Итальянские морские диверсанты

За последние два столетия итальянские вооруженные силы признавались одними из худших в мире. Вооруженная до зубов, но небоеспособная армия. Бравурные, но бездарные генералы. Постоянные поражения и неудачи в походах и битвах – карма Италии. И вдруг появляется новаторское спецподразделение, обученное, дерзкое, успешное, как будто пришельцы с другой планеты. Сформированный еще до начала Второй мировой войны итальянский отряд морских диверсантов до сих пор занимает ведущее место среди лучших коммандос мира. Как и почему такое произошло? Что побудило итальянцев создать такое подразделение? Какие задачи оно выполняло? О зарождении отряда, развитии и легендарных операциях, проведенных в годы войны, эта статья.

Создание отряда

Командование ВМС Италии, готовясь к войне, понимало, что основным ее противников будет Великобритания, которая по мощности флота и воздушных сил, значительно превосходила итальянцев. Поэтому итальянские адмиралы вынашивали идею, о создании какого-то оружия разрушения, внезапное применение которого в удачно выбранный момент вызвало бы «значительное ослабление морских сил противника в начальный период войны благодаря новизне средства и решительности атакующих». Им нужно бить одновременно по многим объектам, так как с раскрытием секрета возможности его использования будут ограничены, а само применение станет значительно более трудным и рискованным. К выполнению этой задачи были привлечены Тезео Тезеи и Элиос Тоски — два инженер-лейтенанта с флотилии подводных лодок, находящейся в Специи, — в течение нескольких лет, занимающихся  проблемой подводных диверсий.

Тезеи и Тоски в своих разработках опирались на опыт Первой мировой войны, когда итальянцами была проведена первая в мире операция подводной диверсии по уничтожению корабля противника. 1 ноября 1918 года морские офицеры Паолуччи и Россетти на торпеде с наружным управлением, двигавшейся посредством сжатого воздуха доставили к австро-венгерскому линкору «Вирибус Унитис» заряд тротила в 170 кг, который был взорван  при помощи часового механизма.

Приступив к работе в октябре 1935 года в режиме полной секретности, инженеры уже к началу 1936 года создали опытные образцы. Было получено разрешение командования на создание группы пловцов и к обучению управлением торпеды приступило несколько моряков.

Новое боевое средство, по размерам и по внешнему виду было похожее на торпеду, но в действительности представляло собой миниатюрную подводную лодку с электрическим двигателем и с рулевым устройством, напоминающим управление на самолетах. Особенно важным новшеством являлось то, что экипаж этой лодки не находится запертым внутри ее, а размещался снаружи. Два человека верхом на маленьком подводном «самолете», защищенные от ударов встречной волны овальным щитом из оргстекла, оставаясь совершенно невидимыми среди густого мрака ночи и ориентируясь по светящимся навигационным приборам, могли двигаться и нападать. Экипаж, мог опуститься на морское дно и передвигаться по нему в любом направлении, разрезать сети и удалять другие препятствия при помощи находящихся в его распоряжении пневматических инструментов. Снабженные дыхательными приборами с большим запасом кислорода, члены экипажа могли без какой-либо связи с поверхностью плавать на торпеде под водой на глубинах до 30 м, неся с собой к судну противника заряд большой взрывной силы. Совершенно невидимые, вне пределов чувствительности любого ультразвукового прибора, они могли маневрировать внутри гавани, пока не приблизятся к подводной части какого-нибудь большого корабля и не прикрепят к нему заряд.

В силу изменения международной обстановки, работы по выпуску человеко-торпед и обучению персонала были приостановлены до средины 1939 года, когда командованию 1-й флотилии MAC (моторных торпедных катеров) было поручено создание и обучение диверсионной группы. Средством доставки управляемых торпед к району боевых действий выбрали подводные лодки, которые в специальных герметических капсулах-цилиндрах, смонтированных на палубе, могли на себе нести три управляемые торпеды.

Погрузка человеко-торпед на подлодку

Погрузка человеко-торпед на подлодку

1 сентября 1940 года командование организовало вблизи от военно-морского училища в Ливорно, школу подводных пловцов. Сюда принимались по личному желанию офицеры всех видов вооруженных сил, унтер-офицеры и матросы всех категорий, после тщательного отбора по многим критериям. Здесь обучали пользоваться кислородно-дыхательным аппаратом, позволяющим часами находиться под водой, без ограничения свободы передвижения, в отличие от обычного водолаза, получающего воздух с поверхности, от насоса, с которым он связан посредством резинового шланга. Для подготовки хорошего водителя (рулевого) управляемой торпеды требовалось не менее года. Естественно, что как и школа, так и само подразделение работали в режиме полной секретности.

Тем временем генерал авиации герцог Амедео д’Аоста из тех же побуждений, которыми руководствовались Тезеи и Тоски, решил достигнуть таких же результатов, но совершенно иными средствами. По его мнению, сразу же после начала военных действий следовало на летающих лодках доставить к базам противника маленькие, быстроходные катера, несущие мощный заряд взрывчатки. Эти катера после спуска их на воду должны были проникать в порт и производить атаку кораблей противника. Атаку следовало прикрывать ударом авиации, отвлекающей внимание средств обороны. Свою идею герцог д’Аоста сообщил брату Аймоне — адмиралу и страстному любителю водно-моторного спорта. Тот заинтересовался ею и при участии инженеров-специалистов (Джорджис — по корпусам, Гуидо Каттанео — по механической части кораблей) быстро построил два образца катера, отвечающего по размерам и весу особым требованиям, которые имелись в виду при проектировании. Катер имел очень легкий корпус (деревянный набор, обтянутый плотным брезентом) и подвесной мотор. В носовой части помещался заряд взрывчатого вещества, который при ударе катера о корабль противника должен был взорваться и потопить его. Рулевой, убедившись в точности наведения катера на цель, выбрасывался в море за несколько секунд до столкновения. Так появился первый штурмовой моторный катер. Начальник морского генерального штаба адмирал Каваньяри, которому тем временем был показан документальный фильм о новых взрывающихся катерах, учитывая потенциальные возможности нового оружия, приказал построить 12 катеров и в оперативном отделе штаба создать бюро по изучению специальных средств под руководством капитана 1-го ранга де Паче.

