Ад на земле — женский концлагерь Равенсбрюк

Из 14 033 немецких концлагерей самым крупным и самым жестоким женским лагерем был Равенсбрюк (KZ Ravensbrück). Здесь «цивилизованная» нация арийцев не только использовала рабский труд заключенных, не только уничтожала людей, но и проводила медицинские эксперименты на женщинах. Здесь существовала школа женских надзирателей, которые учились зверству на живых людях. Здесь был ад на земле.

Несмотря на все ужасы, творившееся в этом лагере, он мало известен широкой публике. В нем почти не было англичан и американцев, евреев тоже было немного. Поэтому информации и в средствах массовой  немного. До 1993 года на его территории находилась советская военная часть, куда простому человеку было попасть непросто. Немецкие власти, естественно, тоже не горели желанием обнародовать неприглядную деятельность своих предков. И только благодаря организациям, объединивших выживших женщин в этом аду, мы сегодня имеем некоторые сведения.

Концентрационный лагерь Третьего рейха Равенсбрюк располагался на северо-востоке Германии в 90 км к северу от Берлина около одноимённой деревни, сейчас ставшей частью города Фюрстенберг. Существовал с мая 1939 до конца апреля 1945 года. Был определён как «охраняемый лагерь заключения для женщин». Количество зарегистрированных заключённых за всё время его существования составило более 153 тысячи человек. По данным немцев в лагере погибло 28 тысяч узников, по данным англичан — около 90 тысяч. Реально число погибших находится в пределах 40-42 тысяч человек 40 национальностей. Но это сухая статистика общих цифр. Мы же попытаемся взглянуть на «творения богоизбранных тевтонских рыцарей» через детали функционирования лагеря.

Возникновение  лагеря и движение контингента

Немецкий план главного лагеря Равенсбрюк.

Немецкий план главного лагеря Равенсбрюк.

Современный вариант реконструкции плана.

Современный вариант реконструкции плана.

Строительство лагеря началось в ноябре 1938 года под руководством рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Первый участок лагеря сооружали заключённые из концлагеря Заксенхаузен. Лагерь открылся в мае 1939 года. Сюда из концлагеря Лихтенбург, находившегося в Саксонии, перевели 867 женщин, которые должны были работать над дальнейшим расширением концлагеря, а также для строительства поселения СС. Лагерь состоял из главного и вспомогательного лагерей. В главном лагере содержали только женщин, он был рассчитан на 6000 мест. В апреле 1941 года был организован небольшой мужской лагерь с 350 заключёнными, смежный с главным. Концлагерь был окружён рвом и бетонной стеной, опутанной колючей проволокой, по которой пропускался электрический ток. В 1945 году его площадь составила приблизительно 170 га. В июне 1942 года в непосредственной близости от главного лагеря, был построен концлагерь для молодёжи «Уккермарк» (лагерь охраны прав молодёжи), в который прибыли около 400 девушек.

Женщины-заключённые на строительстве лагеря Равенсбрюк.

Женщины-заключённые на строительстве лагеря Равенсбрюк.

В июне 1940 года в Равенсбрюке было основано предприятие СС «Gesellschaft für Textil — und Lederverwertung mbH» (Общество для текстильного и кожевенного производства). На территории концлагеря был построен «промышленный двор» с производственными цехами для традиционных женских работ. В июне 1942 года немецкий электротехнический концерн «Siemens & Halske AG» построил 20 промышленных бараков, для принудительного труда заключённых. В марте 1943 года началось усиленное использование заключённых в военной промышленности. Для этого открываются внешние лагеря, например, Карлсхаген, Нойбранденбург и Фельтен. Всего у концлагеря Равенсбрюк было более 70 отделений, в которых использовался принудительный труд женщин. Подлагеря располагались на территории от Балтийского моря до Баварии, в частности в таких населенных пунктах: Ансбах, Барт, Бельциг, Берлин (более десяти лагерей), Дабелов, Гентин, Дрезден-Универселле, Карлсхаген, Кёнигсберг-Неймарк, Клютцов, Лейпциг-Шёнфельд, Мальхов, Нойбранденбург, Пенемюнде, Пренцлау, Рехлин, Рецов, Росток, Росток-Мариене, Фельдберг, Фельтен, Фюрстенберг, Хеннигсдорф, Хогенлихен, Шварценфорст, Шёнефельд, Штаргард, Эберсвальде. По нормативам, установленным промышленниками, заключенные были пригодны для работы только первые три месяца, в дальнейшем по причине физической непригодности, подлежали «утилизации». Промышленники, осознавая творимые ими преступления, всячески маскировали эти производственные площади. Даже в документации они проходили как некие склады. В мае 1944 года 2500 женщин перевели на оружейные заводы «Хейнкель» в Росток-Шварценфрост и «Сименс» в Зводау. Всего в течение 1944 года из концлагеря Равенсбрюк в различные места, имеющие военное производство, перевели 70 000 заключённых.

