, были взорваны. Был взят в плен один водитель, покинувший утонувшую торпеду, а самое главное — захвачен невредимый образец нового оружия, который дрейфовал по течению, Пилот торпеды погиб, отравившись углекислым газом.  По немецким данным удалось потопить двух охотников за торпедными лодками. Союзники это отрицают.

Гораздо более значительные успехи были достигнуты немцами во время высадки союзников в Нормандии в июле 1944 года. Правда, добраться до транспортов, прикрытых двойной линией дозорных кораблей не удалось, но человеко-торпеды все-таки потопили несколько сторожевых судов, эсминец «Айсис»  и старый английский крейсер «Дрэгон», укомплектованный польским экипажем. При этом из 47 торпед, 28 были потеряны. Два последующих выхода, 19 июля и 15 августа, были практически сорваны из-за плохой погоды, но и на сей раз большинство «Неггеров» не вернулись вследствие аварий.

Тихоходная, уязвимая человекоуправляемая торпеда была просто самоубийственным оружием. Кроме того, адмирал Дениц специальным приказом запретил брать подводников в качестве водителей, они набирались из солдат и матросов, и соответственно имели лишь краткосрочную подготовку. В результате почти 80% экипажей погибали. В тоже время, противник все время совершенствовал оборону. В связи с этим операции с использование «Неггеров» были прекращены, а на вооружение поступило  новое, более совершенное оружие –человеко-торпеда «Marder» (Куница).

Рисунок немецкой человекоупровляемой торпеды «Marder».

Рисунок немецкой человекоупровляемой торпеды «Marder».

Торпеда «Marder» была создана на основе торпеды «Neger» и напоминала ее во всех отношениях кроме одной детали — она была немного длиннее (8,3 м вместо 7,6). Это позволило установить балластную цистерну и помпу. В результате торпеда приобрела способность на короткое время погружаться на глубину до 30 м. Однако из-за примитивности навигационного оборудования такая способность использовалась только для уклонения от атак противника. Запуск боевой торпеды по-прежнему производился в надводном положении. Всего было построено около 200 аппаратов.

«Marder» в транспортном положении.

«Marder» в транспортном положении.

Человеко-торпеда «Marder» в музее.

Человеко-торпеда «Marder» в музее.

3 августа 1944 года не менее 50 управляемых торпед атаковали флот вторжения союзников. В результате погиб миноносец «Куорн». Был также поврежден миноносец «Бленкатра», когда на его борт затаскивали брошенную торпеду – сработал механизм самоликвидации торпеды. Немцы потеряли 40 «Мардеров». Вторая, и последняя, массированная атака была проведена 42 торпедами 17 августа 1944 года. Главной целью в этот раз был старый французский линкор «Курбе», сидевший на грунте у самого берега с поднятыми флагами и немцы посчитали  корабль боеспособным. Самое интересное, что по линкору уже успели несколько раз отбомбиться и самолеты Германии. Второй жертвой торпед стало небольшое десантное судно. Эта атака обошлась немцам в 26 потерянных торпед.

В дальнейшем, немцы проводили лишь одиночные атаки, которые и вовсе прекратились с наступлением осенне-зимних штормов на море. Несмотря на усовершенствование торпед «Мардер», смертность экипажей была такой же высокой, как и при использовании человеко-торпед «Неггер».

Человеко-торпеды, брошенные немцами в Норвегии.

Человеко-торпеды, брошенные немцами в Норвегии.

Пока англичане и американцы изобретали меры безопасности против взрывающихся катеров и человеко-торпед, в спецподразделении «К» придумали новый способ диверсий на море с помощью «людей-лягушек» или боевых пловцов, которые использовали новый водолазный прибор Дрегера.  22 июня 1944 года две группы пловцов – в реке и в канале – отправились на задание. В реку Орн были спущены … торпеды весом 1600 кг каждая. Их пловцы тащили буквально по самому дну на расстояние 10-12 км до мостов. Берега же были заняты противником. Повсюду дежурили часовые. Были взорваны два моста, пятеро из шести пловцов вернулись в свое расположение. «Люди-лягушки» с помощью торпед и мин, прикрепляемых к днищам судов и опорам мостов, уничтожали не только их, но даже батареи береговой артиллерии. С окончанием войны спецподразделение «К» прекратило существование.

Наиболее высокоэффективным подразделение морских диверсантов было в составе итальянского ВМС, организованное еще в 1939 году под названием «10-я флотилия MAC». Оно состояло из отделения, человекоуправляемых торпед, взрывающихся катеров и боевых пловцов.