Со временем в отряде появилась новая специальность наряду с ранее существовавшими — боевые пловцы, под маскирующим названием «группа Гамма». Боевые пловцы при помощи небольших подрывных зарядов должны были взрывать или наносить повреждения менее защищенным торговым судам в гаванях и на рейдах.

15 марта 1941 года отряд штурмовых средств был выделен из состава 1-й флотилии MAC. Была создана отдельная флотилия, под командованием капитана 2-го ранга Витторио Моккагатта. В целях маскировки действительного назначения вновь созданной части ее назвали 10-я флотилия MAC. Штаб флотилии имел оперативный и исследовательский отделы, канцелярию. Флотилия включала подводный отряд под командованием Валерио Боргезе и надводный отряд, вверенный капитану 3 ранга Джордже Джоббе. В подводный отряд входили: школа подводных пловцов в Ливорно; школа водителей управляемых торпед в Бокке ди Серкио; сверхмалые подводные лодки типа СВ, средние подводные лодки — носители управляемых торпед и, наконец, диверсионные группы подводных пловцов. В надводный отряд входили: взрывающиеся катера и школа их водителей в Специи, а также катера других типов, которые постепенно вводили в строй по мере того, как это вызывалось необходимостью, в том числе взрывающиеся катера, транспортируемые на подводных лодках в цилиндрах вместо управляемых торпед.

Командованию 10-й флотилии MAC была предоставлена практически полная самостоятельность в подготовке к проведению операций и сохранению военной тайны. Флотилия получила право беспрепятственно отбирать добровольцев со всего флота, для прохождения службы в спецподразделении, что значительно улучшило ее кадровый состав. Подразделение было обеспечено всеми необходимыми ресурсами, включая самые современные разработки в технике, оружии и минном деле. Для тренировок был выделен старый крейсер «Сан-Марко», переоборудованный в радиоуправляемую мишень для артиллерийских стрельб. В проведении операций помощь оказывали разведорганы флота, а также их зарубежная агентура. Действия флотилии координировались со штабом флота и морской авиацией.

Эмблема 10-й флотилии МАС

Эмблема 10-й флотилии МАС

Таким образом, была создана самостоятельная секретная боевая единица, способная проводить масштабные тайные диверсионные операции в Средиземном море.

Штурмовые средства флотилии

Вооружение флотилии, или как их называли «штурмовые средства» состояли из: сверхмалых подводных лодок типа СВ, а затем СА; управляемых торпед SLC (Майяле); подрывного заряда небольших размеров весом 2 кг (Чимиче); подрывного заряда весом 4,5 кг (Баулетти); взрывающихся катеров МТМ и  MTR; торпедных катеров MTSM (MАS). Кроме того, отряд имел четыре средних переоборудованных подводных лодки сначала для транспортировки управляемых торпед, а затем и взрывающихся катеров. Об этом вооружении несколько подробней расскажем ниже.

Подлодка с «Шире» с тремя цилиндрами-контейнерами на палубе для управляемых торпед

Подлодка с «Шире» с тремя цилиндрами-контейнерами на палубе для управляемых торпед

Подлодки «Амбра» и «Ириде» типа «Перла» во время войны были переоборудованы для транспортировки человеко-торпед — сняли 100-мм орудие, на палубе установили 3 и 4 герметических цилиндра-контейнера для управляемых торпед. Также были переоборудованы и подлодки «Гондар» и «Шире» типа «Адуа». На их палубе были установлены 3 цилиндра-контейнера для управляемых торпед. Все лодки не дожили до конца войны.

Сверхмалая подлодка СА на железнодорожной платформе. 1945 г.

Сверхмалая подлодка СА на железнодорожной платформе. 1945 г.

Сверхмалая подлодка СА на железнодорожной платформе. 1945 г.

Сверхмалая подлодка СВ в Крыму. 1942 г.

Сверхмалая подлодка СВ в Крыму. 1942 г.

Подводная лодка СВ, выставленная на площади в Триесте

Подводная лодка СВ, выставленная на площади в Триесте

Сверхмалые подводные лодки СА и  СВ  водоизмещением 12 и 30 тонн с экипажем, соответственно, 2 и 4 человека. Каждая из таких лодок несла по 2 торпеды диаметром 450 мм. Эти суда обладали слишком малым радиусом действия (1400 миль) и были бессильны против боновых и противолодочных заграждений. Лодки типа СВ в ходе войны использовался только против слабо защищенных советских портов на Черном море. Лодки типа СА переоборудовали для доставки в зону боевых действий боевых пловцов.

Человеко-торпеда «Майяле» в музее Рима

Человеко-торпеда «Майяле» в музее Рима

Тихоходная управляемая торпеда SLC, названная «Майяле» (поросенок) — это разновидность торпеды длиной 6,7 м, диаметром 53 см, на которой верхом располагались два человека: впереди — водитель или рулевой (обычно офицер), позади его помощник, — как правило, квалифицированный водолаз, их ноги упирались в подножки. Установленный перед водителем козырек из стекла служил волноотводом. Максимальная скорость хода торпеды не превышала 2,5 мили в час; радиус действия около 10 миль; глубина погружения до 30 м (предел, который в боевых операциях часто превышали); погружение и всплытие осуществлялись заполнением и продуванием цистерн. Двигатель — электрический, мощностью — 1,6 л.с,  который обеспечивался энергией от аккумуляторной батареи, состоящей из 30 элементов общим напряжением 60 вольт. Он мог давать четыре скорости хода, которые регулировались посредством маховика, связанного с реостатом. Управление рулями осуществлялось так же, как на самолетах. На приборной доске перед водителем имелись контрольные приборы: глубиномер, магнитный компас, вольтметр, амперметр, манометр, показывающий давление в цистернах, и дифферентометр. Все контрольные приборы — светящиеся, чтобы можно было пользоваться ими ночью в подводном положении. За все время войны было собрано около 80 управляемых торпед, 25 из них по тех или иных причинах было потеряно в ходе боевых действий.