Первоначально в лагере содержали немок, «позорящих нацию»: преступниц, женщин «асоциального поведения» и представительниц Свидетелей Иеговы. В июне 1939 года из Бургенланда (Австрия) в Равенсбрюк были депортированы 440 цыганок с детьми. С сентября по ноябрь того же года в лагерь прибыли около 60 полек из так называемой «имперской области». К декабрю 1940 года в 16 жилых бараках жили около 4200 женщин, в том числе из Австрии, Польши и Чехословакии.  Под новый год, Рейхсфюрер-СС Генрих Гиммлер лично приехал осматривать свое детище. В результате визита, появился его официальный приказ, в котором вводили порку для заключенных-женщин.

Рейхсфюрер-СС Генрих Гиммлер осматривает Равенсбрюк. 1940 г.

Рейхсфюрер-СС Генрих Гиммлер осматривает Равенсбрюк. 1940 г.

В апреле 1941 года в Равенсбрюк прибыли 3500 новых заключённых, в том числе женщины из Нидерландов, Польши и Югославии. К ноябрю 1941 года боле 1200 женщин было «ликвидировано» вследствие физического истощения в психиатрической лечебнице Бернбурга, где существовал центр эвтаназии. А уже в 1943 году экономные немцы в лагере построили свои газовые камеры и крематорий.  В марте 1942 года на строительство лагеря смерти Освенцим из лагеря Равенсбрюк были отправлены около 1000 женщин.  В октябре 1942 года Главное управление имперской безопасности (РСХА) отдало приказ, сделать лагерь «свободным от евреев». Более 600 заключенных,  в том числе 522 еврейки, были депортированы в Освенцим. К декабрю 1942 года количество заключённых в лагере достигло численности 10 800 человек, в том числе женщин из Франции, Бельгии, Норвегии, Люксембурга и Румынии.

С 1942 года лагерь стал поставщиком женщин для системы борделей в концлагерях СС. В основном набирали полек и немок, реже француженок. Часть из них, после «полного износа» возвращалась в лагерь для «утилизации». С августа 1942 и по начало 1943 года был произведён массовый расстрел польской аристократии — жён старших офицеров и офицеров генерального штаба. Было расстреляно  почти 700 человек.

В феврале 1943 года в Равенсбрюк привезли первых 536 советских военнопленных: женщин-врачей, медицинских сестёр и связисток, участвовавших в боях за Крым. Первоначально их блок был отделён от всех остальных колючей проволокой. В том же году из Парижа прибыл транспорт с 1 000 француженок. К декабрю 1943 года в подчинении комендатуры СС лагеря в самом Равенсбрюке и во внешних лагерях находились 15 100 женщин-заключённых.

В феврале 1944 года из тюрем Компьена в лагерь Равенсбрюк были переведены около 1 000 француженок; в том же месяце в лагерь прибыл транспорт с заключёнными из лагерей смерти Саласпилс и Майданек. Из-за переполненности бараков в сентябре на территории лагеря были установлены большие палатки, в которых зимой погибло много женщин и детей. После подавления Варшавского восстания в октябре 1944 года в Равенсбрюк были депортированы 12 000 польских женщин и детей. На 15 января 1945 года в концлагере Равенсбрюк насчитывалось 46 070 женщин и 7858 мужчин-заключённых, половина из которых находилась во внешних лагерях. Они охранялись 1000 эсэсовцами-мужчинами и 546 надзирательницами. В январе-феврале прибыли ещё 11 000 заключённых из закрытых концлагерей и внешних лагерей. В связи переполнением лагеря, руководством было принято решение о «ликвидации» больных и слабых заключенных. В результате в феврале-марте 1945 года в газовых камерах было уничтожено  около 5-6 тысяч человек.

Всего с 1939 по 1945 год в лагере Равенсбрюк было зарегистрировано в качестве заключённых 132 тысячи женщин и детей, 20 тысяч мужчин и тысяча девушек «лагеря охраны прав молодёжи Уккермарк». Поскольку документация лагеря была практически полностью уничтожена, данные о численности контингента лагеря, его движении, национальном составе и прочие сведения устанавливались косвенным путем. Например, пропорции национального состава определяли по списку на партию заключенных в 25 тысяч человек. Оказалось, что 25% из них были польки, 20%  — немки, по 15% — еврейки и русские, 7% француженки, 5% — цыгане. По категориям обвинения – 84% были политическими, 12% — антиобщественного поведения, 2% — уголовные преступники, 1% — свидетели Иеговы.

Белые автобусы вывозят скандинавок из Равенсбрюка.

Белые автобусы вывозят скандинавок из Равенсбрюка.