Итальянская человеко-торпеда «Maiale» в музее в Таормине, Сицилия.

Итальянская человеко-торпеда «Maiale» в музее в Таормине, Сицилия.

Кабина управления торпедой.

Кабина управления торпедой.

Морские диверсанты глазами художника.

Морские диверсанты глазами художника.

Созданная ими человеко-торпеда получила название «Maiale». Она имела длину в 6,7 м, диаметр – 530 мм, максимальная скорость хода торпеды не превышала 2,5 мили в час, дальность хода – около 10 миль, глубина погружения до 30 м, вес отделяемой боеголовки составлял 300 кг взрывчатого вещества, в последствии был заменен на два по 150 кг. Экипаж состоял из двух человек – рулевого и водолаза. Они оснащались специальными водолазными костюмами из прорезиненной ткани. Для дыхания под водой каждый член экипажа имел основной и запасной кислородно-дыхательный прибор, рассчитанный на шестичасовое действие. Диверсанты могли опуститься на морское дно и передвигаться по нему в любом направлении, разрезать сети и удалять другие препятствия при помощи находящихся в их распоряжении пневматических инструментов. Они могли маневрировать внутри гавани, пока не приблизятся к подводной части какого-нибудь большого корабля и не прикрепят к нему заряд. К месту проведения боевых действий торпеды доставляли подводные лодки, которые в специальных герметических капсулах-цилиндрах, смонтированных на палубе, могли на себе нести три человекоуправляемые торпеды. За все время войны было собрано около 80 управляемых торпед, 25 из них по тех или иных причинах было потеряно в ходе боевых действий. Торпеды «Maiale» смогли уничтожить или повредить около двух десятков кораблей и судов противника. По статистике, не более 10% экипажам удавалось вернуться живыми и невредимыми на базу. Примерно 40% погибало, а оставшиеся 50% — попадали в плен. Из всех проведенных операций, примерно только 30% были результативными.

Взывающейся катер типа МТМ на музейной площадке.

Взывающейся катер типа МТМ на музейной площадке.

Катера типа МТМ в море.

Катера типа МТМ в море.

Отделение взрывающихся катеров вооружалось катерами типа МТМ, имевшими очень легкий корпус (деревянный набор, обтянутый плотным брезентом) и подвесной мотор мощностью в 95 л.с., который позволял развивать скорость в 32 узла в час. В носовой части помещался заряд взрывчатого вещества весом 300 кг с ударным и гидростатическим взрывателями. Ударный взрыватель срабатывал при ударе катера о корабль противника и разламывал катер пополам. Гидростатический – подрывал основной заряд при достижении обломками катера заданной глубины. Это позволяло нанести удар снизу в самое уязвимое место корабля. Рулевой, убедившись в точности наведения катера на цель, выбрасывался в море за несколько секунд до столкновения. Взрывающийся катер МТМ  имел водоизмещение 1 т, размер 5,6х1,9 м, автономность при максимальной скорости хода составляла 5 часов. Катером управлял один человек.

Боевые пловцы были организованы в отделение  под маскирующим названием «группа Гамма». Они при помощи небольших подрывных зарядов должны были взрывать или наносить повреждения менее защищенным торговым судам в гаванях и на рейдах. Для этого использовались специальные заряды. Так,   подрывной заряд «Чимиче» небольших размеров и весом в 2 кг присоединялся к подводной части корабля путем присасывания. Заряд приводился в действие взрывателем замедленного действия. Мощности взрывчатки вполне хватало, что вывести их строя, а иногда и потопить небольшой торговый корабль. Четыре или пять таких зарядов носил на поясе «боевой пловец», снабженный небольшим кислородным аппаратом, который позволял работать под водой в течение 30-40 минут. Подрывной заряд «Баулетти» — это усовершенствованный «Чимиче», то есть подрывной заряд, в корпусе которого помещается 4,5 кг, очень сильного взрывчатого вещества. Пловец присоединял заряд к боковому килю корабля двумя зажимами. Чтобы взрыв произошел не в порту, а в открытом море, заряды имели взрыватели, устанавливаемые не только «на время», но также «на расстояние».

За время существования Х-й флотилии было потоплено либо повреждено около 40 кораблей, в т.ч. два линкора, два крейсера, один эсминец, две подлодки, более 20 крупных торговых судов и большое количество торговых судов общим водоизмещением свыше 130 тыс. т. (Подробнее см. Итальянские морские диверсанты).