Общий вид управляемой торпеды «Майяле»

Общий вид управляемой торпеды «Майяле»

Схема устройства управляемой торпеды

Схема устройства управляемой торпеды

Рассмотрим теперь «Майяле» с носа до кормы. Головная часть — зарядное отделение, содержащее 300 кг взрывчатого вещества, — соединено с корпусом торпеды посредством муфты и может легко отделяться. В более поздних модификациях заряд состоял из двух частей по 150 кг, которые отделялись друг от друга и позволяли минировать сразу два корабля. Далее в корпусе находилась носовая дифферентная цистерна и над ней сиденье для водителя, защитный козырек и доска с приборами управления и контроля. В средней части торпеды помещалась аккумуляторные батареи и электромотор, а над ними — цистерна быстрого погружения и воздушный патрубок с клапаном. Продувание цистерны производилось сжатым воздухом из баллона, расположенного сзади нее. Затем располагалось сиденье для второго члена экипажа, который спиной прислонялся к ящику с рабочим инструментом (пневматические сетеподъемник и сетепрорезатель, ножницы, зажимы, именуемые «сержантами», для подвески зарядного отделения под килем корабля противника, достаточной длины трос). Дальше в корпусе торпеды помещалась кормовая дифферентная цистерна, отделение гребного вала, гребной винт с оградительной решеткой, горизонтальный и вертикальный рули.

Спуск управляемой торпеды на воду

Спуск управляемой торпеды на воду

Приборная доска и органы управления «Майяле»

Приборная доска и органы управления  «Майяле»

Водители торпед надевали специальные водолазные костюмы из прорезиненной ткани, полностью закрывающие тело, за исключением головы и кистей рук. Костюм Беллони (по имени изобретателя Анджело Беллони) представлял собой герметический комбинезон, надеваемый через отверстие в средней его части, закрываемое затем искусно придуманной водонепроницаемой застежкой. Для дыхания под водой каждый член экипажа имел основной и запасной кислородно-дыхательный прибор, рассчитанный на шестичасовое действие. Кислород поступал из стального баллона в резиновую сумку, а оттуда через гофрированную трубку — в маску. Выдыхание происходило через ту же трубку в патрон, который поглощал выдыхаемый углекислый газ. Таким образом, на поверхности воды не образовывались видимые на поверхности пузырьки воздуха.

Гидрокостюм с кислородным аппаратом члена экипажа управляемой торпеды

Гидрокостюм с кислородным аппаратом члена экипажа управляемой торпеды

Применение человеко-торпед происходило следующим образом. Подводная лодка с закрепленными на палубе в специальных герметических цилиндрах торпедами после нескольких дней скрытого плавания подходила к району базы, где намеревалась произвести атаку. Подходила как можно ближе, насколько позволяли естественные препятствия и средства обороны базы. Обычно расстояние не превышало двух морских миль. Ночью лодка всплывала, выйдя из лодки через люк и очутившись на палубе, каждый экипаж извлекал свою торпеду из цилиндра и проверял ее, чтобы удостовериться в отсутствии повреждений за время перехода. Если все в порядке, то, включив двигатель и следя за светящейся стрелкой компаса, экипажи с максимальной скоростью хода торпеды двигались заранее намеченным курсом к входу в гавань или порт. Со временем, экипажи научились выходить с подводного положения лодки, обычно с перископной глубины (10-15 м). Высадив диверсантов, подлодка скрытно уходила из района боевых действий к себе на базу.

Рисунок выпуска управляемых торпед с подлодки в подводном положении

Рисунок выпуска управляемых торпед с подлодки в подводном положении

Как правило, диверсанты к порту или гавани шли в таком положении, что над водой были видны лишь головы, и для сохранения сил дышали наружным воздухом. Иногда при длительном пользовании кислородным прибором люди теряли сознание, и происходило это в самые неподходящие моменты, во время установки мин. Кроме того, такое полунадводное положения позволяло лучше ориентироваться по наземным или надводным огням. Под водой это было достаточно затруднительным. В случае опасности — появление сторожевых кораблей либо лучей прожекторов с них, торпеда немедленно погружалась, а диверсанты переходили на кислородные приборы.

По мере приближения к зоне наблюдения часовых противника скорость хода торпед уменьшалась. По достижению сетевых заграждений, которыми перегораживались входы в порт или гавань, экипаж искал пути его преодоления. Иногда они проходили под заграждением, иногда сбоку его на мелководье, а зачастую проделывали проход при помощи сетеподъемника или сетепрорезателя. Но заграждение редко бывает одно – обычно два-три. И снова все заново по его преодолению. Попав в гавань или порт, торпеду к цели пускали малым ходом, а экипаж держал над водой только глаза, ныряя раз за разом то от луча прожектора, то от патрульных катеров. Если в порту много кораблей, на поиск нужного, могло уйти 2-3 часа. Намного проще было найти цель, которая находилась на рейде. Но там был свой недостаток – большое расстояние, которое надо было преодолеть до корабля, а это потеря времени и заряда аккумуляторов.

Проделывание прохода диверсантами в антиторпедной сети

Проделывание прохода диверсантами в антиторпедной сети

После первых применений управляемых торпед, противник в качестве противодиверсионной меры, начал применять глубинные бомбы малой и средней мощности, которые патрульные катера сбрасывали в разных местах с разной периодичностью. Обычно промежуток между взрывами составлял 10-30 минут. Если такой взрыв происходил поблизости экипажа – операция заканчивалась. Если подальше – могли быть просто травмы. Таким образом «рулетка» за жизнь в судьбе экипажа начиналась уже после заградительной сети. На первых порах применения управляемых торпед, неисправности в них возникали почти в половине случаев. А если добавить к ним еще и ошибки экипажа, то удачная операция становилась редкостью. При этом попадание экипажа в плен к противнику – джек-пот.