По договоренности Шведского и Датского Красного Крестов с Гиммлером в апреле 1945 года с лагеря Равенсбрюк удалось вывезти 7,5 тысяч скандинавских женщин. Их вывозили колоннами белых автобусов с красными  крестами, вследствие чего спасение назвали операцией белых автобусов.

Поскольку Восточный фронт приближался к лагерю, 27 апреля охрана приняла решение об эвакуации лагеря. 15 тысяч заключенных погнали на «марш смерти» — пеший поход на Запад. В лагере осталось около 3 тысяч человек, из них 300 мужчин. Это были в основном серьезно ослабленные и больные заключенные, а также персонал по их обслуживанию. 30 апреля 1945 года Красная Армия освободила лагерь. Заключенные на «марше смерти» были до 3 мая 1945 года, пока их не обогнали советские военные подразделения. За шесть дней марша погибло несколько сот человек. Приблизительно столько же погибло и в последующие недели, пока не была обустроена их жизнь.

Условия существования в лагере

Прибывающих в лагерь независимо от времени года раздевали догола во дворе, остригали им волосы. У заключённых отбирались все личные вещи и документы. Затем час или более они дожидались пропуска через баню. После бани узникам выдавалась лагерная одежда,  и они распределялись по блокам, где получали номера и винкели. Расселению предшествовал медицинский осмотр женщин. Особо унижала женщин процедура осмотра у гинеколога. Перед осмотром женщин заставляли сбрить волосы на половом органе, а затем проводили обыск, стандартный для тюрьмы, т.е. везде.

Заключённым выдавалось полосатое платье и деревянная обувь (сабо). На левом рукаве был лагерный номер и винкель  — знак в виде треугольника, нашивавшийся выше лагерного номера и окрашенный в зависимости от категории: в красный цвет — для политических заключённых и участников движения Сопротивления, жёлтый  — для евреев, зелёный — для уголовных преступников, фиолетовый — для свидетелей Иеговы, чёрный  — для цыган, проституток, лесбиянок и воров. В центре треугольника стояла буква, указывающая национальность. Например, польский винкель представлял собой красный треугольник с буквой «Р», русский с буквой  «R». Советские военнопленные, по прибытии в лагерь, отказались пришивать его к своей форме. В результате они получили красные винкели с буквами «SU» — Советский Союз, позиционируя себя, таким образом, как особую категорию советских узниц. Еврейские женщины иногда носили вместо треугольника звезду Давида.

Как в любой тюрьме в лагере существовала своя иерархия значимости среди заключенных. На ее вершине находились немецкоязычные «политические» и «преступники», посреди, так называемые,  славянские расы, ниже — «асоциальные» —  еврейские и цыганские женщины.

Подъём в лагере происходил в четыре часа утра. Заключённые, получив полкружки холодного кофейного напитка, который называли кофе, выстраивались на улице для переклички. Поверка длилась 2-3 часа. В дождливые дни весной и осенью, а также в морозные дни зимой поверки умышленно удлинялись. Во время ее проведения заключенные получали назначения на работу персонально или целыми группами или бараками. Если физически слабые не выдерживали длительного стояния и падали, их избивали палками, травили собаками, либо применяли другие меры физического воздействия, в зависимости от фантазии надзирательницы. Часто, избитые  женщины уже не поправлялись, и попадали в списки на утилизацию. После поверки, заключённые отправлялись на работу, которая длилась 12-14 часов. В дневную смену заключённым предоставлялся 30-минутный перерыв для приёма «пищи». Им выдавали по пол-литра воды с брюквой или картофельными очистками. В ночную смену перерыва не было, пищу выдавали только после возвращения с работы. После дневной смены узники выстраивались на вечернюю поверку, которая длилась более двух часов, затем получали «кофе» и  200 г  хлеба.

В лагере существовали жесткие правила, за нарушения которых применялись физические наказания. Например, за грязную обувь или брюки полагалась порка – 25-50 ударов плетью по голым ягодицам. Среди наказаний были, и лишение пищи, и помещение в карцер, и назначение на тяжелые работы и т.д. и т.п.

Заключенные в бараке.

Заключенные в бараке.

Главный лагерь Равенсбрюка был рассчитан на 6 тысяч человек, однако в отдельные периоды в нем находилось 18-20 тысяч заключенных. В результате перенаселения на одном спальном месте нар размещалось по 3-4 человека. Одеяло, как правило, было одно на трех человек. Отмечались случаи, когда заключенных селили в брезентовых палатках, где вместо нар был лишь шар соломы. Столовой посуды также не хватало для всех заключенных, поэтому вместо мисок, применяли использованные консервные банки, подобранные на мусорной свалке.

Одежда заключенных состояла из нижнего белья и полосатой пижамы с брюками. Носки или чулки не выдавались, поэтому и зимой и летом женщины ходили на босую ногу в деревянных сабо. На зиму выдавали куртки, которые мало спасали от холода. Одежда почти никогда не менялась, и даже во время редких стирок тяжело было избавиться от вшей, которыми лагерь просто кишел.

