Военная цензура Второй мировой

Цензура в СССР

Цензура в СССР не отличалась от германской, разве что о ее деятельности нам больше известно. Она представляла собой контроль советских и партийных органов, как  над содержанием, так и распространением информации, в т.ч. печатной продукции, музыкальных и сценических произведений, произведений изобразительного искусства, кинематографических и фотографических творений и передач радио. Цель контроля — подавления всех источников информации, альтернативных официальным, ограничения либо недопущения распространения идей и сведений, считавшихся вредными или нежелательными.

Система всеобщей цензуры включала в себя различные формы и методы идеологического и политического контроля  наряду с прямыми (запрет публикации, цензорское вмешательство, отклонение рукописей) применялись самые разнообразные косвенные методы, относящиеся к кадровой, издательской, гонорарной политике.

Основными объектами цензуры были, так называемая, «антисоветская пропаганда» (в которую включалось всё, что не соответствовало текущим идеологическим установкам), военные и экономические секреты (например, информация о местах заключения и географические карты), негативная информация о состоянии дел в стране (катастрофы, экономические проблемы, межнациональные конфликты, отрицательные социальные явления и т. д.), а также любая информация, которая могла вызвать нежелательные аллюзии.

Военная цензура в СССР возникла почти одновременно с ВЧК и в ее составе и существовала до 1935 года. Гражданская цензура сначала состояла с разрозненных отделов в разных ведомствах, а затем была централизована в организацию Главлит (Главное управление по делам литературы и издательств), которая просуществовала до самого распада Союза. Официально Главлит подчинялся правительству, фактически – партийному руководству страны и полицейскому ведомству, которое в разные годы функционировало под различными названиями —  ОГПУ, ГПУ, НКВД и МГБ. С состав Главлита входили республиканские отделения и отделы в областях и краях страны. Военная цензура осуществлялась через помощников заведующих учреждений Главлита в центре и на местах, работающих одновременно от военного и полицейского ведомств.

Атмосфера недоверия и взаимной подозрительности настолько затянула советский бюрократический аппарат, что с 1931 года была введена и предварительная и последующая цензуры. Кроме того, за цензорами еще присматривали люди с полицейского ведомства. В 1934 году Главлит издает «Инструкцию для работников цензуры над радиовещанием», где предусматривалось контролировать не только текстовый, но и музыкальный материал, а также его исполнение и исполнителей. Во исполнение последующего контроля, например, только в 1935 году в 1078 библиотеках Ленинграда было изъято около 20 тысяч книг, которые сожгли, но в отличие от немецких нацистов, тайно, на мусоросжигательной станции.

В 1935 году военная цензура из состава ОГПУ формально была передана ГРУ (Главному разведывательному управлению), хотя фактически так и оставалась полицейским органом. По состоянию на 1938 год штат Главлита составлял 5,8 тысяч человек и контролировал 70 тысяч библиотек и 1800 изданий. С этого времени изменилась политика цензурирования. Если раньше контролировалось содержание книг на предмет идеологических расхождений с политикой партии, то с этого времени основанием для уничтожения книги стала личность автора (как и в нацисткой Германии). Если автор попадал в списки «врагов народа», его книги немедленно изымались из библиотек. Характер издания не имел при этом никакого значения — изымалась любая литература, включая научно-техническую. Кроме изъятия самих книг, уничтожались ссылки из других изданий и просто упоминания фамилии. Только за 1937-1938 годы из библиотек и книготорговой сети было изъято 16 453 наименования книг общим тиражом 24 миллиона экземпляров.

Отредактированная цензурой фотография Сталина с расстрелянным руководителем НКВД Николаем Ежовым.

Отредактированная цензурой фотография Сталина с расстрелянным руководителем НКВД Николаем Ежовым.

Отредактированная цензурой фотография Сталина с расстрелянным руководителем НКВД Николаем Ежовым

В 1937 году Главлит основательно «почистили» от врагов народа, посадив 60 человек. В 1939 году расширили штат цензуры до  6 027 человек, возложив на них контроль за: 7 194 газетами; 1 762 журналами; 92 вещательные радиостанции; 1 400 — радиоузлами; 70 тысячами библиотек;  4 681 – типографией.