Но вернемся к экипажу, которому все-таки удалось приблизиться к цели. Где-то за 30 метров от корабля, экипаж погружался и старался на глубине подойти под киль корабля, либо к его гребным винтам. Теперь диверсантам необходимо удерживая торпеду на одном уровне прикрепить зажимы для троса к левому и правому килям, натянуть трос, отстыковать боевую часть торпеды и прикрепить к тросу посредине между килями. Это наиболее сложная операция, ибо зачастую тяжелый заряд роняют. И если это происходит на глубине большей 30 метров, поднять его уже невозможно. Проделав это все, устанавливается часовой механизм, как правило, на раннее утро, и с расчетом на необходимое время для эвакуации. После этого экипаж, на этой же торпеде пытается выйти с порта или гавани, опять проходя те же пути ада – взрывы глубинных бомб, прожектора, заградительные сети. Потом выйдя за пределы гавани, причаливает в заранее разведанное на берегу место (наименее охраняемое противником), где диверсантов могут встретить агенты флотской разведки, для проведения дальнейшей эвакуации. А могут и не встретить. При этом на подходе к берегу, управляемая торпеда затапливается, с одновременным запуском механизма самоуничтожения. На берегу изрезаются гидрокостюмы, и наши диверсанты становятся простыми итальянскими военными моряками «потерпевшими» в море крушения. В 9 из 10 случаев они все равно попадут в руки патруля или полиции, и как военнопленные будут ждать окончания войны, или счастливого случая для побега. О своей принадлежности к диверсантам они, как правило, распространятся, не будут.

 Если времени на уход из порта или гавани уже не было, ночь закончилась, диверсанты пытались проделать вышеописанные операции здесь же в порту, на что шансов было  уже значительно меньше.

За все время эксплуатации управляемые торпеды «Maiale» смогли уничтожить или повредить около двух десятков кораблей и судов противника. По статистике, не более 10% экипажам удавалось вернуться живыми и невредимыми на базу. Примерно 40% погибало, а оставшиеся 50% —  попадали в плен. Такова техника проведения диверсий с использованием управляемых торпед. Из всех проведенных операций, примерно только 30% были результативными.

В годы войны управляемая торпеда «SLC» была значительно модернизирована. Ее усовершенствованная модель под обозначением «SSB» имела большую глубину погружения, автономность, скорость хода и лучшую мореходность. Изготовленная в секретном цехе завода в Специи, она так и не была использована во время войны.  А где она «проявилась» после войны, архивы до сих пор молчат.

Катер типа МТМ на музейной площадке

Катер типа МТМ на музейной площадке

Спуск катера МТМ на воду

Спуск катера МТМ на воду

Взрывающийся катер МТМ  имел водоизмещение 1 т, размер 5,6х1,9 м, автомобильный двигатель  «Альфа Ромео» мощностью в 95 л.с. позволял развивать скорость хода в 32 узла в час. Автономность при максимальной скорости хода составляла 5 часов. Корпус катера представлял собой деревянный набор, обтянутый плотным брезентом. Комбинированный винт-руль составляет внешний блок, как у подвесного мотора. При преодолении заграждений, чтобы не задеть их, он легко поднимался. В передней части катера находился заряд взрывчатого вещества весом 300 кг с ударным и гидростатическим взрывателями. Катером управлял один человек. Преодолев препятствия и противоторпедные сети, он определял курс к объекту атаки и наводит на него катер. Затем давал полный ход, закреплял руль и тотчас выбрасывался в море. Чтобы не быть в воде в момент взрыва, он быстро взбирался на спасательный деревянный плотик, служивший на катере заспинной доской (плотик выбрасывался в море поворотом рычага, перед тем как покинуть катер). Катер, продолжая свой путь, ударялся о цель, в результате чего взрывались пороховые заряды, расположенные кольцом вокруг корпуса катера, разрезая корпус надвое. Кормовая часть отделялась от носовой и быстро тонула. В то же время носовая часть с основным зарядом, достигнув установленной глубины, равной осадке корабля, взрывалась под действием гидростатического давления. Это позволяло нанести удар снизу в самое уязвимое место корабля.

Со временем была разработана модернизированная модель катера под обозначением MTR, который имел те же характеристики, что и МТМ, но был меньше размеров, чтобы его можно было помещать в цилиндр для перевозки на подводной лодке.

Торпедный катер типа МАS

Торпедный катер типа МАS

Торпедный катер MTSM (МАS) был построен на базе туристического катера SMA. Он предназначался для нападения на корабли, находящиеся не только в гавани, но и в открытом море, в движении. Размеры — 7х2,3 м. Два мотора «Альфа Ромео», мощностью в 250 л.с. расположенных по бортам, позволяли катеру развить скорость хода около 30 узлов в час. Две торпеды диаметром 450 мм давали возможность катеру атаковать любые суда, а две специальные мины с гидростатическим взрывателем дополняли вооружение катера, являясь единственным средством защиты от преследующих его кораблей. Катер MTSM имел экипаж из двух человек. Такие катера во флотилии применялись не столько по прямому назначению, сколько для буксирования взрывающихся катеров, разведки, эвакуации боевых пловцов и водителей взрывающихся катеров и других целей.

Подрывной заряд «Чимиче» небольших размеров и весом в 2 кг присоединялся к подводной части корабля путем присасывания. Заряд приводился в действие взрывателем замедленного действия. Мощности взрывчатки вполне хватало, что вывести их строя, а иногда и потопить небольшой торговый корабль. Четыре или пять таких зарядов носил на поясе «боевой пловец», снабженный небольшим кислородным аппаратом, который позволял работать под водой в течение 30-40 минут.