Наиболее «комфортным» местом пребывания была больница лагеря. И хотя она была переполнена, здесь заключенные делили койку только на двоих, имели возможность помыться и пользоваться постельным бельем. Однако «злоупотреблять» больницей было опасно, задержавшиеся там, рисковали быть объявлены «неизлечимо больными» и отправленными на утилизацию или попасть под медицинские опыты врачей.

Трикотажное производство.

Трикотажное производство.

Текстильное производство.

Текстильное производство.

Текстильное производство.

Все заключенные обязаны были работать – или на промышленных объектах, или на хозяйственных работах в лагере. Не желающих работать, или не выполняющих норму жестоко избивали, лишали питания и в конце концов, отправляли на утилизацию. Не имеющих сил работать ожидал тот же путь. В лагере был расположен «промышленный двор», где работало швейное, текстильное и кожевенное производства, куда на работы гоняли заключенных. В пиковые времена там работало до 5 тысяч человек. Это производство было прибыльным, поскольку фабрики одновременно возглавлял комендант лагеря Фриц Сухрен.

Siemens создала собственные заводы в непосредственной близости от концентрационного лагеря, в которых заключенные были вынуждены изготавливать прецизионные детали, такие как тонко намотанные катушки. В конце 1944 года компания переместила все производство военных телефонов на этот так называемый «склад Siemens», где работало до 2400 женщин. Условия здесь были такими плохими, что в мае 1945 года горы закопанных трупов  обнаружили прямо перед производственным  корпусом.

Среди узников лагеря были дети, прибывшие с матерями или родившиеся уже на месте. Первая немногочисленная группа была составлена из цыганских детей, привезённых с матерями из Бургенланда (Австрия). В июле 1942 года несколько детей привезли из ликвидированной чешской деревни Лидице. Число детей значительно увеличилось между апрелем и октябрём 1944 года. Одна группа состояла из цыганских детей, привезённых в лагерь после закрытия лагеря для цыган в Освенциме. Другая — состояла главным образом из польских детей, отправленных в Равенсбрюк вместе с матерями после подавления Варшавского восстания 1944 года, и еврейских детей из закрытого Будапештского гетто. Согласно записям в период с сентября 1944 по апрель 1945 года в лагере родились 560 детей (у 23 женщин были преждевременные роды, 20 детей родились мёртвыми). Большая часть этих детей умерла от истощения, зафиксированы даты смерти 266 детей. Число выживших неизвестно, по свидетельству одного из архивных документов, в концлагере Равенсбрюк выжили около ста детей. Всего в период с 1943 по 1945 год в концлагере находилось 863—881 ребёнок в возрасте от 2 до 16 лет, представлявших 18 наций.

Переписка заключённых лагеря строго регламентировалась. Для концлагеря были изготовлены специальные «почтовые наборы», состоящие из конвертов, бланков для писем и почтовых карточек. На карточки наклеивались специальные наклейки с типографским текстом следующего содержания: «На всех почтовых отправлениях заключённые должны сообщать следующие данные: имя и фамилию, год рождения, лагерный номер, номер блока. Если хотя бы одно из этих данных будет отсутствовать, то почтовое отправление возвращается отправителю».

На конвертах и бланках для писем в левом верхнем углу были напечатаны выдержки из лагерного распорядка: «Женский концентрационный лагерь Равенсбрюк. Выписка из лагерного распорядка. Каждый заключённый может отправить или получить одно письмо или одну открытку в месяц. Письма могут быть написаны на четырёх страничках нормального формата и не превышать 15 строк в каждой, на открытке — 10 строк. В письмо можно вкладывать только одну почтовую марку в 12 пфеннигов. Остальное будет конфисковано в пользу неимущих заключённых. Фотографии посылать не разрешается. Во всех почтовых отправлениях необходимо указать номер заключённого и барака. Посылки любого содержания не принимаются. В лагере можно всё купить. Деньги могут пересылаться только по почте. Национал-социалистические газеты допустимы, но должны быть выписаны самим заключённым через учреждения почтовой цензуры женского концлагеря. Подавать заявления об освобождении на имя управления лагеря не имеет смысла. Комендант лагеря».

По верхнему краю конверта шёл типографский текст: «Написанные неясно, плохо читаемые письма не подлежат цензуре и будут уничтожаться». На бланке для письма в виде рамки была напечатана ограничительная линия, выход за пределы которой запрещался.

Почтовая карточка полевой почты СС, отправленная из крематория концлагеря Равенсбрюк администрации кладбища Эльмшенхаген. Февраль 1944 г.

Почтовая карточка полевой почты СС, отправленная из крематория концлагеря Равенсбрюк администрации кладбища Эльмшенхаген. Февраль 1944 г.