Оценивая в целом движение добровольцев-смертников Японии в годы войны необходимо отметить несколько существенных аспектов породивших движение и поддерживавших его. Во-первых, сильная долговременная идеологическая «промывка» мозгов населения в миллитаристком направлении с примесью религии и традиций прошлого, окончательно отравила общественное сознание страны. Государственная машина правящего класса полностью владела умами и телом своего народа. Была утрачена общечеловеческая мораль и ценности. Любая, даже самая сумасбродная идея власти, добровольно воспринималась народом, как благо и неукоснительный приказ к выполнению. Поэтому среди смертников было достаточно много людей, идущих на смерть с неадекватным мировосприятием. Во-вторых. Добровольцы в смертники шли только в первый период войны, когда Япония одерживала победы, а жертвоприношение было исключительным, разовым действиями. И то, это были люди из категории  неординарных. В дальнейшем в смертники загоняли силой, приказом, ибо не оставляли выбора – или сегодня расстреляем или поживи еще какое-то время в смертниках, до атаки. Отсюда следует простой вывод, что  «особый японский дух самопожертвования», не что иное, как пропагандистский миф, продуцированный государственной японской миллитаристской машиной, доведшей свой народ до полного отупления. Как не прискорбно, но мировые СМИ в погоне за «жареными гвоздями», разогнали его на весь белый свет. Да и сегодня подкармливают его время от времени.

Несколько слов о послевоенной жизни бывших добровольцев, переживших войну. Многие из них вернулись к мирной жизни в адекватном состоянии, и внесли свой посильный вклад в восстановление страны. Многие, не выдержали поствоенный синдром, впрочем, как в любой другой стране, пережившей войну, потеряли цель в жизни, превратились в антисоциальные элементы. Первоначально, благодаря старой идеологии, добровольцам поклонялись, как «богам» войны, но со временем, резкое изменение системы ценностей граждан, и в первую очередь в силу поражения в войне, привело к восприятию их как символов милитаризма. Общество перестало воспринимать смертников, как «особых людей», а погибших, как идолов. Наблюдалась дискриминация в их отношении, СМИ продуцировало негатив. Камикадзе, которые по каким-то причинам вернулись, не выполнив задания, подвергались всеобщему клеймлению, признавались трусами и т.п. Со временем, почти через 50 лет после войны,  отношение к добровольцам-смертникам нормализировалось, а западной прессой легендизировалось, а после и героизировалось японской. И сегодня, складывается впечатление, что только они одни и воевали в японской армии и флоте.

Тиранский музей камикадзе.

Тиранский музей камикадзе.

Музей камикадзе в городе Сайджо.

Музей камикадзе в городе Сайджо.

Статуя камикадзе при входе в музей военно-морской авиации Канойа.

Статуя камикадзе при входе в музей военно-морской авиации Канойа.

Памятник камикадзе в городе Мабалакат. Филлипины.

Памятник камикадзе в городе Мабалакат. Филлипины.

Вход в мемориальный музей «Кейтэн».

Вход в мемориальный музей «Кейтэн».

Сейчас в Японии действует около двух десятков музеев посвященных смертникам, открываются новые памятники, героизация «японского духа» набирает обороты. Японцы начали забывать, что памятники ставят не мертвым героям, им они не нужны. Памятники ставят для грядущих поколений, чтобы помнили ужасы, пережившие предыдущими, чтобы не повторили их в будущем. С уменьшением в Японии количества людей помнящих войну, уходом из жизни ветеранов войны, уменьшением их влияния на общественную жизнь, милитаристские настроения возрождаются. Уже и высший законодательный орган Японии разрешил применять вооруженные силы за пределами страны. Хотя еще живы и корейцы, и китайцы, и представители многих других народов, по которым тяжелым катком прошелся имперский милитаризм, не осужденный миром в должной мере.  Похоже, Япония решила возвращаться на прежний курс, в очередной раз наступить на грабли.

По материалам сайтов: https://ja.wikipedia.org; https://en.wikipedia.org; http://edo-tokyo.livejournal.com; http://navy-chf.livejournal.com; https://specnazspn.livejournal.com; https://www.tampereclub.ru; http://warspot.ru; http://apjjf.org; http://wunderwafe.ru; http://www.moremhod.info; http://zonwar.ru; https://tehnowar.ru; http://ibirzha.kz; http://www.airwar.ru; https://topwar.ru. Литература: Кувахара Я., Оллред Г. Т. Камикадзе. — М.: Центрполиграф, 2004; Иванов Ю. Г. Камикадзе: пилоты-смертники. — Смоленск: Русич, 2001; Иногути Р., Накадзима Т. Божественный ветер. — М.: ACT: Ермак, 2005.

Смотри также фотогалерею камикадзе.