Подрывной заряд «Баулетти» — это усовершенствованный «Чимиче», то есть подрывной заряд, в корпусе которого помещается 4,5 кг, очень сильного взрывчатого вещества (поставляемого в Италию Германией). Пловец присоединяет заряд к боковому килю корабля двумя зажимами. Чтобы взрыв произошел не в порту, а в открытом море, заряды имели взрыватели, устанавливаемые не только «на время», но также «на расстояние». Взрыватель представляет собой маленький винт, приводимый в действие в море от движения судна и только после того, как скорость хода превысит пять миль. После некоторого установленного числа оборотов, соответствующих определенному отрезку пути, винт освобождает стопор часового механизма, что вызывает взрыв. Когда в целях борьбы с этим оружием англичане начали широко применять своеобразный метод, протягивая стальной трос по днищу кораблей, заряд стали снабжать дополнительно защитной скобой, по которой трос скользил не зацепляясь. В дальнейшем, когда англичане начали систематически обследовать подводную часть своих кораблей при помощи водолазов и подводных пловцов, был применен механизм, вызывавший взрыв при отвинчивании зажимов с целью отделить заряд от корпуса судна. Зачастую взрыв «Баулетти» принимали за дрейфующую мину, поэтому подозрение на боевых пловцов редко падало. Необходимость в применении такого сложного взрывателя была вызвана двумя причинами. Во-первых, взрыв далеко в море оставлял кораблю меньше шансов, нежели на мелководье в порту и при наличии скорой помощи. Во-вторых, причину взрыва было определить значительно сложнее, а значит, диверсант имел больше времени на эвакуации, либо совсем не попадал под подозрение.

Боевые действия Х-й флотилии

Прежде чем добиться успеха подводный отряд семь раз подряд терпел неудачу. Первый раз подлодка-транспортер попала под удар авиации и затонула. Второй раз в районе действий диверсантов не оказалось кораблей противника. Третий раз во время подхода к кораблям противника на всех трех человеко-торпедах отказало разное оборудование. Причем одна из торпед попала в руки англичан, что вызвало среди них переполох и начало работ по создания собственных сил подводных диверсантов. В мае 1941 года подводная лодка «Шире» сделала еще попытку проникнуть в порт Гибралтар, однако в порту не оказалось военных кораблей, и было принято решения атаковать торговые суда противника. Но на подходе к судам, в одной торпеде отказал двигатель. Ее экипаж забрали две остальные торпеды, а ее саму затопили. Второй и третий экипажи при установке мин на корабли, допустил ошибки, и мины ушли на глубину.  В третий раз подлодка «Шире» подобралась к Гибралтару 21 сентября 1941 года. В связи с тем, что противник в качестве борьбы с подводными диверсантами начал применять в порту глубинные бомбы, которые сбрасывал  приблизительно с периодичностью каждые полчаса, экипажам управляемых торпед была дана свобода выбора целей, т.е. взрывать не только в порту, и не только военные суда. Таким  образом, был достигнут первый успех, удалось взорвать: английский танкер «Фиона Шелл» и вооруженный теплоход «Дюрхэм» на рейде, а также танкер «Денби дэйл» в порту.

Экипаж управляемой торпеды в море

Экипаж управляемой торпеды в море

В ночь на 8 мая 1943 года, на рейде Гибралтара управляемыми торпедами взорвали три торговых судна: «Пэт Харрисон» (7 тыс. т) и «Махсуп» (7500 т) легли на грунт, не затонув полностью лишь из-за малой глубины; а «Камерата» (4875 т) исчез под водой. Операция была проведена с испанского судна «Ольтерры», стоявшего на ремонте у внешней стороны мола, и ставшего секретной базой для диверсантов. Операция готовилась почти год, в режиме глубокой конспирации и прямо «под носом» у британцев. Первая попытка ее проведения закончилась гибелью и пленением 5 рулевых управляемых торпед. Вторая попытка оказалась успешной. После ее проведения ни испанцы, ни англичане так и не смогли выяснить, каким образом были взорваны суда и откуда прибыли диверсанты.

Самым большим успехом применения управляемых торпед было повреждение английских линкоров «Вэлиент» и «Куин Элизабет» в Александрии 19 декабря 1941 года. Это были последние британские линкоры, остававшиеся на ходу в Средиземном море. Вместе с линкорами был взорван и крупный танкер с нефтью. Благодаря именно этой операции, итальянский флот в Средиземном море на долгий срок оставался доминирующим, однако военное командование Италии этим не воспользовалось должным образом.

Морские диверсанты глазами художника

Морские диверсанты глазами художника

Первое применение штурмовых катеров оказалось неудачным. Сильный шум их двигателей привлек внимание на кораблях, и по ним был открыт огонь с берега за 500 м до подхода к целям. Первая победа была одержана в бухте Суда острова Крит в марте 1941 года. Благоприятного выхода катеров ждали два месяца: то была высокая волна, то не было подходящих кораблей, то они стояли в недосягаемой зоне… Ночью шесть катеров спущенных с эсминцев, проникли в бухту и с дистанции 300 м атаковали корабли. В результате крейсер «Йорк» получил пробоину и был отбуксирован на мель, один танкер затонул, второй танкер, и грузовой пароход были серьезно повреждены, один катер достался противнику, и все шесть рулевых попали в плен. Правда англичане до сих пор не признают атаку катеров на крейсер и утверждают, что сами его затопили при  приближении немцев. Последние же, захватив остров, поврежденный крейсер записали на счет своей бомбардировочной авиации.

Боевые пловцы группы «Гамма» были одними из самых эффективных подразделений Х-й флотилии. В специальном плотно облегающем тело прорезиненном комбинезоне, боевой пловец мог проплыть 6-7 тысяч метров со скоростью 1500 м/час и незаметно, не вызывая подозрений, приблизиться к кораблю противника. Для ориентирования пловец имел маленький компас, носимый на руке, как часы. Невидимо и неслышно он мог двигается под водой, под днищем корабля. Движение облегчали резиновые ласты, надетые на ноги, которые позволяли довольно быстро передвигаться как в горизонтальном, так и в вертикальном направлении без помощи рук. На голове у пловца была сетка, к которой прикреплялись водоросли или другие предметы, маскирующие его. Лицо окрашивалось в черный цвет. Таким образом, чуть-чуть высовывая голову из воды, он медленно плыл, отталкиваясь только ногами, и поэтому даже самый внимательный часовой мог принять его за безобидный кусок дерева или мусор, которыми полны воды гаваней и рейдов. Подплыв к цели и пользуясь маленьким кислородным прибором получасового действия, он опускался под воду и присоединял заряды к подводной части судна, затем заводил часовой механизм взрывателя и поднимался на поверхность. Пловец должен был  найти убежище на нейтральной территории, если это возможно, или выйти на берег противника и попытаться скрыться, а в случае невозможности спастись — сдаться в плен.