Специальный конверт для заключённых и письмо на специальном бланке, отправленные из концлагеря Равенсбрюк в 1944 году.

Специальный конверт для заключённых и письмо на специальном бланке, отправленные из концлагеря Равенсбрюк в 1944 году.

Специальный конверт для заключённых и письмо на специальном бланке, отправленные из концлагеря Равенсбрюк в 1944 году.

Почтовые правила часто менялись и формировались в аппарате СС, поэтому образцов почтовых наборов, дошедших до наших дней,  достаточно много.

Несмотря на существующие тюремные иерархии в лагере, среди заключенных сложилась особая система взаимоотношений. Женщины пытались создать своеобразные «лагерные семьи»: пожилые женщины помогали молодым, тайно подкармливали детей, помогали им с одеждой, как будто коллективно усыновили их, поскольку родные матери не всегда имели доступ к своим детям, а в большинстве случаев их уже давно не было в живых. И хотя контингент лагеря постоянно менялся, дух «лагерной семьи» сохранился не только до освобождения из лагеря, но и на долгие годы после войны. Старшие «лагерники» продолжали заботиться о младших и о выживших детях. И это при том, что женщины говорили на разных языках, были разного вероисповедания и национальностей, занимали разное социальное положение, жили в разных странах.

Лагерь и охрана

Основной постройкой на территории лагеря были огромные серые бараки — деревянные одноэтажные здания с крохотными окнами. Бараки ставили так, что окна одного корпуса выходили на заднюю стену другого и поддерживать, даже визуальную связь между бараками было невозможно.  Кроме жилых бараков в лагерное хозяйство входили:  казармы для охраны и курсантов школы надзирателей, комендатура, больница, больничные бараки,  стерилизатор, баня, прачечная, кухня, газовая камера, крематорий, склады,   В состав лагеря  также входил отдельно выделенный мужской лагерь, а неподалеку Равенсбрюк находился лагерь «Уккермарк». В лагере не было своей пекарни, и хлеб ежедневно привозили из Заксенхаузена, мужского лагеря в 80 км к югу.

Общий вид бараков лагеря.

Общий вид  бараков лагеря.

Все жилые бараки для заключенных  были разделены на два спальных сектора А и В. По обе стороны от них — зоны для мытья, с рядом из двенадцати тазов для купания и двенадцати уборных, а также общая дневная комната, где ели заключенные. Каждый барак был рассчитан на 150 человек, однако, на практике наполняемость бараков была в 3-5 раз больше. В период «перенаселения» заключенные спали не только по 3-4 человека на одном спальном месте на нарах, а и рядами на полу. Спальные зоны были заставлены трехэтажными нарами, сколоченными из деревянных досок. В теории, каждому заключенному полагался набитый опилками или стружкой матрас, такая же подушка, простыня и одеяло в сине-белую клетку. В действительности весь мягкий инвентарь делили в зависимости от количества заселенных в барак заключенных.

В отличие от мужских концлагерей, в Равенсбрюке не везде были стены ограждения со сторожевыми вышками с пулеметами.  Там где их не было,  по периметру устраивалась двухрядная проволочная изгородь с подключенным высокого  электрического напряжения,  сопровождавшаяся предупреждающими табличками с черепом и скрещенными костями.

Лагерь охранялся специальными подразделениями СС и находился в ведении СС. Помимо мужчин, охрану и надзор за порядком в лагере осуществляли свыше 150 женщин из вспомогательного женского подразделения СС. Они, в основном, выполняли функции надзирательниц, заведующих блоками и некоторыми службами. Руководительницы блоков (Blockfuehrerin), в сопровождении мужчин-эсэсовцев с собаками и кнутами, наблюдали за заключёнными в жилых помещениях Равенсбрюка, принимали участие в перекличках и распределении пищи. Женщины вспомогательной службы СС не являлись ни членами СС, ни военнослужащими. Они носили специальную форму, лично оружие, как правило, пистолет, имели палки и кнуты, иногда служебных собак.  Не обладая никакими официальными правами в отношении заключенных, кроме доклада о состоянии дел или нарушениях установленного порядка руководству лагеря, на практике они являлись «вершителями» судеб заключенных. Фактически выполняли всю «черную» работу вместо СС. Они могли применять к заключенным все меры наказания, принятые в лагере, вплоть до убийства. Следует отметить, что именно женщины надзирательницы отличались зверской жестокостью к заключенным, патологическим садизмом и человеконенавистностью. Отметим несколько известных «нелюдей в юбках», вину которых после войны сумели доказать: Иоганна Борманн (казнена в 1946г.), Тереза Брандль (казнена в 1948 г.), Гермина Браунштайнер  (осуждена в 1981 году на пожизненное заключение), Ирма Грезе (казнена в 1946 г.), Грета Бэзель (казнена в 1947 г.), Рут Нойдек (казнена в 1948 г.), Маргарет Рабе (осуждена на пожизненное заключение, в 1954  году освобождена досрочно), Ида Шрайтер ( казнена в 1948 г.). Они служили не только в лагере Равенсбрюк, но и во многих других, где были женские отделения – в Освенциме, Майданике … Каждая из этих «зверюк» была ответственна за смерть от 30 до 500 тысяч заключенных.