После заключения пакта Молотова-Риббентропа из библиотек была изъята антифашистская литература,  из репертуаров театров и кино сняты произведения с критикой фашизма. Критика Гитлера и других нацистских лидеров, которая публиковалась до августа 1939 года, была запрещена. Более того — под запретом оказались произведения о русско-прусской войне и любые другие упоминания о войнах между Россией и Германией в истории. Запрет был снят только после нападения Германии на СССР.

С 1939 года запрещалось выписывать многотиражные газеты и журналы иностранным подписчикам, была прекращена межобластная и межреспубликанская подписка на всю периодическую печать внутри страны, установлена цензура материалов, передаваемых за границу, не разрешалось издавать различные статистические справочники и картографические материалы.

25 июня 1941 года постановлением СНК СССР населению было предписано сдать имеющиеся на руках радиоприёмники и радиопередатчики на временное хранение в ближайшее почтовое отделение. Взамен выдавалась расписка, по которой после войны либо возвращали сданное, либо выдавали другой приемник аналогичного класса, либо выплачивали денежную компенсацию. Приёмники, установленные в организациях, закреплялись за конкретным лицом, которое несло ответственность за содержание прослушиваемых передач.

С июля 1941 года было организовано тотальный просмотр писем и телеграмм. На вскрытых и просмотренных документах ставился штамп «Просмотрено военной цензурой». Почтово-телеграфный обмен со странами, воюющими с Советским Союзом или порвавшими с ним отношения, прекращены. С начала войны запрещалось сообщать в письмах и телеграммах сведения военного, экономического и политического характера; прием и посылка почтовых открыток с видами или наклеенными фотографиями и т.п.; употребление конвертов с подкладкой и др. Почтовые отправления, проходящие военную цензуру, подвергались одной из следующих мер: полностью конфисковывались; пропускались, но корреспонденты ставились на оперативный учет (со всеми вытекающими последствиями); запрещенный текст «вымарывали» военной цензурой; письмо пропускалось. Но в любом случае ставился штамп «Проверено военной цензурой».

С конца 1942 года военная цензура была напрямую подчинена Генеральному штабу и осуществляла контроль за содержанием всех печатных изданий, радиопередач и фото-кинопродукции, следя за тем, чтобы эти органы пропаганды не являлись средством для разглашения военной тайны. Цензуре не подвергались лишь приказы и директивы. Цензурная работа была объявлена секретной. Последующий контроль осуществляли вышестоящие органы военной цензуры, а также цензоры, разрешившие материалы к опубликованию. Выпуск газет в свет оформлялся не редактором, а военным цензором. А их в это время только по военному ведомству было 1 357  штук с разовым тиражом более 6 миллионов экземпляров.

Почтовая открытка, проверенная военной цензурой. 1940 г.

Почтовая открытка, проверенная военной цензурой. 1940 г.

Почтовая открытка, отправленная с полевой почты в Ашхабад со штампом военной цензуры. 03.07.1942 г.

Почтовая открытка, отправленная с полевой почты в Ашхабад со штампом военной цензуры. 03.07.1942 г.

Почтовая открытка, проверенная военной цензурой. 13.11.1943 г.

Почтовая открытка, проверенная военной цензурой. 13.11.1943 г.

Письма из блокадного Ленинграда, проверенное военной цензурой.

Письма из блокадного Ленинграда, проверенное военной цензурой.

Письма из блокадного Ленинграда, проверенное военной цензурой

Солдатские письма-треугольники, проверенные военной цензурой.

Солдатские письма-треугольники, проверенные военной цензурой.

Солдатские письма-треугольники, проверенные военной цензурой

Письмо и почтовая открытка после проверки военной цензурой

Письмо и почтовая открытка после проверки военной цензурой

Письмо и почтовая открытка после проверки военной цензурой