Кроме непосредственной службы во флотилии, выпускники школы боевых пловцов направлялись на все небольшие корабли (как гражданские, так и военные), которым по штату не полагалось водолазов, и использовались при осмотре подводной части корабля, небольших ремонтных работах, для того чтобы освободить винты от накрутившихся тросов, и т.д. Подводные пловцы были также включены в состав экипажей крупных кораблей, где они проводили ночные осмотры подводной части, чтобы не допустить использования противником тех же средств нападения, которыми пользовались сами. В тоже время, когда суда попадали в нейтральные порты, при нахождении там кораблей противника, они при любой возможности осуществляли их минирование. Благодаря специфике подрывных зарядов «Баулетти», взрыв происходил в море, далеко от порта, что даже при небольшом повреждении корабля, оставляло ему мало шансов на спасение.

В июле 1942 года группа боевых пловцов, состоящая из 12 человек, каждый из которых был вооружен тремя минами «Чимиче» атаковали рейд порта Гибралтар. Четыре пловца достигли цели. В результате  торговые судна  «Мета» (1578 т), «Шама» (1494 т), «Импайр снайп» (2497 т) и «Барон Дуглас» (3899 т) были повреждены и отбуксированы на мель. Остальные пловцы либо не достигли цели, либо не сработали взрывные устройства.

12 декабря  1942 года  в Алжирском заливе 16 боевых пловцов  атаковали торговые корабли.  Пароход «Оушн вэнквишер» (7174 т) и пароход «Берта» (1493 т) были потоплены, «Импайр Центавр» (7041 т) и «Арметтан» (7587 т) — повреждены. В плен было взято 16 итальянцев.

Одна из самых блестящих операций боевых пловцов, была проведена старшим лейтенантом Ферраро в турецких портах Мерсин и Александретта. Под видом сотрудника итальянского посольства и при содействии итальянского разведчика, в течение одного месяца Ферраро, потопил два груженных хромом судна и повредил третье (общим водоизмещением 24 тыс. т). После операции диверсант не оставив никаких следов  благополучно вернулся на базу.

Процесс подготовки боевых пловцов был сложным и занимал почти год. В группу зачисляли только специально отобранных людей, прошедших тесты и испытания по многим параметрам. Поэтому за 1940-1943 годы было подготовлено только около 50 диверсантов.

Об операции на Мальте, которая хоть и не принесла положительных результатов, показала пример героизма и самопожертвования моряков Х-й флотилии, следует рассказать подробно. Удар по военно-морской базе англичан готовился несколько месяцев, и по своему стратегическому или тактическому значению был практически бесполезным. Однако имел высокую политическую значимость. Примечательно, что он был инициирован не высшим командованием флота, а самими служащими флотилии. Наоборот, командование флота, долго не давало согласия на проведение операции, но со временем уступило под давлением командира флотилии. Эта операция проводилась силами двух отрядов: надводного и подводного.

План операции был весьма сложным и авантюристическим. Он предполагал проникновение в главную гавань Ла-Валлетта через маленький проход под мостом, соединявшим мол Сант-Эльмо с берегом, поскольку  главный фарватер был закрыт четырьмя линиями заграждений. Это был металлический мост на трех опорах, достаточно высокий, чтобы под ним могли проходить небольшие суда. Проход под мостом закрывала противоторпедная металлическая сеть, которая свешивалась с него и достигала дна. Планировалось, что один экипаж управляемой торпеды взорвет эту сеть под водой, чтобы проделать брешь для прохода штурмовых катеров. Для гарантированного прорыва сети собирались еще, и взорвать под мостом один из штурмовых катеров. Затем в гавань должны были войти восемь штурмовых катеров для атаки кораблей, а управляемая торпеда атаковать подводные лодки, пришвартованные друг к другу. Таким образом,  в операции должны были принимать участие девять штурмовых катеров и две управляемые человеко-торпеды. Кроме того, два быстроходных катера должны были по завершению операции собрать и эвакуировать рулевых катеров и экипажи управляемых торпед. Для их транспортировки к месту боевых действий взрывающихся катеров, была задействована быстроходная бывшая президентская яхта «Диана», которая должна была максимально близко подойти к острову. Для отвлечения внимания англичан в период операции, итальянская авиация должна была провести три авианалета на остров. Вся запланированная операция базировалась на точном исполнении поминутного графика. Его нарушения вело бы к провалу операции. Естественно, что атака должна была проводиться во второй половине ночи. Следует отметить и то, что из разведданных, итальянцы имели только фотосъемки базы с воздуха. Никакими другими данными о системе обороны базы они не располагали.

Проведение операции непосредственно возглавлял командир Х-й флотилии Моккагатта. 22-24 июля 1941 года диверсанты осуществляли разведывательные действия и проводили ночные подходы к базе для ознакомления с местом проведения операции. 25 июля на заходе солнца отряд вышел на выполнение задачи. Примерно в 20 милях от Мальты «Диана» спустила на воду 9 штурмовых катеров. Один из них, на котором не удалось завести мотор, затонул. Остальные 8 катеров, сопровождаемые двумя моторными катерами, направились на малой скорости к мосту Сант-Эльмо. В двух милях от острова отряд остановился, и катер с управляемыми торпедами ушел к мосту. По плану в это время авиация должна была бомбить остров, но самолеты не прилетели. Вторая волна авианалета должна была произойти в момент подхода управляемых торпед непосредственно к мосту, но прилетел только один самолет, и, то с опозданием на 15 минут. На одной из спущенных торпед экипаж не мог запустить двигатель. Пытаясь его отремонтировать, оба экипажа потеряли около часа времени, который предназначался для отхода от заминированного моста. При этом, еще и третья волна самолетов прилетела раньше на 10 минут. Таким образом, чтобы вложиться в график, экипаж единственной управляемой торпеды, под командованием капитана Тезеи, должен был подорваться вместе с зарядом. Что он и сделал. После взрыва в атаку на мост пошел штурмовой катер, немного позади его второй для подстраховки. Остальные  шесть — в метрах трехстах сзади. Первый катер взрезается в сеть, но взрыва не произошло. Его страхует второй, однако взрыв разрушает опору и ферма моста, упав в воду, намертво перегораживает вход в бухту.