Женщины надзирательницы лагеря Равенсбрюк.

Женщины надзирательницы лагеря Равенсбрюк.

Женщины надзирательницы лагеря Равенсбрюк.

Удостоверение личности одной из надзирательниц лагеря Равенсбрюк.

Удостоверение личности одной из надзирательниц лагеря Равенсбрюк.

В 1942 и 1943 годах Равенсбрюке также была создана учебная база подготовки женщин вспомогательного подразделения СС для работы в женских отделениях в концлагерях и тюрьмах. По разным данным ее прошли 3500 – 3700 женщин. Именно здесь их обучали жестокости и садизму, сексуальным извращениям. Здесь они учились специальным методам унижения заключенных женщин. Именно здесь их обучали обращению с заключенными языком кулаков, дубинки, пинкам ботинками и травли собаками. Здесь на заключенных они оттачивали свое «мастерство» пыток и издевательств. Отсюда вышли и расползлись по всей Европе самые страшные губители человеческих душ.

Медицинские эксперименты

Медицинские эксперименты над заключёнными  в лагере начали проводить уже в 1940 году, хотя по немецким данным их начало определяют с августа 1942 года. После войны из множества женщин, подвергавшихся медицинским опытам,  удалось найти только 86 выживших. Четверо из них дали показания на Нюрнбергском процессе.

Проведением медицинских экспериментов над заключёнными концлагеря занимался ряд врачей СС под руководством гауптштурмфюрера СС Вальтера Зоннтага  и гауптштурмфюрера СС Герхарда Шидлауски. Непосредственным руководителем экспериментов был профессор Карл Гебхардт – личный врач Генриха Гиммлера (был приговорен к смертной казни и был повешен 2 июня 1948 года).  В целом опытами над живыми людьми занималось более двадцати живодеров. В частности: Адольф Винкельманн, который занимался изучением выносливости человека. Известен тем, что  организовывал в Равенсбрюке, так называемый, «праздник спорта». Эсесовцы принуждали заключённых к прыжкам через ров, бегу и другим обременительным упражнениям. Многие больные, пожилые или уставшие женщины не выдержали этих пыток и были отправлены в газовые камеры.

Герта Оберхойзер занималась проведением экспериментов по трансплантации нервных, мышечных и костных тканей. Умерщвляла здоровых детей путём нефтяных и барбитуратных инъекций, затем ампутировала конечности для исследований. Время между инъекцией и смертью составляло от 3 до 5 минут, при этом человек находился в полном сознании. Также она занималась пересадкой конечностей между женщинами. Суть экспериментов заключалась в следующем: калечили здоровых женщин и накладывали гипс. Для наблюдения за ходом эксперимента, вырезали куски живого тела и обнажали кость. Иногда у заключенных ампутировали здоровую ногу, руку или лопатку и отвозили в концлагерь Хоенлихен, к профессору Гебхардту, где он вместе с другими хирургами СС Штумпффэггером и Шульцем «приставляли» их к другим подопытным. По окончанию экспериментов Герта Оберхойзер  убивала своих подопытных инъекциями, с целью спрятать результаты опытов, от возможного возмездия после войны. Предполагалось, что за время экспериментов Оберхойзер убила более 60 человек.

Бенно Оренди  проводил эксперименты по регенерации костей, мышц и нервов; изучал действие антибиотиков путём инфицирования заключённых. Женщинам наносили огнестрельные, колотые, резанные и рваные раны, дробили и удаляли кости… Затем заражали  стафилококками, возбудителями газовой гангрены и столбняка, а также одновременно несколькими видами бактерий. Почти всегда глубокий, до самой кости, надрез для внесения бактерий узницам делали на верхней части бедра. Часто для большего сходства с реальным огнестрельным ранением в рану вводились деревянные, металлические или стеклянные частицы.

Рольф Розенталь  в роли лагерного врача занимался изучением прерывания беременности  на сроках после 8 месяцев. Плод немедленно сжигался в котельной, даже если был ещё жив.

Гельмут Поппендик, Персиваль Трейд, Рихард Троммер, Мартин Хеллингер  участвовали в различных  медицинских экспериментах. В частности наблюдали процессы реанимации, для чего узниц замораживали. Проводили опыты по стерилизации евреек и цыганок, для разработки методики быстрой стерилизации больших масс. Так, например, в январе 1945 года стерилизации подверглись 120-140 цыганок. Опыты по стерилизации проводились и на детях 11-го блока лагеря. В целом же идет речь о стерилизации около 700 женщин лагеря. Помимо медицинских экспериментов, эти же, так называемые, врачи занимались и убийством больных. Например, Персиваль Трейд больных туберкулезом  умерщвлял  инъекцией в сердце. Они же занимались «выбраковкой» слабых заключенных для последующего убийства в газовых камерах. Так на совести Рихарда Троммера  боле 4,5 тысяч жертв отобранных им для  умерщвления.

Своих пациентов «врачи» в отчетности конспирологично называли «лабораторными кроликами».

Заключённая Богумила Бабинская, показывает шрамы от четырёх глубоких порезов на бедре, полученных в результате медицинских экспериментов. Фотография тайно сделана в лагере польскими членами Сопротивления.

Заключённая Богумила Бабинская, показывает шрамы от четырёх глубоких порезов на бедре, полученных в результате медицинских экспериментов. Фотография тайно сделана в лагере польскими членами Сопротивления.

Художник Olère David. Санчасть.

Художник  Olère David. Санчасть.

Способы умерщвления узников лагеря

По воспоминаниям бывших заключенных лагеря, ежедневно погибало около 50 человек вследствие болезней, холода, голода, истязаний охраны и расстрелов. И это в обычные дни, когда не было массовых ликвидаций. До 1943 года, когда построили свой крематорий и газовые камеры, большие партии заключенных, подлежащих умерщвлению отправляли в другие концлагеря, где этот процесс уже был поставлен на конвейер. Также поначалу обреченных заключенных переправляли в психиатрическую лечебницу Бернбурга, где  массово уничтожали «неполноценных». Ежедневные расстрелы невольниц производились в лесу в окрестностях лагеря. На них обязательно присутствовал врач лагеря Трейт, который фиксировал смерть, поскольку после расстрелов часто оставались живые. С 1942 года «процесс усовершенствовали» и расстрелы проводили в специальном, так называемом, тире. Присутствовал на расстрелах и «дантист», который вырывал у трупов золотые зубы и коронки.

С появлением в лагере собственного крематория  была введена практика «селекции» заключенных, которая проводилась два раза в месяц.  Слабых женщин выбирали и отправляли в отдельный барак. Там смертницы служили по себе «панихиду» — издевательская традиция над древним православным обрядом. Зажигали свечи и заключенных заставляли петь псалмы под гармонь и скрипку. Потом их партиями  по 150 человек отводили в газовую камеру. Под предлогом избавления от вшей, заключенных раздевали и запирали двери.  Заключённый-мужчина забирался на крышу и бросал газовый баллончик в камеру через люк, который сразу же закрывал. После двух-трёх минут все были мертвы. Трупы круглосуточно сжигали в трех печах крематория. Не сгоревшие кости – измельчали и вместе с пеплом продавали фермерам. Излишки пепла сбрасывали в рядом расположенное озеро Шведтзее.

Барак с газовыми камерами.

Барак с газовыми камерами.

Печи крематория.

Печи крематория.

Художник Olère David. В газовой камере.

Художник Olère David. В газовой камере.

Каток для измельчения человеческих костей, не сгоревших в печах крематория.

Каток для измельчения человеческих костей, не сгоревших в печах крематория.

Имена десятков тысяч узников, оказавшихся в этих застенках, так и остались неизвестными. Перед самым освобождением эсэсовцы уничтожили почти все документы.

Возмездие  после войны

В 1946-1950 годах проходят судебные процессы под юрисдикцией Великобритании и Франции в отношении преступлений против человечества персоналом концлагерей. Из 3700 женщин персонала концлагерей, под суд попало всего 65. Из них только 21-й был вынесен смертный приговор, в т.ч. 16 из них были из лагеря Равенсбрюка.

10 марта 1950 года суд приговорил бывшего коменданта лагеря Фрица Сурена и его помощника Ганса Пфлаума к смертной казни.

«Доктор-сметрь» Оберхойзер оказалась единственной женщиной врачом, которая попала под суд. В ходе процесса она настаивала на том, что женщина не может совершать такие чудовищные преступления. Также она объясняла свои действия тем, что участие в экспериментах, приговорённых к смерти было единственным шансом на спасение (в случае их выживания), так как в случае отказа и активного противодействия опытам женщинам грозила смертная казнь. За военные преступления и преступления против человечности суд приговорил Оберхойзер к 20 годам тюремного заключения. 31 января 1951 года срок был снижен до 10 лет. 4 апреля 1952 года она  была освобождена досрочно.

После освобождения вначале работала врачом в Штокзее и одновременно в госпитале иоаннитов в Плёне. В 1956 году была узнана одной из бывших заключённых Равенсбрюка. После этого была уволена из госпиталя иоаннитов. После увольнения, открыла частную врачебную практику, однако на фоне непрекращающихся протестов была вынуждена прекратить медицинскую деятельность. Умерла в 1978 году.