Мост Сан-Эльмо, взорванный итальянскими диверсантами

Мост Сан-Эльмо, взорванный итальянскими диверсантами

Сразу же после взрыва со всех сторон открывается пулеметный огонь, и лучи многочисленных прожекторов прорезают море в поисках атакующих. Сцена из апокалипсиса. Противник обнаруживает маленькие катера, которые на полном ходу, среди белой пены, несутся к мосту. Рулевые не знают, что проход уже закрыт упавшей металлической фермой. Один за другим все шесть катеров, освещенные как днем, поражаемые шквальным перекрестным огнем, останавливаются. И сразу же после этого поднявшиеся с аэродрома истребители начали, проносясь над поверхностью моря, обстреливать катера, находившихся в нескольких метрах от мола Сант-Эльмо. Катера, предназначенные для эвакуации диверсантов, на полном ходу уходят в море, но рассвет догнал их быстрее, чем они смогли уйти на безопасное расстояние. А с рассветом появились и патрульные истребители англичан. В итоге, 15 убитых, 18 пленных и одни разрушенный, никому не нужный мост. Так закончилась самая тяжелая и кровавая операция из проведенных 10-й флотилией.

Остатки моста Сан-Эльмо сегодня, разрушенного в 1941 году

Остатки моста Сан-Эльмо ​​сегодня, разрушенного в 1941 году

«Отметилась» Х-я флотилия и на Восточном фронте. В марте 1942 года союзники попросили содействия ВМФ Италии для организации блокады Севастополя с моря. В Черное море был направлен специальный отряд под командованием капитана 1-го ранга Мимбелли, в состав которого входили: 6 торпедных катеров, 6 подлодок типа СВ и 10 взрывающихся катеров. Весь этот «флот» на Черное море был доставлен сухопутным путем и принял активное участие сначала в блокаде водных коммуникаций  Севастополя и в штурме города с моря, а потом «пиратствовал» у побережья Крыма. Отряд потопил 2 советских подводных лодки, 3 грузовых судна, совершил массу диверсионных вылазок. Катера неоднократно выходили на штурмовки прибрежных позиций советских войск. Его потери составили 2 катера и 1 подлодку, погибших при бомбежках.

4 торпедных катера в 1942 году были отправлены на Ладожское озеро и приняли участие в блокаде Ленинграда. С наступлением зимы суда были переданы финнам, а экипажи вернулись на родину.

Торпедный катер МАS-568 Х-й флотилии в Феодосии

Торпедный катер МАS-568 Х-й флотилии в Феодосии

В 1943 году надводному отряду Х-й флотилии были приданы несколько рыболовных судов, которые использовались как базы штурмовых катеров в далеком море на пути морских караванов противника. Катера были искусно закамуфлированы рыболовецкими сетями, и траулеры ни у кого не могли вызвать подозрения даже в море, которое контролировалось противником. Суда наводились на цель по радио, а затем с небольших дистанций в дело вступали взрывающиеся катера. Эти подразделения действовали в центральной части Средиземного моря, перекрывая пути снабжения союзников.

За время существования Х-й флотилии было потоплено либо повреждено около 40 кораблей, в т.ч. два линкора, два крейсера, один эсминец, две подлодки, более 20 крупных торговых судов и большое количество торговых судов общим водоизмещением свыше 130 тыс. т.

В период войны конструкция управляемых торпед была скопирована англичанами, которые создали соответствующие подразделения морских диверсантов. Некоторые операции они провели успешно против итальянских и немецких кораблей, однако достичь успехов итальянских морских диверсантов не удалось.

Германские военные также проходили обучение в Х-й флотилии. Более того, итальянцы поставляли немцам  кислородные приборы и гидрокостюмы, а немцы в свою очередь предоставляли новейшие разработки сильных взрывчатых веществ для подрывных зарядов.

Х-я флотилия в конце войны

В июле 1943 года, после того, как итальянский диктатор Бенито Муссолини был свергнут, Италия покинула трехсторонний пакт и присоединилась к союзникам. Почти одновременно образовалась и Итальянская социалистическая республика Муссолини (Сало). Таким образом, как страна поделилась надвое, так и 10-я флотилия раскололась пополам.

Та часть флотилии, которая находилась на оккупированной немцами северной Италии, продолжала подчиняться Муссолини и служила, в основном, как антипартизанская сила. Частью, флотилии в Республики Сало, по-прежнему командовал Валерио Боргезе. Флотилия активно сотрудничала с немецким командованием. В июле боевые пловцы флотилии атаковали торговое судно Kaituna (4917 т) в Мерсине в Турции. В августе три экипажа управляемых торпед в очередной раз проникли в порт Гибралтар и взорвали три судна. А боевой пловец повредил норвежский грузовой корабль Fernplant (7000 т) в Искендеруне в Турции. Военнослужащих флотилии немцы привлекали к проведению карательных операций против гражданского населения и партизан. В результате чего, часть морских диверсантов  погибла в боях с партизанами. В сентябре 1943 года правительство Республики Сало заключило перемирье с союзниками, и остатки флотилии остались не у дел. На базе флотилии был организован военно-морской батальон, который фактически до конца войны подчинялся немецкому генералу СС Вольфу и действовал на суше.

Та часть флотилии, которая располагалась под оккупацией союзников, была реорганизована в специальное подразделение под названием «Мариассальто». В его состав вошли некоторые военнослужащие бывшей Х-й флотилии, а также выпущенные из английского плена диверсанты флотилии. Возглавил подразделение Эрнесто Форза, бывший командующий Х-й флотилии. «Мариассальто» активно взаимодействовало с аналогичным британским подразделением, созданным по образцу Х-й флотилии, занималось обучением англичан. Совместно с британцами, итальянцы провели две неудачные операции против немецких кораблей. На этом существование подразделения и закончилось.