Суд над Гертой Оберхойзер, проводившей медицинские эксперименты над людьми в концлагере. 1946 г.

Суд над Гертой Оберхойзер, проводившей медицинские эксперименты над людьми в концлагере. 1946 г.

А всего за медицинские эксперименты над людьми было привлечено к ответственности 23 «врача-эспериментатора» нацисткой Германии, 7 из которых было оправдано. Сколько жизней они загубили, так и осталось неизвестным.

В 1973 году правительство США выдало в Германию для суда за военные преступления бывшую тюремную надзирательницу подлагеря Равенсбрюка Гентин Гермину Браунштайнер (Hermine Braunsteiner). Она была выслежена известным «охотником за нацистами» Симоном Визенталем. В 2006 году власти США депортировали в Германию бывшую надзирательницу концлагеря Равенсбрюк 84-летнюю Эльфриду Ринкель, проживавшую с 1959 года в Сан-Франциско.

На этом все возмездие и закончилось, практически и не начавшись.

Память

Бывший главный лагерь Равенсбрюк служил с 1945 по 1993 год в качестве казарм для группы советских войск в Германии. В 1959 году по распоряжению правительства ГДР на небольшой части территории бывшего лагеря был создан «Национальный мемориальный комплекс Равенсбрюк». Комендатура, здание с камерами заключённых, крематорий и подъездная дорога к озеру Шведтзее, а также часть лагерной стены были включены в мемориальный комплекс как подлинные объекты. На берегу озера в качестве центрального элемента оформления была установлена мемориальная стела «Несущая», созданная Виллом Ламмертом. На участках, использовавшихся советскими войсками, сохранились такие здания как патологическое отделение, дезинфекционная установка, пошивочная мастерская, фундаменты бараков, а также лагерные дороги.

В здании бывшей комендатуры расположилась экспозиция, рассказывающая об истории лагеря. Основное внимание экспозиции было сосредоточено, прежде всего, на движении Сопротивления, которое было организовано немецкими коммунистами в концентрационном лагере. По рекомендации созданной в 1991 году комиссии экспертов, экспозиция в здании комендатуры была закрыта по причине её недостатков с научной точки зрения. Была разработана новая концепция и, в 1993 году экспозиция на тему истории лагеря в здании бывшей комендатуры открылась вновь. Кроме того с 1994 года здесь демонстрируется вторая выставка под названием «Женщины из Равенсбрюка», рассказывающая о биографиях 27-ми женщин, а в 1995 году открылась ещё одна выставка «Я приветствую вас как свободный человек», знакомящая с документами и фотографиями периода освобождения в 1945 году.

Вход на территорию мемориала.

Вход на территорию мемориала.

«Голая» площадь с мелким черным гравием символизирует рассыпанные пепел от тысяч сожженных тел в крематории.

«Голая» площадь  с мелким черным гравием символизирует рассыпанные пепел от тысяч сожженных тел в крематории.

В здании, где находились камеры заключённых, с 1982 года демонстрировалась «Выставка наций», подготовленная в сотрудничестве с отдельными организациями и комитетами узников из разных стран. Эта выставка также была актуализирована на основании согласования с соответствующими странами. В октябре 2004 года открылась новая постоянная выставка «В свите СС-надзирательницы в женском концлагере Равенсбрюк». Она экспонируется в одном из восьми уцелевших бывших общежитий женского персонала охраны СС.

Памятник «Две Женщины» в крематории перед Стеной Наций.

Памятник «Две Женщины» в крематории перед Стеной Наций.

В 2007 году в музее Равенсбрюк была открыта выставка «Принудительный секс в национал-социалистических концентрационных лагерях» (Sex-Zwangsarbeit in NS-Konzentrationslagern), рассказывающая о женщинах-заключённых, занимавшихся проституцией по принуждению.

Вместо эпилога.  Из 18 млн. граждан стран Европы, прошедших через немецкие лагеря различного назначения, в т. ч. и концентрационные, нацистами было уничтожено более 11 млн. человек. В лагерях, не на поле брани! За это повесили несколько десятков  нацисткой верхушки, несколько тысяч было осуждено на  5-20 лет.  Однако, реально они отсидели меньше трети строка. При этом ни один из них не попробовал условий концлагеря. Справедливо ли это? Достаточный ли предохранитель появлению неонацизма? Вопросы без ответа.

По материалам сайтов: http://www.ravensbruck.nl/;  https://ekabu.ru; http://argumentua.com; https://ru.wikipedia.org; https://gavailer.livejournal.com;  https://medium.com; http://niklife.com.ua; https://www.vintag.es; http://womenineuropeanhistory.org; https://jwa.org.

См. также  — Фото | Германия. Женский концлагерь Равенсбрюк.