Князь Валерио Боргезе (Valerio Borghese), один из командиров Х-й флотилии

Князь Валерио Боргезе (Valerio Borghese), один из командиров Х-й флотилии

В значительной мере создание и успешное существование Х-й флотилии связано с князем Валерио Боргезе – профессиональным военным моряком-подводником, любителем-водолазом. Уже в 1933 году он командовал новейшей подводной лодкой и как один из лучших подводников, увлекающихся дайвингом, был привлечен к испытаниям первых образцов управляемых торпед. Еще до образования флотилии, Боргезе собрал коллектив единомышленников среди военных моряков, инженеров, техников и водолазов для отработки способов подводных диверсий. Ему принадлежит авторство транспортировки управляемых торпед подлодками, тактика их применения, методики тренировок. Все свои новшества он испытывал на своей лодке со своим экипажем. Его коллективу принадлежит зарождение боевых пловцов, разработка и усовершенствование многих диверсионных средств и подводного оснащения.

С образованием Х-й флотилии Боргезе командовал подводным отрядом, одновременно являясь и капитаном подлодки. В 1941 году временно исполнял обязанности командующего флотилией. А с 1943 года был назначен командующим на постоянной основе. Самые дерзкие и успешные операции Х-й флотилии были проведены либо при непосредственном участии Боргезе, либо под его командованием, за что он получил прозвище «Черный князь».

В 1945-1949 годах Боргезе отбывал срок в тюрьме за поддержку Республики Сало. После освобождения являлся активистом крайних правых сил. В 1950 году издал мемуары под названием «Десятая флотилия МАС», затем «Подводные легионы фюрера и дуче». Долгое время являлся наиболее авторитетным экспертом в сфере подводных диверсий.  Капитан 2 ранга, награжден многими высшими наградами Италии  и Железным Крестом 1-го и 2-го класса Третьего рейха. Умер в 1974 году в возрасте 68 лет.

Послевоенная судьба отряда

После окончания войны, воевавшие по разные стороны части морских диверсантов были слиты воедино. Конечно, Боргезе от командования отстранили, однако до самой своей смерти он оставался живым символом флотского спецназа. Заключенный в 1947 году с державами-победительницами мирный договор запрещал Италии иметь на вооружении «человеко-торпеды» и взрывающиеся катера. 10-я флотилия была расформирована. Впрочем, тайком от бывших противников итальянские моряки продолжали тренировки, используя технику времен войны. Однако уже в 1952 году условия договора были смягчены, и в портовом городе Вариньяно было воссоздано подразделение штурмовых плавсредств. Командовал им бывший соратник Боргезе капитан 1-го ранга Биринделли. И итальянцы снова быстро заняли лидирующие позиции в области подводных диверсий. Части морского спецназа оснащались новейшей техникой, в частности сверхмалыми подводными лодками новейшей конструкции. Эти субмарины были способны осуществлять диверсии против кораблей противника, где бы те ни находились. В район предполагаемых действий такие подлодки без труда доставлялись и военными, и торговыми судами.

Сменив несколько названий, сейчас это подразделение известно как «Комсубин» (Comsubin) и носит имя Тезео Тезеи. «Комсубин» подчиняется командованию флота и возглавляется офицером в чине адмирала. В его составе насчитывается три группы. Это GOI — оперативная группа вторжения, GOS — оперативная подводная группа и GNS — специальная морская группа. У подразделения есть и свой научно-технический центр, и центр подготовки личного состава.

Оперативная группа вторжения, являющаяся атакующим крылом «Комсубина», состоит из команд боевых аквалангистов, действующих в прибрежных водах против судов и береговых объектов противника. Прозванные «агрессоры», эти бойцы оснащены надувными лодками типа «Зодиак», каяками и подводными буксировочными снарядами, а также миниатюрными лодками и подлодками. Бойцы могут совершать высадки и с воздуха — при помощи вертолетов или путем обычного десантирования (с раскрытием парашюта как на больших, так и на малых высотах).

Оперативная подводная группа предназначена для защиты судов итальянского флота и портовых сооружений. В ее задачи входит предотвращение вражеских диверсий, участие в разминировании и спасательных операциях, как на поверхности, так и глубоко под водой. Группа оснащена разнообразным оборудованием — от мини-подлодок до водолазного колокола.

Специальная группа флота, располагающая тремя судами водоизмещением 2000 и 3200 тонн, оказывает техническую и, так сказать, транспортную поддержку двум другим подразделениям «Комсубина». Основной плавбазой «Комсубина» является фрегат «Касторе» — технически совершенное и оснащенное самой разнообразной аппаратурой судно.

PS. 29 октября 1955 года в Севастопольской бухте пошел ко дну линкор «Новороссийск», бывший итальянский «Джулио Чезаре», доставшийся Советскому Союзу по репарациям. Погибло более 600 советских моряков. Среди версий его гибели, активно разрабатывавшихся следствием, была и такая: взрыв — дело рук итальянских подводных диверсантов. Считалось, что при передаче корабля, итальянцы в носовой части заложили несколько тонн тротила, заварив наглухо отсек и сделав его непроходным. Дождавшись пока Советский Союз проведет модернизацию линкора и введет его в строй, небольшим зарядом из вне, инициировали подрыв заложенной взрывчатки. Спустя полвека дело продолжает оставаться темным, и «итальянский след» по-прежнему нельзя сбрасывать со счетов.

Линкор «Новороссийск» перед взрывом

Линкор «Новороссийск» перед взрывом

Поднятый линкор с морского дна после взрыва

Поднятый линкор с морского дна после взрыва

По материалам сайтов: http://vkrimea.blogspot.com; http://papagdepylo.livejournal.com; https://ru.wikipedia.org; https://en.wikipedia.org; http://warfarehistorian.blogspot.com; http://www.divingheritage.com; ttps://topwar.ru; ttps://forum.worldofwarships.ru.

Литература: В. Боргезе. Десятая флотилия MAC. — М.: Прибой, 1997, — 416 с; Каторин Ю.Ф. Люди, оседлавшие торпеды. – М.: Галлея-Принт, 2006.

Смотри также Морские боеприпасы | Италия.